У Калашникова «могутные плечи», у Кирибеевича «сильные плечи». Почему оба героя-антагониста представлены у Лермонтова подобными былинным богатырям?
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







У Калашникова «могутные плечи», у Кирибеевича «сильные плечи». Почему оба героя-антагониста представлены у Лермонтова подобными былинным богатырям?





Пояснения

Эти материалы подобраны и обработаны мною совместно с моими учениками при подготовке к ГИА по литературе в 2012-2013 учебном году. Результатом были отличные оценки. Возможно, они помогут ещё кому-то.

 

ВАРИАНТ 1

Часть 1

Задание 1.1.1.

У Калашникова «могутные плечи», у Кирибеевича «сильные плечи». Почему оба героя-антагониста представлены у Лермонтова подобными былинным богатырям?

Оба героя Лермонтова, при всей разности их характеров и поступков, воплощают черты русского национального характера: богатырскую силу и молодецкую удаль, верность долгу и традициям, способность постоять за себя и свою честь. Калашников отстаивает не только свое доброе имя, но и честь всего православного народа, поэтому он – носитель народных представлений о морали, о долге и справедливости, как былинные богатыри: Илья Муромец, Добрыня, Алёша Попович. Они всегда сильны не только физически, но в первую очередь духовно, тем, что стоят за правду. Кирибеевич же представляет силы, которые в русском фольклоре были враждебны народу: агрессивные захватчики, насильники – Соловей-разбойник и др. Нравственная правда на стороне Степана Калашникова. Поэтому еще до поединка «Кирибеевич побледнел в лице, как осенний снег; Бойки очи его затуманились...» Богатырь-опричник, превосходящий силой своего соперника, признал его моральное право на победу.
Задание 1.1.2.

Кому и в какой последовательности кланяется перед боем Калашников? Как это его характеризует?

Степан Парамонович Калашников отстаивает свое человеческое достоинство, право простого человека не подчиняться притязаниям знатного опричника – царского любимца. «Правдой-матушкой» заклинает он своих братьев выйти на поединок с опричником, если он сам погибнет в бою. Он выступает в «Песне…» как защитник народной правды, против произвола царских приспешников, против произвола деспотии. В этом отношении особенно важна одна деталь: Кирибеевич, выходя на поединок, только «царю, в пояс, молча, кланяется».



Степан же Калашников – истинный христианин: «поклонился прежде царю грозному, после белому Кремлю да святым церквам, а потом всему народу русскому», «а родился я от честнова отца и жил я по закону Господнему», «не скажу тебе, скажу только Богу единому». Божий суд для Калашникова – самый важный, но и царю уважение он оказывает.

 

Задание 1.1.3.

Сравните данный фрагмент со сценой дуэли Гринёва и Швабрина (ниже приведён фрагмент из романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка»). Чем различаются изображённые поединки?

Представление о чести как о высшей ценности за­дано эпиграфом к роману А. С. Пушкина «Капитанская дочка»: «Береги честь смолоду». Пётр Гринёв мно­гократно демонстрирует верность отцовскому наказу, и выплачивая бильярдный долг Зурину, и отклоняя спасительное предложение Пугачёва служить казакам, и с риском спасая из рук Швабрина Машу Миро­нову. Готовность ценой собственной жизни защищать честь любимой женщины сближает пушкинского Гри­нёва и лермонтовского Калашникова. Однако Степан Калашников, на мой взгляд, является защитником чести в народном её понимании, если можно так выразиться, а Пётр Гринёв представляет собой образец дворянской, офицерской чести. Кроме того, в пушкинском поединке противостоят друг другу приятели, равные по сословному положению, у Лермонтова же противником Степана Калашникова является царский опричник. Но в то же время Кирибеевич ведёт себя, по-моему, более достойно, нежели Швабрин, честно принимая вызов Калашникова. Ещё одним отличием является исход поединка: Петруша Гринев ранен, лермонтовский герой убил своего обидчика, а сам казнён по приказу царя. Другим приме­ром обращения к теме чести может служить эпизод ду­эли в «Княжне Мери» М. Ю. Лермонтова. Драгунский капитан ведёт себя цинично: он не вставляет пулю в пистолет Печорина, чем уничтожает саму идею спра­ведливого поединка во имя защиты чести. Однако и ду­эль с Грушницким была спровоцирована многоходовой игрой Печорина: на первом месте здесь не защита родо­вой чести (как в «Песне про... купца Калашникова»), а удовлетворение личных амбиций – удавшееся Печо­рину и окончившееся гибелью для Грушницкого.

