Теория неосознаваемого мышления
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Теория неосознаваемого мышления





Этот интуитивный вывод подтверждается теорией неосознаваемого мышления, разработанной голландским исследователем Апом Дейкстергюйсом1. В соответствии с ней решения, принимаемые неосознанно, в сложных ситуациях оказываются, как правило, наиболее качествен­ными. Неосознаваемое мышление успешно справляется со взвешива­нием большого числа факторов, имеющих различные значения, что, собственно, и требуется при принятии решений. Основу успешности не­осознаваемого мышления составляют особенности устройства челове­ческого мозга, изучением которых занимается, в частности, нейроэконо-мика.

Вот один из экспериментов, поставленных Дейкстергюйсом. Группе студентов были предоставлены подробные данные о четырех квар­тирах, различавшихся как своими характеристиками качества и распо­ложения, так и арендной платой, и предложили выбрать наилучшую из них. При этом были четко заданы критерии выбора, так что задача имела единственный верный ответ. Все участники эксперимента были разделены на три группы, которые были вынуждены принимать ре­шения в разных условиях. Первую группу попросили принять решение немедленно, второй дали время на сравнение и оценку, а третьей — также предоставили такое время, однако все время отвлекали, мешая сосредоточенно обдумывать решение. По идее экспериментаторов, именно в таких условиях и срабатывает механизм неосознаваемого мышления.

Что показали эксперименты такого типа, которые были проведены многократно и в различных условиях? В первой группе правильное ре­шение в среднем было названо в 36% случаев, во второй — в 47%, а в третьей — в 59% случаев.

Эвристики — это правила принятия решений. Но правила суще-ствуют и в других сферах. Мы следуем различным правилам в быту и На работе, в спорте и политике, в бизнесе и на отдыхе.



Общая логическая модель («формула») любого правила такова:

ситуация, определяющая условия, в которых действует правило;

индивид, к которому относится правило, или адресат правила;

действие, предписываемое, запрещаемое или разрешаемое пра­вилом {содержание правила);

санкции за неисполнение правила адресатом;

гарант правила, т.е. субъект, применяющий санкции к наруши­телю. Правила— это модели поведения,за нарушение которых налагаются санкции.

Реальные правила, с которыми мы сталкиваемся в жизни, далеко не всегда содержат все компоненты формулы. Некоторые из состав­ляющих могут отсутствовать либо потому, что очевидны и опуска­ются по умолчанию, либо это делается умышленно, чтобы расши­рить «зоны неопределенности» такого правила.

Мир правил разнообразен. Некоторые правила мы придумываем для себя сами, и никто, кроме нас, не может заставить их выполнять. Например, если я взял за правило начинать день с зарядки, и, скажем, по лености однажды решу отступить от него, то, вероятно, буду себя ругать, но никто не станет заставлять меня все же сделать ее. Другим правилам мы следуем потому, что их нарушение может повлечь за собой санкции, налагаемые на нас каким-то другим ин­дивидом или индивидами.

В чем принципиальное различие между правилами первого и вто­рого типов? В первом случае сторонний наблюдатель не может опре­делить, являются ли наблюдаемые повторяющиеся действия след­ствием существования какого-то правила, или же всякий раз субъект принимает отдельное решение, прежде чем выполнить действие. Во втором случае такой вывод возможен: если наблюдение говорит о существовании регулярности в действиях, а отклонение от нее влечет вмешательство других индивидов, значит, существует правило, ко­торому нужно следовать.

В соответствии с этим мы выделим два больших класса правил, различающихся механизмами принуждения их к исполнению. Меха­низмом принуждения правила к исполнению называется совокуп­ность, состоящая из гаранта (или гарантов) и правил действий, регу­лирующих применение санкций к выявленным нарушителям «базо­вого» правила. По данному признаку множество всевозможных правил разделяется на:

1) правила, в которых гарант нормы совпадает с ее адресатом; такие правила можно назвать привычками, стереотипами поведения или ментальными моделями поведения; для них свойствен внут­ренний механизм принуждения их к исполнению, поскольку санкции за их нарушения налагает (если налагает!) на себя сам адресат пра­вила;

2) правила, в которых гарант нормы не совпадает с ее адресатом; для таких правил характерен внешний механизм принуждения их к исполнению, поскольку санкции за нарушение таких правил нала­гаются на нарушителя извне, другими людьми.

