Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Психология рыночной информации





Люди, знайте же, что мудрость Сократа, признанного вами са­мым мудрым, в чистых лучах правды никчемна.

Сократ

 

Глава 10

Быстрейшая игра в городе?

Знания — зззззззззззп! Деньги — ззззззззззззп! — Власть! Это — круг, на котором построена демократия.

Теннеси Вильяме

В среду, 21 июня 1815 года, в 11 часов вечера лорд Батурст из Лондонского военного министерства принял у себя очень устав­шего человека. Его гостем был достопочтенный майор Генри Перси, который 2 дня и 18 часов провел в дороге, возвращаясь из Бельгии. Перси торопился доставить британскому правительст­ву прекрасные новости: в результате битвы при Ватерлоо войска Наполеона разбиты.

Батурст и Перси поспешили к канцлеру казначейства, нетер­пеливо ожидавшему известий о битве. Перси осаждали расспро­сами, пока он не заснул в своем кресле, абсолютно изнуренный после своего путешествия. Но это уже не имело никакого значе­ния. Информация была доставлена, и на следующий день Перси удостоили звания подполковника за преданность долгу.

крупная покупка

Но за день до того, как министры узнали об этой новости, один человек в Англии уже был в курсе дела. Маленький толстячок с голубыми глазами, рыжими волосами и сильным немецким ак­центом. Его звали Натан Мэйер Ротшильд.

Натан Ротшильд эмигрировал в Англию в возрасте 21 года и за короткий промежуток времени стал одним из ведущих фи­нансистов Лондона. Одаренный делец и тактик, Ротшильд был известен благодаря еще одной особенности: он всегда был чрез­вычайно хорошо осведомлен. Утром, во вторник 20-го, за день до того, как Генри Перси достиг Лондона, Ротшильд провел ог­ромную скупку на фондовой бирже, сколотив значительное со­стояние. Почему он узнал о победе раньше, чем военное мини­стерство?

Специальная почта

На самом деле мы до сих пор не знаем, но есть два предположения.

Одно заключается в том, что он использовал свою собствен­ную курьерскую службу, которую он развивал на протяжении не­скольких лет. Работа службы отличалась уникальной скоростью. Источники говорят, что один из служащих, Джон Роуворт, про­вел ночь перед великой битвой при Ватерлоо на месте будущего боя (Записки и вопросы, 1868). 18 июня в 7 часов вечера, то есть как только поражение Наполеона стало очевидным, Роуворт по­спешил в Кале верхом на лошади и перебрался в Дувр на откры­той лодке, несмотря на штормовую погоду. Его скорость, таким образом, объясняется хорошо отработанной системой смены транспорта в курьерской службе. Подтверждением этому могут служить слова самого Роуворта, а также сохранившееся письмо от Роуворта Ротшильду. Письмо написано 27 июля 1815 года и содержит следующую ремарку: "Меня проинформировал чест­ный посыльный, что ваша первая информация о победе в битве при Ватерлоо достоверная".



Второе предположение: что Ротшильд получил сообщение об исходе битвы от голубей-почтальонов. Общеизвестно, что он ча­сто использовал их, когда хотел получить срочную информацию с континента. Точно неизвестно, где жили голуби, но так как он приобрел ферму в Кенте за 8750 английских фунтов стерлингов, скорее всего, он держал голубей именно там. Используя голуби­ную почту, он вполне мог узнать новость к утру во вторник, что намного раньше, чем об этом стало известно военному мини­стерству.

Его коллеги на фондовой бирже предполагали, что голуби — основные курьеры Ротшильда. Их стало настолько сильно это раздражать, что в 1836 году, если верить газетам, они развели ор­лов и ястребов на побережье Кента, чтобы ловить и уничтожать ненавистных голубей Ротшильда во время их полета с конти­нента. Но курьерская служба не прекратила на этом свою рабо­ту. Когда Натан Ротшильд умер 28 июля того же года, об этом стало известно благодаря его же системе: охотник подстрелил в Кенте изнуренного голубя и нашел маленький клочок бумажки, привязанный к лапке несчастной птицы (The Times, 3 августа 1836 года). На нем было написано три слова: "II est mort." ( Он мертв. — Пер. с фр. — Прим. перев.)

 

Системы Ротшильда продемонстрировали нам огромное зна­чение информации. Информационная сеть Натана Ротшильда внесла основной вклад в его невероятный успех, потому что са­мым важным фактором была возможность получать информа­цию, и ничего более. Фундаментальная осведомленность очень дефицитный товар в те дни.