Часть 2

 

2.1.

Согласны ли вы с утверждением исследователя: «И в языке, и в стиле, и в стихе Лермонтов не подражал фольклору, а создал своё произведение на основе органически усвоенных им народнопоэтических традиций»? Обоснуйте свою позицию. ...

Работая над «Песней про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», М.Ю. Лермонтов изучал произведения русского фольклора. Источником поэмы называют историческую песню «Кастрюк Мастрюкович», в которой рассказывается о героической борьбе человека из народа против опричника Ивана Грозного. Однако Лермонтов не копировал народные песни механически. Его произведение пронизано народной поэтикой.

В характерах, созданных Лермонтовым, отразились черты героев русского фольклора. Не случайно Лермонтов величает Калашникова по имени отчеству, а Кирибеевич лишен честного имени - он «бусурманский сын». Алена Дмитриевна и Степан Парамонович наделены лучшими качествами: честностью, человеческим достоинством. Отношения этих героев оцениваются с народной точки зрения: Калашников, олицетворяющий героическое национальное начало, обнаруживающий способность к бунту, явился выразителем народных представлений о правде, чести, достоинстве.

Воздействие народной традиции сказалось и на трактовке личности Ивана IV. Облик царя поэт восстанавливает таким, каким сохранила его народная память. Для народных песен государь – главное лицо, с именем его соединялось нераздельно имя отечества. В поэме первые слова автора обращены к царю, при этом используются обращения, характерные для народной песенной традиции: «Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!»

«Песня про купца Калашникова» представляет собой отражение и воспроизведение поэтом стиля народной поэзии – ее мотивов, образов, красок, приемов песенного народного творчества. Обратим внимание на образные средства поэмы: постоянные эпитеты (солнце красное, косы русые, Москва великая златоглавая, стена кремлевская белокаменная, синие горы, тучки серые, брови черные, очи зоркие, дума черная, дума крепкая, буйная головушка, ночь темнехонькая, красная девица и т. д.), повторения, гиперболизация, олицетворения, параллелизмы, сочувственное отношение природы и др. Изображение Ивана Васильевича дано с помощью отрицательного параллелизма:

Не сияет на небе солнце красное, Не любуются им тучки синие: То за трапезой сидит во златом венце, Сидит грозный царь Иван Васильевич.

В эпизоде наказания Калашникова автор использует синонимический повтор глаголов, выполняющий в народной поэзии несколько функций: повторы подчеркивали, акцентировали действие и способствовали лучшему запоминанию текста.

Используя в тексте поэмы сравнения, символы, эпитеты, типичные выражения и словосочетания, характерные для народной песенной традиции, М. Ю. Лермонтов без фальшивого пафоса, просто, глубоко раскрывает образ купца Калашникова. Жена обращается к мужу, называя его государем, красным солнышком. Братья младшие уподобляют старшего сизому орлу, бой – пиру, а себя – малым орлятам:

«Песня про купца Калашникова» написана в особом жанре. Лермонтов стремился приблизить поэму к эпическим фольклорным сказаниям. Гусляры, тешащие песней «доброго боярина и боярыню его белолицую», играют важнейшую роль в структуре поэмы. Авторского голоса читатель не слышит, перед ним как бы произведение устного народного творчества. Нравственные позиции, с помощью которых оцениваются персонажи «Песни...», не лично авторские, а народные. Это многократно усиливает торжество правды в произведении.

 

ВАРИАНТ 2

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

2.1.

Что такое «хлестаковщина»?

Понятие хлестаковщина пришло к нам из бессмертной комедии Н.В. Гоголя «Ревизор», которая была написана в 1835 году. Сам автор говорил о своей комедии так: «В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу всё дурное в России… и за одним разом посмеяться над всем». Центральным персонажем пьесы Н.В. Гоголь называл Хлестакова. Так кто же он, Иван Александрович Хлестаков, и почему его фамилия стала употребляться как имя нарицательное?

