Сдам Сам

Этическая концепция Макиавелли

 

Чтобы понять смысл чьих либо политических, религиозных и даже художественных высказываний, нужно опираться на эту этическую систему, к которой они принадлежат, поскольку всякое произведение творческой мысли, будь то мысль философа, художника или ученого, имеет дело с нравственностью.

В теоретическом и художественном творчестве Макиавелли вопросы этики выходят на первый план не потому, что он поставил своей задачей их систематическую разработку - приписывать ему такие цели было бы преувеличением. Но этика составляла начало и конец тогдашней науки, видевшей истории действий вполне сознательных сил - и выдающейся личности человека и надисторической личности бога. Этика, заменяя социологию, социальную психологию господствовала в экономике и политике, и Макиавелли, внесший, правда, свою лепту в изменение такого положения, был все же сыном своей эпохи. Труды его дают достаточный материал для реконструкции целой этической теории, с оговорками разумеется, относительно того метода с которым Макиавелли подходит к этике, ведь по-своему расчленяя изучаемый текст, мы неизбежно что-то теряем.

Центральные проблемы этой теории можно сформулировать так: происхождение и существо морали, ее роль в обществе и судьбе отдельного человека, система ценностей Макиавелли и логика ее взаимоотношений с действительностью.

Когда речь идет о философских основаниях этики, возникает необходимость выяснить соотношение общих начал, к которым возводятся рассуждения о человеке. Применительно к идеям Возрождения среди таких самых общих начал выделяются два - естественное и божественное. Как свидетельство о преобладающем интересе к первому из них в характеристике творчества Макиавелли появилось слово "натурализм". У Макиавелли есть черты общественно-научного натурализма, переносящего на общество биологические черты и законы, немало медицинских и биологических сравнений, ссылок на природу, как критерий нравственности, на естественный характер перемен в обществе. Подобные высказывания можно интерпретировать как попытку натурфилософского истолкования общественной жизни, однако натурализм Макиавелли не ограничивается только биологическими рамками. Слово "природа в устах Макиавелли - чаще всего синоним внутренней сущности явления; закона, набора постоянных черт или принципа изменения вещи. Если он говорит о естественных свойствах человеческой природы и рассуждает о людях вообще, это не исключает представлений о разнообразии и изменчивости природы, наконец, - идеи о существовании и использовании человеком двух природ - животной и человеческой, то есть известного противопоставления человека и природы.

В результате выделяются два главных образа природы у Макиавелли - образ живой природы - мира, объединяющей все законы и принимающей некоторые функции, приписывавшиеся средневековыми философами богу, и образ природы - частного закона вещи, природы, начисто лишенных антропоморфных черт. Эти образы не столь противоположны, чтобы не сливаться в одном фундаментальном философском принципе, выступающем в тех редких случаях, когда Макиавелли принимается за рассуждения о всемирно-исторических процессах.

Замечательна в этом отношении V глава II книги "Рассуждений", которая начинается с опровержения (мнимого!) взглядов неких философов, утверждающих, что мир существовал вечно. (Это утверждение было одной из революционных идей натурфилософов Возрождения) Опровержение, приводимое Макиавелли, состоит в указании, что память о древности восходящей ко временам более пяти тысяч лет назад (время сотворения мира по христианским представлениям), не сохранились.

Но это опровержение немедленно превращается в свою противоположность с присущей гуманистическим опровержениям быстротой, потому что вся глава посвящена фактически опровержению опровержения, и таким образом Макиавелли становится в ряды философов, которые "желали бы видеть мир вечным". Причины забывчивости человечества, по Макиавелли, заключаются, во-первых, в его собственных стараниях - каждая новая религия заботится прежде всего о том, чтобы стереть с лица земли всякую память о прежней. В качестве примера Макиавелли весьма смело указывает на то, как христианская "секта" расправилась с языческой, "а поскольку за пять-шесть тысяч лет эти секты сменяются по два или три раза, память о более ранних событиях исчезает, и если все же остаются какие-нибудь следы, сведениям о них не верят и почитают баснями…"

