Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Что надо знать о свойствах доминанты





Возможно, кому-то, кто не привык задумываться над физиологическими истоками своего поведения, кто пре­бывает в убеждении, что в своих поступках и действиях он руководствуется лишь свободой собственной воли, покажется, что открытие принципа доминанты ничего не добавляет и не убавляет в его повседневной жизни. Меж­ду тем этот принцип играет определяющую роль в здо­ровье или нездоровье человека. Знание некоторых особен­ностей его воздействия на процессы жизнедеятельности человеческого организма, на нашу психическую жизнь позволило бы избежать многих неприятностей.

Прежде всего следует иметь в виду, что доминанта— ярко выраженная «эгоистка». Господствующее возбужде­ние потому и носит такое название, что подавляет, затор­маживает все конкурирующие с ним центры, не дает этим центрам принимать адресованные им сигналы и реагиро­вать на них.

Направленные другим центрам импульсы доминанта отвлекает на себя, перехватывает их, подпитывается ими. Если писателя, поэта, ученого, вообще человека творческого посетило вдохновение, то желудок напрасно будет «напоминать» головному мозгу о необходимости восполнить запас питательных веществ в организме, из­расходованных на восстановление тканей нашего тела. Подаваемые им сигналы не только не остановят процесса творчества, а, напротив, сделают его еще более глубоким, напряженным до самозабвения.

Принцип доминанты заставляет пересмотреть некото­рые привычные представления.

Кто не знает известного афоризма «в споре рождается истина». Принцип доминанты опровергает истинность этой истины. Ведь что такое спор? Это словесное состяза­ние, в котором каждый отстаивает свое мнение и, глав­ное, пытается навязать его оппоненту. А что такое наше мнение с точки зрения физиологии? Не что иное, как очаг повышенного возбуждения в одном из участков коры головного мозга, вызванного владеющей нашим сознани­ем идеей. Теперь вспомним, как ведет себя доминанта: она затормаживает конкурирующие нервные центры и перехватывает все адресованные им сигналы, которые подпитывают доминанту, укрепляют ее. Поэтому любые аргументы нашего оппонента только утверждают нас в сознании своей правоты. То же самое, кстати, проис­ходит и с нашим оппонентом. Понимая это, А. А. Ух­томский рекомендовал «не входить в споры и прения, потому что если сложилась доминанта, ее не преодолеть словами и убеждениями—она будет ими только питать­ся и подкрепляться,— а следует ждать, что она сама себя преодолеет опытом... Это оттого, что доминанта всегда самооправдывается и логика—слуга ее».

Сказанное полностью относится к ученым схоластиче­ского склада, которые, по словам А. А. Ухтомского, ни­как не могут вырваться из однажды навязанных им тео­рий, кстати и некстати суют свою излюбленную точку зрения и искажают ею живые факты в их конкретном значении. Новые факты и люди уже не говорят им ничего нового. Ну, как тут не вспомнить господ ученых, кстати и некстати пропагандирующих теорию сбалансирован­ного питания, искажающих ею живые факты науки.



Как видим, споры сами по себе бесплодны, истина рождается не в спорах, а в заинтересованном, дружеском сопоставлении и анализе различных точек зрения, поиске общих позиций, согласовании расхождений.

Следующее свойство доминанты состоит в том, что, раз возникнув, она оставляет в центральной нервной системе прочный, иногда неизгладимый след и может быть вызвана вновь, если возобновится породивший ее раздражитель. Когда кора головного мозга вновь пере­живает в полном объеме прежде пережитую доминанту, то в организме воспроизводится весь комплекс централь­ных, мышечных, выделительных и сосудистых явлений. Иначе говоря, каждой доминанте соответствует свое фи­зиологическое состояние организма.

Третье свойство доминанты — ограниченность ее дей­ствия во времени. Доминирование какого-либо нервного центра исчезает, как только исчезает вызвавшая его появ­ление причина или возникает новая доминанта «соседне­го» антагонистического центра. На это свойство доминан­ты я бы хотела обратить особое внимание, поскольку именно оно указывает нам на ее место в механизме саморегуляции нашего организма.

Как вы помните, одна из главных задач, которую призван решать этот механизм,—координация процес­сов, происходящих во внутренней среде физического тела человека, разнесение их во времени. Как только миновала надобность в одном из них, он тут же должен уступить место другому. Если этого не происходит или проис­ходит с опозданием, то в организме возникают патологи­ческие нарушения, которые могут вызвать то или иное заболевание. Как говорят в таких случаях, возник застой­ный ток возбуждения, застойная доминанта.

