Федеральный конституционный суд Германии
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Федеральный конституционный суд Германии





66 BVerfGE 39 (1983)

 

[В 1983 году несколько индивидов обжаловали в Суд предстоящее размещение на территории Западной Германии ракет с ядерными боеголовками. Размещение этих ракет должно было стать результатом решения, принятого министрами обороны и иностранных дел государств-участников НАТО. 22 ноября 1983 года Бундестаг принял резолюцию, в которой указал, что поддерживает действия федерального правительства. Главный пункт конституционной жалобы сводился к тому, что ракеты поставят под угрозу жизнь и здоровье заявителей в нарушение абзаца 2 статьи 2 Основного закона ФРГ («Каждый имеет право на жизнь и физическую неприкосновенность. Свобода личности ненарушима. Вмешательство в эти права допустимо только на основании закона»). Аргументы заявителей основывались также на принципе разделения властей. По их мнению, тот факт, что законодатель не поддержал идею размещения ракет в форме закона, означает нарушение этого принципа.]

 

Решение второго сената: [...]

А.II.5. ... Заявители подкрепляют свою конституционную жалобу следующими аргументами: качество нового вооружения и его размещение на европейской территории ближе к Советскому Союзу меняет политико-стратегическое соотношение возможностей и рисков в пользу Соединенных Штатов Америки. Существует несколько вероятных вариантов реакции Советского Союза на это, каждый из которых несет с собой риск нанесения им разрушительного удара по месту нахождения ракет «Першинг 2» и крылатых ракет. Следовательно, размещение этого оружия ставит в опасность жизни людей, населяющих Федеративную Республику. Кроме того, Советский Союз объявил об учреждении контролируемой компьютерами системы ответного удара, позволяющей запустить использование ядерного оружия в случае проведения государствами-членами НАТО даже ограниченных по масштабу военных операций. [Нельзя исключать возможность], что ядерная атака будет проведена из-за технического сбоя работы этой системы. Таким образом, размещение ракет «Першинг 2» и крылатых ракет несовместимо с обязанностью государства защищать жизнь, следуя абзацу 2 статьи 2 Основного закона. Конституционное решение обеспечить национальную оборону не позволяет создавать угрозу уничтожения всего населения Федеративной Республики или значительной его части. Конечно, полномочные органы власти несут общую ответственность за решение вопроса о том, каким образом им следует выполнять вытекающую из абзаца 2 статьи 2 Основного закона обязанность по защите жизни. Однако [они] не могут оправдывать размещение нового оружия как меру, направленную на защиту жизни. [Размещение нового оружия] также не является адекватной оборонной мерой, поскольку оно не предотвращает атаку советских ракет SS-20 и не позволяет нанести первый удар с целью их уничтожения. Новое оружие не имеет оборонного значения для Федеративной Республики, поскольку Федеративная Республика не контролирует его использование. Если федеральное правительство считает, что оно должно модернизировать вооружение, оно может выбрать менее опасную альтернативу размещения нового оружия в море...



С. ... Конституционная жалоба неприемлема.

1. В той степени, в какой заявители оспаривают действия негерманской публичной власти, связанные с размещение ракет «Першинг 2» и крылатых ракет, их конституционная жалоба неприемлема. Действительно, права человека, в том числе основные права и свободы, признаваемые Основным законом, подлежат защите от любой формы суверенной власти. Однако в соответствии с пунктом 4а абзаца первого статьи 93 Основного закона и статьей 90 закона о Федеральном конституционном суде с помощью такого правового средства как конституционная жалоба могут быть оспорены только действия германского государства.

2. В той степени, в какой они подвергают критике деятельность германской суверенной власти, ни из их доводов, ни из иных обстоятельств не следует, что действия германского государства послужили причиной возникновения упомянутой угрозы и поэтому должны рассматриваться с учетом сферы защиты основных прав, якобы нарушенных деятельностью германского государства...