Институт — это правило или совокупность правил, имеющие вне­шний механизм принуждения индивидов к исполнению.

Институты представляют собой базовую единицу анализа инсти­туциональной экономической теории, а их совокупность составляет предмет этой теории.

Это определение отличается от других определений, широко ис­пользуемых в экономической литературе. Например, лауреат Нобе-левской премии по экономике Дуглас Норт дает следующие вари­анты определений: «Институты это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми»1, это «правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы пове­дения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми»2, «формальные правила, неформальные ограничения и способы обеспечения действенности ограничений»3, или же «приду­манные людьми ограничения, которые структурируют взаимодействия людей. Их составляют формальные ограничения (правила, законы, кон-ституции), неформальные ограничения (социальные нормы, условности и принятые для себя кодексы поведения) и механизмы принуждения к их исполнению. В совокупности они определяют структуру стимулов в об­ществах и их экономиках»4.

На практике можно пользоваться любым из этих определений, если четко помнить, что механизм принуждения к исполнению «ба­зового» правила в рамках института, — это внешний механизм, сфор­мированный людьми для этой цели.

Отметим, что поведение экономических агентов, следующих тому или иному правилу, демонстрирует определенную регулярность, т.е. является повторяющимся. Однако к повторяющемуся поведению индивидов приводят не только действующие институты, но и другие механизмы, имеющие естественное происхождение, т.е. вовсе не со­зданные людьми.

Существование института говорит о том, что действия людей за­висят друг от друга и влияют друг на друга, что они вызывают послед­ствия (учитываемые другими людьми и самим действующим эконо­мическим агентом). Естественные механизмы приводят к схожим результатам, однако отдельные экономические агенты принимают решения независимо друг от друга и без учета возможных санкций, которые к ним может применить гарант той или иной нормы.

Рассмотрим несколько условных примеров. Люди, живущие на верхних этажах высоких домов, желая выйти на улицу, пользуются

лифтами (в случае их поломки — спускаются по лестнице). Действия повторяются. Никто (за исключением самоубийц) не выпрыгивает в окна: человек понимает, что такой поступок будет «наказан» законом тяготения. Можно ли говорить об отмеченной регулярности как об институте? Нет, поскольку механизм «наказания» отклонения от об­щего порядка действий не создан людьми.

На конкурентном рынке цены на однородную продукцию, демон­стрируя определенную дисперсию, тем не менее, имеют одинаковый уровень. Продавец, установивший на таком рынке вдвое большую цену, определенно будет «наказан» разорением. Можно ли здесь го­ворить о существовании института установления равновесной цены? Нет, поскольку покупатели, избегающие приобретать товар по завы­шенной цене, вовсе не ставят перед собой цели наказать соответству­ющего торговца, — они просто принимают (независимо друг от друга) рациональные решения, не планировавшимся результатом которых и оказывается «наказание» такого продавца.

Людям свойственно регулярно питаться: человек, отступающий от этой регулярности, рискует поступиться своим здоровьем. Явля­ется ли регулярное питание институтом? Читатель, ознакомившийся сприведенными выше примерами, уверенно ответит «нет», однако будет прав лишь частично: в жизни существуют ситуации, в которых регулярный прием пищи является институтом! Например, регуляр­ность питания детей в семье поддерживается различными наказа­ниями уклоняющихся со стороны старших; регулярность питания солдат в армии поддерживается формальными нормами уставов. Таким образом, одно и то же наблюдаемое поведение может быть следствием рационального выбора (скажем, творческий работник в процессе создания художественного произведения заставляет себя оторваться от работы для того, чтобы поесть), привычки (основная масса регулярно питающихся людей) или действия социального ин­ститута.

Хотя содержание правил, входящих в институты, чрезвычайно разнообразно, механизмы принуждения их к исполнению уклады­ваются в ограниченное число типов.