Н.В. Гоголь сумел создать собирательный и несколько утрированный образ вульгарного и никчемного человечишки. Оказавшись проездом в уездном городе, Хлестаков проигрывается в карты и остается без гроша в кармане. Городские чиновники принимают его за ревизора из Петербурга. Поначалу Хлестакова удивляет их поведение, но потом, войдя в роль, он сам начинает считать себя «значительным лицом». Под влиянием обстоятельств, он растет в собственных глазах, поэтому врет все смелее и смелее (автор использует при создании образа героя приём гротеска). Из коллежского регистратора, который просто переписывает бумаги, он в считанные минуты вырастает почти до «фельдмаршала», который «всякий день во дворец ездит» и «с Пушкиным на дружеской ноге». На приеме у городничего его хвастовство принимает поистине фантастические размеры: «тридцать пять тысяч одних курьеров» разыскивают его по улицам, потому что больше некому управлять департаментом, к нему «суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа», а в передней у него «графы и князья толкутся». Хлестаков говорит и действует без всякого соображения. Речь его прерывиста и вульгарна. Создается впечатление, что слова вылетают из его уст совершенно неожиданно. Это один из тех людей, которых называют пустейшими, мыльный пузырь, который раздувается до невероятных размеров, а потом в одночасье лопается, как будто его и не было никогда. (Так характеризует Хлестакова «для господ актёров» сам автор).

С тех пор хлестаковщиной стали пренебрежительно называть наглое, безудержное, лживо-легкомысленное хвастовство. Хлестаковы были всегда, во все времена. Но только после выхода «Ревизора» это явление получило название, попало в словари. В Толковом словаре русского языка под редакцией Ожегова читаем: «Хлестаковщина – беззастенчивое, безудержное хвастовство». Так в чем же суть этого порока? Это явление живуче и очень многолико. Хлестаковщина – это глупость, духовная пустота, примитивность, приспособленчество. Такие люди любят пустить пыль в глаза, хотят казаться значительнее, чем они есть на самом деле. Это хвастуны, бахвалы и фанфароны. Наверное, все мы иногда бываем хлестаковыми, ведь так хочется казаться значительнее, вырасти в собственных глазах. Гоголь писал: «Всякий хоть на минуту... делался или делается хлестаковым... Словом, редко кто им не будет хоть раз в жизни...»

Комедия Н.В. Гоголя «Ревизор» оказала огромное влияние на российское общество того времени. Более полутора века прошло с тех пор, а хлестаковы существуют и сегодня, это понятие не стало архаизмом, а значит, комедия великого писателя актуальна и сегодня.

ВАРИАНТ 3

Часть 1

Задание 1.1.1.

ВАРИАНТ 4

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

2.1. Почему, читая повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» «…вы и удивляетесь ему (Тарасу), и ужасаетесь, и смеётесь над ним» (В.Г. Белинский)?

Литературный критик В. Г. Белинский писал в своей статье о повести Гоголя «Тарас Бульба»: «Но зачем же забывают, что тот же Гоголь написал «Тараса Бульбу», поэтому, герой и второстепенные действующие лица которой – характеры высоко трагические? В ней является та особенность, которая принадлежит только таланту Гоголя. В драмах Шекспира встречаются с великими личностями и пошлые, но комизм у него всегда на стороне только последних… У Гоголя Тарас Бульба тоже исполнен комизма, как и трагического величия; оба эти противоположные элементы слились в нём неразрывно и целостно, в единую, замкнутую в себе личность; вы и удивляетесь ему, и ужасаетесь его, и смеётесь над ним».

Мы воспринимаем его как отважного воина, видим, какой ценой он идет на подвиги, спасает своих казаков (удивление), ужасаемся его жестокости по отношению к сыну Андрию и смеемся над его колкими шуточками!

Суровый и непреклонный Тарас Бульба ведет жизнь, полную невзгод и опасностей. Он не был создан для семейного очага. Его «нежба» – чистое поле да добрый конь. Увидевшись после долгой разлуки с сыновьями, он назавтра же спешит с ними в Сечь, к казакам. Здесь его подлинная стихия. Гоголь пишет о нем: «Весь он был создан для бранной тревоги и отличался грубой прямотой своего нрава». Человек огромной воли и недюжинного природного ума, трогательно нежный к товарищам и беспощадный к врагу, он карает польских магнатов и защищает угнетенных и обездоленных. Это могучий образ, овеянный поэтической легендой, по выражению Гоголя, «точно необыкновенное явление русской силы».

