Фактические и выровненные с помощью логистической
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Фактические и выровненные с помощью логистической





Функции значения суммарного коэффициента

рождаемости. Тайвань, 1958-1987 гг.29

для целей прогнозирования, в частности и в нашей стране. Так, данные шести обследований мнений женщин об ожидаемом числе детей в семье, проведенных Лабораторией демографии НИИ ЦСУ СССР (в наст, время - НИИ статистики Госкомстата РФ) в период с 1967 по 1988 гг., использовались для прогнозирования рождаемости в союзных республиках бывшего СССР.

В более близкое нам время для прогнозирования тенденций рождаемости в России использовались данные микропереписи 1994 г.30

ПРОГНОЗЫ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ МИРА И РОССИИ

В настоящее время практическую работу по разработке демографических прогнозов ведут международные организации, правительственные агентства и научные институты.

Наиболее масштабная работа в этом отношении проводится Отделом народонаселения Департамента экономической и социальной информации и политического анализа Секретариата ООН. Этот международный орган регулярно, раз в два года, публикует прогнозы численности и структуры населения, а также основных демографических процессов для мира,в целом, основных регионов и для всех стран, входящих в ООН. Эти прогнозы доступны в виде фундаментального издания «World Population Prospects»31, а также в виде таблиц и графиков, содержащихся на Web-страницах ООН32, ряда других международных организаций, а также многих университетов в США, Австралии и других странах.

Согласно прогнозу ООН (пересмотр 1998 г.), к 2050 г. численность населения Земли достигнет примерно 10,7 миллиарда - по верхнему, 8,9 миллиарда - по среднему и около 7,3 миллиарда - по низкому*, т.е. предполагается, что в течение ближайшего полустолетия численность населения мира увеличится примерно в 1,2-1,8 раза33. Прогноз 2000 г. дает несколько большие цифры численности населения к 2050 г. Согласно высокому варианту в 2050 г. ожидается 10,9 миллиарда человек, по среднему - 9,3 миллиарда и по низкому - 7,9 миллиарда34. Специалисты ООН считают наиболее вероятным средний вариант прогноза 1998 г., хотя, скорее всего, истина будет лежать где-то посередине между низким и средним вариантами, учитывая тенденцию завышать величину коэффициента прироста населения земного шара, свойственную большинству демографов-прогнозистов, в том числе и работающим в ООН. Правда, как видно из приведенных выше данных, в прогноз 1998 г. вкралась иная ошибка. Авторы прогноза признают, что несколько переоценили скорость снижения рождаемости в ряде развивающихся стран35.



По мнению специалистов ООН, 60% из 77,8 миллиона человек ежегодного абсолютного прироста мирового населения приходится только на 10 стран, причем 36% его - на долю Индии и Китая36. При этом, согласно прогнозу 2000 г., в 39 странах численность населения в 2050 г. будет меньше, чем в настоящее время. Наибольшее сокращение численности населения

* При этом низкий вариант прогноза предполагает, что численность населения мира достигнет примерно 7,5 млрд человек к 2040 г., после чего начнет снижаться.

ожидается в Эстонии (-46,1%), Болгарии (-43,0%), на Украине (-39,6%), в Грузии (-38,8%) и Гайане (-33,7%). Россия сократит свою численность на 28,3% (шестое место в этом печальном списке)37.

«Верхняя десятка» стран по численности населения за предстоящие полвека изменится, согласно среднему варианту прогноза 2000 г., следующим образом (табл. 8.2).