Общая логика действия любого механизма принуждения правила к исполнению может быть охарактеризована следующим образом:

A. Гарант правила наблюдает поведение его адресатов и сопо­
ставляет их действия с моделью поведения, определяемой этим пра­
вилом.

Б. В случае обнаружения отклонения фактического поведения индивида от модельного, гарант определяет, какую санкцию следует применить к индивиду, чтобы добиться от него выполнения правила.

B. Гарант применяет санкцию к индивиду, упорядочивая его те­
кущие и будущие действия.

Эта простейшая схема действия механизма принуждения правил к исполнению может быть уточнена и усложнена в части описания этапов А и Б. Так, на этапе А гарант может не только непосред­ственно наблюдать поведение агентов, но и получать информацию от других индивидов, случайно заметивших отклоняющиеся дей­ствия; на этапе Б он может обнаружить не сам процесс нарушения правила, а последствия такого нарушения; в этом случае перед га­рантом возникает дополнительная задача — поиск нарушителя и его идентификация.

Выше была приведена классификация механизмов принуждения правил к исполнению на внутренние и внешние. Можно выделить компоненты действия механизма принуждения и построить их тео­ретическую типологию. Рассмотрим подробнее возможные класси­фикации.

Гарант правила.Эта роль может исполняться: 1) любым членом группы, в которой действует институт; 2) индивидом (несколькими индивидами или организацией), специализирующимся на выпол­нении функции гаранта; 3) теми и другими одновременно.

Модель поведения адресатов правила.Она может быть: 1) зафик­сированной в виде текста, знания которого имеются одновременно и в памяти адресатов, и в памяти гаранта института; 2) суще­ствующей только в памяти людей; 3) либо существовать в виде текста и одновременно в форме знания людьми реальной практики испол­нения правила, отличающейся от формального предписания.

Последний случай, как показывает наблюдение, является наи­более типичным случаем существования институтов. Практика их бытования может отличаться от формальных предписаний по не­скольким причинам, начиная от невозможности предусмотреть в письменном (и любом другом) тексте все разнообразие реально скла­дывающихся ситуаций и кончая сознательно неточным и неполным исполнением нормы ее адресатами, не наказываемым, однако, гаран­тами, — например, вследствие их подкупа со стороны нарушителей.

Сопоставление фактического поведения с модельным.Оно может осуществляться гарантом правила: 1) как исходя из собственного усмотрения (собственного понимания того, что представляет собой требующее наказания отклонение от нормы); 2) так и в соответствии с определенным точным правилом (перечнем нарушений).

Выбор санкции.Он, как и в предыдущей классификации, может осуществляться: 1) в соответствии со свободным (дискреционным) решением гаранта; 2) либо предписываться некоторым правилом, ставящим в соответствие каждому возможному нарушению нормы свою специфическую санкцию.

Совокупность санкций.Эта классификация может быть построена различными способами, например, путем деления санкций на социальные и экономические, формальные и неформальные, разовые и длительные, и т.п. Очевидно, в совокупности такие отдельные классификации определят некоторую типологию санкций. Однако для целей описания механизмов принуждения правил к исполнению более продуктивным является иной, более простой путь: формиро­вание эмпирической классификации санкций, непосредственно обоб­щающей практику их применения:

1) общественное осуждение, выражающееся в неодобрении пос­тупка словом или жестом, утрате уважения или ухудшении репутации санкционируемого субъекта;

2) официальное порицание, в форме устного или письменного за­мечания, сделанного формальным гарантом правила; такое пори­цание, в частности, может содержать угрозу последующей более серьезной санкции, которая будет применена к нарушителю в случае повторного нарушения правила;

3) денежный штраф, налагаемый на нарушителя;

4) силовое прекращение начатого действия;

5) силовое принуждение (или его угроза) к повторению совершенного действия, но уже по правилам, — в тех случаях, когда совершенное нарушение не является необратимым;

6) ограничение нарушителя в некоторых из его прав, например, за­прет под угрозой более серьезного наказания на занятие опреде­ленным видом деятельности;

7) лишение свободы (заключение в тюрьму);

8) смертная казнь.