Тарас Бульба – это мудрый и опытный вожак казацкого войска. Его отличали «умение двигать войском и сильная ненависть к врагам». Вместе с тем Тарас не противопоставлен окружающей среде. Он любил простую жизнь казаков и ничем не выделялся среди них. Образ Тараса воплощает в себе удаль и размах народной жизни. Это человек большого накала чувств, страстей, мыслей. В нем нет ничего эгоистического, мелкого, корыстного. Его душа проникнута лишь одним стремлением – к свободе и независимости своего народа. Вот почему с такой ненавистью говорит он о ничтожных душах предателей: «знаю, подло завелось теперь на земле нашей: перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой народ продают...». Вся жизнь Тараса была неразрывно связана с Сечью. Служению товариществу, Отчизне он отдавал всего себя безраздельно. Ценя в человеке прежде всего его мужество и преданность идеалам Сечи, он беспощаден к изменникам и трусам.

Сколько отваги в поведении Тараса, пробирающегося на территорию врага в надежде повидать Остапа! Потрясает драматизмом знаменитая сцена встречи отца со старшим сыном. «Затерявшись в толпе чужих людей, Тарас смотрит как выводят на лобное место его сына. Что почувствовал старый Тарас, когда увидел своего Остапа? «Что было тогда в его сердце?» – восклицает Гоголь. Но ничем не выдал своего страшного напряжения Тарас. Глядя на сына, самоотверженно переносящего лютые муки, тихо приговаривал он: «Добре, сынку, добре!»

Столь же крупно и выразительно раскрывается характер Тараса в трагическом конфликте с Андрием. Любовь не принесла Андрию счастья, она отгородила его от товарищей, от отца, от Отчизны. Такое не простится даже храбрейшему из казаков, и печать проклятия легла на чело предателя: «Пропал, пропал бесславно, как подлая собака...». Измену Родине никто не может ни искупить, ни оправдать. Писатель рисует огромное нравственное превосходство Тараса и его соратников над Андрием. До чего мерзок человек, предавший свою Родину! И жизнь его бесславна, и смерь позорна. Тарас, человек суровой и вместе с тем нежной души, не чувствует никакой жалости к сыну-изменнику. Без колебаний он совершает свой приговор: «Я тебя породил, я тебя и убью!». Эти слова Тараса проникнуты сознанием величайшей правды того дела, во имя которого он казнит сына.

Создавая героический образ Тараса Бульбы, Н.В.Гоголь не пытается идеализировать его. В нем перемешаны нежность и грубость, серьезное и смешное, великое и малое. Гоголь мечтал о сильном, героическом характере. Именно таким является образ Тараса. В нем поэтически запечатлены черты русского национального характера. Недаром бессмертная повесть Гоголя является одной из любимейших книг современных людей.

ВАРИАНТ 5

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

 

ВАРИАНТ 6

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

ВАРИАНТ 7

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

ВАРИАНТ 8

Часть 1

Задание 1.1.1.

Часть 2

Часть 1

Задание 1.1.1.

Как вы понимаете слова Печорина: «Мне, однако, приятно, что я могу плакать!»? Как они соотносятся с содержанием романа?

 

Михаил Юрьевич Лермонтов предложил читателю портрет, составленный из пороков своего поколения, «в полном их развитии». Столкновение этих пороков, несомненно, соединило в личности Печорина множество внутренних противоречий, нашедших отражение во всем произведении. От события к событию на протяжении романа создается впечатление, будто Печорину настолько безразличны окружающие, что он готов на любой «эксперимент», чтобы развлечь себя. Но можно заметить и еще один странный момент в истории Печорина: при объяснении с Мери он жаждет найти в себе хоть «искру чувства» к этой девушке, но безуспешно. Его сердце пытается противостоять разуму, но терпит неудачу. При одной из встреч с Мери он сам говорит о парадоксах своего характера: «Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли; я стал злопамятен... Я был готов любить весь мир, меня никто не понял; и я выучился ненавидеть... Я сделался нравственным калекой...». Определяющей чертой Печорина становится его эгоизм. Играя с чувствами других, он восполняет отсутствие собственных... Еще одной жертвой героя становится Грушницкий. Печорин не боится смерти, и, стоя на скале, он не испытывает ничего, кроме эмоционального возбуждения. Он до конца с интересом наблюдает чувства Грушницкого, он ждет, что тот сознается в заговоре, но безуспешно. Испытав целую гамму чувств, уже через некоторое время после дуэли он вновь холоден и спокоен. Когда герой читает письмо от Веры, читателю кажется, что в Печорине просыпается сердце. Он вскакивает на «своего Черкеса» и пытается догнать уходящее счастье, но загоняет коня. И плачет!

