Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Футуризм в русской поэзии, авангардизм в живописи (Кандинский, Малевич).





Футуризм(от лат. futurum - будущее) - Авангардистское течение в европейском искусстве 1910-20-х гг. XX в. Сложился в Италии. В творческой практике итальянских живописцев У. Боччони, Дж. Северини и других проявилась тенденция сделать предметом искусства динамизм как таковой. Oтвoдя ceбe poль пpooбpaзa иcкyccтвa бyдyщeгo, фyтypизм в кaчecтвe ocнoвнoй пpoгpaммы выдвигaл идeю paзpyшeния кyльтypныx cтepeoтипoв и пpeдлaгaл взaмeн aпoлoгию тexники и ypбaнизмa кaк глaвныx пpизнaкoв нacтoящeгo и будущего

Характерно: пренебрежение общественными приличиями и нравами. Подчеркнуто стремились выделиться чем попало. Фроппирование публики (шок, шокирование), эпатаж – самоцель футуристов. Символистов футуристы называли символятиной.

Футуризм подарил поэзии трёх гениев: Маяковского, Хлебникова, Пастернака. Русский футуризм возник в результате кризиса символизма как мировоззрение. В сборнике (в манифесте) «Пощёчина общественному вкусу» (1912) футуристы изложили все свои эстетические принципы, заявив: «Только мы – лицо нашего времени… Прошлое тесно…»

Из лекций: футуристы ( в частности русские) не были удовлетворены тем, что есть, это недовольство вылилось в поиск чего-то нового, в эксперименты и бунтарство против общественности. Их так же называли нигилистами. Они пренебрегали этикетом ( желтая кофта Маяковского, сушеная рыба с черном пиджаке).

Общим для футуристов было отрицание традиций в культуре, увлечение формотворчеством. Скандальную известность получило требование кубофутуристов «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого с Парохода современности» (манифест «Пощечина общественному вкусу», 1912).Создавая новое искусство, они перемещали настоящее в будущее, разрушали границы между искусством и жизнью, между образом и бытом, ориентируясь на язык улицы, на рекламу, на плакат: вызов – во всём! Ещё до революции твёрдо решив «делать» новое искусство, Маяковский, с восторгом принявший Октябрь, пошёл в ногу со временем. Тема революции и революционных преобразований становится ведущей, Маяковский в своём творчестве утверждает понятие советского патриотизма. Произведения его пронизаны любовью и верой в человека, его лирический герой влюблён в свою республику, в свой народ. Другие представители:Велимир Хлебников,Игорь Северянин.

Эго-футурист Игорь северянин ( я –гений, Игорь Северянин) был сосредоточен на самом себе в своем творчестве, создавал поэзы и с ними выступал по всей России, для этих поэз характерна изысканность, ирония, гротескность, нарочная презентативность. Северянин ввел такие слова как:

-бездарь,

-зарлить;

Велимир Хлебников приводил наборы звуков, они составляли его стихи. Хлебников называл футуристов «творяне», а так же искал новые истоки в древнерусском языке. Создает 400 новых форм от глагола «любить».

Для большинства футуристов характерны проявление декаданса, пример: образы Бурлюка «



Небо-труп, не боле

черви-звезды,

опьяненные туманом» -кащунство и поэтоуродство жизни.

Элементы модернизма и футуризма в картинах ожно наблюдать у таких художников как

-Врубель

-Дебуа

- Добужинский.

В 1910-е гг. зарождается русский авангард - как стремление перестроить основы искусства вплоть до отрицания самого искусства. Целый ряд художников и творческих объединений создают новые школы и направления, которые определяющим образом повлияли на развитие мирового изобразительного искусства - супрематизм (К. Малевич), "импровизационный" стиль и абстракционизм (В. Кандинский), лучизм (Ларионов) и др. Всем течениям авангардистского искусства свойственна подмена духовного содержания прагматизмом, эмоциональности - трезвым расчетом, художественной образности - простой гармонизацией, эстетикой форм, композиции - конструкцией, больших идей - утилитарностью. В понятие "авангард" условно объединяются самые разные течения искусства ХХ в. (конструктивизм, кубизм, орфизм, оп-арт, поп-арт, пуризм, сюрреализм, фовизм). Основные представители этого течения в России - В. Малевич, В. Кандинский, М. Ларионов, М. Матюшин, В. Татлин, П. Кузнецов, Г. Якулов, А. Экстер, Б. Эндер и другие.