Перечисленные виды санкций могут также в ряде случаев приме­няться совместно в форме различных комплексных санкций.

Кроме того, могут существовать и поощрения («положительные санкции») — одобрение за соблюдение правил, премии, бонусы и т.п.

Осуществление санкции.Выбранная санкция может: а) непосред­ственно налагаться на месте нарушения самим гарантом; б) осуще­ствляться иными субъектами или организациями; в) сочетать оба названных способа (например, полицейский разнимает или удержи­вает дерущихся, применяя санкции типа (4), а суд впоследствии при­суждает задержанным денежный штраф, т.е. применяет санкцию типа (3)).

Введенные частные классификации разновидностей компонентов механизма принуждения к исполнению правила дают возможность построить теоретическую типологию таких механизмов (как полный перечень всех возможных сочетаний выделенных признаков). Мы не приводим ее здесь в силу громоздкости получающейся конструкции.

ФУНКЦИИ ИНСТИТУТОВ

В рамках экономических систем институты выполняют как ми­нимум две различных функции: координационную и распредели­тельную.

Координационная функция институтов проявляется в том, что знание соответствующего правила позволяет индивидам (адресатам лого правила) намечать и осуществлять взаимовыгодные действия, В также действия, которые не встречают сопротивления или проти-воздействия со стороны других индивидов и не сопровождаются ка­кими-либо санкциями со стороны гарантов правила. Например, шание расписания занятий позволяет студентам оказаться в одном месте и в одно время с преподавателем, а знание правил дорожного движения и их соблюдение снижает вероятность попасть в аварию, В также быть подвергнутым штрафу со стороны сотрудника ГИБДД. Агенты, действующие в соответствии с правилом, реализуют «трой­ственную» экономию: 1) они не расходуют ресурсы на изучение и прогнозирование поведения других агентов, на согласование своих решений с другими агентами, действующими на том же «поле»; 2) они не должны тратить ресурсы на преодоление сопротивления или противодействия других индивидов; 3) они не несут риски на­казания со стороны лиц, выступающих в роли гаранта института. Кратко говоря, координационная функция института заключается в снижении уровня неопределенности внешней среды хозяйствования. Подчеркнем, что перечисленные виды экономии относятся ко всем фактическим и потенциальным адресатам правила. Разницу между выгодой следовать правилу и выгодой от нарушения правила можно называть координационным эффектом правила.

Однако для того, чтобы получить перечисленные выгоды, все ад­ресаты должны знать содержание правила для исключения ситуаций, В которых одни агенты действуют по правилу, а другие — с его нару­шением. Кроме того, получение названных выгод требует не просто знания адресатами правила, но и его исполнения. Так, автомоби­листы не просто должны знать о том, что на нерегулируемом пеше­ходном переходе они должны пропускать пешеходов, но и на прак­тике следовать этому правилу.

Вопрос о том, выполнять требования правила или не выполнять, решается каждым агентом индивидуально, исходя из сопоставления собственных выгод и издержек от следования правилу и от его нару­шения. Поэтому, в зависимости от таких факторов, как разные струк­туры предпочтений, разные склонности к избеганию риска и разные интеллектуально-вычислительные способности, в схожих ситуациях индивиды будут принимать несовпадающие решения относительно того, следовать правилу либо нарушить его. Очевидно, чем большая доля адресатов правила будет нарушать его, тем ниже совокупный координационный эффект этого правила и наоборот. В ситуации, когда все адресаты гарантированно исполняют правило, его коорди­национный эффект максимален. Но для того чтобы было выполнено условие такой максимальности, с высокой эффективностью должен действовать гарант правила, что, очевидно, предполагает расходо­вание ресурсов.

Распределительнаяфункция институтов имеет двоякое прояв­ление. Во-первых, некоторые из существующих в экономике правил непосредственно предписывают те или иные перераспределительные действия. Примером могут служить нормы налогообложения или таможенные правила, определяющие, какие объемы финансовых средств хозяйствующих субъектов должны быть уплачены в виде на­логов и сборов.

