Физиологические аспекты лечебного питания
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Физиологические аспекты лечебного питания





Физиология питания вообще, и лечебного в особен­ности, требует настолько обширных знаний об организме человека и органах его пищеварения, что с моей стороны было бы верхом самонадеянности обещать ввести вас в непостижимо сложный внутренний мир нашего физиче­ского тела, одним из важнейших органов которого явля­ется пищеварительный тракт в единстве своей функцио­нальной деятельности с мозгом. Тем более, что даже ученым, посвятившим свою жизнь проникновению в тай­ны физиологии питания, известны ответы далеко не на все вопросы. Не случайно ученик И. П. Павлова акаде­мик А. М. Уголев считал, что именно в проблеме пита­ния, быть может больше, чем где бы то ни было, интег­рированы этика и наука, добро и зло, знания и загадки.

Чем же объясняется столь мощное воздействие лечеб­ного питания на целостный человеческий организм? Что­бы понять это, вам достаточно будет, не вдаваясь в по­дробности сугубо научных исследований и эксперимен­тов, познакомиться с некоторыми физиологическими особенностями деятельности пищеварительного тракта и его поистине решающей ролью в жизни нашего тела и духа. И здесь мы снова должны будем обратиться к исследованиям Александра Михайловича Уголева, от­крывшего новую страницу в основанном И. П. Павло­вым учении о физиологии пищеварительного тракта че­ловека.

К сожалению поистине революционные выводы ака­демика А. М. Уголева и сотрудников возглавлявшейся им лаборатории все еще не получили практического от­звука ни в господствующих в общественном сознании представлениях о природе человеческого питания, ни в официальной медицине, слепо следующей фарватером западной симптоматической медицины и начисто забыв­шей о богатейших традициях отечественной врачебной школы, рассматривающей человека в единстве его духов­ной, психической и телесной жизни.



Применительно к теме нашего разговора о лечебном питании исключительную важность приобретает откры­тие А. М. Уголевым той, без преувеличения огромной, роли, которую, как я упоминала выше, играет желудоч­но-кишечный тракт в эндокринной системе нашего ор­ганизма. Оказалось, в частности, что в организме челове­ка масса эндокринных элементов пищеварительного тракта превышает массу всех других эндокринных желез, вместе взятых. Эндокринные клетки этого тракта произ­водят около 30 гормонов и гормоноподобных веществ.

Кроме того, многие компоненты пищи служат пред­шественниками гормонов и, следовательно, участвуют не только в построении различных белков, но и в форми­ровании гормональной компоненты внутренней среды нашего физического тела.

Открытие эндокринной функции желудочно-кишечно­го тракта во многом объясняет, почему, нормализуя его деятельность в результате применения лечебного пита­ния, мне удается стабилизировать деятельность всех ор­ганов и систем нашего организма, излечить многие хро­нические заболевания, связанные с нарушением деятель­ности гормональной системы.

В предыдущих главах я уже говорила об открытии А. М. Уголевым жизненно важного для человека значе­ния его кишечной бактериальной флоры. Теперь можно считать достоверно установленным научным фактом, что обитающие в нашем кишечнике бактерии обеспечивают потребности человеческого организма в витаминах, а также в тех аминокислотах, которые принято называть незаменимыми.

При жизни Александра Михайловича в разговорах с ним мне доводилось обсуждать вопрос о возможности усвоения нашим организмом атмосферного азота с по­мощью азотфиксирующих бактерий. Я отстаивала свою точку зрения, доказывая, что пища не является единствен­ным источником энергии и вещества, как пытаются убе­дить нас сторонники теории сбалансированного питания, и в доказательство ссылалась на присутствие азотфик­сирующих бактерий в верхних дыхательных путях и в ки­шечнике, и если этот факт не учитывать, то принятые сегодня обогащенные пищевым белком рационы питания останутся завышенными. Александр Михайлович возра­жал мне. Не знаю, наши ли дискуссии тому причиной, или сыграли свою роль другие обстоятельства, но только в вышедшей незадолго до его смерти книге «Теория адекватного питания и трофология» А. М. Уголев при­знавал: «По-видимому, благодаря присутствию в желу­дочно-кишечном тракте азотфиксирующих бактерий, действительно возможна подлинная фиксация атмосфер­ного азота и включение его в биологический цикл, минуя промежуточные звенья растительной трофической (т. е. пищевой—Г. Ш.) цепи». Говоря другими словами, чело­век может удовлетворять свои потребности в белке, ос­нову которого составляет наряду с другими химическими элементами связанный атмосферный азот, не только бла­годаря потреблению продуктов питания, но и помимо них, что заставляет нас в корне пересмотреть господ­ствующие сегодня взгляды и на процесс питания в целом, и особенно на роль кишечной бактериальной флоры в этом процессе. В свете сказанного не столь уж фантас­тическими представляются рассказы о людях, годами не потреблявших пищи и тем не менее чувствовавших себя достаточно хорошо. О таких, например, как Иоанн Пост­ник в Киево-Печерской лавре, в течение 12 лет до самой своей смерти не державший во рту даже крошки пищи.