На динамику населения мира, по мнению специалистов ООН, существенное влияние окажет дальнейшее распространение

Таблица 8.2

«Верхняя десятка» стран по численности населения, 2000-2050 гг. (тысяч человек)

Прогноз ООН пересмотра 2000 г. Средний вариант38

 

     
Китай Индия 1 529
Индия Китай
Соединенные Штаты Америки Соединенные Штаты Америки
Индонезия Пакистан
Бразилия Индонезия
6 Пакистан Нигерия
7 Россия Бразилия
Япония Бангладеш
Бангладеш Эфиопия
Нигерия Демократическая республика Конго

СПИДа. Наибольшему воздействию этой страшной болезни согласно прогнозу пересмотра 2000 г. подвергнутся 45 стран (против 34 стран по прогнозу 1998 г.). В 1999 г. в этих 45 странах носителями ВИЧ (Вирус Иммунодефицита Человека) являлись не менее 2% населения в возрасте 15-49 лет*. В число этих 45 стран входят 35 стран Африки, расположенных южнее Сахары (по прогнозу 1998 г. - 29 стран), Индия, Камбоджа, Мьянма (Бирма) и Таиланд в Азии (в прогнозе 1998 г. Мьянма отсутствовала), а также 6 стран Латинской Америки (в прогнозе 1998

* Всего в мире в 1999 г., согласно данным специализированного агентства ООН по СПИД'у, носителями ВИЧ являлись 33 миллиона взрослых, из которых 29 миллионов, или 88%, жили в этих 45 странах (WPP-2000. Р. 9).

г. только Бразилия и Гаити). Демографический эффект от СПИДа выражается прежде всего в резком сокращении продолжительности предстоящей жизни. Например, в упомянутых 35 странах Африки демографическая цена СПИДа выражается в потере 6,5 лет жизни (48,3 года вместо 54,8 года при условии, что СПИДа нет. В прогнозе 1998 г. эти данные были еще пессимистичнее: для 29 упомянутых стран Африки ожидалась потеря 7 лет жизни: 47 лет вместо 54). Особенно страшными являются последствия этой болезни в 9 странах Африки, где доля ВИЧ-инфицированных равна или превышает 14% взрослого населения: в настоящее время потери в продолжительности предстоящей жизни новорожденного в этих странах составляют 12,2 года (10 лет по прогнозу 1998 г.), к 2010-2015 гг. они вырастут до 19,6 лет (17 лет по прогнозу 1998 г.)39.

Если эту страшную цену СПИДа выразить в величине потерь численности населения, то, например, в Ботсване, где 36% взрослых больны СПИДом или являются ВИЧ-носителями (25% по данным прогноза 1998 г.), численность населения к 2025 г. ожидается на 28% меньше, чем она была бы при отсутствии этой болезни40.

Тем не менее даже в этих странах рост населения не прекратится из-за высокой рождаемости. Однако оценки будущей рождаемости являются наиболее слабым местом ООН-ских прогнозов, не учитывающих социологических данных о репродуктивном поведении и потому оказывающихся, подобно многим другим статистикам-прогнозистам, «не в состоянии точно определить масштабы и скорость распространения од-нодетности в развитых странах и темпы перехода к среднедетности и малодетности - в развивающихся»41. Как результат - в прогнозы закладываются нереально высокие параметры рождаемости.

Еще одной особенностью населения мира в середине наступившего века будет дальнейшее постарение населения, которое станет результатом совместного действия снижения рождаемости и роста средней ожидаемой продолжительности жизни. Мир в целом вступит в полосу демографической старости не позже, чем в 2015 г., даже по верхнему варианту прогноза42. Особенно старыми будут более развитые регионы мира, в которых основным фактором старения населения будет старение «сверху». Выполненный специалистами ООН прогноз численности «старейших» (т. е. населения в возрасте 80 лет и старше) показал резкое увеличение численности и доли этой возрастной груп-

пы. Так. число лиц в возрасте 80 лет и старше за предстоящее полустолетие вырастет в мире в 5,5 раза (с 69 миллионов в 2000 г. до 379 миллионов в 2050 г.), в том числе в возрасте 80-89 лет - в 5,2 раза (с 61 миллиона до 314 миллионов), в возрасте 90- 99 лет - почти в 8 раз (с 8 миллионов до 61 миллиона), в возрасте 100 лет и старше - в 18 раз (с 180 тысяч до 3,2 миллиона). При этом доля «старейших» в развитых странах в 5 раз выше, чем в странах, считающихся по официальной классификации ООН «менее развитыми»43.