Кандинский Василий Васильевич. Считая главным в искусстве внутреннее, духовное содержание, полагал, что лучше всего оно выражается прямым психофизическим воздействием чистых красочных созвучий и ритмов. В основе его последующих «импрессий», «импровизаций» и «композиций» (так сам Кандинский различал циклы своих работ) лежит образ прекрасного горного пейзажа, как бы тающего в облаках, в космическом небытии, по мере мысленного воспарения созерцающего автора-зрителя. Драматургия картин маслом и акварелью строится за счет свободной игры цветовых пятен, точек, линий, отдельных символов (типа всадника, ладьи, палитры, церковного купола и т.д.).

Малевич. Термином "супрематизм" (от лат. supremus, "высочайший") Малевич называет высший и последний этап искусства, суть которого заключается в выходе за традиционные рамки, за пределы видимого, умопостигаемого мира, в Ничто, в Абсолют. Результатом опытов Малевича по выявлению "супрематических элементов" стали знаменитые "Черный круг", "Черный крест", "Белый квадрат" на белом фоне и, конечно же, "Черный квадрат". А само их представление художником в качестве живописных произведений стало не просто "пощечиной общественному вкусу", но своеобразным неписаным манифестом, провозгласившим конец "подражательного" искусства. Черный силуэт квадрата на белом фоне предстал как попытка привести все многообразие форм и цветов предшествующей истории мировой живописи к некой изначальной простоте. "Полночь искусства пробила, - писал Малевич. - Супрематизм сжимает всю живопись в черный квадрат на белом холсте".

 

 

Афоризмы.

Афоризмами принято называть краткие, глубокие по содержанию и законченные в смысловом отношении суждения, принадлежащие определенному автору и заключенные в образную, легко запоминающуюся форму. С самых древних времен афоризмы, именуемые ранее изречениями, постоянно сопутствовали всем цивилизациям мира, они синтетически обобщали мудрость народа, отображали его интересы и чаяния, являясь своеобразными сгустками общественного мнения

Афористика — поистине наука о жизни, афоризмы могут указать человеку жизненный путь, утешить в горе, мобилизовать волю на борьбу с препятствиями. Воспитательная роль афоризмов неоспорима: они расширяют мир духовных запросов людей и формируют их моральные убеждения. Еще Геродот указывал в свое время на то, что «издревле есть у людей мудрые и прекрасные изречения; от них следует нам поучаться». И поучение это происходит не механически: афоризмы в силу своей структурной особенности — лаконичности — побуждают читателя к собственному размышлению, являясь своеобразным катализатором мысли, ускорителем процесса возникновения ассоциаций и идей. Афоризмы учат мыслить и вместе с тем говорить. Предельная экономия слов, глубина семантики, яркая образность делают афоризмы стилистическими шедеврами, которые, обогащая искусство риторики, становятся действенным средством в борьбе с однообразием и серостью человеческой речи.
Афористический жанр в значительной мере традиционен, он относится к древнему и весьма живучему виду литературы — к изречениям. Этот замечательный жанр интеллектуального искусства обеспечил себе поразительное долголетие и большую популярность в народе. Его очень ценили также многие известные люди всех эпох и времен. «Сильные, короткие выражения много содействовали улучшению жизни», —- говорил Цицерон. «Максимы и афоризмы — истинная житейская мудрость и соль литературы», — писал Д. Морли. «Краткоречье, точно жемчуг, блещет содержанием. Настоящая мудрость немногословна», — утверждал Л. Н. Толстой. Истым приверженцем афористики был М. Горький, он признавался, что «очень много учился на пословицах, иначе на мышлении афоризмами».