Но спустя немного времени рассудок уже не оставляет сердцу шанса. С особым цинизмом Печорин произносит: «Мне, однако, приятно, что я могу плакать!». А дальше звучит совсем уж невыносимый вывод, что в слезах его повинен «пустой желудок»! «Плакать здорово»! Благодаря слезам, скачке и ночной прогулке он будет в эту ночь хорошо спать! И действительно, заснул «сном Наполеона после Ватерлоо».

Задание 1.1.2.

Какова роль детали в поведении доктора Вернера: «Он против обыкновения не протянул мне руки»?

Утром после дуэли к Печорину пришел Вернер: «лоб у него был нахмурен, и он против обыкновения не протянул... руки». Печорин отлично понимает причины такого поведения доктора: «начальство догадывается» сейчас небезопасно оказаться замешанным в эту историю даже в качестве секунданта. Но главное, Вернер теперь ясно видит все последствия пребывания Печорина на водах: Мери больна, Грушницкий убит доктор осуждает Печорина.

Глядя на Вернера, Печорин делает грустный вывод: «Вот люди! все они таковы: знают заранее все дурные стороны поступка, помогают, советуют, даже одобряют его, видя невозможность другого средства, а потом умывают руки и отворачиваются с негодованием от того, кто имел смелость взять на себя всю тягость ответственности. Все они таковы, даже самые добрые, самые умные!..». Опять герой ищет причину не в себе, а в окружающих, не задумываясь о своей собственной ответственности.

Задание 1.1.3.

Часть 2

2.1. Согласны ли вы с мнением критика о повести «Княжна мери» (М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»): в ней «французское начало и русское окончание»? Обоснуйте свою позицию.

Я не знаю, чьё это мнение и что автор имеет в виду, но попытаюсь порассуждать на эту тему.

«Герой нашего времени» создавался не в безвоздушном пространстве. В литературе 18-начала 19 века есть немало примеров создания и развития образа героя нового времени. Это произведения Ж.-Ж. Руссо («Исповедь»), И. В. Гете («Страдания молодого Вертера»), Дж.-Г. Байрона («Паломничество Чайльд-Гарольда»). За год до начала работы Лермонтова над «Героем нашего времени» появляется и производит большое впечатление на европейского читателя роман Мюссе «Исповедь сына века» (1836), в какой-то мере предвосхищающий «Княжну Мери».

Что же особенного есть в романе М.Ю. Лермонтова, а точнее в повести «Княжна Мери», что придаёт ей истинно русское, национальное наполнение?

Завязка вспыхнувшей и разгоревшейся вражды между Печориным и Грушницким стара как мир: Мери уделила внимание раненому Грушницкому, а вот к Печорину была не столь благосклонна. «Признаюсь еще, чувство неприятное, но знакомое пробежало слегка в это мгновение по моему сердцу; это чувство было зависть...». Вот и завязка конфликта, тем более что Печорин узнает о заблуждении княжны насчет Грушницкого, которого она считает разжалованным по какой-то романтической причине из офицеров в солдаты. Возможно, эта традиционность и делает начало повести похожей на французские любовно-романтические романы.

Однако дальнейшее повествование совсем не похоже на любовный роман, события развиваются в остром драматическом, даже в трагическом ключе. День за днем, час за часом отравляет Печорин существование бедного Грушницкого самыми противоречивыми утверждениями и измышлениями; играет чувствами Мери, сознательно внушая ей надежду на взаимность и в то же время зная, что это самый бессовестный обман; разбивает сердце княгини Лиговской, отказываясь просить руки ее дочери. Роман Печорина с Мери – это вызов незаурядного человека обществу, война против общества. Но война эта мизерна, а результат ее жалок: неизвестно зачем жестоко изломанная судьба ни в чём не повинной девушки. Печорин нарушает не только условные нормы поведения (недопустимость романов без намерения жениться и т.п.), но и «естественные» нормы уважения к личности другого (недопустимость превращения ее в простое орудие своей воли). Во всей истории взаимоотношений Мери и Печорина ярко выступает его эгоцентризм. Внутренне отойдя от того социального коллектива, к которому он принадлежит по рождению и общественному положению, Печорин не нашел и другой, новой системы социальных взаимоотношений. Его личность ни в чем не видит для себя закона, кроме самой себя. Собственная воля является единственной «нормой», которую признает над собой Печорин. И Бэла, и Мери, и Вера, и многие другие, с кем сводила судьба героя, были заранее обречены на роль цветка, которому суждено в конце концов оказаться брошенным и растоптанным («Я все это уж знаю наизусть вот что скучно!»). И другой мотивировки поступков Печорина нет и быть не может. А страдания его из-за собственной жестокости настолько кратковременны и смехотворны, что называть это страданиями просто нелепо.

