Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Кто относится к семейной системе





Я бы хотел еще раз сказать о том, кто относится к семейной системе, о тех, на кого распространяется целостность семьи. К семейной системе относятся: братья и сестры (как живые, так и умершие), родители и их братья и сестры (как живые, так и

умершие). К системе также относятся бабушки и дедушки и некоторые из прадедов и прабабок, последние редко. Если прабабушка умерла в родах, она всегда относится к системе. К системе также относятся все, кто уступил место в системе кому-либо из членов семьи, например, предыдущая жена дедушки или предыдущий муж бабушки.

Если я признаю их всех и каждому дал место в моем сердце, то ощущаю свою целостность и полноту. При этом я свободен от пут системы, меня не связывает ничто нерешенное. Члены семьи сопровождают меня как добрая сила, я не связан ничем скверным. Так я могу распрямиться.

Иногда человек чувствует себя связанным с кем-то, тогда он должен дать ему место в своем сердце, например, своим товарищам по несчастью, которые погибли. Подобное можно видеть на примере переживших трагедию Холокоста по отношению к тем, кто не выжил, или на примере солдат по отношению к павшим товарищам или врагам. Это можно наблюдать на примере убийц по отношению к их жертвам.

«Плохие» и «хорошие» в семье

Еще кое-что необходимо учесть. Некоторых членов семьи исключают из системы, считая их недостойными, например, игроков, алкоголиков, гомосексуалистов или преступников. Когда кого-то исключают из системы, говоря: «Я имею больше прав на принадлежность, чем он», система нарушена и стремится к восстановлению равновесия и восполнению. Позднее тот, кто был вычленен и исключен из системы, будет замещен одним из своих потомков, причем неосознанно. Он будет чувствовать себя как исключенный, вести себя так же, нередко заканчивая жизнь так же, как исключенный.

Здесь существует только одно решение. Нужно принять исключенного, так называемого плохого, обратно в систему и признать, что он имеет такое же право на принадлежность, как и другие. Нужно сказать ему: «Мы поступили с тобой несправедливо, нам очень жаль». И тогда видно, что именно от исключенного исходит большая и добрая сила для потомков. Он становится их покровителем.

В работе по методу семейной расстановки я сделал одно удивительное наблюдение: «плохие» и «хорошие» в восприятии участников системы почти всегда поменяны местами. Тот, кого считают хорошим, часто оказывается плохим, а тот, кого считают «плохим», оказывается хорошим, от него исходит добрая сила. Поэтому системную терапию можно применять, только если принять всех исключенных и плохих в свое сердце и относиться к ним с уважением. Как ни странно, именно это позволяет мне завоевать доверие всех остальных членов системы. Они инстинктивно проникаются доверием ко мне. Если же я поддержу гонения, говоря клиенту: «Скажи своему отцу или дяде, какой он негодяй; или скажи своему отцу, который тебя изнасиловал, что он подонок», — тогда система утрачивает доверие к терапевту. Решение можно найти только с помощью любви. Если однажды распознать эту динамику, тогда можно уже ничего не делать, кроме как работать с преимуществом любви.



Целостность

Целостность — это важное понятие в теологии, в учении о добродетели и духовности. Я выяснил о целостности нечто совершенно очевидное. Целостность начинается с простого.

Во-первых, очевидно, что тот, кто отвергает одного из своих родителей или внутренне ставит себя выше, тот не в ладу с собой. Он чувствует раскол и пустоту. Кто принимает своих родителей и воздает им должное, полагается на них и дает им место в своем сердце, тот обретает душевный покой. Как может человек быть в ладу с собой, если он отвергает своих родителей? Это же его родители.

Это основа целостности. Но этого недостаточно. Человек должен дать всем членам своей семьи или рода, в том числе умершим, исключенным или забытым, место в своем сердце. Тогда он ощущает полноту и он действительно свободен, свободен для будущего.

Целостность распространяется и на прошлое. Умершие и исключенные обретут покой, если я всем им дам место в моем сердце. Они могут покоиться с миром, потому что для каждого

из них есть место в моем сердце. Они покоятся с миром и все же присутствуют в моей жизни, несмотря на то, что умерли.