Подобное самоотречение требует высочайшего про­светления духа и самой глубокой веры, недоступных аб­солютному большинству людей. А посему займемся бо­лее реальными делами и вернемся к теме нашего раз­говора—лечебному питанию.

Новое понимание роли бактерий, обитающих в нашем кишечнике, требует и качественно нового подхода ко многим вошедшим в наш повседневный быт представле­ниям, действиям, поступкам.

Что обычно делает человек, едва почувствует первые симптомы простудного заболевания? Бежит в аптеку, чтобы запастись самыми эффективными антибиотиками. Широко применяются они и врачами при лечении самых различных недугов. Еще вопрос, помогут ли они даже просто снять хотя бы самые острые симптомы болезни, не говоря уже о ее излечении, но в том, что эти «чудо­действенные» средства нанесут сокрушительный удар по микрофлоре кишечника, можно не сомневаться. В моей практике встречались сотни случаев дисбактериоза, вы­званного применением антибиотиков. О некоторых из них я рассказала в предыдущих главах. Причем порож­денные дисбактериозом заболевания были куда более грозными, чем те хвори, которые пытались лечить с по­мощью антибиотиков. Стремление сохранить наших кро­шечных помощников и друзей является одним из крае­угольных камней моей концепции лечебного питания.

Именно поэтому я так неохотно, лишь в крайних случаях прибегаю к голоданию и совершенно не признаю синтезированных медицинских препаратов. Ведь и пол­ное голодание, и синтетические лекарства наносят непо­правимый ущерб колониям бактерий, приспособившихся к взаимовыгодному сосуществованию с нашим организ­мом. Они, как уже было сказано, дают нам связанный азот, незаменимые аминокислоты и витамины, а также обогревают нас, нормализуя терморегуляцию нашего организма. Мы же снабжаем их пищей—пищевыми волок­нами растений. Заставляя их голодать вместе с нами или глотать за компанию с нами вредные пилюли, мы тем самым обрекаем их на жалкое прозябание, что тут же отрицательно сказывается и на состоянии нашего соб­ственного организма. Лечебное питание дает значитель­ные преимущества и лишено этих недостатков.

Рассказывая в начале этой книги о теоретических ос­новах целебного питания, я, как вы, вероятно, помните, приводила мысль В. И. Вернадского о том, что каждому биологическому виду присущ свой химический состав клеток. Не составляет исключения и вид Ното заргеш— Человек разумный, к которому все мы относимся.

Мы уже знаем, что в результате сбалансированного смешанного питания постоянство химического состава клеток, из которых состоят все органы, системы и ткани нашего тела, нарушается, его внутренняя среда загрязня­ется, что является причиной различного рода отклонений в процессе саморегуляции человеческого организма и, в конечном счете, приводит к возникновению хрониче­ских заболеваний.

Одной из многочисленных задач, решаемых с по­мощью лечебного питания, и является восстановление присущего человеку видового химического состава кле­ток. Без этого любые разговоры о возвращении здоровья теряют смысл.

Сегодня разработано и применяется великое множе­ство методик, а также лекарственных препаратов, помо­гающих вывести из внутренней среды нашего физиче­ского тела отходы его жизнедеятельности. Иногда меня спрашивают, как я отношусь к этим методикам и препа­ратам. В ответ всегда привожу известный всем афоризм: надо не бороться за чистоту, а перестать сорить. Приме­нительно к нашему питанию это означает отказ от по­требления тех продуктов, которые отрицательно влияют на клеточный состав нашего организма и особенно мозга в результате недостаточной фильтрации в тонком кишеч­нике и печени пищевых веществ. Проще говоря, речь идет о переходе на целебное питание. Но достаточно ли этого? Не будем забывать о том, что порочное в своей основе сбалансированное смешанное питание с его непомерно раздутыми пищевыми рационами вызывает глубокие анатомо-физиологические патологические изменения.

Желудок растягивается, в результате чего выстила­ющая его изнутри слизистая оболочка предельно истон­чается, что способствует атрофии желез секреторного аппарата желудочно-кишечного тракта с их как секретор­ной, так и экскреторной функцией.

