Экономика и занятия населения Хазарии
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Экономика и занятия населения Хазарии





Целый ряд арабо-персидских писателей рассказывали о многочисленных стадах животных: овец и рогатого скота, а также о садах и пашнях в Хазарии (Гардизи, 1973. С. 36, 57; ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 393; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161). Ал-Бакри отмечал, что хазарская овца настолько плодовита, что ягнится два раза в год (ал-Бакри, 1878. С. 60; 1992. С. 446). Из письма царя Иосифа также известно, что в Хазарии существовали сады с фруктовыми деревьями, виноградники и пашни (Коковцов, 1932. С. 87, 103). По сведениям Ибн Русте и Гардизи, хазары жили зимой в двух «городах» (С.р.г.шин и Х.б.лн.г, см. о них ниже, раздел «Города»), теплое время года они проводили в степи, а к зиме с урожаем возвращались обратно (Ибн Русте, 1892. С. 140; Гардизи, 1973. С. 36, 57). По данным ал-Истахри и Ибн Хаукала, вокруг столицы Хазарии Итиль не было деревень или областей (рустаков); поля отстояли на 20 фарсахов от города. Весной жители уезжали в поля для проведения сельскохозяйственных работ, а осенью, сняв урожай, возвращались в город; возделывали пшеницу (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 392). Еврейско-хазарская переписка свидетельствует о том же, уточняя, что жители города Итиль отправлялись в поля весной, примерно в апреле — мае (месяце нисан) (Коковцов, 1932. С. 85, 86). Ряд ученых связывали эти выезды населения с летней перекочевкой жителей в степь вместе со скотом, т. е. с кочевническим образом жизни (Артамонов, 2001. С. 539, 540; Хазанов, 2008. С. 421). Однако арабо-персидские писатели не упоминают о перегоне скота, а указывают на пахоту и сбор урожая, что противоречит идее кочевничества Арабские авторы по отношению к занятиям населения Хазарии применяли обычную аграрную терминологию: «поля», «урожай», «пахать» (Заходер, 1962. С. 140). Основной пищей хазар в Х в. арабские писатели называли рис (хотя археологические работы не подтверждают этого) и рыбу (ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 392), иные писали, что в Итиле нет фруктов, но имеется очень хороший хлеб (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361), что также свидетельствует об оседлости и земледельческом характере населения.



Царь со своими подданными весной объезжал владения (Коковцов, 1932. С. 85—87, 102, 103). Есть мнение, что он двигался от Волги к Куме, вдоль Восточного Маныча к Дону, по долине Дона и обратно на Волгу — по мере выгорания травы; эти выезды царя были традиционно кочевническими (Артамонов, 2001. С. 538—540; Плетнева, 1986. С. 50). Некоторые считают, что в Хазарии эти передвижения царя наполнились новым содержанием и, возможно, их следует называть полюдьем складывающегося феодального общества (Кобищанов, 1995. С. 219—223). Последнее предположение сомнительно как из-за недостаточности информации, так и невозможности рассматривать Хазарское государство как феодальное (Флёров, 2011. С. 208—212).

Ряд писателей отмечали, что население Итиля обитает в палатках из дерева и войлока и каркасных палатках (в переводе Н.А. Караулова, «в шатрах»), часть жилищ была сделана из глины. В Самандаре люди жили в каркасных палатках и жилищах из плетеных веток или камыша, однако отмечены прекрасные сады и виноградники (ал-Истахри, 1870. С. 222; Ибн Хаукал, 1939. С. 394; ал-Мукаддаси, 1877. С. 361; 1994. С. 288, 289). Ал-Мукаддаси описывал обширный округ хазар как очень грязный и отличающийся обилием овец и меда; о столице Итиль говорил как о месте хоть и с наличием деревьев, но сухом, суровом, неприятном, а о Самандаре писали как городе (балад), где много садов и виноградников (Ибн Хаукал, 1939. С. 92; ал-Мукаддаси, 1877. С. 355, 360—362; 1994. С. 282, 288, 289).

Если судить по указанным, довольно-таки отрывочным, сведениям источников, население Хазарии занималось разными отраслями хозяйства, что было обусловлено спецификой районов, входивших в состав Хазарии. Как считал Т. Нунан, экономика Хазарии, если рассматривать в отдельности ее разные регионы (округ столицы Итиль, области Нижней Волги, степи между Волгой и Днепром, Крым, земли буртасов) и отрасли (международная и внутрирегиональная торговля, нумизматические свидетельства), развивалась динамично и интенсивно в период 775—900 гг. Однако изменение направления торговых путей после 900 г. — от исламского мира к европейской России, через Волжскую Булгарию — резко ухудшило экономическое положение Хазарии, чем воспользовались ее враждебные соседи, стремившиеся к дестабилизации государства (Noonan, 2007. P. 207—244).