Принимать родителей

Ребенок может быть в ладу с собой, только если он принял своих родителей. Именно принял. Это означает принять своих родителей такими, как есть, уважать их такими, как есть, не желая и не представляя для себя ничего другого. Они самые лучшие, именно такие, какие есть. Кто смог принять своих родителей, тот в ладу с собой, он ощущает себя целым, в нем живут оба его родителя со всей их силой.

Некоторые думают, что, приняв родителей, они воспримут и их скверные черты. Такого я никогда не видел. Принявший родителей обладает всей полнотой их силы; то, что раньше пугало его в судьбе родителей (например, болезнь матери), больше не имеет значения. Этого как будто нет. Родители не могут выбирать, что дать детям; дети не могут выбирать, что взять от родителей. Дети не могут ни убавить, ни прибавить к тому, что получают от родителей, ведь дети есть суть свои родители. Кто признает это, тот в гармонии с чем-то великим.

Склониться перед родителями

Поклон перед родителями — это мое согласие с жизнью такой, какой я получил ее от них, по той цене, которую им пришлось заплатить за нее; это согласие с судьбой, какая мне предопределена. Такой поклон — это больше чем просто поклон родителям; он — согласие с собственной судьбой, со всеми ее шансами и границами.

Поклон — это и религиозное исполнение. Склонившийся в поклоне сразу становится свободным. Перед тем как поклониться, человек может сопротивляться, упрекать родителей или предъявлять им требования. Человек, который противится, должен всегда иметь в виду: он станет именно тем, против чего он сопротивляется. Когда мать перекрывает отцу доступ к ребенку, ребенок становится таким же, как отец. Когда мы скры-

ваем что-то от ребенка, желая уберечь его, ребенок станет де лать именно то, чего мы боимся.

Мир и смирение

УЧАСТНИК: Сегодня я видел, как можно примириться с умершими или мертвыми. Как можно примириться с живущими? Достаточно ли сделать это в своем сердце или нужно это делать в их присутствии?

Б. X.: О ком идет речь?

УЧАСТНИК: О моем отце.

Б. X.: В чем состоит конфликт?

УЧАСТНИК: У меня такое чувство, что я вмешался в определенную тему, которая касается только моих родителей. Мне не следовало этого делать. Был страшный скандал, какого не было никогда ни до, ни после. Я сегодня думал, и у меня было чувство, что я примирился с отцом.

Б. X: Нет, ты проиграл своего отца.

УЧАСТНИК: Но теперь я...

Б. X: Ты проиграл своего отца. Признай это и скажи ему мысленно: «Я проиграл тебя, я сожалею о том, что сделал, но теперь я уважаю тебя как отца». Без осознания того, что ты его проиграл, примирения не будет.

УЧАСТНИК: Я должен сказать это ему лично?

Б. X.: Нет, больше ничего нельзя говорить. Это будет сказано в момент, когда ты признаешь, что проиграл его. Внутренне ты можешь это сделать. Так ты примиришься с самим собой. Внешне ты уже не сможешь ничего исправить. Ты же не можешь требовать от отца, чтобы он все исправил, обсуждая это с ним. Отвечать за последствия должен ты сам, хорошо?

УЧАСТНИК: Да.

Отец и ребенок

В ребенке всегда присутствует его отец. Отвергая отца, я отвергаю ребенка. Ребенок чувствует это и переживает раскол. Так полноты не достичь.

Жизнь больше, чем родители

Многие проблемы возникают потому, что человек воспринимает мать или отца как людей, даровавших ему жизнь. Как будто жизнь у них в руках, так сказать, как будто они, имея жизнь сами, дают ее детям. Это ложное представление. Зачастую оно препятствует отделению от родителей.

Взгляд вдаль, откуда пришла жизнь, лишает родителей силы и, с одной стороны, делает ребенка свободным, чтобы принять жизнь во всей ее полноте, такой, какой она приходит к нему через родителей. С другой стороны, это придает родителям особое достоинство, поскольку они — звенья длинной цепи поколений, живших до них. Это делает свободными как родителей, так и их детей.