Во-вторых, существуют причины забывчивости. Зависящие от "неба" - чума, голод, наводнения, они уменьшают численность населения до минимума. Упомянув о небе и наводнениях, Макиавелли, казалось бы, подошел к вопросу о божественном вмешательстве, тем боле, что ниже говорится об исправляющем нравственном воздействии этих бедствий. Но не тут-то было: обосновав своими оригинальными доводами необходимость таких явлений, Макиавелли выводит на сцену природу: "Не думаю, чтобы можно было усомниться в действительном существовании этих потопов, эпидемий и голода, потому что о них сплошь и рядом упоминают историки, да и ввиду отсутствия памяти о древности, а еще потому, что в этом виден разумный смысл: ведь как природа заставляет многократно сокращаться простые тела и ради их собственного здоровья извергать излишек накопившейся материи, то же и в смешанном теле человечества, когда все области переполняются жителями, так что им негде жить и некуда уйти ввиду повсеместного избытка населения, а человеческие лукавство и злоба дошли до крайности, возникает необходимость очищения мира одним из трех способов, чтобы оставшиеся в малом числе люди стали лучше и жили спокойно".

Какова истинная природа морали? - это вопрос который надлежит задать этике Макиавелли. Ответ на него мы находим в следующем отрывке, где Макиавелли прямо говорит о происхождении морали и нравственности. Примечательно, что он, этот отрывок, находится в начале самого фундаментального труда флорентинца - "Рассуждений о первых десяти книгах Тита Ливия" и является отправным пунктом для размышлений о праве и государстве для всего последующего изложения.

"Это чередование форм управления возникло среди людей стихийно: вначале мира, когда обитателей было мало, они жили рассеявшись по свету наподобие зверей; по увеличении их числа люди стали соединяться вместе и в целях наилучшей защиты начали отличать в своей среде тех, кто был сильнее и храбрее, назначая их предводителями и подчиняясь им. Из этого, с одной стороны, родилось представление о разнице между делами хорошими и пристойными и - с другой, вредными и преступными. Когда кто-либо наносил ущерб своему благодетелю, между людьми возникали ненависть и сострадание, они порицали неблагодарных и почитали тех, кто проявлял признательность. Думая о том, что подобная обида может быть нанесена и им, люди пришли к установлению законов во избежание подобного зла и к наказанию для нарушителей, откуда явилось понятие справедливости. Все это привело к тому, что при избрании государя обращались уже не к самому смелому, а к тому, кто был благоразумнее и справедливее".

Следует подчеркнуть основные моменты, определяющие по Макиавелли, это эволюционное происхождение морали: естественное неравенство людей и их способность к сопоставлению, развитие этих качеств при объединении людей в общество, при появлении новой цели - создание общей силы.

Введение понятия "сила" позволяет ответить на вопрос, какова, согласно Макиавелли, суть морали, каковы ее смысл и пределы? В соответствии с вышесказанным мораль можно определить общее выражение ряда сил, действующих в обществе, а именно - идеальных сил, размеры и границы которых зависят от возможностей мнения. Специфика моральных воззрений состоит в том, что они претендуют на безусловную, абсолютную ценность, поскольку отражают нравственный опыт людей, общий интерес в отношениях между индивидом и обществом. В этом же заключается их внутреннее противоречие: моральные нормы не обладают материальной силой естественного закона, и у людей есть не одни только общие интересы, поэтому в действительности, где ценности конкурируют между собой, отвлеченные моральные истины не только начинают противоречить друг другу, но и превращаются, если следовать их букве, в собственную противоположность.