новая ситуация

Сегодня информация остается определяющим фактором, но ок­ружающая обстановка изменилась. Нынешние трейдеры воору­жены целой армией онлайновых информационных систем, еже­дневно распространяющих тысячи и тысячи новостей в режиме реального времени. Благодаря электронным системам люди по всему миру оснащены одним-единственным искусственным мозгом, покрывающим поверхность нашей земли мелкоячеи­стой сетью. Поэтому все узнают важные известия в одно и то же время. Над всем этим раздаются мириады телефонных звонков, в результате которых слухи и предположения свободно и посто­янно пересекают любые национальные и институциональные границы. В такой ситуации основная проблема не в том, как бы­стро мы получим информацию, а в том, насколько правильно мы истолкуем новости с поля битвы. Прусский военный теоретик Карл фон Клаузевиц писал в Vom Kriege:

Уже после первой разведки вне прямой военной зоны возникают непомерные трудности. Но они гораздо серьезнее в суматохе по­ля боя и в постоянном потоке новой информации. Удача улыба­ется получателю противоречивой информации, который смог принять верное решение после соответствующей оценки и кри­тики. Значительно хуже, когда следующее известие поддержива­ет, подтверждает и усиливает предыдущее, добавляя все больше и больше цветов картине, пока, наконец, не принудит к новому ре­шению. Такие решения вскоре оказываются просто дурацкими, а вся поступившая ранее информация — лживой. Большая часть информации вводит в заблуждение, а страхи людей становятся плодородной почвой для лжи и обмана.

Клаузевиц отмечал, что большая часть новостей, без преумень­шения, ложная. Но больше всего его беспокоило, что человеку невероятно трудно придерживаться чьей-то оригинальной стра­тегии или догадываться, как ее следует изменить, когда нервные клетки начинают разрушаться от неопределенности в бесконеч­ном потоке новой информации:

Обычные люди, легко поддающиеся влиянию, как правило, не­решительны, когда требуется действие с их стороны. Они обна­руживают, что все не так, как они ожидали, — и особенно плохо, когда они находятся под влиянием кого-либо. Даже тот, кто по­строил свои собственные планы и теперь видит их в новом свете, вскоре начнет сомневаться в своем прежнем решении. Его собст­венная твердая уверенность должна настроить его против давле­ния внешнего мнения.

Реальная ситуация на финансовых полях битвы напоминает од­ну из старых историй о человеке, который готовился к дуэли. Его секундант перед ее началом обеспокоенно спросил:

"Вы хороший стрелок?" Дуэлянт ответил:

"Разумеется, я могу попасть в ножку бокала с двадцати шагов!"

Но тогда секундант спросил:

"Это хорошо. Но могли бы вы попасть в ножку бокала в тот мо­мент, когда бокал нацелил пистолет прямо в ваше сердце?"

Суета реальной жизни довлеет над нашими нервами. Поэтому мы легко совершаем ошибку, описанную Клаузевицем: попав под фронтальный информационный огонь, мы сразу же начинаем ве­рить, что условия отличаются от первоначального прогноза. Если мы не привыкнем схватывать информацию и отделять нужное от ненужного, поток пустой информации и слухов вскоре разрушит наше мировоззрение.

 

марвин в джунглях

Большое количество информации было проблемой для Клаузе­вица, поэтому он уделял огромное внимание работе шпионов. Когда сообщения поступали тысячами, среди них могло отсутст­вовать одно самое важное, а это означало серьезную угрозу. Что­бы раздобыть эту информацию, приходилось посылать шпионов. Та же самая проблема возможна и в мире финансов. В классиче­ском произведении Адама Смита "Биржа — игра на деньги"1 (1967) в одной из историй как раз рассказывается про этот случай. Герои этой истории следующие:

1. Адам Смит, спекулянт и автор книги

2. Грейт Винфильд, друг автора.торговец акциями внутри дня

3. Марвин, обанкротившийся торговец какао

4. Дилер по какао из фирмы Херши3 (анонимный)

5. Нечто вроде растительной тли, которая может осаждать посе­
вы какао в Гане.

