Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Я замолкла, сболтнула лишнего, дура. Опустив глаза, прикусила нижнюю губу, стараясь не выдать больше ничего.





- Августина, - позвал Михаэлис ровным голосом. - Что за игры во дворце? Здесь кроме меня и тебя никого нет, прошу тебя, рассказывай.

- Клянись жизнью, что не расскажешь никому больше, - прошептала я, подняв глаза.

- Клянусь своей жизнью и честью семьи, - спокойно сказал Михаэлис и голос его не дрогнул от таких слов.

Немного помолчав, я начала рассказ:

- Во дворце есть кронпринц Генедиус Драконесс. Я как ты скорее всего знаешь, являюсь его невестой, мне со дворца выходить почти запрещалось, не считая прогулки верхом на моем коне. В общем, каждый бал, во дворец приезжают трое друзей Генедиуса, а именно: Аплодис, Гленн и Волис. Проще говоря, троя подонков. Чтобы развлечься с друзьями, Генедиус предпочитает использовать моих служанок, или унижать меня на глазах друзей. Три служанки.... Михаэлис, через их лапы прошли мои три служанки. Они давали им что-то, что заставляло тело не двигаться, а разум оставлять ясным. Потом они издеваются, тушат сигары на безвольном теле, смотря в не двигающиеся глаза, мучают. Я не смогла их спасти, в том что они покончили жизнь, после всех истязаний, наложив на себя руки - моя вина. Я смогла спасти только одну, - я криво улыбнулась, - но по-настоящему ее спас король Мирилиии, Эрик Брейковский, он увез мою служанку с проклятого дворца, увез чтобы больше рычага давления на меня не было, так как в тот же день я уехала сюда. За все те годы, что я провела во дворце, я вынесла не мало издевательств и унижений. Однажды, меня позвали в один из больших залов во дворце, идти я не хотела, но была вынуждена. Войдя в тот зал, я увидела Генедиуса и его друзей, на полу связанными лежали двоя - парень и девушка. Первым был помощник повара, совсем еще юный Роберт, а второй одна из служанок Марья. Аплодис и Гленн взяла обоих за волосы и подняли, заставив стоять на ногах, после чего они все еще держа за волосы их вытащили обычные ножи, приставив к горлу пленников, - мои глаза снова стали слезиться от слез. - И мне сказали, выбирать. Выбрать одного, а второго убьют. Генедиус стал кричать « Выбери! Выбери Августина! Давай же! Иначе умрут оба!», он кричал на весь зал, а я стояла, смотря на Роберта и Марью. С глаз каждого текли слезы, они с ужасом смотрели на меня, нож, который был прижат к горлу Марью, сделал порез на ее шее, заставляя немного крови потечь вниз. Увидев это Роберт стал мычать в голос, словно крича мне, умоляя выбрать его! Но я не могла даже слово вымолвить! Я стояла в оцепенении, а когда сделала шаг в их сторону, Аплодис тут же пригрозил вспороть глотку Роберту. Марья как-то освободилась от веревки, мешавшей ей говорить и стала кричать, срывая голос: « Выберите меня! Госпожа, меня! Выберите меня! Он же убьет его! Госпожа! Прошу выберите меня!», а после наступила тишина. Аплодис зарезал Роберта, и его тело рухнуло на пол, и сразу же Гленн вспорол горло Марье. Кровь брызнула в сторону. Они оба лежали на золотистом паркете, смотря друг на друга, а под их телами увеличивалась лужа крови. Я упала на колени, дрожа словно от холода, смотрела на убитых. « Ты проиграла…» услышала я недовольный голос Генедиуса, - слезы ручьем покатились с моих глаз из-за этих ярких воспоминаний, я прикрыла лицо руками, рыдая в голос.



На мое удивление, Михаэлис приобнял меня, я положила голову ему на грудь, пытаясь успокоиться, пока он гладил мои волосы и что-то говорит. Наконец через полчаса, я смогла успокоиться и умыться в ванной, который мне показал Михаэлис. Еще я поняла, что нахожусь в его комнате. Умывшись, я заглянула в красные опухшие глаза, отражающиеся в зеркале. Плакать мне нельзя, так как потом меня не остановить. Выйдя из ванной, я наткнулась на Михаэлиса.

- Уже лучше, - нагнулся он, рассматривая мои глаза. - Теперь никто не подумает, что я тебя обижал.