Такое принятие жизни — это религиозное исполнение, которое означает поклон и принятие. Это момент отказа от любых упреков по отношению к родителям. Что бы ни было — вина или невиновность — больше не играет роли. Это глубокое исполнение возможно только с позиции глубокого уважения перед тайной жизни. Когда я упрекаю родителей, это значит, что я воспринимаю жизнь так, будто могу обращаться с ней по своему усмотрению или даже заплатить за нее, например болезнью. Без преклонения перед величием жизни терапия не поможет. Она пойдет по кругу.

Вина и надменность

Душа испытывает глубокую потребность избегать вины. Очень глубокую потребность. Многие проблемы возникают, потому что мы полагаем, что вины можно избежать. Потребность избежать вины возникает в момент, когда мы, например, вынуждены признать тот факт, что мы живем за счет других.

Стоит вспомнить о том, что наши родители сделали для нас, начиная с беременности матери, родов и заканчивая риском, который они на себя взяли. Затем многолетние забота и уход. Принять все это, понять, что это значило для тебя, нелегко. Поэтому некоторые пытаются избежать такой вины — вины в

смысле «быть обязанным» — и становятся жестки по отношению к своим родителям. Они предъявляют им претензии, порой ставят себя выше их. Это и есть отрицание вины.

Смотрящий прямо в лицо этой вине смотрит в глаза своим родителям и видит все, что они сделали для него. В этом величие. Если он видит за ними своих бабушку и деда, с любовью и заботой говорит: «Да, теперь я принимаю это; теперь я ребенок, теперь я внук; я принимаю все и принимаю за ту полную цену, которую заплатили вы», тогда душа становится широкой и большой, она исполнена величия и силы.

С такой силой можно выстоять и нужно передать ее дальше. Это и делают дети, сами становясь родителями. Эту силу передают собственным детям или кому-то еще. Так от вины, если ее признать, идет благословение для многих. Это одно.

Второе: мы все живем за счет других, и только так мы вообще можем жить. Но мы должны знать, что и другие живут за наш счет во многих смыслах. Мы все вовлечены в этот процесс, мы вынуждены что-то претерпевать и, в общем, ничего не можем с этим поделать. И другие тоже дают нам что-то, поскольку виноваты перед нами.

Если иметь в виду все вышесказанное, а также то, что происходит с нами: нашу включенность в игру вины и невиновности, смену «давать» и «брать», вызовы судьбы, мы сможем предаться происходящему, такому, как есть.

Бывают ситуации, когда человек совершает скверный поступок по легкомыслию и боится признаться, что это сделал именно он или что это исходило от него. Тогда другому приходится страдать за это. Если кто-то из потомков чувствует такую вину и полагает, что он в ответе за нее, это не так. Он не должен за это отвечать, да и не сможет.

Часто мы необоснованно считаем себя виновными в чем-то, но все мы существуем в контексте более сложных взаимосвязей. Здесь действуют другие силы, которые используют виновного, впрочем, не освобождая его от вины. Умершие тоже могут ощущать, что здесь действует что-то другое. Это ломает такие представления, как если бы он этого не сделал, этого бы не случилось. Нужно воспринимать действительность такой, как есть, воспринимать события такими, как были, и не тревожить их. Тогда умершие останутся наедине с собой.

Порядки любви

Между родителями и детьми

Я бы хотел кое-что сказать о порядках любви между родителями и детьми. Ребенок получает жизнь от родителей и принимает своих родителей и жизнь от них — с любовью. Это порядок.

Что бы ни делали родители (например, не в полной мере заботились о детях, не поддерживали их; если родители запретили своим детям жениться), это вина родителей. Нести ее должны только родители. Дети не вправе в это вмешиваться.

Б. X. (пациентке): В таких случаях необходимо сказать отцу и матери: «Я отпускаю вас». И тогда вся ответственность останется на них. Ты получила от них главное. Другие заботились о тебе, например, новый муж твоей матери и твои братья и сестры. Найди свое место среди них. Это большой подарок, что они есть. Родителей же предоставь их собственной судьбе. Так ты сможешь выразить им свое уважение и станешь свободной.

Если тебе будет хорошо — это облегчение родителям. Если тебе хорошо, если ты выздоровеешь или тебе просто станет лучше — это еще один знак твоей любви к родителям. Тогда им нет нужды испытывать угрызения совести.