Афоризмы всегда привлекали внимание людей, но в настоящее время, в эпоху научно-технического прогресса, их значение особенно возросло; не случайно сейчас в ряде стран афористика получила высокое развитие, а кое-где достигла своего расцвета. На фоне почти полного отсутствия литературоведческих работ в прошлом в последнее время опубликован ряд содержательных теоретических статей об афоризмах; появляются и труды лингвистического характера. Проблемы афористики рассматриваются на литературных конгрессах, им посвящаются многочисленные диссертации.
Такой интерес к афористике возник потому, что в силу своей универсальности афоризмы соответствуют духу эпохи, они одинаково близки как к науке, так и к искусству, в них органично взаимодействуют принципы научного и художественного творчества. Закономерно поэтому то, что многие выдающиеся ученые являлись одновременно и творцами афоризмов. Вспомним древнего ученого — родоначальника афористики — Гиппократа, назовем авторов афористических книг — Паскаля, Гёте, Лихтенберга, которые были замечательными учеными своего времени. Афористика находится на месте «стыковки» науки и искусства, являясь как бы своеобразным звеном между ними. Выразительность и образность сближают афоризмы с художественной литературой, свойство синтеза мыслей, установление связи между явлениями, точность и лаконизм роднят их с наукой.
Вместе с этим следует оговорить, что несмотря на значимость и древнее происхождение афористики, теоретические представления о ней весьма расплывчаты, не имеют ясных контуров. Само слово «афоризм» определяется неоднозначно и понимается по-разному. В представлении одних людей афоризм — это глубокая, поучительная мысль в краткой образной форме; в представлении других — это парадоксальное суждение в изощренном стиле, тяготеющее прежде всего к оригинальности.
Можно привести пример о различном понимании этого слова такими писателями, как Л. Н. Толстой и М. Горький. Как-то Горький прочитал Толстому свой рассказ «Бык». Толстой его одобрил, но сказал: «... у вас ... в каждом рассказе какой-то вселенский собор умников. И все афоризмами говорят. Это тоже не верно, — афоризм русскому языку не сроден.
— А пословицы, поговорки?
— Это другое дело. Это не сегодня сделано.
— Однако вы сами часто говорите афоризмами.
— Никогда!.. Так делал Лесков, писатель вычурный, вздорный...».
Из этого диалога можно заключить, что Толстой афоризмами называл новые, неглубокие по содержанию мысли, несходные с пословицами и чуждые народному языку. Горький же считал афоризмы мудрыми суждениями, искони принадлежащими народу, и относил к ним пословицы. То, что Горький называл афоризмами, — Толстой именовал изречениями и, вполне одобряя это слово, присваивал его некоторым своим произведениям.
В литературе дореволюционного времени можно обнаружить обе вышеупомянутые точки зрения на афоризм. Так, в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона (1890—1907) афоризм определяется как мудрое изречение, и в числе примеров афоризмов приводятся изречения и пословицы Акира и других авторов древности. А согласно немецким данным, например курсу стилистики Р. М. Мейера, нередко цитируемой в русской литературе, афоризм — понятие новое, пословицы в него не входят, а парадоксальность является одним из его основных признаков.
Вполне вероятно, что Л. Н. Толстой был знаком с интерпретациями афоризма немецкими литературоведами, и их взгляды повлияли в какой-то мере на оценку этого понятия великим русским писателем.

 

56. Особенностью возникновения литературного портрета является тот факт, что в Европе и в России он родился как жанр литературной критики и в связи с зарождением так называемого «нового романтического метода».

