Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







С чего это вдруг его заинтересовало это? Кронпринц просто так не будет интересоваться чем-то подобным.





- Нет, - вежливо улыбнулся я. - Я никогда не буду жалеть, я полностью понимал свои действия, спасая Августину.

- Вы ведь чуть не умерли? - похолодел голос кронпринца. - Вас чудом спасли, неужели вам не было страшно?

- Поверьте. Существуют вещи хуже легкой смерти, - спокойно произнес я.

На лице Генедиуса заиграла не хорошая улыбка.

- Например, крики детей «проклятая», «убийца», «монстр», «чтоб ты сдохла». По- вашему это хуже? - вежливо с улыбкой сказал мне Генедиус.

От услышанного, я потерялся. О чем он? Что говорит, чего он добиваться?

- Не понимаю.

Генедиус нагнулся слегка вперед и хищно улыбнулся, ровно начал говорить:

- Когда вы Эрик были с Августиной под лавиной снега. Граф Вильмар устроил знатную истерику, крича на генерала…

Я слушал его, не веря своим ушам. Я сам протянул ей первый руку, сам вытащил ее с того одиночества. Я хотел спасти ее, не хотел, чтобы ее икрящиеся фиолетовые глаза, стали пустыми как мои. Но я сделал хуже, своими действиями, я принес ей только одну боль. И ее взгляд на мою руку, она винит себя. Уверена, что виновата, какая глупая. В голове, так отчетливо отразились картинки, где кричать дети, и как Августина одна, сидит в комнате. Неудивительно, что ответов на наши письма не было.

Переведя взгляд, я увидел, как Августина подхватив подол своего платья, бежала к выходу. Я заметил, что фиолетовые глаза Августины блестели от слез.

- Ваше Высочество, - поклонился я. - Прошу прощения, могу я пойти?

- Конечно, - неожиданно для меня, кронпринц отпустил не задерживая.

Выбежав за ней, я прислушивался, случайно мой взгляд упал на слегка криво висящую картину. Точно! Потайной вход! Найти потайной ход не составило труда, немного отодвинув картину, я увидел за ней роспись. С легкость, я прочел надпись, и стена отодвинулась, пропуская внутрь. Внутри была лестница, ведущая вниз и прямо, как демон я не нуждался в освещении и без труда шел по холодному коридору. Пока вдали не увидел горящий факел и девушку, обнимающую свои ноги. Она сидела на диване, каком-то старом диване, смотря вперед, а глаза все слезились, но слезы так и не текли.

- Ави? - тихо позвал я, выйдя на свет.

Она не вздрогнула.

- Уходи Эрик! - попросила ровно Августина. - Нам с тобой не стоит больше общаться.

Я вздохнул и сделал шаг, но она резко подняла голову, смотря мне прямо в глаза.

- Не подходи! - прокричала она, и соскочив с дивана отбежала подальше. - Вокруг меня смерть, хватит уже с тебя! Находясь со мной, ты подвергаешь себя опасности! Уходи!

- Все из-за этого, - сделала я шаг, чувствую нахлынувшую злость. - Я сам бросился тебя спасать. - Еще шаг в ее сторону. - Сам принял решение сделать купол и выиграть время! - Еще шаг к ней. - Я сам понимал, что возможно не выдержу и погибну рядом с тобой! - Я остановился в шаге от Августины, не сводя с нее взгляда, смотря в ее глаза. - Но я хотел бороться за твою жизнь.



Она подошла по ближе, опустила глаза и медленно взяла мою левую ладонь руками, после поднесла к лицу.

- И какова цена, - в полголоса говорила Августина, смотря на меня. - Цена нашей жизни, стала для тебя ношей на всю жизнь. Ты не можешь, есть этой рукой, держать книгу, не можешь ею ничего. Такую цену ты заплатил за наши жизни. Решившись руки.