Особая сложность заключается в том, что не следовать букве морали очень трудно, так как моральные принципы, а в первую очередь, самые общие и глубокие, становятся сущностью человека, мерой его человечности. С другой стороны жизнь не подчиняется абстракциям и не создает таких нравственных ситуаций, которые полностью повторяли бы одна другую. В поисках разумного разрешения этих противоречий один из путей, к которым идет Макиавелли, возвращает к истокам морали - общему интересу. Право, законы, государство выражают, хотя бы по видимости, этот интерес и составляют его опору. В принципе государственная деятельность должна соответствовать морали более, чем любая другая, она может себя мыслить только как конкретное воплощение морали. На деле же во многих случаях необходимость, как заявляет Макиавелли, заставляет от нее отступать в большей или меньшей степени.

Для обобщения этических идей Макиавелли, обратимся еще раз к вопросу об истине. Понятие истины, как закона, истины в отвлеченном виде не предполагает временного измерения - истина одна для прошлого, настоящего и будущего, всегда безоговорочно обязательна.

 

Для нравственной истины временное измерение имеет значение - она утверждает долженствование в настоящем и будущем. Требования нравственности тоже безапелляционны, поскольку они претендуют на истинность, но они не осуществляются неотвратимо ни в настоящем, ни в будущем и потому вступают в противоречие с подлинной истиной, с тем что есть и будет на самом деле. Если нравственное сознание продолжает настаивать на совей истине, тогда правда превращается в обман. Так можно сформулировать подспудный логический тезис, который лежит в основе рассуждений Макиавелли.

В политических кругах этот тезис служит средством для исследования раскрывшейся перед Макиавелли пропасти между видимостью и действительностью в политике, а это расхождение обусловлено тем, что государство, право и мораль имеют общий человеческий вид, но классовый характер, то есть служат определенным людям.

"… Если вы рассмотрите людские дела, то увидите, что те кто достиг великих богатств и власти. Добился их силой или обманом и захваченное с помощью лжи или насилия они приукрашивают фальшивым именем "заработанного", чтобы скрыть мерзость своего приобретения. И те, кто по наивности или глупости избегает такого рода действий, остаются навечно в рабстве и нищете, ибо верный раб - все равно раб, а добрые люди всегда бедны; из рабства помогает выйти только измена или отвага, а из бедности погоня за наживой и обман.

Ведь Бог и природа предоставили людям в собственные руки их судьбу, но благополучие более доступно для хищничества, чем для честного туда, для злых дел скорее, чем для добрых, поэтому люди питаются чужими соками, и худо тому, кто на это не способен.

Итак, нужно действовать силой, когда предоставляется случай … это смелая и опасная игра, но когда принуждает необходимость, смелость считается благоразумием, и в великих делах отважные люди не обращают внимание на опасность, такие предприятия начинаются с опасности, а кончаются наградой, от опасности нельзя освободиться безопасным путем, так что я предполагаю, что перед угрозой тюрьмы, пыток и казней опаснее бездействие, а не попытки обеспечить безопасность - в первом случае зло очевидно, во втором сомнительно…".

Остается еще раз подивиться умению Макиавелли вложить в несколько строк почти все свои основные идеи. Наметим теперь, хотя бы схематично, отношение взглядов Макиавелли к предшествовавшей этической традиции, в особенности традиции итальянского гуманизма. Пристальное внимание Макиавелли к идеалам античной полисной гражданственности бесспорно, но бесспорен и его скептицизм по отношению к государству - "граду земному", иногда даже в деталях совпадающий с позицией столпа христианского учения Августина. В результате, как это было со многими гуманистами, возникает независимость от того и другого. Общей для всех трех (античность, христианство, гуманизм) идейных систем и сохраняющейся у Макиавелли чертой является преобладание этического подхода, безусловно, плодотворного и необходимого, но не достаточного для правильного понимания событий. Макиавелли пытается преодолеть эту ограниченность, но преимущественно в рамках самой этики, в которых это сделать невозможно. Отсюда проявляющиеся у него иногда пессимизм и сетования на упадок нравов в современной ему Италии.







Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2017 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.