Я рассмеялась, когда он так ведет себя, он мне так нравится. Нет этой тяжелой обстановки вражды, все так просто.

- Пошли кушать? - улыбнулся он выпрямившись.

Дверь скрипнула, и в нее с сумкой вошел Демьян.

- Здравствуй Августина, - сухо поздоровался он со мной, так словно я каждый день в их комнате сижу.

В ответ я лишь улыбнулась, слегка кивнув головой. Но тут Демьян остановился, взглянул на меня.

- Ай,ай,ай, - покачал он головой. – Августина, неужели этот извращенец, посмел к вам приставать?

- Что?! – опешил Михаэлис.

А я напротив, залилась смехом.

- Нет, он не обижал меня, - улыбнулась я.

- Где был? - спросил у друга Михаэлис, злобно глядя на него.

- Я с Маришкой занимался по астрономии, потом к нам подошел один из новых преподавателей, забрал Маришку. Потом она вернулась, и прощебетав, что профессор просит ее съездить с ним в город за одним важным делом. Меня назначили за ней присматривать, но эта девчонка настояла на том, чтобы я пошел в комнату. Видите ли с учителем, ей ничего не грозит, он же учитель, - с легкой обидой рассказал Демьян бросая сумку на кровать.

Да, впервые я его таким вижу. Недовольным, обиженным, и таким милым.

- Ты и правда выглядишь не здоровым, - взглянула я внимательней на Демьяна. – Ты очень бледен, что говорит о том, что ты не любишь завтракать, а твои ногти бугристы из-за недостатка железа. Скажи лучше, Маришка тебе ничего не дала?

- Какую-то банку, - тихо ответил Демьян, потерянно смотря на меня.

- Твое состояние тяжелое, она побоялась его ухудшить, поэтому попросила с ней не ехать! – объяснила я все ему.

- Хм, - сложил руки на груди Михаэлис. – Что же она такое сказала, что согласился ее отпустить?

Пару минут назад, кабинка библиотеки.

- Не поедешь! – строго сказал Демьян, листая книгу.

- Ну, блин! Ему нужна моя помощь, - тут Маришка хитро улыбнулась. – Или ты ревнуешь меня?

- Вернись до заката, и больше глупостей не говори.

Комната Михаэлиса, обеденное время.

- Нет, ничего такого не сказала, - спокойно ответил ему Демьян и ушел в ванную.

- Августина… время обеда, пошли, - двинулся к двери Михаэлис и открыл дверь ожидая меня.

Я проскользнула мимо него, и мы вдвоем направились в столовую, шли беседуя.

- Михаэлис, - обратилась я к нему. – Как думаешь, Демьян зря отпустил Маришку?

- Конечно да, - закатил он глаза. – Его невыносимый характер, просто ужасен! Стоит его задеть, так все пропало. Хотя, - спокойно смотрел Михаэлис вперед. – Если что-то и случится с ней, поверь, он ее найдет. Ах, точно. Твой артефакт « Сердце Нэйры», что-то интересное узнала? Я пока лежал под той кучей книг, нашел хорошую книгу, весьма полезную.

Я рассмеялась в голос, а после, улыбнувшись, начала рассказывать все, что слышала от Логера и добавляла немного прочитанного с книги. Стоило нам обоим войти в столовую, как вся наша группа застыла, упираясь глазами в нас. Я приучена держать лицо спокойным, когда на меня пялятся, этому учат во дворце. Первый столик был свободен, обняв меня за плечи одной рукой, Михаэлис легонько направил меня к тому столу и даже стульчик отодвинул, чтобы я села. Я успела увидеть, как в конце сидит Логер, с удивлением смотря на меня. Усевшись, я молча взглянула на Михаэлиса, пока он с каким-то игривым взглядом смотрел на меня, уперев подбородок в руку. Стоило войти в столовую, как та атмосфера теплоты и спокойствия пропала.

- Что будешь?

- Что? - не услышала я его.

Нагнувшись ближе, Михаэлис с улыбкой спросил:

- Дуреха, что кушать будешь?

- Я не хочу, - мотнула я отрицательно головой.

- А меня это не волнует, выбирай или я сам, - спокойно с легкой угрозой, сказал мне Михаэлис.

- Суп грибной, - тихо ответила я.

- Умница, - встал он из-за стола и ушел за едой.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.