Отношения скотоводческого и земледельческого населения на протяжении существования Хазарии были неоднородны. В процессе завоевания хазарами степей Восточной Европы жившие там кочевники («протоболгары») лишались скота и пастбищ и переходили к оседлому или полуоседлому образу жизни (Науменко, 2004. С. 64—70; Тортика, 2006. С. 35, 36, 83—101). Такое положение дел рассматривалось как закономерное поступательное движение от таборного кочевания к полуоседлости, а затем и полной оседлости населения (Плетнева, 1982. С. 17—20). При этом само хозяйство кочевников включало в себя и земледельческие, и торговые, и ремесленные элементы; на разных стадиях мог превалировать тот или иной тип хозяйства (Марков, 2010. С. 9, 10). Тем не менее у кочевников образ жизни и способы ведения хозяйства воспроизводятся на протяжении веков, хотя народы в степях бывают различны (Тортика, 2006. С. 102—104). О хозяйстве населения Хазарии этого сказать нельзя, во всяком случае по письменным источникам. В них нет прямых свидетельств о кочевании хазарского населения или подвластных народов, за исключением печенегов, которые подчинялись хазарам, видимо, очень недолгое время и отнюдь не составляли большинства населения. А в последнее время археологические признаки кочевничества или оседлости населения на территории Хазарского каганата вообще подвергаются сомнению (Флёров, 2011. С. 212—217).

Печенеги были кочевниками, буртасы и булгары — оседлыми земледельцами и скотоводами, славяне были народом земледельческим. Как писал Т. Нунан, для того, чтобы понять экономику Хазарского каганата, необходимо выявить хозяйство каждого региона, входившего в его состав (Noonan, 2007. P. 208, 209). Регионы же были обширными и очень разнящимися по природным и климатическим условиям, по качеству земель.

Торговля

Важную роль в экономике Хазарского государства играла транзитная торговля, пути которой были весьма долгими. Один из торговых путей шел из Багдада (по данным Ибн Хордадбеха) или Рея (по сведениям Ибн ал-Факиха) к Джурджану (древней Гиркании), вдоль Каспия доходил до устья Волги, т. е. Хазарии, и шел вверх по этой реке, мимо страны буртасов до Булгара на Волге; отсюда маршрут продолжался до Хорезма и далее на восток (Ибн Хордадбех, 1889. С. 19, 119, 124; 1986. С. 62, 107, 109; Ибн ал-Факих, 1885. С. 270; Ибн Русте, 1892. С. 141; Ибн Фадлан, 1956. С. 121—141 (путь из Джурджана до Булгара); ал-Мас'уди, 1863. С. 25; ал-Истахри, 1870. С. 218; Ибн Хаукал, 1938. С. 15; 1939. С. 392, 393, 397).

Продолжительный торговый маршрут находился в руках купцов-русов, начинаясь в неких отдаленных частях страны славян и доходя до моря Румийского; более детально эта дорога не обозначена. Известно, что в конце пути властитель Рума (т. е. Византии) брал десятину с купцов (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; 1986. С. 124). Ряд исследователей полагали, что речь идет о крымских владениях Византии, а пошлину взимал представитель хазарских властей (Marquart, 1903. S. 351; Вестберг, 1908. С. 371; Бартольд, 1963а. С. 825; Новосельцев, 2000а. С. 292). Однако Ибн Хордадбех называл Румийским морем Средиземное, тогда как Черное море — морем Хазар; следовательно, пошлина взималась в таможенных пунктах близ Константинополя (Калинина, 1986. С. 71; Литаврин, 2000. С. 142; Домановський, 2005. С. 8—12). Следовательно, к Хазарии этот отрезок международных путей не относился.

Иной маршрут, основанный на данных Ибн Хордадбеха, но измененный в соответствии с новой информацией, представил Ибн ал-Факих. Сообщение о маршрутах купцов-славян (вместо русов; отметим, однако, что Ибн ал-Факих нигде в книге не упоминает этноним ар-рус) выглядит как весьма сокращенный вариант аналогичного фрагмента из книги Ибн Хордадбеха. Здесь рассказано о славянских купцах, которые идут «от славянских окраин» до Румийского моря, где они уплачивают пошлину. Оттуда прибывают по морю к городу Самкарш иудеев, а «затем переходят к славянам». Другой их путь проходит от «моря славян» в «реку славян» до «пролива хазар», где уплачивается десятина, после чего путь лежит к Каспию (Ибн ал-Факих, 1885. С. 298). Похоже, что Ибн ал-Факих вводит иные, по сравнению с данными Ибн Хордадбеха, географические понятия, несмотря на то что сам фрагмент, несомненно, имеет основой вышеуказанный пассаж из книги Ибн Хордадбеха. Хазарский город Хамлидж (у Ибн Хордадбеха) заменен очень схожим словом халидж, что означает «канал», «пролив» или «залив», с эпитетом ал-хазари, т. е. «хазарский» (Там же. С. 7, 298). Не исключено, что подразумевается Азовское море, поскольку Ибн ал-Факих упоминает хазарский город Самкарш (или Самкуш), который исследователи соотносят с упоминаемым в письме хазарского царя Иосифа (пространной редакции) городом Самк.р.ц и С.м.крий(а) Кембриджского документа (Коковцов, 1932. С. 12, 119; Ибн ал-Факих, 1885. С. 298; Голб, Прицак, 1997/5757. С. 141, 142, 154); в него попадали славянские купцы из Румийского моря. Подавляющее большинство исследователей идентифицируют его с Таматархой, некоторые — с Керчью, хотя имеются сомнения в такой идентификации (Чхаидзе, 2008. С. 275—282, 7, 8. Сн. 7;). Хазары, вероятно, недолго и лишь частично контролировали Крым (Баранов, 1990. С. 148; Сорочан, 2005. С. 325—395; Могаричев, 2008. С. 32—36; Могаричев, Сазанов, 2012. С. 122—145).