Особенно часто это происходит при длительных, не получающих своевременного разрешения конфликтных ситуациях, при сильных отрицательных эмоциях, застав­ляющих человека мысленно возвращаться к ним. Вспом­ните ту бурю эмоций, которую вызывает в нас незаслужен­ное подозрение в наш адрес или хамское поведение нашего начальника. Мы вновь и вновь «прокручиваем» в памяти обидевшие нас слова, интонации, жесты, с досадой вспо­минаем свою растерянность, с запозданием подыскиваем достойный ответ на оскорбление. Все органы и системы нашего организма работают в это время с перегрузкой. Для людей впечатлительных дело может кончиться ката­строфой: резким обострением язвенной болезни, гиперто­ническим кризом, инфарктом, инсультом и даже смертью. Недаром говорят, что злое слово ранит и убивает.

Отсюда следует только один вывод: человек должен быть хозяином своих доминант. Как подчеркивал А. А. Ухтомский, «чтобы не быть жертвою доминанты, надо быть ее командиром. По возможности полная под­отчетность своих доминант и стратегическое умение управлять ими—вот практически что нужно».

Тот, кто знает эту особенность доминанты, всегда найдет средство избавиться от бесплодных терзаний. Од­ному поможет любимая музыка, другой с головой погру­зится в сюжетные хитросплетения детективного боевика, третий возьмется за кисть и краски, четвертый просто прикажет себе забыть злополучный инцидент и отдастся радостям семейной жизни, общения с детьми.

Будем помнить главное: любая доминанта должна получить свое завершение, иначе беда. Вот как с прису­щей ему образностью сформулировал эту мысль ан­глийский психиатр и философ Г. Модели: «Печаль, кото­рая не проявляется в слезах, заставляет плакать другие органы». Так что слезы на ваших глазах не признак слабости, а естественная реакция организма на сильные переживания, одна из форм разрядки господствующего возбуждения—доминанты.

 

Глава XVIII ЧЕЛОВЕК, ОБЩЕСТВО, ПРИРОДА

Без общества нет человека

До сих пор речь шла о том, что мы с вами являемся органической частью живой и неживой природы Земли, Космоса в целом. И содержание трех предыдущих глав, целиком посвященных многообразным связям человека с окружающим его миром, дают достаточно оснований для такого вывода.

Но не будем забывать о том, что мы—существа общественные, вся жизнь которых неразрывно связана не столько с природой вообще, сколько (и главным обра­зом) с важнейшей ее частью—человеческим сообще­ством. Человек вне общества себе подобных не может стать человеком. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить широко известный в мире опыт работы Загор­ского детского дома, где из слепоглухих от рождения детей воспитывают полноценных членов общества.

Значение этого опыта легко понять, если вспомнить, что слепоглухие дети, почти полностью лишенные прито­ка информации извне, и прежде всего из человеческого сообщества, в своем образе жизни, привычках, поведении подобны животным.

В 60-е годы органы массовой информации оживленно обсуждали уникальный многолетний эксперимент, осуще­ствленный философом Э. В. Ильенковым и психологом А. И. Мещеряковым. По выражению Э. В. Ильенкова, целью его было превратить «кусок мяса», от которого мало чем отличается слепоглухой ребенок, в мыслящую личность, в человека высокой духовной культуры, кото­рому доступны не только простейшие бытовые и трудо­вые навыки, но и отвлеченные, абстрактные понятия, философские категории, относящиеся к основам мирозда­ния. С помощью разработанной ими методики ученые помогли четверым воспитанникам этого детского дома получить высшее образование, причем один из них впо­следствии защитил кандидатскую диссертацию, а второй стал доктором психологических наук. Третий окончил художественную школу, скульптор. Четвертая вышла за­муж за здорового человека, помогает ему в научной работе, родила двоих детей.

Напомню, речь идет о слепоглухих ребятах, почти полностью лишенных информации из окружающего их мира. Ведь одно только зрение дает нам до 90% такой информации. Прибавим к этому еще несколько процен­тов, приходящихся на долю органов слуха, и тогда пой­мем, из какого мрачного, беззвучного мира удалось выр­вать участвующих в опыте детишек.

Можно только восхищаться подвигом ученых и их воспитанников. Но помимо вполне естественного чувства восхищения, их опыт не может не наводить нас на самые серьезные размышления о роли общества в жизни челове­ка. Только информация, накопленная по крохам челове­чеством за сотни тысяч лет своего существования на Земле, осмысленная им и ставшая знанием, пробуждает наше сознание, обостряет ум, воспитывает чувства.