Во-вторых, все институты, независимо от их содержания, в про­цессе своего функционирования влекут распределительные послед­ствия как для их адресатов, так и для гарантов. Любое правило, «от­секая» некоторые из возможных действий или линий поведения, неизбежно концентрирует ресурсы адресатов только на незапре-щенных или прямо предписываемых действиях или направлениях действий. Тем самым ресурсы, которые могли бы — в отсутствие ин­ститута — направляться на более широкое множество вариантов, в силу его присутствия направляются на меньшее их количество. Очевидно, если среди вариантов, входящих в допустимое множество альтернатив, находится и наилучший вариант использования ре­сурсов, соответствующий институт в целом имеет позитивные рас­пределительные последствия, экономя средства адресатов, которые они направляют на поиск такого варианта. Напротив, если по каким-то причинам оптимальный вариант использования ресурсов оказы­вается вне допустимого множества альтернатив, распределительные последствия существования института окажутся скорее негатив­ными.

Ситуации, в которых наилучший для индивида способ использо­вания его ресурсов оказывается запрещенным из-за существования некоторого правила, порождает и иной тип распределительных по­следствий: стремясь реализовать свои интересы, агент может напра­вить часть своих средств на поиск способов «обхода» действующих правил. Величина подобных средств, очевидно, не может превышать ту недополучаемую выгоду, которую индивид ожидает получить в случае успешного нахождения таких способов. Если они обнаружи­ваются (например, в виде подкупа гаранта, который «закроет глаза» на факт нарушения закона), агент достигает более высоких эконо­мических результатов, чем если бы он строго следовал правилу, од­нако, часть его ресурсов оказывается использованной непроизводительно, — с точки зрения задачи максимизации общественного бла­госостояния. Кроме того, «обход» закона порождает и иные негативные последствия, — снижается координационный эффект института.

Охарактеризованные типы распределительных последствий лю­бого института относятся к статической ситуации. В случае же изме­нений институтов или введения новых правил распределительные последствия становятся еще разнообразнее. Во-первых, возникают издержки изучения новых правил, т.е. часть ресурсов перераспреде­ляется на эту цель. Во-вторых, возникают издержки переключения па новые виды деятельности, включая издержки изучения новых возможностей. В-третьих, могут возникнуть издержки упущенной выгоды, — вследствие отказа от ранее использовавшихся возмож­ностей. В-четвертых, напротив, может измениться структура выгод, а сами выгоды возрасти, если изменение правил открывает новые способы использования ресурсов, и т.д. Таким образом, распредели­тельные последствия любого правила и его изменения весьма разно­образны и неоднозначны, однако факт их наличия неоспорим, и тре­бует обязательного учета при анализе институтов и их изменений1.

Важная составная часть распределительных последствий функ­ционирования институтов — перемещение издержек и выгод от одних экономических агентов к другим. В рамках статического рас­смотрения такое перемещение происходит при нарушении правила: издержки адресата, связанные с утратой полезности из-за наложения санкций, становятся выгодами гаранта. В рамках динамического рас­смотрения изменение правила может повлечь за собой существенное сокращение возможностей для одних адресатов, при их одновре­менном расширении для других, или же неравномерное сокращение для всех, и т.п. Тем самым, для всякого институционального изме­нения, независимо от его непосредственных целей, появляются группы теряющих и группы выигрывающих агентов, что обуслов­ливает их негативное либо позитивное отношение к институцио­нальному изменению. Ведь даже при общей положительной сумме выигрышей и проигрышей, если потери одной из групп не компен­сируются тем или иным способом, само изменение не становится Парето-улучшением, поскольку ухудшает чье-то положение, со­здавая стимулы к сопротивлению нововведению со стороны теря­ющих групп. Это означает, что практически с каждым институтом связаны экономические интересы различных групп индивидов: одни заинтересованы в том, чтобы он продолжал функционировать, по­скольку получают от этого выгоды, другие — в том, чтобы он изме­нился, поскольку его функционирование приносит им издержки.

Об институциональных изменениях см. подробнее главу 13.

И даже если совокупные издержки выше, чем совокупные выгоды, т.е. институт препятствует росту благосостояния общества, он вполне может продолжать существовать, — если выгоды, получаемые неко­торой группой, настолько велики, что позволяют ей блокировать действия теряющих агентов, направленные на изменение института1.