В «Книге путей и стран» Ибн Хордадбеха находится также ставший хрестоматийным отрывок о торговых дорогах еврейских купцов ар-раз̱анийа, проходивших от Африки, Испании и Франции через Суэц и Красное море или Антиохию на Евфрате до Индии и Дальнего Востока. Заходили они и в восточноевропейские земли: «позади Румийи» (т. е. византийцев или Италии) (или, по другой рукописи, — «позади Арминии») в страну славян, затем в Хамлидж — главный город хазар, далее по морю Джурджана, затем в Балх и Мавераннахр (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154, 155; 1986. С. 124).

Путь в страну славян очерчен, как видно, весьма приблизительно; нельзя даже с уверенностью утверждать, мимо Византии, Италии или Армении он шел: Румийа в тексте Ибн Хордадбеха означает в одних случаях — Италию или Рим, в других — византийцев; впрочем, то же слово обозначает еще и Римскую империю, а также является просто прилагательным от слова Рум, т. е. означает «византийский» (Ибн Хордадбех, 1986. С. 87, 91, 97, 102—106; С. 279. Примеч. 78, 79 к § 55в).

Фрагмент о пути купцов ар-разанийа переведен разными исследователями тоже по-разному: А.Я. Гаркави, пользуясь еще только одной рукописью, привел ее вариант («за Арменией»); М. де Гуе и Т. Левицкий переводили «Италия»; Н. Велиханова оставила текст без объяснения (Румийа); Б.Н. Заходер подразумевал Византию (Рум), ошибочно полагая, правда, что текст относится к пути купцов-русов, а не евреев-раз̱аниев (Гаркави, 1870. С. 49; Ибн Хордадбех, 1986 С. 116; Lewicki, 1956. S. 138; Ибн Хордадбех, 1986. С. 124; Заходер, 1967. С. 85).

В свое время Т.М. Калинина предложила чтение «позади Византии», хотя допускалось, что может быть более верным вариант «позади Арминии», коль скоро есть нумизматические подтверждения такому торговому пути (Калинина, 1986. С. 72).

С одной стороны, монетные данные подтверждают существование пути из стран Магриба через Сирию и области Закавказья в Восточную Европу, земли восточных славян и хазар на Северский Донец и Дон в конце VIII — первой трети IX в. (Там же. С. 79). Дорога «позади Арминии», если выбрать чтение Оксфордской рукописи Ибн Хордадбеха, может означать путь через Партав и Дербентский проход в Хазарию в конце VIII — начале IX в. (именно этому периоду соответствует поток монет африканской чеканки: Янин, 1956. С. 101—103; Нахапетян, Фомин, 1994. С. 141, 142, 145), хотя нестабильность политического положения на Кавказе (Новосельцев, 1990. С. 191—200) могла и помешать регулярной торговле. Замечание А.В. Назаренко о том, что выражение «по ту сторону» (точнее, «позади») Арминии должно означать «севернее» или «западнее» (Назаренко, 1994. С. 28), не вполне корректно: наш автор мог ориентироваться отнюдь не на реалии и «рассматривать» Армению не относительно места своего пребывания в Табаристане, а опираясь на совершенно иные параметры, такие как южная ориентация карты, ориентационная информация первоисточника, давшего сведения о путях еврейских купцов, и т. д. (Подосинов, 1999. С. 319—329).

Есть также мнение, что Ибн Хордадбех указывал на трансъевропейский широтный путь от Пиренейского полуострова через Венецию и Австрийские Альпы или южнонемецкие земли в Баварскую восточную марку, Прагу, Краков, Киев в Хазарию (Назаренко, 1994. С. 25—29; 2001. С. 99—101). Хотя этот путь для IX в. нумизматических подтверждений не имеет, однако договоры между Венецией и королями Италии по поводу работорговли могут подтверждать версию о существовании пути, проходившего через Италию, для подвоза рабов (Бартольд, 1966. С. 346; Lewicki, 1956. S. 140. Kom. 176; Назаренко, 1994. С. 26; Мишин, 2002. С. 152—173).

Ибн Русте и Гардизи рассказывали о захвате русами славян и последующей продаже их в Хазаране и Булгаре, а также о пленении печенегов и торговле ими представителями тех народов, кто их окружал, т. е. кипчаками, хазарами и славянами (Ибн Русте, 1892. С. 145; Гардизи, 1973. С. 35, 38, 39, 56, 59). Хазары-идолопоклонники разрешали торговлю детьми и обращение их в рабство; также упоминалось, что рабов из числа славян и хазар привозили в Хорезм (ал-Истахри, 1870. С. 223, 305; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). Таким образом, хазары участвовали в работорговле.

