Факторы электорального поведения
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Факторы электорального поведения





факторы электорального поведения традиционно принято рас­сматривать в рамках трех подходов: социологического, соцально-психологического и рационально-инструментального [Голосов, 2000, 85-90]. Классический вариант первого подхода предложен П. Лазарсфельдом, С. Липсетом и С. Роканом. Согласно этому подходу, электоральное поведение людей определяется их принад­лежностью к большим социальным группам, а также их положе­нием в системе социальных расколов (cleavages): между центром и периферией, городом и селом, государством и церковью, собст­венниками и рабочими [Там же, 85—86]. Основы второго подхода изложили Э. Кэмпбелл, П. Конверс, У. Миллер и Д. Стоукс в своей работе «Американский избиратель» (1960). Они рассматри­вали в качестве основы электорального поведения приверженность партии (партийную идентификацию), формирующуюся у людей в процессе их первичной социализации [Там же, 86—87]. Авторы третьего подхода, Э. Дауне и М. Фиорина, считают, что в процес­се голосования люди выбирают ту партию, позицию (идеологию и политику), которой они оценивают (на основе программы партии или результатов пребывания партии у власти) как более выгодную лично для себя. Отсюда вытекают два вида голосования: перспек­тивное и ретроспективное [Там же, 87-88]. В работе Г.В. Голосова эти подходы применены к анализу электорального процесса в со­временной России и сделан обобщающий вывод о том, что все они «работают» и в нашей стране (главным образом первый и второй), что нет оснований говорить об уникальности моделей по­ведения российских избирателей и что отклонения от общих зако­номерностей электорального поведения вызваны чисто политичес­кими факторами (прежде всего балансом сил внутри элиты) [Там же, 101].



Эти обобщения и выводы можно рассматривать в качестве ме­тодологической основы исследования факторов электорального по­ведения. Социологическими центрами России и электоральной статистикой зафиксирована связь поведения избирателей с их при-

 

[225]

надлежностью к основным социально-профессиональным группам (см. гл. 5) и с местом жительства избирателей: город или село центр или периферия [Выборы депутатов Государственной Думы 97—100; Выборы Президента Российской Федерации, 134, 144, 193-Овчинников, 77—79; Петров, 100]. Выявлено также влияние при­верженности партии и рационального выбора на характер электо­рального поведения [Дилигенский, 105—107; Первый электораль­ный цикл в России, 179-183; 213-216].

Опыт электоральных исследований свидетельствует о том, что участие или неучастие в выборах, голосование за тех или иных кандидатов зависят не только от упомянутых выше, но и от других причин социального и культурного порядка. Чаще всего к ним от­носят возраст, образование и доход. Кроме того, необходимо учи­тывать тендерный (от анлг. gender — род) фактор, а именно осо­бенности поведения мужчин и женщин.

Данные всероссийского опроса ЦЕССИ (май 1996 г.) свидетель­ствуют о наличии существенных различий степени участия в выбо­рах у различных возрастных групп (рис. 44).

На графике видно, что с возрастом увеличивается и степень участия в выборах. Это объясняется не только сохранившейся с советских времен привычкой ходить на всякого рода выборы у лии

 

[226]

среднего и старшего возрастов, но и большей степенью их вовле­ченности в решение проблем повседневной жизни, а также значи­тельной их зависимостью от государства. В качестве частичного подтверждения этого заключения можно привести данные всерос­сийского опроса ИСПИ РАН, проведенного в июле—августе 1995 г об ориентации на участие в выборах представителей различных возрастных групп (рис. 45).

Аналогичным образом обстоит дело с образованием: с ростом уровня образования увеличивается степень участия в выборах. Так, согласно данным этого же опроса И СП И, среди людей со средним образованием ориентировались на участие в выборах 39,2% опро­шенных, а среди людей с высшим образованием — 54,9% [Поли­тическая социология, 210]. Материалы упомянутого выше телефон­ного опроса по проекту «Петербуржец—2000» (опрошено 2400 че­ловек) дают сходную информацию (рис. 46).

Высокое (-4,3) отрицательное значение стандартизованного ос­татка у людей со средним образованием свидетельствует о том, что сРеди них меньше, чем в среднем по всем образовательным кате­гориям, тех, кто участвовал в выборах. У людей с высшим образо­ванием — картина обратная. Наблюдаемое значение критерия хи-квадрат в таблице сопряженности этих двух признаков намного превышает табличное при уровне значимости 0,001. Все это свиде­тельствует о наличии зависимости между образованием людей и их Участием в голосовании на выборах.