Поэтому человек, даже выброшенный волей случая в дикую природу и полностью лишенный не только кон­тактов с людьми, но и созданных ими орудий труда, одежды, запасов пищи, привычного комфорта, оказав­шийся в положении улитки, вдруг лишившейся своей защитной раковины, тем не менее и в такой экстремаль­ной ситуации остается человеком, т. е. существом обще­ственным, поскольку с ним остается его сознание—про­дукт развития человеческого сообщества, его коллектив­ного опыта, знаний и умений.

Однако, отдавая себе отчет в том, какое огромное влияние оказывает общество на становление и развитие нашего сознания, мы не должны закрывать глаза и на то, что влияние это может быть как положительным, так и отрицательным; способствующим сохранению духов­ного, психического и физического здоровья человека и подрывающим его. Особую тревогу вызывает растущее отчуждение человеческого сообщества от живой природы Земли, частью которой оно является, отчуждение, все больше напоминающее прямое противостояние. Такое противостояние пагубно влияет на каждого из нас, нару­шая наше духовное равновесие. Инстинктивно мы стремимся к более тесному контакту с природой, в то время как жизнь в обществе вынуждает все больше отдаляться от нее.

О вреде «пользы»

У такого противостояния нет объективных причин, это явление противоестественное и потому, надо пола­гать, временное. Во всяком случае, признаков намеча­ющихся здесь перемен становится все больше, идеи защи­ты природы, дружбы с ней пробивают себе дорогу в об­щественное сознание, находят все большее число сторонников. Это и понятно, поскольку люди на соб­ственном печальном опыте убедились, что конфронтация с природой уже принесла -им неисчислимые и невоспол­нимые утраты, а каждая победа над ней на поверку всегда оказывается пирровой победой, победой над собствен­ным духовным, психическим и физическим здоровьем.

Сложилась поистине парадоксальная ситуация. Чело­вечество уже сегодня располагает такой научно-техниче­ской мощью, таким интеллектуальным потенциалом, ко­торые делают вполне реальной возможность превраще­ния биосферы Земли в ноосферу—сферу разума, а человека—в ее разумное, организующее начало, в хра­нителя жизни на планете. Однако такая возможность все еще остается нереализованной, хотя основы теории ноос­феры ввел в научное понимание гениальный испытатель природы академик В. И. Вернадский еще в 1926 году.

И дело здесь вовсе не в злой воле людей, их якобы «врожденной» агрессивности и порочности. Мы с вами уже имели возможность убедиться в том, что не столько гены, сколько противоестественный образ жизни совре­менного человека всему виной. Но самое удивительное заключается в том, что большинство людей даже не подозревает об этом, пребывая в полной уверенности, что иначе жить и невозможно, и, главное, незачем. Мне­ние это необычайно живуче, т. к. в его основе лежат превратные представления о том, что хорошо и что пло­хо для человека, что ему полезно и что, напротив, аб­солютно неприемлемо для него.

Критерий полезности—штука коварная, поскольку подвержен непредсказуемым колебаниям, амплитуда ко­торых зависит от глубины и широты наших знаний. Люди пожилые, вероятно, помнят еще времена, когда отпускник, возвращаясь из санатория или дома отдыха, обязательно рассказывал об обильном питании, о том, на сколько килограммов он поправился. Прибавка в весе рассматривалась тогда как лучшее свидетельство хоро­шего отдыха и крепкого здоровья.

Сегодня, когда т. н. сбалансированное питание поро­дило серьезнейшую проблему массового ожирения, явля­ющегося первым признаком нарушения саморегуляции человеческого организма, даже незначительная прибавка в весе воспринимается как трагедия.

Однако главный недостаток критерия полезности не в его непостоянстве, а в изначальной, органической по­рочности, проистекающей из его эгоистичной ограничен­ности. Если мы говорим о полезности или вредности тех или иных микробов, растений, животных, то всегда име­ем в виду их полезность или вредность для человека и только для него. Но ведь мы с вами живем не в безвоз­душном пространстве. Мы лишь небольшая часть живой природы Земли, где все находится в неразрывном един­стве, в естественном равновесии. Нарушая это равновесие в свою, как нам представляется, пользу, мы подрываем целостность природы, а с ней и собственное благополу­чие. В этой связи нельзя не согласиться с мыслью амери­канских исследователей Г. Одум и Э. Одум, высказанной ими в книге «Энергетический базис человека и природы»: «Общество, в котором люди убеждены в том, что все полезное человеку есть благо для всей планеты, обречено на гибель».

Скептик иронически усмехнется: пророкам, предсказы­вающим гибель человечества, конец света, Страшный суд, несть числа, а мир как стоял, так и стоит. И жизнь продолжается: люди все так же рождаются и умирают, любят и ненавидят, предаются всем смертным грехам, чаще всего и не помышляя о раскаянии. Так что еще одним зловещим пророчеством никого сегодня не удивишь и не испугаешь, а стало быть и нравов не исправишь.