Ибн Хаукал отмечал, что русы оставляли в Хазаране десятину (Ибн Хаукал, 1939. С. 392.). Хазарский хакан получал средства от таможенных пошлин и торговых сборов в транзитных пунктах Крыма и Каспия (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; Ибн ал-Факих, 1885. С. 271; ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 392). А правитель булгар Алмуш получал шкурку соболя с каждого дома в качестве побора для уплаты царю хазар (Ибн Русте, 1892. С. 141; Гардизи, 1973. С. 39, 60; Ибн Фадлан, 1956. С. 136, 140, 141).

Еврейские купцы также везли меха: пушнину (ал-фира'), шкурки (ал-хазз), соболей (ас-саммур). Известный арабский литератор ал-Джахиз (ум. 869) в небольшом трактате «Рассуждения о торговле» также упоминал о мехах: горностае (ал-какум), хазарской и хорезмийской белке (ас-синджаб) (Lewicki, 1956. S. 28—33.). По-видимому, термины хазарский ихорезмийский в данном случае относились не к реальному происхождению пушнины, а к тем местам, из которых везли ее купцы. Ал-Йа'куби (ум. 897) в «Книге стран», рассказывая о Хорезме, упоминал, что именно там изготавливалась одежда, подбитая мехом (ал-вабр) соболя (ас-саммур), лисицы (ал-фанак), горностая (ал-какум), рыси (ал-вашак), белки (ас-синджаб) (ал-Йа'куби, 1892. С. 278) — мехами, имеющими, вероятнее всего, восточноевропейское происхождение.

Ал-Истахри (30-е гг. Х в.), описывая восточноевропейские земли и народы (хазар, буртасов, булгар, славян и русов), отмечал, что по всему свету возят шкурки ал-хазз, но водятся они только в областях булгар и русов, и «больше ни в каких климатах среди известных»; к хазарам из земель русов привозят мед и воск (ал-Истахри, 1870. С. 223). Он писал также, что из области русов под названием Арс̱а вывозят черных соболей (ас-саммур ал-асвад) (Там же. С. 221, 223). Ибн Хаукал, последователь и переработчик ал-Истахри, добавлял, что водятся меха ал-хазз только в северных реках земель булгар и русов. Этот автор подчеркивал, что самая хорошая и многочисленная пушнина этого сорта находится в стране русов и попадает («спускается») к ним по рекам, со стороны народов йаджудж и маджудж, а вывозится («поднимается») к булгарам, далее же путь ее лежал в Хорезм. Некогда, до разрушения городов Хазарии, конечный пункт торговли русов, по информации Ибн Хаукала, был в Хазаране (Ибн Хаукал, 1938. С. 110; 1939. С. 392, 396).

Во второй половине Х в. Шамс ад-Дин ал-Мукаддаси подробно описал предметы вывоза из Булгара в Хорезм, распространявшиеся далее по всему свету: соболь (ас-саммур), белка (ас-синджаб), горностай (ал-какум), один из видов лисиц (ал-фанак), куница (далак), лисица (ас̱-с̱а'алиб), бобр (хазз бусат), зайцы, козы, воск, стрелы, большая рыба, шапки, рыбий клей, рыбьи зубы (т. е. моржовый клык), бобровая струя, янтарь, амбра, лошадиные кожи, мед, орехи, соколы, мечи, кольчуги, береза (ал-халандж), рабы из славян, овцы, рогатый скот (ал-Мукаддаси, 1906. С. 324, 325). В.Р. Розен переводил этот фрагмент с рядом иных значений: «янтарь, юфть, барсы или гончие собаки» (ал-Бакри, 1878. С. 181). В.В. Бартольд также переводил некоторые слова по-другому: «меха соболей, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров...» (Бартольд, 1963б. С. 294).

Таким образом, хазарские правители активно участвовали как в международной, так и во внутренней торговле.

Города Хазарии

Сведения источников о городах Хазарии немногочисленны Их перечислил Ибн Хордадбех: Хамлидж, Баланджар, ал-Байда, Самандар, находившийся за Дербентом (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109). Названные в анонимном сочинении «Худуд ал-'Алам» названия Савгар, Х.т.л.г, Л.к.н., Сур, Масмада идентификации не подлежат, и расположение их неизвестно (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161, 162).

Не ясно, что вкладывали в понятие хазарский «город» (мадина, балад) восточные авторы. Сравнивать эти «города» с давно существующими византийскими или ближневосточными можно только с пониманием того, что такого рода городов в Хазарии быть не могло (Заходер, 1962. С. 172; обзор археологических исследований памятников с выводом о том, что настоящих городов в Хазарии не было: Флёров, 2011).

Тем не менее некие «города» или, может быть, поселения или крепости названы, и упоминания о них следует рассмотреть.

Баланджар — по Йакуту, чья книга была в основном компендиумом данных более ранних арабских географов, город был главным в Хазарии, располагался за Дербентом (Йакут, 1866. С. 489, 490) и был древней столицей Хазарии (ал-Мас'уди, 1894. С. 2). Баланджар назывался первым городом на пути арабских войск в земли за Дербент (ат-Табари, 1879. С. 90, 2667, 2889, 2890ff.; 1881. С. 1453; Ибн А'сам ал-Куфи, 1991. С. 260; 1981. С. 48; ал-Йакуби, 1892. С. 360; Ибн ал-Асир, 1870. С. 187). О древности Баланджара, находившегося у входа в землю хазар и построенного неким мифическим сыном Йафета Баланджаром, упомянул Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 289); об основании Баланджара сасанидским шахом Хосровом Ануширваном писал Ибн Хордадбех (Ибн Хордадбех, 1889. С. 123; 1986. С. 109).