6. Африканское племя

2 Adam Smith, The Money Game. 1 Hershey.

Все началось, когда Грейта Винфильда однажды осенила хорошая идея. Близкий друг сказал ему, что правительство Ганы "устано­вило" для себя статистическую информацию по какао. Статисти­ка предсказывала хороший урожай, но на самом деле он был ни­чтожным. План был очевиден: когда люди обнаружат, что урожай плохой, цены на какао поднимутся. Адам Смит и Винфильд поэ­тому инвестируют в какао 5000 и 200 000 долларов соответствен­но при 3-процентом уровне маржи. (Если цена какао поднимет­ся, к примеру, на 9%, они утроят свои деньги. Если упадет на 3%, они потеряют все). Итак, они начали ждать подъема цены.

Первые две недели прошли спокойно, но вдруг произошло неожиданное: революция в Гане. Адам Смит, естественно, не имел представления, что это означает. Но он сделал несколько ночных телефонных звонков, чтобы все разузнать. Он сумел пе­рехватить корреспондента из Си-би-эс. "Кто может ответить... они профессионалы в какао?" — спросил он. Никто не знал, но контракты поднялись от 23 к 25 центам, и Адам Смит неза­медлительно вложил все прибыли во фьючерсы на какао. В об­щем, все шло отлично.

Некоторое время спустя проводилась лекция по рынку какао, которую Адам Смит, разумеется, посетил. Лектор, эксперт из Хер-ши, фирмы по какао, сказал, что какао много и его хватит на всех. Через день после этого цена контрактов упала до 22 центов, и этот человек начал их скупать. "Странно, — думал Адам Смит, — поче­му он покупает сейчас, когда какао так много?". Но возможно, что какао было не так уж и много, так как цены начали подниматься снова. Однажды пришло известие, что в Нигерии подавлено вос­стание — еще одной стране по производству какао. "Гражданская война! — восторженно кричал Винфильд. — Гражданская война! Я не понимаю, как можно собрать урожай, а ты?" Адам Смит сог­ласился: контракты продолжали подниматься до 27 центов.

Но, несмотря на ложную статистику относительно продукции, революцию и гражданскую войну, контракты позднее стали падать, и со временем Адам Смит стал терять надежду. "Все, что нужно, — говорил он, — сильный дождь, и тогда урожай осадит тля". Итак, тля, которая должна была налететь на урожай, была их последней надеждой. Поэтому они связались с Марвином, обанкротившимся торговцем какао. Марвин был их шпионом и должен был разузнать, взялась ли тля за урожай. Они снарядили его специальным костю­мом для кустарников, аптечкой, компасом и оборудованием для ох­лаждения коктейлей. (Они снабдили его даже ружьем для слонов). Марвин сначала отправлял телеграммы, что дождь идет уме­ренно и люди в гостинице полагают, что урожай будет нормаль­ным. Контракты упали до 24.5 цента. Адам Смит и Грейт Вин-фильд, естественно, не были довольны тем, что думали люди в гостинице. "Марвин должен взять машину и выехать в джунгли, чтобы проверить все самому". Так Марвин и сделал.

подтверждающая необъективность

Наши заключения слишком часто оказываются под влияни­ем того, во что мы хотим верить. Это заставляет нас отдавать предпочтение информации, подтверждающей то, что мы сделали, и избегать информации, противоречащей этому. Исследователи памяти обнаружили: когда людей что-либо побуждает делать определенные заключения, они невольно ищут в своей памяти эпизоды и факты, подтверждающие сделанные ими выводы. Например, люди, которых убедили, что экстраверсия — наиболее предпочтительная и характер­ная их черта, последовательно будут вспоминать более экс-траверсивные автобиографические моменты. И как раз об­ратное произойдет с теми, кого убедили, что интраверсия — предпочтительная для них характерная черта.

Тенденция настолько сильна, что распространяется даже на объективных ученых, которые будут стараться не призна­вать того, что не подтверждает их гипотез.

На фондовых рынках, несомненно, такое поведение мо­жет заставить нас избегать информации, подтверждающей, что мы сделали неправильный выбор. Эта информация может носить экономический характер или отражаться в самой це­не, если она падает, когда мы находимся в длинной позиции. Это явление может внести свой вклад в продление трендов.

