Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Цивилизационный и формационный подходы





Цивилизация как философско-социологическая категория в XVIII веке была образована от лат. civilis,что означает «гражданский», «государственный», хотя основоположником теории «гражданского общества» является Т. Гоббс, однако, термин «цивилизация» он не употребляет, но часто пользуется понятием civitas, что означает государство. Тот, кто подчиняет волю свою другому лицу, — пишет Гоббс, — переносит на этого другого права на свои силы и возможности, в результате чего тот, кому подчинялись остальные люди, обладает такими силами, что угрозой их применения способен привести всех от­дельных лиц к единству и согласию.

Схематично объективную реальность, выражаемую понятием «цивилизация», можно изобразить следующим образом, понимая, что любая схема не совсем точно отражает реальное положение вещей:

 

Схема 1. Цивилизационный подход

Понятие «цивилизация» недостаточно четко определено. Часто оно отождествляется с «культурой». Иногда понимается как ступень, уровень развития общества, следующего после варварства. Немецкий философ О. Шпенглертрактует цивилизацию как конец развития культуры, когда общество гибнет. Когда «культура внезапно коченеет, отмирает, ее кровь свертывается, силы надламываются – она становится цивилизацией… Уже сегодня мы явственно ощущаем в нас самих и вокруг себя брезжущие знамения... события, которое падет на первые века ближайшего тысячелетия, – «заката Европы»1.

Недостатком цивилизационного подхода является и то (см. схему 1), что он вычленяет из истории все первобытнообщинное состояние людей. Но какими бы дикарями они ни были, именно они заложили основы человеческой истории, поэтому нельзя людям плевать в свое прошлое.

Цивилизационный подход к истории основанием, держащим на себе всю тяжесть экономики, делает государство, власть, которая ныне подразделяется (теоретически) на исполнительную, законодательную и судебную. Посредством множества связей и отношений власть пронизывает собою все поры общества: экономику, нравственность, культуру и т.п., испытывая на себе их обратное воздействие. Поскольку западная цивилизация основана на «священной и неприкосновенной» частной собственности, постольку ее владельцы являются «святыми», которые объединившись в союзы, корпорации, фактически являются правителями в государстве, а правительство и остальные ветви власти — лишь исполнителями их воли.

Взаимодействие «священноносителей» и власти порождает — не может не порождать — коррупцию, которая вполне вписывается в свободный рынок. Каждая из сторон является владельцем капитала, обменивающимся один на другой. Владелец частной собственности этот товар имеет в виде денег, а носитель власти – возможность предоставить своему партнеру льготные условия пользования этим товаром. Совершив сделку, каждый товаровладелец доволен произведенным обменом: один получает в свою собственность то, что раньше ему не принадлежало, другой — деньги за произведенные услуги. Поэтому никакое увеличение денежного довольствия чиновникам не устраняет коррупции. Наоборот, оно делает взятки более дорогими.



Цивилизационный подход к истории главную движущую силу ее видит в действиях политической элиты, возглавляемой высшими должностными лицами государства. Именно она полагается движителем исторического процесса. Она выдвигает идеи, принимает законы и следит за их исполнением, уголовно (или административно) наказывая тех, кто их не исполняет или препятствует исполнению. Поэтому властям оппозиция не нужна, а если исключить ее все же не удается, то пусть она существует в рамках согласия (по примеру, скажем, сосуществования Демократической и Республиканской партий в США).

Демократия, о которой сторонники цивилизационного подхода к истории говорят как об одной из самых значимых ценностей, является ограниченной, демократией для различных, но не всех, элитных субъектов (политических и экономических) и их обслуживающих групп. Она ограничена действующими законами, которые в понимании ангажированных властью элит суть «система общеобязательных норм и правил поведения, формально определенных, закрепленных в официальных документах и охраняемых государством»1. Определение права другим автором звучит так: «Право — это выраженная в системе норма права общеобязательная воля экономически господствующего класса или всего общества и обеспеченная государственным принуждением»2. С точки зрения английского историка и социолога А. Тойнби, попавшего под влияние О. Шпенглера, каждая цивилизация проходит определенные стадии своего существования и развития: возникновение, рост, надлом и разложение. Затем она гибнет, уступая место другой. Движущей силой развития цивилизации он считал «творческое меньшинство», являющееся носителем некоего мистического «жизненного порыва» (влияние А. Бергсона). Это меньшинство, удачно отвечая на различные исторические «вызовы» увлекает за собой «инертное большинство». «Вызовы» и «ответы» на них определяют специфику каждой цивилизации.