Итак, в крупнейшей, центральной из повестей «Героя нашего времени», в «Княжне Мери» особенно проявляется критическое осмысление образа Печорина. Именно в «Княжне Мери» Лермонтов резко углубляет подлежащие осуждению стороны личности героя. Особенно важно отметить, что повествование ведётся от лица главного героя. В предисловии офицера-издателя говорится, что издатель «убедился в искренности» Печорина и исповедь его определяет как «беспощадную» к его «слабостям и порокам». «Издатель» упоминает знаменитейшую «Исповедь» Жан Жака Руссо. «Недостаток» ее, по мнению Лермонтова, не только в том, что автор «читал ее друзьям», но в неискренности и сочиненности: «У Жан Жака даже пороки не таковы, как они есть. У него герои насильно хотят уверить человека в своем великодушии». Лермонтовский герой беспощаден к себе и своим порокам.

И последнее: Лермонтов впервые, на мой взгляд, вывел на страницы своего романа героя, который прямо ставил перед собой самые главные вопросы человеческого бытия – о цели и смысле жизни человека, о его назначении. А это вечные русские вопросы.

2.2. Какое символическое звучание для всего романа имеют слова Пугачева, обращенные к Петруше Гриневу: «Награди вас Гос­подь за вашу добродетель. Век не забуду ваших милостей»? (По роману А.С. Пушкина «Капитанская дочка»).

Все творчество Пушкина призыв к милосердию, утверждение ценности любви, дружбы, чести, совести, справедливости, человеческого достоинства. Особенно проникнут духом милосердия роман Пушкина «Капитанская дочка». Его можно назвать повестью о милосердии. Центральная сюжетная линия романа – история взаимоотношений Гринева и Пугачева – этопрежде всего история милосердия. С милосердия начинается эта история, им и завершается. Вспомним первую встречу Гринева с Пугачевым, когда Гринев приказывает отдать Пугачеву свой заячий тулуп. Савельич изумлен. И дело не только в том, что тулуп дорог. Подарок бессмыслен. «Зачем ему твой заячий тулуп? Он его пропьет, собака, в первом кабаке». Да и «не полезет» этот юношеский тулуп на пугачевские «окаянные плечища!» И Савельич прав: тулуп трещит по швам, когда Пугачев надевает его... Однако пишет Пушкин: «Бродяга был чрезвычайно доволен моим подарком». Тут не в тулупе дело... Тут впервые промелькнуло между офицером Гриневым и беглым казаком Пугачевым нечто иное... В поступке Гринева не просто благодарность. Тут жалость, милосердие и... уважение.

Уважение к человеку и его достоинству. Человеку холодно. А ему не должно быть холодно. Потому что он образ Божий. И никто не должен безразлично проходить мимо человека, которому холодно, потому что это кощунство. Все это почувствовал Пугачев. Потому и такое теплое напутствие Гриневу: «Спасибо ваше благородие! Награди вас Господь за вашу добродетель. Век не забуду ваших милостей!» И завязались между героями отношения, где высший и низший едины, где нет ни господина, ни раба, где враги братья. Чем можно ответить на милость, на милосердие? Чем его измерить? Только милосердием же.

И через все остальные встречи Гринева и Пугачева основной темой идет именно тема милосердия. При занятии Белогорской крепости Пугачев, узнав Гринева, тут же помиловал его, спас от смертной казни. «Я помиловал тебя за твою добродетель, за то, что ты оказал мне услугу...», говорит Пугачев Гриневу. Но сколь несоразмерны услуга и воздаяние: стакан вина, заячий тулуп и... жизнь, подаренная офицеру войска, с которым ведется война.

Пугачев должен был помиловать Гринева, потому что однажды Гринев разглядел человека в Пугачеве, и тот не может уже этого забыть. Все в романе полно милосердием. Сама любовь Петра Андреевича Гринева и Марьи Ивановны Мироновой не любовь-страсть, не любовь-восхищение, а христианская любовь, жаление. Любит и слезно жалеет Марью Ивановну, сироту, у которой не осталось никого близкого во всем мире, Гринев. Любит и спасает своего рыцаря от ужасной участи бесчестия Марья Ивановна.