О Марвине больше никто никогда не слышал. Машина застряла в грязи, и Марвин беспомощно слонялся по джунглям, пока сжираемый пиявками, в конце концов, не оказался в деревне, где с него содрали одежду и поместили в котел с горячим маслом. Тем временем контракты в США упали до 20 центов, и два не­удачливых спекулянта продали их с огромными потерями (Мар­вин выжил, так как горячее масло, как выяснилось, использова­лось для заживления ран). Но Адам Смит потерял целое состоя­ние и решил больше не заниматься торговлей на тех рынках, о которых не имел достаточно нформации.

побудительные и результирующие факторы

У этой басни есть мораль: информация течет через различные пласты. Те из них, которые лежат дальше всего от инвестора и спекулянта, фундаментально определяют основные события, та­кие как: осаждение тли растений какао, потеря экспортных зака­зов компании или обнаружение новой золотой жилы на приис­ке. Все это можно назвать побудительными факторами. Завладе­вая моментально этой информации, мы сможем идти впереди остальной рыночной публики.

Вся информация, касающаяся побудительных факторов, по­степенно принимает более понятную и представительную фор­му. Она превращается в статистику, бюджет, анализы счетов и прогнозы. Это можно назвать результирующими факторами. Ре­зультирующие факторы объясняют, как могут все малые события повлиять на стоимость ценной бумаги/товара, но зачастую дела­ют это как раз тогда, когда рынок уже почувствовал опасность и среагировал.

Адам Смит и Грей Винфильд были достаточно проницатель­ны и поняли, что нельзя всегда искать только результирующие факторы (рынок всегда впереди). Они должны были узнавать и о побудительных факторах раньше, чем кто-либо на рынке. О про­блемах, возникавших при этой стратегии, Марвин мог бы многое рассказать.

пузыри, эффект социального сравнения и надежность источника

Когда люди сомневаются, они склонны присматриваться к другим, чтобы найти ответы. Этот феномен называется "соци­альным сравнением". Два ученых, Латан и Дарли, в 1968 году провели следующий эксперимент: они попросили людей сесть в комнате и заполнить анкеты. Через какое-то время они пустили дым в эту комнату через вентиляционную шах­ту. Оказалось, что люди, когда были одни, довольно быстро реагировали на дым (что вряд ли было удивительным: как-никак дым обычно идет от огня).

Однако если вы посадите вместе несколько человек, они будут довольно долго не реагировать на дым. Предлагаемое объяснение заключается в том, что индивидуумы предпочи­тают использовать точку зрения других в качестве основы для своей. Они склонны прислушиваться к мнениям других, нежели к своему собственному. Так как много людей присут­ствовали в комнате, они все заметили дым, но ждали, что кто-нибудь отреагирует первым. Легко представить себе, что происходит, когда все видят, как цены акций продолжают подниматься. Так как цены все еще поднимаются, кажется, нет повода для беспокойства...

Другой возможной причиной может быть то, что мнения людей находятся под влиянием воспринимаемой надежно­сти их источника информации (Ховланд и другие, 1953). Це­ны акций многими могут считаться очень надежными источ­никами информации о стоимости ценных бумаг, так как из­вестно, что они отражают баланс рыночного мнения. Это мо­жет усилить тренд.

как насчет эффекта Ноя?

Когда общественно доступная информация не может быть ис­пользована, а побудительной информации тяжело придержи­ваться, почему бы просто не торговать быстро на всех новостях?

Почему бы не торговать, как сказали бы математики, на "эффе­кте Ноя"? Эффект Ноя (рис. 10) неточно определяется, как мгновенная реакция на любой внешний шок — противоположно эффекту Жозефа. Большинство новых трейдеров пытаются тор­говать эффектом Ноя. Ситуация немного напоминает собак Па­влова с их условными рефлексами. Когда зеленая лампа зажига­ется, собака мчится к своей миске и съедает все мясные шарики. Когда зажигается красная лампа, собака пытается сделать то же самое, но получает щелчок по носу. После того, как это повторя­ется несколько раз, собака упрямо отказывается вообще что-ли­бо делать, либо делает все как надо. "Понятно, — думает она, — зеленый — это мясные шарики, красный — щелчок по носу".

Проблема эффекта Ноя в том, что рынок мнгновенно реаги­рует на каждое новое рыночное проникновение. Во многих слу­чаях он реагирует скорее чрезмерно, поэтому лучшей стратегией является продажа на хороших новостях и покупка на плохих но­востях.

Рисунок 10Эффект Ноя. Когда какая-нибудь новость удивила рынок, не­возможно извлечь выгоды из движения, потому что оно возникло мгновен­но. График показывает внутридневные движения доллара США/немецкой марки (USD/DEM) для опубликованных данных о торговле.