 

[227]

В этом исследовании не зафиксирована взаимосвязь пола и до­хода респондентов с участием их в выборах (практически все вели­чины стандартизованных остатков значительно меньше 1,65). Зато установлено наличие связи между обеими этими характеристиками и партийными предпочтениями избирателей (голосованием за пар­тийные списки). Так, у мужчин и женщин наблюдается зеркально противоположное распределение статистически значимых величин стандартизованных остатков по всем избирательным объединени­ям, за исключением «Единства» и «Яблока» (рис. 47).

 

[228]

На графике видно, что среди сторонников КПРФ преобладают мужчины, среди сторонников ОВР и СПС — женщины, у «Един­ства» и «Яблока» они представлены в одинаковой степени. Обна­ружена также взаимозависимость голосования и возраста (рис. 48).

Среди сторонников КПРФ преобладают старшие (55—65, 66 и более) возрастные группы, а среди сторонников СПС — младшие (18—24, 25—29). У сторонников ОВР и «Яблока» не наблюдается статистически значимых величин стандартизованных остатков. Это значит, что голосование за них не связано с возрастом. Сложнее выглядит взаимосвязь голосования и образования (рис. 49).

[229]

На графике видно, что число сторонников КПРФ уменьшается с повышением уровня образования. У СПС наблюдается обратная картина. Среди сторонников ОВР больше представлены люди со средним специальным образованием, среди сторонников «Ябло­ка» — люди с высшим образованием. Голосование за «Единство» не связано с образованием избирателей. В нашем исследовании зафиксирована связь голосования за все объединения с уровнем дохода (рис. 50).

Здесь, как и в предшествующих случаях, у КПРФ и СПС зна­чения стандартизованных остатков имеют обратные знаки по всем градациям дохода. Среди сторонников КПРФ больше людей с от­носительно низкими, а среди сторонников СПС — с относительно высокими доходами. У сторонников «Яблока» и ОВР статистичес­ки значимые величины стандартизованных остатков (с противопо­ложными знаками) наблюдаются только в группе с доходами от 2000 до 4000 руб. в месяц на члена семьи, а у сторонников «Един­ства» — только в группе со средними доходами (1000—1500 руб.). Остальные градации представлены пропорционально их удельному весу в выборке.

Обобщая эти данные, можно утверждать: раскол среди избира­телей существует главным образом при голосовании за КПРФ, с одной стороны, СПС (по всем позициям) и «Яблоко» (по некото­рым позициям) — с другой. Остальные партии не вызывают по­добного противостояния.

В данном опросе также изучалась приверженность избирателей политическим партиям. На вопрос: «Вы всегда голосуете за пред-

[230]

ставителей одной и той же политической партии или ваш выбор может меняться?» — 42,2% респондентов ответили, что это посто­янный выбор, 48,4% — изменчивый выбор. Кроме того, в качестве причины голосования за конкретного депутата по одномандатному округу 21% опрошенных назвали его поддержку избирательным блоком, которому они симпатизируют. Приведенные данные сви­детельствуют о том, что, несмотря на незавершенность формирова­ния партийной системы нашей страны, у определенного числа граждан существует приверженность конкретным партиям и дви­жениям, которая в известной мере обусловливает их голосование на выборах. Таблица сопряженности альтернатив ответа на вопрос о голосовании за партии и блоки с альтернативами ответа на во­прос о характере электоральных предпочтений дает представление о доле людей с постоянным и изменчивым выбором в электоратах отдельных избирательных объединений (табл. 29).

Анализ частот и стандартизованных остатков в этой таблице по­зволяет сделать вывод о том, что за «Единство», ОВР и СПС пре­имущественно голосовали люди с изменчивым выбором, а за КПРФ, «Яблоко» и ЛДПР — с постоянным выбором. К этому нужно добавить, что среди людей, голосовавших за КПРФ, «Ябло­ко» и ЛДПР, преобладали те, которые в качестве причины голосо­вания за кандидата по одномандатному округу назвали его под­держку блоком, которому они симпатизируют. Разумеется, эти данные характерны только для Санкт-Петербурга, в целом по Рос­сии устойчивых приверженцев партий намного меньше. Отечест­венные и зарубежные исследователи электорального процесса в России считают, что доля таких избирателей составляет от 22 до 30% [Дилигенский, 105; Комаровский В. Демократия и выборы в Российской Федерации: теория и история вопроса // Социологи­ческие исследования. 1996. № 6. С. 29; Первый электоральный цикл в России, 179, 200; Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1995. № 4. С. 56]. Это намно­го меньше, чем в США и других западных странах (см. гл. 10).