Большую работу по прогнозированию населения мира и отдельных стран ведет Бюро цензов США. На его Web-странице можно найти данные о динамике численности населения мира и всех стран вплоть до 2150 г.44 В качестве своего рода страшилки здесь же можно найти так называемые демографические часы, вместо времени показывающие, как меняется численность населения мира и США. Что касается России, то в табл. 8.3 сведены основные известные прогнозы численности ее населения, выполненные как отечественными авторами, так и демографами ООН.

Все представленные в таблице прогнозы показывают неуклонное снижение численности населения нашей страны в ближайшие полвека. Хотя конкретные цифры прогноза и отличаются друг от друга, общность предполагаемых разными авторами тенденций изменения численности населения является своеобразной взаимопроверкой каждого из прогнозов, по крайней мере в указании общего направления будущей демографической динамики в России.

Однако эти же различия в конкретных прогнозных оценках говорят и о существенной методологической слабости, особенно в части выработки конкретных прогнозных сценариев динамики демографических процессов, прежде всего рождаемости.

В этом отношении особенно показателен выполненный еще в начале 90-х гг. официальный прогноз Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ, признанный большинством специалистов полностью несостоятельным45.

Методологическая слабость в указанном выше смысле свойственна и прогнозам Госкомстата РФ, которые раз от раза демонстрируют уменьшение прогнозных значений численности населения России. Создается впечатление, что официальные прогнозисты просто следуют за динамикой чисел рождений, смертей и сальдо миграции, под колебания которой они кор-

Таблица 8.3

Прогнозы численности населения России, млн человек46

 

Разработчик прогноза Варианты прогноза
Госкомстат РФ, 1993 Верхний 151,9 152,8        
  Средний 150,1 150,0        
  Низкий. 149,9 148,3        
Госкомстат РФ, 1996 Верхний 146,7 147,6        
  Средний 143,0 140,3        
  Низкий 139,4 133,6        
Госкомстат РФ, 1998" Верхний 146,3 146,9^ 147,3      
  Средний 143,9 141,6 138,7      
  Низкий 141,5 137,1 131,6      
Центр демографии и экологии человека, 1994 а) Сценарий с нулевой миграцией Верхний 142,8 142,7        
    Средний 142,1 141,2        
    Низкий 141,3 139,6        
  6) Сценарий со средней миграцией Верхний 147,0 148,1        
    Средний 146,2 146,6        
    Низкий 145,5 .45,1        
  в) Сценарий с высокой миграцией Верхний 148,3 150,7        
    Средний 147,5 149,2        
    Низкий 146,8 147,6        
Центр демографии и экологии человека, 1999" Верхний   146,6*   145,3*    
  Средний   141,4*   134,3*    
  Низкий   135,5*   122,8*    
Ермаков С.П*** Без учета миграции 136,6 127,1 120,9 114,1 83,4  
  Суметом миграции 139,7 136,6 132,9 128,7 107,7  
ООН, 1998" Верхний 148,4 149,5 150,2 150,3 151,6' 151,8
  Средний 145,5 144,4 142,9 140,6 128,9* 121,3
  Низкий 144,5 142,3 139,5 135,6 115,2" 102,5
ООН, 2000"" Средний     133,3 125.9   104,3

Демографическийежегодник Российской Федерации 1998. Москва, 1998. С. 375-377.

"НаселениеРоссии 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 170.

"" Ермаков С.П.Общие тенденции, региональные особенности и долгосрочный прогноз последствий депопуляции в России //Демографические процессы и семейная политика: региональные проблемы. Материалы Российской научно-практической конференции (Липецк, сентябрь 1999 года). М., 1999. С. 27-28. '"'WPP-1.P.523.

WPP-2000.Р. 28. *-2011 •-2021 *-2025 •-2040

ректируют свои прогнозы. Что это так, говорит даже единственное исключение из отмеченной выше тенденции с каждым новым прогнозом уменьшать величину численности населения: цифры по среднему и низкому вариантам прогноза 1998 г. выше соответствующих значений прогноза 1996 г. Это, на наш взгляд, отражает ожидавшуюся тогда и реально начавшуюся в 2000 г. смену знака динамики чисел родившихся, связанную с действием чисто структурных факторов - ростом численности женщин в возрасте 20-24 года, родившихся в первой половине 80-х гг.