Растянутый желудок вызывает и некоторые другие весьма неприятные последствия. Речь, в частности, идет о патологических изменениях клапана, отделяющего по­лость желудка от двенадцатиперстной кишки. Чем больше ваш желудок растянут, а он наверняка растянут, если вы придерживаетесь рекомендаций диетологов-калорийщиков, тем сильнее приоткрывается этот клапан, освобождая путь желудочному соку в двенадцатиперстную кишку, а желчи—из двенадцатиперстной кишки в желудок. В лю­бом случае результатом могут быть самые различные хронические заболевания. Жестко ограниченное лечебное питание помогает вернуть желудку его естественный объ­ем, составляющий, как уже упоминалось, 250—350 см3.

Но ведь пищеварительный тракт человека не начина­ется и не кончается желудком. Нашу пищеварительную систему можно сравнить с длинной дворцовой анфила­дой комнат, отделенных одна от другой плотно закрыты­ми дверями-клапанами. Причем в каждой комнате, об­разно говоря, свой микроклимат, своя кислотная или щелочная среда, и если двери-клапаны между ними хоть чуть-чуть приоткрыты, возникают тяжелейшие хроничес­кие заболевания.

В первых главах этой книги я рассказывала о «чудес­ном» исцелении моей бывшей пациентки Светланы Кругликовой, в медицинской карте которой были записаны названия более чем пятнадцати хронических заболеваний, превративших ее по сути дела в полного инвалида. В их числе были и такие, как панкреатит, язва желудка, колит, гастрит, прямо связанные с нарушением работы клапа­нов желудочно-кишечного тракта, в первую очередь так называемого привратника, отделяющего желудок с его кислым желудочным соком от двенадцатиперстной ки­шки; а также баугиниевой заслонки, стоящей между тон­ким и толстым кишечником. Да и другие хронические болезни, как мы теперь знаем, так или иначе связаны с патологическими отклонениями физиологических функ­ций наших органов пищеварения от нормы.

Стоило только вернуть их с помощью лечебного пита­ния к естественной норме, ввести в режим дня двухчасо­вую гимнастику, ходьбу, а затем и бег, закаливающие холодовые процедуры, как здоровье Светланы сразу же пошло на поправку. Сегодня она, несмотря на пенсион­ный возраст, привлекательная, полная энергии, здоровая женщина.

Особое значение для нормализации деятельности пи­щеварительного тракта имеет полость рта. Отсюда в го­ловной мозг поступает информация о составе пищи, на основе которой разрабатывается программа включения в процесс пищеварения органов желудочно-кишечного тракта, определяется состав выделяемых ими ферментов.

Пользуясь случаем, хочу сказать несколько слов о так называемом «раздельном питании», особенно популяр­ном среди людей, которые не хотят избавляться от пагуб­ного для здоровья человека пристрастия к мясу. Значи­тельный вклад в ее развитие сделал известный американ­ский гигиенист-диетолог Г. Шелтон, исследования которого, посвященные проблеме сочетаемости различ­ных продуктов питания, не утратили своего значения и сегодня, хотя и с некоторыми оговорками. Отмечая несомненный терапевтический эффект раздельного пита­ния, мы должны сказать и о том, что эффект этот носит кратковременный характер, а само раздельное питание стоит в одном ряду с другими средствами симптоматиче­ского лечения, применяемыми официальной медициной, поскольку при таком питании в рационах сохраняются животные белки—мясо и мясные продукты. Поэтому раздельное питание следует рассматривать как попытку соединить несоединимое—постоянное потребление мяса со здоровьем человека.

Однако отвергать на этом основании всю диететику Шелтона—значит вместе с водой выплескивать и ребен­ка. Вопрос сочетаемости растительных продуктов, по­требление которых составляет основу основ и целебного, и, тем более, лечебного питания, никогда не утратит своей актуальности. Я только против вульгаризации его учения, против попыток выхолостить его научную основу и свести это учение к нескольким рекомендациям, умеща­ющимся на листке писчей бумаги, на который хозяйка время от времени поглядывает, занимаясь домашней стряпней. При таком примитивном, малограмотном под­ходе к питанию людей и тем более к их лечению за бортом остается куда более важная проблема—пробле­ма совместимости тех или иных продуктов питания с ор­ганизмом вполне конкретного живого человека, особен­но, если этот человек болен. Здесь не может быть гото­вых, типовых решений, пригодных на все случаи жизни, поскольку в мире нет двух абсолютно одинаковых людей. У каждого своя духовная, психическая, анатомо-физиологическая индивидуальность, требующая нестандартного подхода.

Чтобы вам яснее стало значение такого подхода, по­знакомлю вас с опытом лечения другой моей пациентки, которая 10 лет назад была практически приговорена ле­чащими врачами к смерти.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.