О местоположении города нет единого мнения. Некоторые ученые предлагали отождествить Баланджар с Варачаном армянских источников: у Мовсеса Каланкатуаци и в «Армянской географии» Варачан упомянут как город «хонов», т. е., возможно, хазар (Мовсес Каланкатуаци, 1984, I. С. 38; II. С. 30; Marquart, 1903. S. 166, но его же противоположное мнение: S. 492; Артамонов, 1962. С. 208; Плетнева, 1986. С. 26). Есть мнение, впрочем не поддержанное исследователями, что Баланджар и Хамлидж (как и Самандар) — это один и тот же пункт под разными названиями (Заходер, 1962. С. 178, 179). Других предположений о нахождении города много: на берегу одного из притоков р. Койсу; в районе реки и села Башлы; на месте города Итиль в низовьях Волги; на нижнем течении р. Уллучай; на побережье р. Сулак, у села Верхний Чир-Юрт в Дагестане; у селения Белиджи и т. д. (см. об этом: Новосельцев, 1990. С. 122—125; Ромашов, 2004. С. 188, 189). Некоторые ученые полагали, что название возникло от имени некоего народа баланджаров (Dunlop, 1954. P. 6; Ромашов, 2004. С. 187). Есть также точка зрения, что существовало два города под именем Баланджар — вблизи Дербента и «в земле хазар» (Аликберов, 2003. С. 103). Ни одну из этих идентификаций нельзя назвать доказанной.

Самандар — название этого города толкуется как «белый дом, дворец»; была проведена аналогия Самандара с городом ал-Байда, который тоже значил «Белая» (Новосельцев, 1990. С. 125, 126). Эта гипотеза едва ли верна, поскольку арабские историки, рассказывающие об арабо-хазарских войнах, отчетливо различали ал-Байда' и Самандар (см. ниже,ал-Байда'). Есть мнение, что название означает «крайняя дверь» (статью Л.И. Лаврова, на которую ссылается С.А. Ромашов, мне найти не удалось: Ромашов, 2004. С. 198; Плетнева, 1986. С. 28). Другие исследователи полагали, что название возникло от имени болгаро-хазарского племени в Северном Дагестане (Артамонов, 2001. С. 238; Dunlop, 1954. P. 6; Lewicki, 1956. S. 114). Существует также отождествление, не поддержанное исследователями, что Баланджар и Самандар, а также Хамлидж и Варачан — это одна и та же столица Хазарии, существовавшая под разными наименованиями (Заходер, 1962. С. 183). Есть также утверждение, что существовало два Самандара — после Баланджара один город стал столицей в районе селения Тарку, второй был перенесен после арабского наступления в округ близ современной станицы Шелковская (Магомедов, 1983. С. 53—60, 183, 184; Ромашов, 2004. С. 197).

Самандар был упомянут Ибн Хордадбехом как город, построенный Хосровом Ануширваном; находился он за Дербентом, где лежали земли хазар. Ибн ал-Факих повторил эту информацию и добавил, при перечислении правителей горного Кавказа, в конце владыку города Самандар (Ибн Хордадбех, 1889. С. 123, 124; 1986. С. 109; Ибн ал-Факих, 1885. С. 298). Ал-Балазури написал, что город был построен шахом Кавадом (ал-Балазури, 1866. С. 194); в одном из фрагментов то же повторил Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 288). Самандар как хазарский город упоминался историками, писавшими об арабо-хазарских войнах (ал-Балазури, 1866. С. 197; Ибн А'сам ал-Куфи, 1974. С. 71). Ал-Масуди указывал на Баланджар как столицу хазар, однако он же отметил, что столицей, до завоевания ее Салманом ибн Раби'а ал-Бахили, был Самандар, после чего она была перенесена в Итиль; он также приводил расстояния от Самандара до Дербента — 8 дней пути, до Атиля — 7 дней (ал-Мас'уди, 1863. С. 7). Ал-Истахри определял путь от Самандара до Дербента в 4 дня, а до Итиля — в 7 дней (ал-Истахри, 1870. С. 219). Ал-Истахри и Ибн Хаукал писали, что область Самандара граничила с Ширваном, а город находился между Хазараном (западной частью города Итиль) и Дербентом; расстояние от Самандара до Итиля определялось в 7 дней пути по пустынной местности, а между Самандаром и пределом владений страны ас-Сарир в Северном Дагестане — в 2 фарсаха (12—16 км) (Ибн Хаукал, 1939. С. 394).

А.П. Новосельцев полагал, что, несмотря на взятие города Салманом ибн Раби'а ал-Бахили, город продолжал быть столицей Хазарии до похода Марвана 737 г. Позже он также сохранял большое экономическое и политическое значение (Новосельцев, 1990. С. 125—128), поскольку в Самандаре правителем был родственник царя хазар (ал-Истахри, 1870. С. 222, 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394).