Анализ факторов электорального выбора показывает, что пред­ставители одних и тех же социально-профессиональных групп могут в той или иной степени голосовать за кандидатов и партии, придерживающиеся противоположных политических позиций по основным вопросам государственной жизни. Характер электораль­ного поведения людей в значительной степени определяется спе­цификой их отношения к политике, уровнем их политических зна­ний и степенью развития навыков политического участия, т. е. теми их качествами, которые принято включать в структуру поли­тической культуры.

 

[231]

Таблица 29 Доля устойчивых сторонников в электоратах избирательных объединений

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Избиратель­ное объеди­нение Величина Характер электорального выбора Всего
Посто­янный выбор Измен­чивый выбор Затруд­няюсь ответить
«Единство» Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 75,9 87,1 17,0 180,0
% 22,2 64,4 13,3 100,0
Ст. остаток -4,1 зд 1,7 -
ОВР Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 67,0 76,9 15,0 159,0
% 27,7 59,1 13,2 100,0
Ст. остаток -2,8 1,9 1,5 -
КПРФ Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 64,9 74,5 14,6 154,0
% 81,8 16,2 1,9 100,0
Ст. остаток 7,6 -5,7 -3,0 -
СПС Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 96,9 111,3 21,7 230,0
% 29,1 59,6 11,3 100,0
Ст. остаток -3,0 2,4 0,9 -
«Яблоко» Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 67,0 76,9 15,0 159,0
% 64,8 32,7 2,5 100,0
Ст. остаток 4,4 -2,8 -2,8 -
ЛДПР Наблюдаемая частота
Ожидаемая частота 14,3 16,5 3,2 34,0
% 67,6 32,4
Ст. остаток 2,3 -1,3 -1,8 -

 

[232]

Основные выводы

• Политическое поведение проявляется в разных формах: от ли­дерства до абсентеизма.

• Лидерство представляет собой разновидность политической власти. Оно может быть авторитарным и либеральным, фор­мальным (официальным) и неформальным (неофициальным).

• Участие в политической жизни (выборах, референдумах, де­монстрациях, митингах, кампаниях и др. ) является основным видом политического поведения для большинства населения.

• Наиболее распространенной формой политического поведения является голосование на выборах.

• Менее распространено во всех демократических странах учас­тие в различных формах протеста: несанкционированных за­бастовках, блокаде транспортных путей, захвате зданий и др.

• Основным мотивом участия в политической жизни является стремление оказать влияние на власть, основным мотивом ук­лонения от участия служит уверенность в его бесполезности.

• Среди факторов электорального поведения следует выделить социальную и политическую принадлежность людей, а также их пол, возраст, образование и доход.

Основные понятия

Политическое поведение Политическое лидерство

Рейтинг Политическое участие

Абсентеизм Мотив

Наиболее важные термины

Формальный лидер Неформальный лидер

Авторитарный стиль лидерства Либеральный стиль лидерства

Традиционный тип лидерства Харизматический тип лидерства

Рациональный тип лидерства Конвенциональное участие

Неконвенциональное участие Рациональные мотивы

Оценочные мотивы Эмоциональные мотивы

Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы

1. Дайте определение и перечислите виды политического поведения.

2. Раскройте основные положения современных теорий политического лидерства.

3. Какие виды рейтингов политических лидеров обычно измеряются в социологических исследованиях?

 

[233]

4. В чем заключается принципиальное отличие лидерства от полити­ческого участия?

5. Каково соотношение различных форм политического участия в стра­нах представительной демократии?

6. Покажите специфику политического участия в современной России.

7. Что такое мотив политического участия?

8. Перечислите основные мотивы участия и неучастия в голосовании на выборах.

9. Какие теории используются в современной политической социоло­гии и политологии для объяснения факторов электорального поведения?

10. Какое влияние оказывают пол, возраст, образование и доход на по­литический выбор избирателей?









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.