Детская любовь

УЧАСТНИК: У меня проблемы с любовью. Ты даешь это понятие иначе, чем я привык. Я чувствую, что оно шире, и это привлекает меня. В то же время я настроен скептически. Может быть, я боюсь чего-то? Не знаю.

Б. X: Речь идет о любви ребенка, а это любовь-привязанность. Ребенок навсегда связан со своей семьей — и в горе, и в радости, с любовью. Чего бы от него ни хотели, ребенок исполняет это с любовью, даже если это стоит ему счастья и жизни. Это любовь изначальная, можно назвать ее так.

Некоторые думают, что основная потребность ребенка — быть любимым. Основная потребность ребенка — любить и показать эту любовь. Родители должны ориентироваться на это и позволить ребенку показывать свою любовь. Иногда эта лю-

9-5433

бовь принимает странные формы. Однажды я сказал в одной группе: «Дети бывают только хорошие». На что один из участников возразил: «Это не так, я — всегда против». Я спросил его: «А кто еще?» Он ответил: «Мой отец».

Я объяснил, что я имею в виду, говоря «любовь»? Это не просто чувство. Это сила.

Любовь и власть

Я хочу открыть вам еще одну тайну. Ребенок думает, что его любовь всесильна. 'Если только он будет достаточно сильно любить, это сделает другого счастливым. Если он достаточно пожертвует, это принесет другому счастье. Это сказочное представление, будто счастье другого — в его руках.

Иногда родители думают так же. Они думают, что, если только достаточно любить своего ребенка, с ним все будет хорошо. За этим скрывается представление, что любовь обладает властью. Но такая любовь бессильна. Вот почему эта любовь приносит столько боли и часто скрыта, например, в грубом или плохом поведении.

Любовь и бессилие

Многие дети пытаются спасти своих родителей при помощи любви или родители хотят спасти своего сына или кого-то еще. Это невозможно. Самое болезненное чувство, которое только может испытывать человек, — это прилив любви. Когда испытываешь очень сильную любовь — это самое глубокое и в то же время самое болезненное из всех чувств. Оно всегда связано с чувством полного бессилия. Тогда исчезает забота первого плана, и нужно довериться большей силе, которую мы не знаем. Это было бы решением. Оно исполняется на более высоком уровне.

Борьба сил

В процессе борьбы разных сил никто не обращает внимания на слабых. Ценой борьбы политических сил может стать

благо целого народа. Оно приносится в жертву этой борьбе. Когда в браке между мужем и женой идет борьба, дети бессмысленно приносятся в жертву этой борьбе. Например, во время бракоразводных процессов.

Победа в борьбе связана с ощущением триумфа: я добился этого. Я показал ему. Там, где триумф, всегда что-то разрушено. Триумф мужа над женой равнозначен ее потере. Триумф жены над мужем равнозначен его потере. Мать, празднующая триумф над ребенком, потеряла его. Ребенок, празднующий триумф над родителями, потерял их. Это надменный и дерзкий путь.

Противоположность этому — путь смирения: увидеть и признать другого. Это отказ от триумфа и применения силы, но он действен. Здесь действуют миротворческие и целительные силы. Другие силы становятся ведущими. Потому что глубоко в душе действует сила, которая ведет систему к примирению, взаимному признанию и уважению, — сама по себе, если довериться ей и отступить. Это я называю феноменологическим подходом. Это значит, я приобретаю видение Путем отказа от «знать и хотеть». Я приобретаю влияние путем отказа от власти.

Благословение

УЧАСТНИК: Когда ты говоришь «благословение», что ты под этим подразумеваешь?

Б. X:. Благословение — это благое пожелание. Благословение может идти только от родителей или их родителей. То есть оно может идти только от старших. Слово «благословение» имеет, конечно, и религиозное значение.

Можно посмотреть на это и так: жизнь — это то, что мы получили от родителей и после передаем своим детям. Благословение всегда означает — дать жизнь. Это действие в том же направлении. Поэтому только родители могут дать благословение. Но это не только их личное благословение. Это благословение внутри большого движения жизни, оно идет издалека и, проходя через родителей, движется дальше. Родители находятся в этом движении и передают его своим детям.

9*









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.