Современный американский идеолог либеральной демократии С. Хантингтон в своей книге «Столкновение цивилизаций» рассматривает цивилизацию как «высшую культурную общность людей». Все люди мира стремятся к одному из восьми главных сообществ: западному, конфуцианскому, японскому, мусульманскому, православному, латиноамериканскому или африканскому. Он полагает, что между различными цивилизациями начнутся «самые ожесточенные конфликты грядущего... вдоль культурных разграничительных линий, отделяющих одну цивилизацию от другой»1.

Недостатком предложенной С. Хантингтоном классификации цивилизаций является уже то, что здесь нарушены правила логики, требующей единого основания классификации.

Формационный подход к пониманию исторического развития общества (см. схема 2) был разработан и обоснован в середине XIX в. Его авторами стали К. Маркс и Ф. Энгельс, положившие в его основание материалистическое понимание истории, исходившее из некоторых положений.

1. Общество — это специфическая часть природы.

2. Оно развивается по законам, имманентно ему присущим.

3. Поскольку общество включает в себя наделенных сознанием людей, ставящих перед собой определенные и вполне достижимые цели и добивающиеся их осуществления, постольку действия законов общества отличатся от проявления законов природы. Последние стихийны. Первые — обеспечены трудовой и иной деятельностью человека. Поэтому они проявляют себя как тенденции в историческом процессе.

4. Признав объективное существование общественных законов, нужно было отыскать их основы, т.е. те движущие силы, которые хотя и проявляются через трудовую, целесообразную и сознательную деятельность людей, являются вместе с тем объективными, т.е. независимыми от сознания людей, но не без их овеществления.

Понятие «производительные силы» общества было известно давно. К. Маркс и Ф. Энгельс использовали его при разработке теории исторического процесса. Под производительными силами понимается система субъективных (человек) и вещественных элементов, осуществляющих «обмен веществ» между обществом и природой в процессе общественного производства.

Схема 2.Формационный подход

 

Производительные силы являются революционным элементом способа производства как исторически конкретного единства производительных сил и производственных отношений, являющихся их формой. По словам К. Маркса, «способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще»1. Производственные отношения — это совокупность материальных общественных отношений между людьми, возникающих в процессе общественного производства и движения общественного продукта от производства до потребления. «В производстве люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство»[8].

Главной производительной силой общества является трудящийся человек, создатель материальных и духовных ценностей. Отсюда следует, что первостепенным субъектом истории является не политическая элита, не великие личности, хотя они могут придавать истории специфическую физиономию, а человек труда, народные массы.

Совокупность производственных отношений составляет реальный экономический базис, над которым возвышается политическая, юридическая, религиозная и т.д. надстройка, и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Надстройка в своем существовании не является пассивной. Она в свою очередь активно (позитивно или негативно) воздействует на породивший ее базис. Следовательно, общественно-экономическая формация во всей своей целостности есть сложное общественное образование, находящееся на известной ступени своего развития. При этом К. Маркс отмечает, что все народы, нащупавшие путь своего развития, не могут с него свернуть. «Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс», и общество « не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами. Но оно может сократить и смягчить муки родов»2.

В способе производства К. Маркс и Ф. Энгельс нашли те противоположности, «единство» которых и их «борьба» являются объективным основанием его существования и развития. Это дало возможность К. Марксу заявить, что «…ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества…»1. Смена одной формации другой объективно определяется конфликтом между двумя сторонами способа производства: производительными силами и производственными отношениями.