Город, по рассказу арабских авторов, был населен мусульманами, христианами и иудеями, жившими в шатрах и постройках из сплетенного дерева; в городе было много садов и виноградников (ал-Истахри, 1870. С. 222; Ибн Хаукал, 1938. С. 93; ал-Мукаддаси, 1877. С. 361). Процветание города продолжалось до 969 г., когда на него напали и разгромили русы (Ибн Хаукал, 1939. С. 393). Ал-Мукаддаси писал, что Самандар — большой город с садами и виноградниками, расположенный на берегу Каспия, между рекой Хазар, т. е. Волгой, и Дербентом.

Хамлидж

О Хамлидже Ибн Хордадбех писал:

Дорога между Джурджаном и городом хазар — Хамлиджем.

Это северный город, поэтому я упомянул о нем в этой части [книги]. От Джурджана до Хамлиджа, находящегося на конце реки, которая течет из страны славян и впадает в море Джурджана, по морю при попутном ветре 8 дней пути (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109).

[Купцы-русы], если отправляются по [Тан]ису — реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа, города хазар Их владетель взимает с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджана и высаживаются на любом его берегу (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; 1986. С. 124; относительно реки славян см.: Тортика, 2006.

С. 257—297; Калинина, 2007. С. 120—134, 159—163).

Как бы ни интерпретировать «реку, текущую из страны славян», ясно, что Хамлидж находился при впадении Волги в Каспий и был таможенным пунктом. Некоторые исследователи считают его предтечей города Итиль (Marquart, 1903. S. 18; Lewicki, 1956. S. 29, 115; Zajączkowski, 1947. S. 50; Худуд ал-Алам, 1937. C 454).

У Йакута Хамлидж (в форме Хамлих) упомянут в трех статьях: о Баланджаре, городе ал-Байда' и Хамлидже (Хамлихе); он также приводит фрагменты с упоминанием Хамлиджа из стихотворений ал-Бухтури, которые до него встречаются в книге Ибн Хордадбеха (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109; Йакут, 1866. С. 730; 1867. С. 471). Издатель текста Ибн Хордадбеха М. Де Гуе отдал предпочтение именно этой форме названия (Хамлидж), хотя в тексте есть и вариантХамлих. В.Ф. Минорский и Т. Левицкий предпочитали чтение Хамлих; Н.М. Велиханова — Хамлидж (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109).

Имя этого города (был упомянут Ибн Русте, Гардизи и Марвази) Б.Н. Заходер, вслед за Д.А. Хвольсоном, который в свою очередь ссылался на мнение В.В. Григорьева, читал как «хан-балык», т. е. «ханский город» (Ибн Русте, 1869. С. 58, 59; Заходер, 1962. С. 194). Также интерпретировали имя и соотносили город с торговой частью Итиля другие исследователи (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 454; Zajączkowski, 1947. S. 50; Большаков, 2010. С. 304, 305). Другие, согласившись с чтением названия как «ханбалык», не поддержали отождествления города с торговой частью Итиля, а считали его резиденцией верховного правителя (Заходер, 1962. С. 175, 176; Артамонов, 2001. С. 535, 536).

Д. Данлоп полагал, что Сар.г.шин и Х.т.л.г., упомянутые Ибн Русте и другими авторами (см. ниже, раздел «Итиль»), соответствуют двум частям более поздней столицы — Итилю и Хазарану; Х.т.л.г. он считал идентичным Хамлиджу и, соответственно, Хазарану (Dunlop, 1954. P. 108). П. Голден остановился на той версии, что Ханбалык и Хамлидж — это два разных города (Golden, 1980. P. 233). А.П. Новосельцев отказался от интерпретации названия города как «ханбалык». Он считал Хамлидж столицей Хазарии, которая впоследствии именовалась Итилем (Новосельцев, 1990. С. 130).

Есть версия, не поддержанная большинством исследователей, о местонахождении Хамлиджа на одном из городищ у р. Сулак (Магомедов, 1983. С. 51).

Атиль или Итиль — последняя столица хазар в устье Волги, названная по имени реки.

Большинство работ о столице Хазарии Итиль начинаются с признания неизвестности ее местонахождения. Ряд ученых, в том числе Л.Н. Гумилев, полагали, что ее остатки были смыты водами Каспия. В 1990 г. в дельте, на правом берегу р. Старая Волга или Бирюль (село Самосделка, в 43 км ниже Астрахани), археологи нашли крупное поселение. С.А. Плетнева высказала предположение о возможной идентификации его со столицей Хазарии (Плетнева, 1999. С. 193, 194). Некоторые исследователи поддержали эту точку зрения (Петрухин, 2006. С. 22, 23; Зиливинская, Васильев, 2008. С. 224—226; 2010. С. 270—273; Васильев, 2010. С. 241—249). Возможность отождествления Самосделки с Итилем показывают такие параметры городища, как расположение его в дельте Волги, на острове, окруженном протоками и разделенном ими на несколько частей, что совпадает с описанием Итиля в ряде арабо-персидских сочинений и письме хазарского царя Иосифа; находки обожженного кирпича вторичного использования, который, предположительно, мог использоваться для строений верховного владыки; юртообразные жилища в нижних слоях городища, характерные для укреплений хазарского времени, как было выявлено задолго до начала раскопок на Самосделке (Флёров, 1996).