Но давайте спросим себя: а вообще-то надо ли кого-то пугать? И чего будет стоить самая распрекрасная мораль, если она держится только на боязни наказания будь то здесь, на Земле, или в загробной жизни? Филосо­фия здоровья обращается не к унижающему человека чувству страха, а к его разуму. Только тот, кто презирает, ненавидит и боится людей, может полагать, будто чело­веку разумному нужен хороший кнут, чтобы удерживать его в рамках приличий. Я же всегда верила и верю в человеческий разум, в силу знания законов природы.

Наверное, наука открыла их далеко не все, но это вовсе не значит, что незнание других законов дает нам право не следовать уже известным. Основанная на них Система Естественного Оздоровления убедительно дока­зала, что если человек соблюдает эти законы, наградой ему будет полное духовное, психическое и физическое здоровье, а жизнь его приобретет высокий смысл, напол­нится радостью творчества.

Но чтобы понять и принять Систему, необходимо прежде всего уловить ее главную, основополагающую идею: полезное человеку непременно должно быть полез­ным и для всей остальной природы. Все, что вредит ей, бумерангом ударит, уже бьет, и по самому человеку, его потомству, а в конечном счете по всему обществу.

Природа—это не кладовая, из которой можно брать и брать без меры, как это делаем мы, нимало не заботясь о ее, природы, здоровье. Она не вокруг нас, а в нас самих, ее болезни—наши болезни.

Синдром «тарелки супа»

Скажите, можно ли разделить тарелку супа на две половины, проведя ложкой воображаемую линию посере­дине? Подобное мне довелось как-то наблюдать в одном из детских садов. Ребенок закапризничал и не хотел есть суп. Воспитательница поделила тарелку описанным спо­собом и разрешила ему съесть любую половину. Маль­чик старательно зачерпывал суп из «своей» половины, не обращая внимания на то, что содержимое второй поло­вины тоже убывает. Лишь когда у тарелки показалось дно, он понял, что его обманули, и горько заплакал.

Но то, что стало в конце концов понятно даже ребен­ку, проходит мимо сознания большинства взрослых лю­дей, которые опутали планету паутиной границ, разо­рвали земную твердь и просторы океанов и морей на большие и малые лоскуты самостоятельных государств. Я не собираюсь углубляться в историю возникновения подобного анахронизма, поскольку предметом внимания философии здоровья являются не причины, породившие те или иные явления в жизни современного человека и человеческого сообщества в целом, а их соответствие или несоответствие законам природы, их последствия для духовного, психического и физического здоровья каждого из нас. Пользуясь случаем, хочу еще раз напомнить, что словом «здоровье» в Системе Естественного Оздоровле­ния обозначается не тривиальное отсутствие болезни, а такое состояние духа, эмоционально-психической и фи­зиологической сфер жизнедеятельности человека, которое создает наиболее благоприятные условия для расцвета его личности, его талантов и способностей, для осозна­ния им своей неразрывной связи с окружающим миром, своей ответственности за него.

Если рассматривать жизнь человеческого сообщества с этой точки зрения, то неизбежно придешь к выводу, что в ней, в этой жизни, осталось еще очень много такого, что было естественным в дремучем, первобытном прошлом человечества, но стало нетерпимым сегодня, когда разум многократно умножил мощь человека, вооружив его все­ми достижениями научно-технического прогресса. Один из подобного рода анахронизмов—раздел единой приро­ды Земли между отдельными государствами, каждое из которых рассматривает доставшуюся ему часть природы как свою законную собственность и распоряжается ею, исходя лишь из собственных своекорыстных интересов.

Общим для всех государств является стремление изв­лечь из своей части природы как можно больше, чтобы «осчастливить» своих граждан высоким уровнем жизни. Ну как тут не вспомнить наивного мальчика из детского сада, не улавливавшего связи между «своей» половиной тарелки супа и всей тарелкой.

Ущербная арифметика

— Не противоречите ли вы сами себе,—спросите вы,— относя к главным достоинствам Человека разумно­го его способность не приспосабливаться к среде обита­ния, а приспосабливать ее к своим потребностям, и тут же ограничивая его право брать из живой и неживой природы Земли все, что необходимо ему для обеспечения своего существования?

Это далеко не простой и не праздный вопрос, поэто­му, наверное, единого мнения здесь до сих пор нет. Многое зависит от того, какой смысл мы вкладываем в понятия «приспособление среды обитания к потреб­ностям человека» и «потребности Человека разумного».