Даже если принять предположение заявителей о том, что размещение ракет «Першинг 2» и крылатых ракет увеличивает опасность ядерной атаки со стороны Советского Союза по целям, расположенным в Федеративной Республике, и, соответственно, риск для прав, защищаемых абзацем 2 статьи 2 Основного закона, остается спорным вопрос о том, достигает ли предполагаемое нарушение германской суверенной властью прав заявителей на жизнь и физическую неприкосновенность уровня реальной опасности... В тех случаях, когда Федеральный конституционный суд исследовал мнения относительно степени вмешательства, ставящего под угрозу основные права, [он мог делать определенные] утверждения, касающиеся возможности того, что предполагаемая угроза действительно осуществится. В этих случаях основные источники риска могли быть исследованы с помощью научных методов, даже если такие методы были естественным образом обусловлены и ограничены состоянием и типом научного знания, существовавшего на тот момент времени. Напротив, применительно к настоящему делу не имеется подходящего и надежного способа удостовериться в усилении опасности для жизни и здоровья заявителей. Это связано с тем, что, рассматривая исходный источник этой опасности, мы имеем дело с решениями иностранного суверенного государства в контексте общей мировой политической ситуации и меняющихся политических и военных отношений. В рамках существующих обстоятельств [мы не можем сделать] юридически проверяемых выводов относительно таких решений заранее. Более того, возможное нарушение основных прав, рассматриваемых в данном деле, не охватывается рамками этих прав, [поскольку целью действий германского государства, оспариваемых заявителями, является защита этих основных прав].

... Поскольку [у нас] нет подходящего правового критерия [для решения этого дела], Федеральный конституционный суд не может определить, имеют ли действия германского государства, оспоренные заявителями, влияние на решения Советского Союза, который может предпринять или не предпринимать военные меры (превентивный или ответный ядерный удар), внушающие опасения заявителям. Соответствующую оценку должны сделать федеральные органы власти, ответственные за внешнюю политику и оборону Федеративной Республики. В соответствии с целями, выраженными в Основном законе, особенно теми, которые закреплены в абзаце 2 статьи 1 [«Посему немецкий народ признает неприкосновенные и неотчуждаемые права человека в качестве основы всякого человеческого сообщества, мира и справедливости на земле»] и абзаце 2 статьи 24 [«Федерация может в целях обеспечения мира войти в систему взаимной коллективной безопасности; при этом она согласится на ограничения своих суверенных прав в целях установления и обеспечения мирного и прочного устройства в Европе и в отношениях между народами всего мира»], и в рамках, допустимых международным правом, конституционные полномочия этих органов включают полномочие обеспечивать оборону Федеративной Республики. Это они располагают властью принимать политическое решение вопроса о том, какие меры обещают успех, и несут за это ответственность. В той мере, в какой остаются непредсказуемые зоны риска, как это часто бывает в таких случаях, политические органы власти, несущие конституционную ответственность за свои решения, должны [учитывать эти соображения в ходе обсуждений и принимать ответственность на себя]. Федеральный конституционный суд не вправе подменять своими мнениями мнения и рассуждения компетентных политических властей федерации в добавление к стандартным правовым затруднениям, возникающим в этой сфере. Это применимо также и к вопросу о том, каким образом государство должно выполнять свою позитивную юридическую обязанность защищать основные права, взаимодействуя с другими государствами в сферах внешней политики и обороны. В свете того факта, что опасная ситуация, наличие которой предполагают заявители, в значительной мере зависит от политического решения иностранного суверенного государства в контексте глобальной политической ситуации, Федеральный конституционный суд не имеет подходящего правового критерия для суждения о том, являются ли оспариваемые действия германского государства решающими в создании такой ситуации, или они лишь способствуют ей и, следовательно, относятся к категории случайных. Вполне возможно, что опасность советского ядерного удара, которого боятся заявители, уже существовала и до того, как федеральное правительство согласилось разместить ракеты, или же наступит в будущем независимо от размещения. Также у нас нет подходящих правовых основ для решения вопроса о том, корректно ли говорить, базируясь на эмпирических данных, что создание угрозы советской ядерной атаки представляет собой изменение существующих обстоятельств, юридически связанное с действиями, которые заявители обжалуют...

 

Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М., 1959. С. 266–267.

 

Все государства-члены образуют с центральным государством «общее государство» (союзное или федеративное государство). Центральное государство и общее государство являются, таким образом, двумя различными образованиями. Центральное государство — это государство, в котором сосредоточена часть государственных задач всех государств-членов. Общее государство, напротив, это единство центрального государства и государств-членов, то есть сумма государственности. В Основном законе ФРГ речь идет то об одном, то о другом образовании без соблюдения единства терминологии. Этим и следует объяснить, что применяется то выражение «федеративная республика», то вновь выражение «федерация». Большей частью — хотя это не всегда проводится последовательно — «федерация» по смыслу Основного закона означает центральное государство, «федеративная республика», наоборот, — общее государство.

 

Дело о юго-западных землях[7]









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.