 

реальная проблема

Мы знаем, что огромное количество информации на финансо­вых рынках в чистых лучах правды часто ничего не стоит. Если какая-то информация пригодилась вам, будьте уверены: есть еще другие, кто знают или понимают то же самое. Итак, мы достигли более высокого уровня, на котором не всегда важна сама инфор­мация, важно скорее поведение людей, имеющих или не имею­щих доступа к ней.

 

 

Глава 11

Дым без огня?

Что ищет большой человек, находится в нем самом, что ищет ма­ленький человек, находится в других.

Конфуций

В 1891 году 14-летний мальчик по имени Джесси Лостен Ливер-мур устроился на работу у табло с курсом биржевых акций в нью-йоркском офисе брокерской фирмы. У Джесси была вели­колепная память, и вскоре он заметил, что некоторые особен­ные ценовые колебания склонны делать большие движения при каждом основном подъеме или спаде на рынке. Его это заинте­ресовало, поэтому он начал вести постоянные записи в малень­кой книжечке. Каждый день он записывал то, что, согласно его ожиданиям, будет днем позже. Затем он сверял свои прогнозы с реальными результатами. Через некоторое время он понял, что может делать действительно хорошие прогнозы.

азартный игрок

Однажды в офисе один мальчик постарше рассказал Джесси, что получил классную информацию по акции Burlinton. Джесси про­верил предшествующее движение акции и согласился, что акция находится в "нерешительности перед продвижением дальше. Вместе они договорились "сыграть на акции". Единственное, что им было необходимо, это пять долларов, если они будут иг­рать с маржей в одной из многочисленных фирм (с кухонным ди-лингом), проводящих операции с ценными бумагами. Итак, они начали торговать, как и планировали, а через два дня получили свою прибыль. Джесси заработал $3.12.

Это стало началом одной из самых выдающихся торговых карьер, которые когда-либо видел свет. Вскоре Джесси уже по­стоянно делал ставки в этих фирмах по всему Нью-Йорку. Благо­даря своему необычайному таланту интерпретировать поминут­ные ценовые колебания, он зарабатывал огромные суммы денег.

Однако спустя несколько лет о его гениальности стал гово­рить весь город, и ни одна фирма не решалась позволять ему иг­рать. Некоторое время он пытался играть под чужими именами, но в конце концов ему пришлось переехать в Сан-Луис, где он смог играть только короткий промежуток времени, пока та же самая проблема не возникла и здесь. В то время он был извес­тен, его боялись владельцы фирм по всей стране, называя "азартным игроком". После ставок в кухонных дилингах, кото­рые он делал на протяжении нескольких лет, Джесси смог пере­браться на реальный рынок. Несмотря на то, что его карьера не всегда была стабильной, он накопил более 30 миллионов долла­ров на своих собственных торговых сделках.

Секретная информация

Как-то раз вечером Джесси со своей женой были на Палм-Бич. Во время обеда его жена сидела рядом с мистером Висенштей-ном, президентом компании Borneo Tin (олово Борнео) и одно­временно управляющим внутренним фондом компании, мани­пулирующим как раз той же самой акцией. Мистер Висенштейн, намеренно севший рядом с миссис Ливермур, был чрезвычайно любезен с ней на протяжении всего обеда. В конце концов, низ­ким голосом он сказал ей следующее:

Было невероятно приятно познакомиться с вами и вашим му­жем, и я хочу доказать, что искренен, говоря это, потому что на­деюсь выяснить очень многое от вас обоих. Я уверен, что мне не придется говорить вам о том, что сказанное мной, — строго кон­фиденциально.

Тогда он прошептал: "Если вы купите немного Borneo Tin, то за­работаете очень много денег". Так получилось, что в тот день миссис Ливермур получила 500 долларов от своего мужа. Поэто­му она проявила некоторый интерес к этому вопросу. Мистер Висенштейн почувствовал это и продолжил:

Как раз, перед тем как выйти из гостиницы, я получил несколь­ко телеграмм с новостями, неизвестными для публике по край­ней мере несколько дней. Я собираюсь собрать столько акций, сколько смогу. Если вы купите некоторое количество завтра на открытии, то сделаете это в то же время, что и я, и по той же це­не. Я даю слово, что Borneo Tin обязательно продвинется наверх. Вы единственный человек, которому я это говорю. Абсолютно единственный!