Прежде чем начать разговор о смысле первого поня­тия, вспомним, что значит в нашей с вами жизни планета Земля. Мы нередко называем ее нашим родным домом, не особенно вдумываясь в реальное значение этих слов. А означают они прежде всего то, что Земляэто един­ственное место во Вселенной, где нам не надо строить герметичные жилища с искусственным освещением, искус­ственно регулировать в них состав вдыхаемого нами воз­духа, получать воду путем извлечения ее из выделений нашего организма, питаться выращенными на искусствен­ном грунте растениями. Говоря другими словами, только здесь, на нашей очень небольшой планете среда обитания полностью соответствует нашим потребностям.

Поэтому речь может и должна идти не о ее приспособ­лении к нашим потребностям, а, напротив, о соотнесении потребностей человека и способов их удовлетворения с возможностями природы. В отношениях с ней нам еще предстоит овладеть всеми четырьмя действиями ариф­метики: помимо вычитания из живой и неживой природы Земли и деления вычтенного между членами человеческо­го сообщества следует научиться умножать ее возмож­ности путем сложения мудрости природы и человеческо­го разума.

Чтобы завершить обсуждение проблемы приспособле­ния среды обитания к нашим потребностям, попробуем разобраться, каковы они и все ли из них можно считать действительными потребностям Человека разумного. Индивидуальные физиологические обусловленные по­требности нашего организма чрезвычайно скромны: воз­дух, пища, вода, одежда для обеспечения постоянства температурного режима нашего физического тела, жили­ще для защиты от внешних воздействий.

Если бы речь шла об удовлетворении естественных потребностей всех шести миллиардов людей, то можно с полной уверенностью сказать, что ресурсов земной природы более чем достаточно для решения этой пробле­мы. Необходимые нам кислород и азот в избытке содер­жатся в атмосфере, запасы пресной воды на планете в расчете на каждую человеческую душу позволяют обес­печить ею все население Земли. Продуктов питания про­изводится столько, что если отказаться от искусственно завышенных сегодня норм их потребления, рекоменду­емых теоретиками сбалансированного питания, их, этих продуктов, хватило бы для пропитания не шести, а два­дцати шести миллиардов человек. А перейди человечест­во на здоровое, предписанное нам природой питание растительной пищей, перестань оно расходовать часть продукции наших полей на откорм скота, то эта цифра возросла бы еще больше.

Достаточно у нас сил и средств и для обеспечения каждого человека добротной, красивой одеждой, благо­устроенной квартирой или собственным домом. Неволь­но возникает вопрос, кто же или что мешает нам решить все эти проблемы? Причину, на мой взгляд, следует ис­кать в первобытном эгоизме, первоисточником которого был инстинкт самосохранения, присущий каждому жи­вотному, в том числе и человеку, стремление выжить во что бы то ни стало. Именно этот инстинкт когда-то подталкивал людей к объединению, чтобы сообща проти­востоять врагам, добывать все необходимое для продол­жения существования. Но он же и разъединял их, когда приходило время делить добытое: сильным доставалось больше, слабым—меньше. В те далекие времена, отде­ленные от наших дней сотнями тысяч лет, такой порядок был биологически оправдан: он помогал сохранять силь­ных, чтобы те могли защитить и накормить слабых— женщин и детей, обеспечить непрерывность линии жизни человечества.

Сегодня, когда могущество разума избавило человека от внешних врагов, которые могли бы реально угрожать его существованию, первобытный эгоизм, лишенный его биологически целесообразной первоосновы—инстинкта самосохранения, превратился в изощренный, гипертро­фированный эгоизм—одно из худших свойств человечес­кой натуры. С его проявлениями в жизни людей, госу­дарств и человеческого сообщества в целом мы сталкива­емся ежедневно, поскольку именно он определяет мысли, действия и поступки громадного большинства из нас. Только гипертрофированному эгоизму мы обязаны та­ким постыднейшим явлением, как престижное потребле­ние, которое не имеет ничего общего с реальными по­требностями нашего организма и призвано лишь под­черкнуть богатство и власть того или иного человека, рассматриваемые без всяких на то оснований как показа­тель его ума, свидетельство его высокой нравственности. Можно еще долго вспоминать, в каких безобразных ли­чинах выступает ныне гипертрофированный эгоизм, но, право, было бы напрасной тратой времени заниматься этой бесполезной работой, поскольку для нас важны не его конкретные проявления, а связанный с ним невоспол­нимый ущерб для нашего здоровья. Чтобы определить размер этого ущерба, достаточно четырех слов: эгоизм и здоровье несовместимы.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.