Как координационная, так и распределительная функции ин­ститутов во многом являются следствиями его ограничительного ха­рактера: любое правило ограничивает множество допустимых на­правлений использования ресурсов (вариантов решений, линий поведения и т.п.), сокращая тем самым потенциал оптимизации эф­фективности.

Это утверждение может показаться чрезмерно жестким, по­скольку в числе запрещаемых вполне могут оказаться лишь заведомо неэффективные способы использования ресурсов. Однако, учитывая ограниченную рациональность и неполное знание всех экономи­ческих агентов, оценка каких-то комбинаций ресурсов как заведомо неэффективных вполне может быть неверна. Если бы те или иные варианты не оказались запрещенными, предпринимательская актив­ность с некоторой вероятностью могла так развить эти варианты, что они стали бы эффективными. Другой контраргумент против выска­занного положения звучит так: изменения правил могут не сужать, а расширять возможности использования ресурсов. Это утверж­дение, безусловно, верно, однако, строго говоря, относится не к ин­ститутам, а к институциональным изменениям. Институциональные изменения, несомненно, в принципе могут улучшать условия хозяй­ствования, однако это не «автоматический» процесс, он достаточно труден и требует сложного взаимодействия экономических агентов. Далее, это контраргумент не в полной мере учитывает распредели­тельные последствия институтов, о которых шла речь выше. Кроме того, даже расширившиеся возможности в одной сфере отнюдь не снимают ограничений в других, определяемых иными правилами.

Означает ли это, что институты, выступая как ограничители, не полезны для развития экономики? Нет, не означает, поскольку су­жение множества возможностей снижает неопределенность. Огра­ничения полезны до тех пор, пока выгоды от снижения неопреде­ленности превышают потери от уменьшения разнообразия вариантов использования ресурсов. Как только разность указанных выгод и издержек становится отрицательной, институты действительно ста­новятся тормозом экономического роста и развития.

Такую ситуацию Д. Норт назвал «эффектом блокировки»: Норт Д. Ин­ституты, институциональные изменения и функционирование экономики. М: Начала, 1997. С. 23. Подробнее об эффекте блокировки см. в главе 13.

Кроме двух названных функций институтов, — координационной и распределительной — в литературе можно встретить упоминания об их информационной и мотивационной функциях.

В связи с первой иногда говорят, что институты информируют адресатов (и других индивидов) относительно будущих возможных (или обязательных) действий и, следовательно, относительно бу­дущих ситуаций. Действительно, если индивиды знают правила, вхо­дящие в тот или иной институт, они и информированы об их содер­жании, — это простая тавтология. Однако известно, что существуют и такие институты, содержание которых тщательно скрывается ото всех, кроме узкого круга лиц, непосредственно в них включенных: это различные секретные международные договоры, тайные сговоры между фирмами относительно раздела рынков, и т.п. Поэтому нельзя считать, что функция информирования является универсальной для всех институтов, подобно, скажем, координационной функции. Если же связывать эту функцию со знанием правила, входящего в ин­ститут, для того, чтобы следовать ему, то она становится триви-

альной

Под мотивационной функцией института понимается не только то, что он мотивирует адресатов следовать ему, но и ситуации, когда институт мотивирует индивида к действиям, которые непосред-ственно этим институтом не предполагались. Это могут быть забас­товки, вызванные принятием нового закона, митинги, организация коллективных действий в поддержку или против такого института, либо вообще связанные с действиями, на которые этот институт оказал только косвенное влияние. Такой эффект, безусловно, суще-ствует и является обратным к ограничительному: отсекаются опре­деленные направления использования ресурсов и, соответственно, появляются мотивы действий индивидов к использованию разре­шенных и по перераспределению неразрешенных ресурсов, на­пример посредством изменения существующих правил.

Координационная и распределительная функции институтов формируют основные каналы влияния институтов на экономические процессы. Именно через их посредство институты воздействуют, как мы увидим далее, на эффективность использования ресурсов в эко­номике.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.