Милосерден Гринев и к своему врагу (Швабрину). Когда Гринев вырывает с помощью Пугачева Марью Ивановну из рук Швабрина, то имеет достаточно оснований, чтобы ненавидеть изменника и насильника. Однако вот как кончается глава «Сирота». Напутствуемые доброй попадьей Гринев со своей любимой отбывают из крепости. «Мы поехали. У окошка комендантского дома я увидел стоящего Швабрина. Лицо его изображало мрачную злобу. Я не хотел торжествовать над униженным врагом и обратил глаза в другую сторону». Торжествовать над уничтоженным врагом согласно христианской морали, которой руководствуется Гринев, стыдно. Так как, пока жив человек, Бог надеется на него, на его исправление. Тем более следует надеяться и человеку.

Наконец на суде Швабрин оказывается главным и, собственно, единственным обвинителем Гринева. Швабрин возводит на Гринева сознательную и чудовищную клевету, грозящую последнему самым худшим. Интересна реакция Гринева. «Генерал велел нас вывести. Мы вышли вместе. Я спокойно взглянул на Швабрина, но не сказал ему ни слова. Он усмехнулся злобной усмешкою и, приподняв свои цепи, опередил меня и ускорил свои шаги». Где-то слова уже бессильны... И не только слова, но и любые жесты, грозящие или осуждающие.

Конец романа счастливый, но не слащавая подачка читателю «романтической повести», а следствие мировоззренческой позиции автора, утверждающего, что мир, «лежащий во зле», стоит на добре.

Господствующим принципом отношений Пушкин считал гуманность. Гармония между человеком и природой, внутри общества, в самом человеке покоится на его добрых чувствах, на способности к сердечности и милосердию.

Вариант № 1314

Часть 1

Вариант 1

 

Часть 2

Вариант № 1313

Часть 1

Вариант 2

 

Часть 2

Вариант № 1312

Часть 1

Вариант 2

 

Часть2

Что дало основание А.С. Пушкину в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» утверждать, что он «восславил свободу»? (На примере не менее двух стихотворений по Вашему выбору.)

Понятие свободы нельзя определить однозначно. Это и социальная, и политическая, и философская, и морально-этическая категория. В мировоззрении и творчестве Александра Сергеевича Пушкина тема «вольности святой» занимает центральное место.

В Царскосельском Лицее воспитанникам внушались высокие жизненные принципы, проповедовалось естественное право каждого человека на свободу. Огромное влияние на Пушкина-лицеиста оказали идеи французского Просвещения, общение с П. Я. Чаадаевым, с будущими декабристами. Высоким гражданским пафосом проникнуто одно из «программных» стихотворений первого послелицейского периода – ода «Вольность». В ней нет пока каких-то самостоятельных авторских идей, она лишь определяет принадлежность Пушкина к лагерю вольнодумцев.

В первых двух строфах «Вольности» звучит отказ от «изнеженной лиры» и единственной целью поэзии объявляется стремление «... воспеть Свободу миру, /На тронах поразить порок».

В 3-ей и 4-ой строфах поэт воссоздает страшную, мучительную картину царящего в России беззакония: «Везде неправедная власть...» И здесь - кульминация оды:

Владыки! вам венец и трон Дает Закон - а не природа; Стоите выше вы народа, Но вечный выше вас Закон.

Гуманистический идеал гармоничного общества, живущего под властью Закона, проповедуется Пушкиным и в «Деревне». Построенное на антитезе, стихотворение противопоставляет высшую гармонию, царящую в природе, дикости социальных взаимоотношений. Но в отличие от «Вольности», в «Деревне» уже звучат вечные мотивы пушкинской лирики: природы, воли, дома, духовного раскрепощения человека...

В 1818 году написано послание «К Чаадаеву». Оно продолжает «романтическое направление» темы свободы в творчестве Пушкина. Первые строки послания написаны в традиционно романтическом ключе: разочарованный жизнью юноша обращается к другу – также изверившемуся. Их объединяет главное:

...в нас горит еще желанье, Под гнетом власти роковой Нетерпеливою душой Отчизны внемлем призыванье.

Обратим внимание на глубокую интимность чувства: ожидание освобождения страны сравнивается с таким личностным переживанием, как ожидание встречи с любимой:

Мы ждем с томленьем упованья Минуты вольности святой, Как ждет любовник молодой Минуты верного свиданья.