Однако В.С. Флёров высказал мнение, что существующие размеры раскопанных площадей городища Самосделка, как и анализ находок, не являются достаточными для решительного подтверждения идентификации памятника с Итилем. Городище Самосделка остается малоизученным. В целом сплошная археологическая разведка дельты Волги не произведена (Флёров, 2011. С. 107—119; см. также: Афанасьев, 2009. С. 9).

И.Г. Семенов провел вычисления на основе данных арабо-персидских и еврейских письменных памятников, пытаясь идентифицировать Итиль с городищем Самосделка (Семенов, 2002а. С. 40—46; 2002б. С. 179—190). Методика исследований И.Г. Семенова была подвергнута справедливой критике. Были отмечены сомнительность отправных точек для определения местоположения города, безосновательность выводов, базирующихся на предположениях, а не фактах, и т. д. (Флёров, 2009. С. 123—142; 2011. С. 83—85). К этому можно добавить ненадежность самого определения такой меры длины, как фарсах: он равен примерно 6 км (Крачковский, 1957. С. 84; Хинц, Давидович, 1970. С. 72). Однако, как верно подметил М.И. Артамонов, критикуя расчеты Б.А. Рыбакова, «фарсах в разных условиях имел различную протяженность и точно так же, как вполне реальное понятие «день пути», не имел и не мог иметь постоянно и повсеместно один и тот же линейный эквивалент» (Артамонов, 2001. С. 524). Ссылка И.Г. Семенова на пояснения Н. Велихановой не верна: исследовательница дает примерную величину фарсаха 6 км в общем (Ибн Хордадбех, 1986. С. 142. Примеч. 3), а не специально для Закавказья, как пишет И.Г. Семенов (Семенов, 2002б. Примеч. 23). Но размеры фарсаха на разных территориях действительно могли быть очень разными и составлять от 5,6 до 9 км (Хинц, Давидович, 1970. С. 121). Измерения же «дня пути» (о нем см. далее) в 7 фарсахах = 35 или 37,5 км (Семенов, 2002б. С. 180) совершенно бездоказательны. Поэтому построения И.Г. Семенова не могут решить вопрос о местонахождении Итиля.

М.Г. Магомедов считал, что Итиль находится на острове Чистая Банка в северо-западной части Каспийского моря (Магомедов, 1994. С. 146, 147, 149). Однако проведенные там раскопки, как и исследования с помощью магнитосъемки, показали, что остатков городища там нет.

Известны попытки найти Итиль вне дельты Волги и Каспия.

В.А. Катунин, сетуя на недостаточно отчетливые сведения письменных памятников, предложил считать Итилем Правобережное и Левобережное Цимлянские городища на Нижнем Дону. Приводимые автором интерпретации слова «саркел», по данным арабских и византийских источников, к сожалению, весьма поверхностны: не ясно, почему названия, возводимые к слову «белая, белый дворец, дом, крепость», должны считаться доказательством приведенной версии (Катунин, 2000. С. 119, 120).

Г.Е. Афанасьев, на основании компьютерной обработки подкурганных погребений, которые он интерпретировал как хазарские, предложил считать доменом Хазарии территорию преимущественно левобережья Нижнего Дона (Афанасьев, 2009. С. 10). Однако для выдвинутого тезиса о том, что «бытовавшее в средневековой арабо-персидской литературе понятие Итиль, как центральный населенный пункт Хазарского каганата, является обобщенным», археологических свидетельств недостаточно. Да и этническая принадлежность подкурганных погребений остается дискуссионной. Так, Е.В. Круглов достаточно аргументированно ставил вопрос о принадлежности их разным этническим общностям, в том числе болгарам (Круглов, 2006. С. 279; 2008. С. 62—68). (О проблематике подкурганных погребений см.: Флёрова, 2001).

Г.Е. Афанасьев считает, что надежда на открытие на городище. Самосделка слоев хазарского времени очень слаба (Афанасьев, 2009. С. 9), что соответствует его предположению о расположении политического центра Хазарского каганата на Нижнем Дону. В связи с этим им приводится ссылка на мнение Т.М. Калининой, что, по данным арабских географов, ««река славян» — это обобщенное понятие водного пути с севера на юг» (Калинина, 2007. С. 104). Однако дальнейшее рассуждение Г.Е. Афанасьева о том, что в таком случае можно подразумевать и Волгу, и Северский Донец, и другие реки, не принадлежит Т.М. Калининой. И в цитируемом фрагменте, и в других работах ею подчеркивалось, что арабские географы не знали конкретных рек Восточной Европы, а имели лишь общее представление о существовании водного пути, связывавшего юг и север Восточной Европы (Там же. С. 101—134).