Она отпустила мою руку и улыбнулась так, словно камень проглотила. После обошла меня словно тень, будто легкий порыв ветра. Собралась уходить. Но я не мог ее отпустить! Обняв ее за плечи, уткнулся в сладко пахнущие волосы.

- Никогда не жалел об этом! - твердо сказал я.

Я почувствовал, как она застыла, словно окаменела. Поэтому я решил не молчать.

- Мне, и только мне решать, с кем я буду рядом. И не надо слушать кого-то другого. Повторяю тебе первый и последний раз, я знал, на что иду! Знал, чем рискую! Я мог, поверь, я мог тогда сбежать, но тогда ты бы осталась там под лавиной. Думаешь жалкая рука, важнее твоей жизни? Да я не могу держать ложку или книгу, но мне это не мешает есть другой рукой! Прекрати винить себя, хватит смотреть на меня с такой болью! Даже не смей больше думать, что из-за тебя я страдаю! Не смотри на меня с такой жалостью, только не ты, прошу, не смотри на меня так. Если я уйду? Скажи только и я уйду, чтобы тебе стало легче! И больше никогда не покажусь тебе на глаза, если мой вид вызывает в тебе жалость!

Августину всхлипнула от слез, резко развернулась и уткнулась мне в грудь.

- Не смей! - прокричала Августина. - Ты будешь мне нужен! Всегда будешь! Ты не жалок, и я не смотрю на тебя с жалостью. Пожалуйста, Эрик, прошу тебя, только ты не оставляй меня, не... бросай меня одну... Не бросай

Она всхлипывала от слез, прижимаясь ко мне. Я обнял ее, прикрыв глаза:

- Не оставлю.

Мы стояли так, может час, а может одну минуту. Я обнимал ее, ели дыша, боясь сделать что-то не так. Она пахла вкусно, словно букет цветов, сладкий и красивый. Такая теплая и нежная. И мне казалось, что в моей душе, наконец, появился покой.

- Почему? - прошептала Августина. - Ответь мне только на этот вопрос, почему ты решил бороться за мою жизнь?

- Потому что в твоих глазах еще осталась вера в хорошее, - ответил я.

Мои глаза утратили это, я сломан был еще в детстве. И хоть у меня есть два друга, все же я холоден. Только к этой девочке, обнимающий меня, я что-то чувствую, что-то непонятное. Она древний демон, а в моих глазах хрупкая и беспомощная. Я постоянно хочу обнять ее, защитить от всех. Почему так?

- Увези меня завтра куда-нибудь, - попросила Августина, подняв глаза.

- Увезу, - улыбнулся я.

Снова, только ей я могу так улыбаться. Сколько я думал об этом, сколько голову ломал. Но не мог понять, что так манит меня? Почему эта девочка, заставляет меня так улыбаться без усилий?

Глава 7

Что такое счастье? А я знаю, что это! Знать, что сегодня на еще одном балу я буду рядом с ним... С Эриком. Я буду с ним танцевать, буду с ним! Я так рада, что он вчера не позволил мне уйти. Утро для меня была сказкой, меня разбудили яркие лучи солнца, проскальзывающие сквозь, мои золотистые занавески. Рядом зарывшись в мои волосы, дремал Руфус. Поднявшись, я потянулась, сладко зевая. Соскочив с кровати, я босиком побежала в ванную. Почистили зубы, умылась, радостно смотря на свое отражение в зеркале. Выбежала из ванны, села напротив зеркала в большом деревянном трюмо. Взяла гребень, и стала расчесывать комок моих золотистых волос, при этом морщась от легкой боли, при выдирании волос. Дальше шел завтрак. Обычно я его не люблю. Я сижу одна за столом укрытым едой до краев, сижу одна. На Севере, я всегда садилась за стол вместе с бабушкой и дедушкой. А тут я одна, за большим столом. И хоть я съем не много с блюд со стола, его накрывают всегда густо. Завтрак как обычно напомнил, как было хорошо, когда за столом сидят все. Мне иногда, кажется, что именно из-за этого я мало ем. Хотя, наверное, я преувеличиваю. Позавтракав, я вернулась в комнату, где ко мне пришли репетиторы по нескольким предметам: история, астрономия, политика, литература, латинский, и многое другое. Занимались мы до обеда. После занятий меня ждал кронпринц в танцевальном зале, где под чутким руководством Лариссы мы танцевали. Нас учили многим танцам, необходимым в светском обществе. Сдержав порыв ударить кронпринца, так как он снова пытался полапать меня. И все-таки, я освободилась от пыток уроков танцев. Дальше было время обеда, обедаю я в беседке, с трудом уговорила меня там кормить. Красивая беседка полностью в белых цветах. Она стоит в саду и дает ему какое-то очарование. Пообедав в полной тишине, я попила чаю с конфетами ручной работы, которые повар лично мне заказывает. Вообще я хорошо сдружилась со всей прислугой во дворце. Нашего главного повара Руни, многие любят за его готовку. Не знаю почему, но я ему нравлюсь. Мама запрещает мне много сладкого, только раз в день на обеде. Руни всегда готовит мне пирожное и ставит рядом мешочек с конфетами. Если я вижу приближение мамы, или кого-то с ее окружения, я с легкостью прячу мешочек.