Марксизм в непрерывной всемирной истории выделяет периоды ее прерывания. На указанном выше основании человечество проходит определенные этапы своего существования и развития: первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный и капиталистический. Каждый из них имеет начало своего бытия и конец. Капиталистическая формация в этом отношении не составляет исключения. Возникнув, она исторически необходимо, неизбежно будет преодолена новой, получившей название коммунистической, проходящей две фазы: низшую и высшую.

Экономической основой развития всех этапов общества является форма собственности на средства производства. Начиная от рабовладельческого и кончая современным капиталистическим, она является частной. Буржуазия считает ее «священной», марксизм — результатом овеществленного, но не оплаченного труда. Но и буржуазные, и марксистские идеологи согласны в одном: частная собственность разделяет людей. Первые признают это разделение через конкуренцию, вторые — через эксплуатацию человека человеком. Разница между этими точками зрения состоит в том, что первые хотят ее увековечить, вторые – преодолеть, поскольку она обесчеловечивает человека: трудящихся она делает товаром, вещью среди других вещей, а владельца собственности — живым носителем капитала, сущностное Я которого тем больше и весомее, чем большим капиталом он владеет. Поэтому возвращение человека к самому себе воз­можно только на путях устранения частной собственности, этой основной причины отчуждения и самоотчужде-

ния человека. Но тогда вместо «гражданского общества» должно прийти «человеческое общество или обобществившееся человечество»1.

Установив существование противоречий между двумя сторонами способа производства, формационный подход к истории отметил только то, что переход от формации к формации — явление объективно закономерное, что противоречия в экономике так или иначе проявляются противоречиями в надстройке, которые в свою очередь имманентно ей присущи (противоречия между властью и народом, между справедливостью и несправедливостью, между бедностью и богатством и т. д.).

Положительными моментами формационного подхода к истории являются охват развития общества от его начала до сегодняшнего дня: субъектом истории явля­ется каждый человек независимо от его профессиональной деятельности (даже вор и хулиган — субъекты истории), ибо история — это не только ее благостное сос­тояние, но и то, что эту благость нарушает: историю делает не только элита (политическая, финансовая и т. п.), но каждый человек приносит свою лепту на ее алтарь.

Однако формационный подход имеет свои недостатки. Рабовладельческую формацию благополучно миновали славянские, германские, скандинавские народы и др. Объяснение этому факту находят в

том, что Западная Римская империя переходила уже на ступень феодализма, когда она была повержена германскими племенами, которые, усвоив ее более развитую материальную и духовную культуру, сами пошли путем завоеванного ими народа. Примерно таким же образом объясняют отсутствие рабства на Руси: славянские племена имели тесные связи с Византией.

Отсутствовало рабство в его классическом понимании на Востоке. Да и феодализм в его западном проявлении существовал не всюду. По-видимому,

чтобы преодолеть недостаток формационного подхода, К. Маркс вводит понятие «азиатский» способ производства, не раскрывая, однако, его содержания.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем два основных подхода к истории. Коммунистическое движение потерпело основательное поражение, наступившее с развалом СССР. Марксистский подход оказался если не под запретом, то под замалчиванием. Сегодня идет речь об индустриальном, постиндустриальном, информационном обществах. Эту же терминологию стали использовать и некоторые коммунистические лидеры. Это привело их к признанию постепенности исторического процесса и к отказу от радикализма. Они не увидели, что эта «постепенность» протекает в рамках буржуазных общественных отношений ради их укрепления.

Смысл истории

Весь смысл человеческой истории состоит в том, что никакого смысла в ней нет. В противном случае нужно признать, что он изначально кем-то заложен. Верующие в Бога ответят, что он заложен Богом, верующие в Сатану, — Сатаной. Русский религиозный философ Н. А. Бердяев, ссылаясь на откровение св. Иоанна (Апокалипсис), отмечает, что в этом сочинении даны символы сокровенных судеб истории. История завершается. Грядущее двойственно. Оно чревато нарастанием положительных христианских сил, которое (нарастание) должно закончиться явлением Христа Грядущего, и отрицательных антихристианских сил, завершающих явление антихриста. «Смысл истории заключается в раскрытии этих противоположных начал, в их противоборстве и в окончательном трагическом столкновении одного и другого начала»1. Божественное начало должно привести историю к концу, ибо «история не имеет бесконечного развития в нашем времени, не имеет закономерности природных явлений именно потому, что история есть судьба»2. По его мнению, антихристианское начало «будет задерживать человечество в этом дурном времени3 и закрепощать, порабощать его «миру сему», этому ограниченному плану бытия»4.