Л.В. Гуренко и А.В. Ситников утверждали, по материалам ал-Мас'уди о походе русов на Каспий в 912/13 гг., со ссылкой на одну из работ Д.В. Микульского, что «русы, получив разрешение у хазарского царя, переволокли свои суда с Дона на Волгу у того места, где находилась хазарская столица Атиль, а затем спустились по реке в Каспийское море» (Гуренко, Ситников, 2001. С. 37—40). Указанный текст действительно является пересказом фрагмента книги «Арабский Геродот» Д.В. Микульского (Микульский, 1998. С. 205), где кратко упоминаются известия ал-Мас'уди об этом набеге русов Авторы солидарны с замечанием Д.В. Микульского, что само по себе не служит доказательством того, что город Итиль находился на Переволоке. Утверждение авторов, что, по данным Ибн Хордадбеха, таможенный пункт Хамлидж, он же Итиль, находился на Переволоке, не выдерживает критики, поскольку Ибн Хордадбех писал о Хамлидже как о находящемся при впадении реки, текущей из страны славян, в море Джурджана, т. е. Каспий. Как бы ни интерпретировать реку, текущую из страны славян, впадает в Каспий Волга, и, следовательно, именно в этом месте указан город Хамлидж. Тезис авторов о том, что ал-Мас'уди говорит об Атиле как об узле, в котором «сходятся пути из Киева (через Дон. — Л. Г., А.С.) на булгар и Абаскун (город-порт на ЮВ побережье Каспия)» (Гуренко, Ситников, 2001. С. 37), не имеет подтверждения в сохранившихся двух книгах ал-Мас'уди, поскольку он вообще не упоминает Киев. Дальнейшую аргументацию авторов разбирать нет смысла, поскольку и ошибки, и нагромождение аргументов подчинены только одной идее: Итиль должен быть близ Переволоки.

В свое время Б.Н. Заходер предпринял текстологическое исследование сведений о городе Итиль арабо-персидских географов. Он пришел к выводу о существовании трех рассказов об этой столице, восходящих к одной старой редакции и отразившихся в книгах нескольких восточных авторов (Заходер, 1962. С. 184—186). Это не удивительно, поскольку специфика арабской (и вообще средневековой) литературы такова, что более поздние писатели зачастую повторяют рассказы ранних литераторов, не называя их имен и не предупреждая о том, что повествование несовременно. Иногда к старым материалам прибавляются новые известия. С.А. Ромашов писал, что Б.Н. Заходер выделил три традиции рассказов арабо-персидских географов о городе Итиль (Ромашов, 2004. С. 202), однако это неточность: Б.Н. Заходер говорил о трех рассказах, восходящих к одной и той же редакции IX в.

Б.Н. Заходер выделил первый рассказ о существовании двух расположенных рядом городов, население которых весной отправляется в степь, а зимой возвращается обратно; в них есть мусульмане, мечети и муэдзины. Эта информация восходит к «Анонимной записке» (или «Описанию неизвестного автора») о Восточной Европе, и Хазарии в частности, и повторяется рядом писателей (Ибн Русте, Гардизи, ал-Бакри, ал-Идриси, ал-Марвази, Мубаракшахом Мерверруди — правда, в последнем случае без названия городов, поэтому известия этого автора я опускаю). Ал-Бакри соединил данные разных источников (см. ниже).

Приведем цитаты из наиболее известных арабских источников о «городах» хазар.

Ибн Русте:

Их (хазар. — Т.К.) главный город (мадина) — Сар'ш.н, и у них [еще] другой город (мадина), называется Хаб.н.л.' или Х.н.б.л.'. Место, [где останавливается] его народ на зиму, — в этих двух городах. Когда наступает время весны, они выходят в степь и не уходят в них (в города. — Т.К.) до наступления зимы. В этих двух городах население из мусульман, у них есть мечети, имамы, муэдзины и начальные школы (Ибн Русте, 1892. С. 139, 140).

Гардизи:

У них два больших города (шахр), Саргыш (?) (Сар.г.ш) и Хылыг (?) (Хил.'); в этих двух городах они живут зимой. Когда наступает весна, они выходят в степь и не возвращаются в город до наступления зимы (Гардизи, 1973. С. 36, 57).

Ал-Марвази:

Их главный город (мадина) — Са.р'с. А там еще другой город (мадина), который называют Х.н.б.л.'. Они живут в этих двух городах зимой. Когда наступают весенние дни, они выходят в степь, где проводят все лето (ал-Марвази, 1942. С. *21, 33).

Недавно О.Г. Большаков на основании графических изменений предложил считать первое название города искаженным именем Саксин (Большаков, 2010. С. 304). Название «Саксин» впервые встречается в труде ал-Гарнати в XII в. Город был населен огузами и располагался на реке, «которая больше Тигра» (ал-Гарнати, 1971. С. 27). В тексте название города встречается в двух вариантах: Саджсин и Саксин, а «в местном произношении город назывался Сагсин» (Там же. С. 65. Примеч. 31). Множественность вариантов, на мой взгляд, затрудняет выдвинутое предположение о возможности прочтения «Саксин» вместо «Сар'ш.н.» в тексте Ибн Русте. Впрочем, задолго до О.Г. Большакова версию отождествления города Сар.ш.н с Саксином предлагали и другие ученые (Ибн Русте, 1869. С. 45; Худуд ал-Алам, 1937. С. 453, 454).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.