Потом меня ждала конная езда. Самое прекрасное, что может происходить со мной каждый день. Моим снаряжением для езды были бежевые брюки, облегающие мои стройные ноги. Высокие черные сапоги на шнуровке, белая рубашка и черное пальто. Все-таки середина осени. В последнюю очередь, я натянула на руки белые перчатки и немного замерла, вспомнив, как я взяла вчера руку Эрика и поднесла к лицу. Вообще-то я с ним прощалась, и хотела последний раз взять его за руку. Но к счастью не опустил. Конная езда прошла хорошо, люблю эти заняти, ведь мой конь Черныш лучший! Хрупкая девушка на огромном черном жеребце. Закончив с конной ездой, я лично покормила Черныша и вернулась во дворец, где следующий час вышивала крестиком. После этого меня ждал урок игры на пианино, люблю играть и слушать свою игру - успокаивает. Закончив с этим, я ушла мерить привезенные платья и умирать от нехватки воздуха благодаря корсету. Пережив и это, меня ждал ужин в одиночестве и подготовка к балу. Сегодня мое платье бордовое, моя швея Лара буквально заливалась слезами, а я вежливо довала ей салфетки. Так как впервые за всю жизнь во дворце, я перемерила все платья, принесенные ей, кривляясь перед Ларой и служанками, которые тоже плакали, но не на взрыв в отличие от Лары. Я надевала, кружилась, смотрела в зеркало, и спрашивало мнение. Единогласно мы решили взять бордовое, корсет мне сильно не затянули, снизу платье было пышном и в оборках, на концах оборок было тонкое белое кружево вперемешку с черным. Оно было обшито маленькими цветами и несколькими камнями. Веселая и на каблуках, я выбежала к объятиям тьмы, то есть к Генедиусу.

- Вы что-то слишком веселы, - окинул он меня презрительным взглядом, стоя около моей комнаты.

- Вам показалось, Ваше Высочество, - присела я в реверанс и выпрямилась.

- Прошу, - холодно сказал кронпринц, протягивая мне руку.

С трудом сдержав кривую улыбку, я вложила ладонь и смиренно последовала за ним. Бал мы не открывали, так как сегодня особенная гостья принцесса Ирэмэ, и она вместе с королем открывала бал. Она должна была прибыть еще вчера, но по неизвестным причинам, слегка задержалась. Но почему-то моя мама настояла на том, чтобы я пришла на бал с кронпринцем?

Приехала принцесса Ирэмэ. Красивая девушка с заостренными эльфийскими ушами, прикрытыми длинными серебристыми волосами. Ее серые глаза выделялись на темном личике, розовые губки бантиком. Она была одета в синее платье с широкими волосами. Она одна из главных гостей на балу, стоит около короля и беседует с ним.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.