Методологическую ценность прогнозных сценариев хорошо иллюстрирует описание сценариев будущей динамики рождаемости в последнем прогнозе Центра демографии и экологии человека РАН47. Ключевое слово в этих сценариях «стабилизация». Различия между низким, средним и высоким вариантами прогноза суммарного коэффициента рождаемости сводятся лишь к скорости достижения этой стабилизации, а также к уровням, на которых она произойдет. При этом высокий вариант прогноза предполагает стабилизацию не как итог снижения рождаемости, а как завершение ее некоторого роста, правда до значений, далеко не достигающих хотя бы уровня, необходимого для простого замещения поколений.

Мотивы выбора таких именно сценариев никак не оговариваются, если не считать таковыми неизвестно на чем основанную надежду, что «семьи полностью реализуют свои репродуктивные намерения об ожидаемом числе детей, высказанные при микропереписи 1994 г.»48 Не говоря уж о том, что вряд ли данные опросов об ожидаемом числе детей в семье стоит рассматривать как безусловный индикатор «репродуктивных намерений» (этот показатель, напомню, является результатом сложного взаимодействия потребности в детях и наличных жизненных условий, а также - о чем забывают многие демографы --взаимодействия респондента и социолога), хотя он и точнее других отражает потребность в детях49, сомнения вызывает перенос восприятия жизненных условий 1994 г. в будущее. Кроме того, даже если прогнозная ценность ожидаемого числа детей и выше, чем других показателей предпочитаемых чисел, реально его можно использовать только тогда, когда жизненные условия не меняются или меняются медленно и в сторону улучшения. В эпохи же их резких негативных для подавляющего большинства перемен, как это происходило практически на протяжении всех 90-х гг. и особенно в их первую половину, показа-

тель ожидаемого числа в целях прогнозирования рождаемости можно использовать лишь как некий верхний (и недостижимый) предел, к которому реальность может лишь более или менее (скорее менее, чем более) приближаться. Не случайно ведь, что даже в спокойных условиях «ожидаемое число на старте семьи в среднем реализуется с небольшим недобором к концу репродуктивного периода»50. Что же касается периодов, когда жизненные условия семей и их восприятие населением стремительно меняются, то, повторю еще раз, даже показатель ожидаемого числа детей, не говоря уже о других, не может рассматриваться как индикатор будущих уровней суммарного коэффициента рождаемости. Проводившиеся на протяжении всех 90-х гг. замеры мнений о репродуктивных намерениях населения лучше всяких слов говорят об этом и в особых комментариях не нуждаются (график 8.2).

Вообще оценки будущей рождаемости, как отмечалось выше, являются наиболее слабым местом практически всех демографических прогнозов, не учитывающих социологических данных о репродуктивном поведении и потому оказывающихся весьма далекими от реальных масштабов и темпов распространения однодетности и добровольной бездетности в нашей стране.

График 8.2

Идеальное и желаемое число детей по данным опросов женщин (ВЦИОМ), 1991-1999 гг.51

Как результат - в прогнозы закладываются нереально высокие параметры рождаемости, которые, в свою очередь, завышают прогнозные оценки численности населения России. Основная причина этого заключается в отсутствии внимания и интереса к данным социологических исследований рождаемости, которые только и могут дать надежную и точную информацию о реальных репродуктивных намерениях населения и их динамике.

Идеальным решением задачи прогнозирования рождаемости, как говорилось выше, была бы разработка системы макро-и микроматематических моделей, учитывающих взаимосвязь уровня рождаемости и социально-экономических факторов, ее определяющих. В этом случае прогнозные значения социально-экономических факторов выступали бы в качестве входных параметров гетерогенной имитационной модели рождаемости, на выходе которой получались бы значения суммарного и повозрастных коэффициентов рождаемости, в свою очередь используемых как основа для прогноза численности и структуры населения.