Сторонники романтизма в литературной критике, как известно, акцентировали внимание на личностном начале: «Поставив личность в центр искусства, сосредоточив внимание на взаимосвязях человека с обществом, новый метод требовал исторической и национальной конкретности в их раскрытии», а это предполагало, в свою очередь, верность, правдивость в передаче жизненных обстоятельств и психологии героя. Эти принципы легли в основу творческой деятельности основоположника портретного жанра европейской литературы Сент-Бёва. Русская романтическая критика начала 20-х годов XIX века видела главную особенность новой, романтической, литературы: ее отличие от античной, погруженной в вещественность, в изображении «духовного». Предметом искусства издатель «Московского телеграфа» Н.А. Полевой объявил человека в его внутренней, духовной сущности. В этом состоит характерная черта его как теоретика романтизма. Созданный им жанр портрета первыми исследователями писательского наследия Н. Полевого был назван «критико-биографическим этюдом».

Факт возникновения литературного портрета как жанра литературной критики указывает на принадлежность портрета (в момент рождения) к литературно-критическому виду творчества. Первые творческие портреты, наряду с другими критическими жанрами, как в России, так и на Западе свет увидели именно в журналах. Зависимость истории бытования портрета (в системе с другими критическими жанрами) в русской литературе и критике от определенных методологических особенностей эпохи хорошо прослежена в книге Б. Егоровым. Исследователь отмечает, что в среде романтиков разрабатывались поначалу жанры, выдвинутые сентиментализмом (в частности - и литературный портрет).

Одним из первых открыто высказал мысль, что необходимо пересмотреть взгляд на фигуру Ленина в истории России В.А. Солоухин. В 1992 году выходит его книга «При свете дня» о В.И.Ленине, которого писатель считает разрушителем богатого, просвещенного и потенциально могучего государства.

«При свете дня» - историко-литературное расследование писателя В. А. Солоухина о разрушительно-губительной для России деятельности В. И. Ульянова-Ленина и ведомой им партии. Эта книга является исследованием личности Ленина с показом причин, приведших к формированию того Ленина, который прервал "безмятежную" и "счастливую" жизнь царской России и последовательно изничтожил все русское.

Солоухин читал, и очень внимательно изучал, письма, телеграммы, шифрограммы, секретные приказы, хранившиеся до поры в архивах, включая отдельные комментарии к ним и массу сопутствующих документов. Знания его в этой области были поистине колоссальны. Писатель создал такой портрет вождя, который народ еще не видел.

Искусство создания литературного портрета Солоухиным заключается в том, что:

1) Автор не голословен в своих умозаключениях, поскольку, прежде всего обращается к источникам, написанным до него, опираясь на авторитетных историков, изучивших документацию по своему литературному персонажу.

2) Отсюда и вытекает постоянная цитация из тех первоисточников, из которых автор черпает знания о жизни и деятельности своего литературного персонажа, о его детстве, в котором, на что автор и делает акцент, и закладывается характер Владимира Ильича.

3) Автор пускается в рассуждения относительно характера своего персонажа, привлекает читателя к своим рассуждениям, делает читателя как бы соучастником его размышлений.

4) Солоухин практически с первых же строк книги выказывает свое отношение (резко негативное) к персонажу – Ленину.

5) В конце книги автор как бы подводит итог всему вышесказанному относительно своего персонажа, выносит вердикт из 23 пунктов обвинений, делая тем самым читателя присяжным – заседателем, вовлекая читателя в литературно-судебный процесс.

Смысл названия книги «При свете дня» - «И вот, несмотря на такое всеобщее, массовое, тотальное изнасилование людского сознания, человеческой психики, – дрогнула глыба, пошла трещинами, посыпалась осколками, обломками. Кончаются наваждение и ослепление, и увидели при свете дня, что никакая это не бронза, никакое это не золото, а мираж, муляж, папье-маше, засушенная мумия.» Те люди, которые верили в то, что им обещали, очнулись ото сна, проснулись и ПРИ СВЕТЕ ДНЯ увидели-таки, что все – ложь, неправда, затуманивание сознания. Даже в названии книги автор дает понять резкую негативную оценку действий своего персонажа – Владимира Ильича Ленина.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.