Мистер Висенштейн, конечно, надеялся, что миссис Ливермур передаст информацию своему мужу, который потом купит акции на рынке — тем самым предоставив возможность внутреннему фонду продать. Но она не сделала этого. Она решилась в первый раз в своей жизни сама поторговать акциями. Как-никак у нее было 500 долларов...

На следующее утро она пошла к брокеру Джесси и открыла свой собственный счет и проинструктировала брокера не гово­рить Джесси ничего о ее делах. При открытии рынка она купила с маржей столько, сколько можно было. Средняя цена была 108.

Когда миссис Ливермур ушла, пришел ее муж. Он был на­строен очень по-медвежьему на весь рынок и выбрал подходя­щую акцию для своих медвежьих набегов. Это была акция, кото­рая вела себя так, как обычно ведет себя ценная бумага, распре­деляемая между инсайдерами: Borneo Tin. Джесси продал в ко­роткую 10 000 Борнео Тин и еще 4 000 на следующий день.

На третье утро миссис Ливермур прогуливалась возле брокер­ского офиса около 11 утра. Когда управляющий увидел ее, он отвел ее в сторону и сказал, что Borneo Tin торгуется по номиналу, а ее счет терпит солидные убытки. Требовалась еще маржа. Так как он не мог сказать ей, что Джесси играет на той же самой ак­ции, то просто посоветовал ей проконсультироваться по этой проблеме со своим мужем. Подробных записей о последующем разговоре не существует.

когда за дело берется грубиян...

Что поняла миссис Ливермур тем днем, так это то, что не совсем мудро торговать против самых умелых дельцов. Они могут быть разделены на четыре основные группы:

1. Инсайдеры (владеющие более 5% акционерного капитала
компании)

2. Члены фондовой биржи

3. Основные хеджеры

4. Основные спекулянты

В США биржевая торговля этих дельцов в настоящее время от­слеживается, а результаты торговли публикуются уполномочен­ными организациями. Изучение этих данных настоятельно ре­комендуется.

Инсайдеры

Инсайдеры — это директора, сотрудники офисов или просто лю­ди, владеющие более 5% акционерного капитала компании, заре­гистрированной для торговли на бирже. Правила гласят: корпора­тивные инсайдеры должны заполнять "Форму 4" при торговле ак­циями своей собственной компании. Если много инсайдеров на­ходятся позади крупных продаж акций, можно предполагать, что они продают из-за нехватки наличности. Но вторая и более веро­ятная причина — они узнали плохие новости. Поэтому этот сиг­нал — предупреждающий. Если инсайдеры покупают, больших сомнений быть не может: они владеют позитивной информацией благодаря близкому знакомству с компанией. Следовательно, один взгляд на транзакции инсайдеров может предоставить боль­ше информации, чем 1000 прогнозов о прибыли. О транзакциях инсайдеров постоянно сообщается в Vicker's Weekly Insider Report vi Barren's и Wall Street Journal.

Члены фондовой биржи

В 1940 году книга "Где яхты клиентов?"(Where are the Customers' Yachts?) Фреда Шведа рассказывала историю об одном посетите­ле Нью-Йорка, которому показывали зону Уолл-стрита на Ман-хэттене. В порту экскурсовод сначала указала в одном направле­нии, сказав: "Это яхты банкиров", а потом в другом: "А это бро­керов". Наивный гость задал крайне важный вопрос, ставший названием книги Шведа: "А где яхты клиентов?" Швед, естест­венно, имел в виду, что, в отличие от брокеров, клиенты не зара­батывают столько денег, чтобы покупать яхты. Как он говорил: "Каждый день во время закрытия торгов брокеры швыряют дневную прибыль на воздух. Что приклеивается к потолку, то по­том стекает на клиентов".

Но профессионалы все-таки деньги зарабатывают. Если про­верить обязательные торговые отчеты, можно увидеть, что эта группа систематически преуспевает и преуспевает лучше боль­шинства рыночных дельцов. Поэтому отслеживание их сделок может улучшить наше продвижение вперед. Особенно эффек­тивно могут применяться следующие индикаторы:

• Если большинство коротких продаж совершается членами
фондовой биржи, это означает, что рынок идет вниз

• Если, с другой стороны, они заняты небольшим количеством
коротких продаж, предполагается подъем рынка









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.