К сожалению, задача создания подобных математических моделей окончательно до сих пор не решена из-за ее невероятной сложности и необходимости использования огромных информационных и вычислительных ресурсов, которыми наша страна, судя по всему, не располагает. Наиболее продвинутой частью этой системы моделей демографического прогнозирования является, пожалуй, разработка стохастических имитационных моделей рождаемости. Однако их верификация затруднена из-за отсутствия релевантной социологической информации о параметрах репродуктивного поведения и их зависимости от значений социально-экономических факторов, необходимой для определения вероятностей событий, образующих репродуктивный процесс. Особый дефицит ощущается в отношении информации, относящейся к 90-м гг. прошлого столетия - времени радикальных политических, экономических и социальных перемен в нашей стране. Данные упоминавшихся выше опросов ВЦИОМ не могут восполнить этот информационный дефицит, поскольку они являются, по существу, не социологическими исследованиями репродуктивного поведения, а всего лишь замерами мнений относительно предпочитаемой величины семьи.

Попыткой восполнить этот дефицит стал инициативный проект кафедры социологии семьи социологического факуль-

12. Демография

тета МГУ, целью которого было выявление динамики образа жизни городских семей в России, оценки изменений условий их жизни в 90-е гг., а также особенностей репродуктивного поведения семей, включая как динамику потребности в детях, репродуктивных установок и мотивов, так и его (поведения) результаты (рождения, практика контрацепции и искусственного прерывания беременности и т.д.). Опрос проводился в 1999-2000 гг. в ряде регионов страны. Всего было опрошено более 900 человек, женщин и мужчин, представляющих практически все типы семей по числу детей в них - от бездетных до имеющих более трех детей.

Важной характеристикой опрошенной совокупности, с точки зрения задач демографического прогнозирования, является уровень социальной мобильности и ориентации на нее. Он измерялся целой системой показателей, из которых здесь остановимся только на одном - на желаемом респондентами уровне дохода, поскольку последний, помимо прочего, до некоторой степени характеризует и основной вектор социальной направленности личности, удовлетворенность существующим положением и ориентацию на его изменение.

Если достигнутый уровень дохода отражает ситуацию на момент опроса и характеризует, скорее, прошлые достижения семьи, что, разумеется, весьма важно и информативно с позиций выявления репродуктивных ориентации. Но с точки зрения их будущей динамики, более важными представляются ориентации на желаемый уровень дохода, которые отражают один из важнейших аспектов социальной мобильности, выступающей в настоящее время одной из мощных социальных ценностей, на которые в современной России ориентируется растущее число людей. Рост ориентации на мобильность вместе с тем является как бы alter ego ослабления ориентации на семейные ценности. Именно поэтому данный показатель (ориентации на желаемый уровень семейного дохода) является весьма важным для оценки прогнозной динамики репродуктивных ориентации, а следовательно, и будущих уровней рождаемости.

Опрос показал, что подавляющее большинство опрошенных не удовлетворено наличным уровнем семейного дохода. В этом, впрочем, нет ничего удивительного. Мало кто может сказать о себе, особенно сейчас, что вполне удовлетворен уровнем материального благосостояния своей семьи. Удивительным кажется другое: то, что степень неудовлетворенности доходом своей семьи растет по мере роста его уровня. Этот факт был зафикси-

рован уже самыми первыми предварительными данными нашего опроса52. Его полностью подтверждают и окончательные итоги исследования «Россия-2000». Чем больше величина дохода, тем выше его желаемый уровень и тем больше разрыв между имеющимся и желаемым.

Что это означает для репродуктивных ориентации и их будущей динамики? Доказано53, что рост разрыва между желаемым и реальным, между уровнем притязаний и уровнем достижений обусловливает увеличение вероятности того, что наличные жизненные условия семьи будут оцениваться как неблагоприятные для рождения очередного ребенка в семье, для полного удовлетворения потребности семьи в детях. Следовательно, больший доход маркирует не только большие достижения, но более глубокую трансформацию системы жизненных ценностей, более сильные и значимые ориентации индивида на внесемейные ценности личного успеха и преуспеяния.