Представитель немецкого религиозного экзистенциализма К. Ясперс признает существование смысла истории, без которого она не имела бы значения.

Упорядоченное существование, полагает К. Ясперс, часто совпадает с постулированными требованиями, которые будто бы придают истории смысл.

1. Цивилизация и гуманизация человека.

2. Свобода и сознание свободы. Однако Ясперс не очень ясно представляет, что есть свобода, ибо «воля ксозданию основанного на праве мирового порядка не ставит своей непосредственной целью свободу как таковую, но только политическую свободу» 5.

3. Величие человека, которое, однако, достигается «не распространением орудий и знаний, не в ходе завоевания и создание империй, …а в светлые минуты самопостижения, сущностного откровения»6.

4. Открытие бытия в человеке, иначе говоря, «открытие божества»[9]. Оба названные мыслителя смысл истории видят в ее движении к трансцендентному. Н. Бердяев уводит смысл за пределы земного существования человека, ибо смысл может проявляться только «в перспективе вечности, в перспективе истории небесной»2.

Отказывая истории в каком-либо смысле, мы должны все же признать существование смысла в деяниях людей независимо от того, сознают они это или нет. Являясь субъектом истории, каждый человек, социальный слой, нация, своей деятельностью делают историю. Одни делают ее стихийно, пытаясь решить свои возникающие проблемы, не думая ни об истории, ни о смысле своего и ее существования. Другие сознательно творят ее. К последним надо отнести, прежде всего, революционеров, героическими подвигами которых история движется вперед, правда, часто по тому пути, который люди не предвидели.

Человеческая история — это история действий людей. Она имеет свои законы существования и развития, познание которых обязательно хотя бы для того, чтобы богиня истории Клио не поднимала на смех людей за их неуклюжие дела и не иронизировала над их бессмысленными поступками.

 

Контрольные вопросы

1.Что такое общество?

2.В чем состоят источники начала истории общества?

3.Что является основой понятия «цивилизация»?

4.Что такое общественно-экономическая формация? Каковы ее философские основания?

5.Может ли существовать общество без трудовой деятельности людей?

6.Имеет ли история смысл своего существования? Почему?

7.В чем состоит различие между стихийными и сознательными действиями людей?

 

Логические задачи по теме

1. Опровергните или докажите утверждение: «Каждый человек является лишь винтиком громадной машины истории, никакой беды в его смерти нет. Пусть он знает свое место и выполняет свои функции, не надеясь на благодарность и милость» (А. П. Сухобанов).

2. Можно ли рассматривать общество как отдельную реальность, обладающую своими отдельными характеристиками и законами функционирования, или общество как простую сумму индивидов?

 

Библиографический список

Бердяев, Н. А. Смысл истории / Н. А. Бердяев. М.: Мысль, 1990.

Гольбах, П. Избранные произведения: в 2 т. / П. Гольбах. – М., 1963. – Т. 2.

Маркс, К. Экономическо-философские рукописи 1843–1844 гг. // К. Маркс, Ф. Энгельс Соч. 2-е изд. Т. 42.

Гоббс, Т. Левиафан // Т. Гоббс. Соч.: в 2 т.– М: Мысль, 1991. – Т. 2.

Риккерт, Г. Границы естественнонаучного образования понятий / Г. Риккерт. – СПб, 1903.

Риккерт, Г. Философия истории / Г. Риккерт. – СПб, 1908.

Шпенглер, О. Закат Европы: в 2 т./О.Шпенглер. – М: Айрис-пресс, 2004. – Т. 2.

Коваленко, А. И. Основы государства и права / А. И. Коваленко. М., 1997.

Капхен, Ч. Закат Америки уже скоро / Ч. Капхен. М, 2004.

Ясперс, К. Смысл и назначение истории/К. Яспер. М: Республика, 1994.

 

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.