Обратимся к одному из известнейших стихотворений Пушкина 20-х годов – к «Узнику». Это своеобразная формула романтического мировосприятия. Стихотворение открывается образами «темницы» и томящегося в ней «узника». «Грустным товарищем» узника представлен орел. Образ орла – типичный романтический символ. Обратим внимание: стремление к свободе у орла – врожденное, несмотря на то, что он вскормлен в неволе. Орел зовет узника в тот мир, который всегда живет в воображении, в душе романтического героя, противостоя миру реальному:

Туда, где за тучей белеет гора. Туда, где синеют морские края, Туда, где гуляем лишь ветер... да я!..

Мир свободной стихии - мир без людей.

1823 год стал кризисным для поэта. Пушкин смотрит на мир более трезвым, реалистическим взглядом. И мир этот оказывается страшен. Одно из наиболее характерных для этого периода произведений – стихотворение «Свободы сеятель пустынный…». Оно поражает безысходностью, отчаянием лирического героя. Главным своим назначением поэт считал дело освобождения: он – «сеятель свободы». Но все безнадежно, люди не приемлют его даров, свобода им не нужна. Какой издевкой звучат слова поэта: «Паситесь, мирные народы!»

Эпитет «мирные» приобретает презрительную окраску: мирные – так как не способны восстать против собственного рабства.

В стихотворении «К морю» поэтическое изображение водной стихии сочетается с размышлениями о личной судьбе и о судьбах «властителей дум» – Наполе­она и Байрона. И если здесь французский император – «мятежной вольности наследник и убийца», то великий поэт – певец, «оплаканный свободой». Море же симво­лизирует не только мощь стихийных сил природы, но и мятежную свободу Личности.

В стихотворении «Из Пиндемонти» Пушкин заявляет, что «Иные, лучшие, мне дороги права; /Иная, лучшая, потребна мне свобода...» Здесь он говорит о свободе творческой личности идти «дорогою свободной, куда влечет свободный ум», «...никому /Отчета не давать, себе лишь самому /Служить и угождать...» Однако, «угождая» себе, великий поэт никогда не пося­гает на чужую независимость, даже если связан с человеком крепчайшими узами любви: «Я вас любил: любовь еще, быть может, /В душе моей угасла не совсем; /Но пусть она вас больше не тревожит; /Я не хочу печалить вас ничем...» Вольнолюбивая лирика «таинственного певца» свободы всегда будет волновать наши сердца, поскольку свобода и независимость для Пушкина всегда были высочайшим идеалом человеческой жизни. В стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Пушкин скажет об одном из важнейших итогов жизни:

...в мой жестокий век восславил я Свободу И милость к падшим призывал.

Свобода противопоставляется не рабскому, а именно «жестокому» веку. Истинная свобода не приемлет жестокости, ибо жестокость – проявление духовной закрепощенности, ущербности. Свободный человек добр. Именно поэтому следующая строка – о «милости к падшим», о милосердии, которого лишен «жестокий век».

Вариант № 1311

Часть 1

Вариант 2

Часть 2

Вариант № 1310

Часть 1

Вариант 2

Часть 2

Вариант № 1309

Часть 1

Вариант 2

Произведения?

Стихотворения близки прежде всего изображением народного горя, но у Н.А. Некрасова этот образ обозначен ярким и ёмким символом – «чаша», а у С.Я. Надсона представлено пространное перечисление бедствий: «неправда и зло», «слезы», поруганный идеал, «невинная кровь», «бескрестные могилы», рабство, «беспросветная, мертвящая нужда», «позорные столбы».

Некрасов в своём стихотворении призывает бурю для того, чтобы опустошить, «чашу вселенского горя». Надсон также мечтает о коренном изменении мира, о приходе блаженной и счастливой поры, когда

...не будет на свете ни слез, ни вражды…

Надсон выступает от лица поколения, вошедшего в жизнь в годы реакции, которая повлекла за собою всеобщую растерянность, смятение и безнадежность. Он «поэт», и в своих стихотворениях отражает горечь разочарования и крушения молодых надежд, но всё же призывает преодолеть овладевшие обществом пессимистические настроения и, испытывая острое чувство гражданской скорби, хочет вызвать в безвестном «страдающем брате» дух бодрости и веры в себя и окружающих людей. Он пишет:

Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат, Кто б ты ни был, не падай душой!..

Часть 2

Часть 1

Вариант 2









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.