При этом современные тенденции обусловливают распространение подобных ориентации и вширь, и вглубь. Поэтому в ближайшие годы и десятилетия следует ожидать не только роста числа считающих, что их жизненные условия не позволяют им обзаводиться хотя бы еще одним ребенком (причем независимо от того, каковы эти условия «на самом деле», т. е. какими они кажутся стороннему наблюдателю), но и дальнейшего уменьшения самой потребности в детях как закономерного и неизбежного результата переориентации на внесемейные ценности.

Снижение рождаемости обусловлено не какими-то привходящими обстоятельствами, а исторически длительным и имеющим глобальный характер процессом ослабления потребности в детях, вызванном изменением роли и места семьи в обществе. Этот процесс неоднократно и в деталях описан в социологической и демографической литературе, поэтому здесь нет необходимости останавливаться на этом подробно. Согласно социологическим данным, на протяжении последнего полувека происходил неуклонный и монотонный процесс ослабления потребности в детях, величина которой уменьшалось примерно на треть через каждые 10-15 лет, что подтверждается и данными нашего исследования.

Поскольку же нет никаких оснований утверждать или хотя бы надеяться на то, что перестали или перестанут действовать факторы кризиса семьи, постольку потребность в детях будет уменьшаться и в будущем, если, конечно, не произойдет ради-

12*

кальных перемен в социальной структуре или не начнет проводиться специально ориентированная на укрепление семьи с несколькими детьми семейная политика. Но надежда на это весьма слаба. Напротив, мы наблюдаем нарастание эгоистического индивидуализма и ориентации на престижные внесемейные ценности, связанные с личным успехом, богатством, пусть даже и не вполне праведно нажитом, и т.п. Семья же чем дальше, тем ниже опускается на шкале социальных ценностей. Об этом говорят результаты практически всех социологических замеров. И прогнозирование будущей динамики и структуры населения нашей страны просто обязано учитывать этот социологический факт, безальтернативно свидетельствующий о том, что потребность в детях будет уменьшаться, а рост социальной мобильности и ориентации на нее, один из аспектов которых - доход и ориентации на него - был рассмотрен выше, будет обусловливать то, что наличные жизненные условия семьи будут оцениваться как все менее благоприятные для увеличения ее детности независимо от того, каковы они «на самом деле».

Поэтому не будет большой ошибкой утверждать, что применительно к ближайшим 10-20 годам надо исходить из прогнозной величины суммарного коэффициента рождаемости в 0,8-0,9 ребенка на 1 женщину репродуктивного возраста. А это означает, что самые пессимистические прогнозы численности населения должны быть скорректированы в сторону еще большего пессимизма. Можно не сомневаться, что реальная убыль населения будет не менее чем на треть больше, чем та, которая прогнозируется низкими вариантами прогнозов54.

И вызванную такими изменениями потребности в детях депопуляцию не смогут компенсировать ни любое снижение смертности (разве что одно всеобщее бессмертие способно на это), ни любая иммиграционная политика, сколь бы привлекательной она ни была.

Только осознание всем обществом угроз, которые несет с собой депопуляция, только, так сказать, всеобщая мобилизация на борьбу с этими угрозами, только выработка и проведение демократически ориентированной семейной и демографической политики, целью которой является возрождение в новых экономических и социальных условиях полной семьи с несколькими детьми, способны если не повернуть депопуляцию вспять, то хотя бы остановить ее.

Основные черты такой политики будут рассмотрены в следующей главе пособия.

Ключевые слова

Прогнозирование, аналитический прогноз, прогноз-предостережение, функциональный прогноз, экстраполяция, логистическая кривая, кривая Пирла-Рида, метод компонент, передвижка возрастов.

Вопросы для повторения

1. Виды демографических прогнозов. 2. Роль функциональных прогнозов в планировании развития.

3. Основные методы демографического прогнозирования.

4. Какие математические функции обычно используются в
демографическом прогнозировании?

5. Кто и зачем разработал логистическую функцию?

6. Каковы основные особенности метода компонент?

7. В чем суть метода передвижки возрастов?

Примечания к главе 8

1 Демографическоепрогнозирование // Демография. Совре
менное состояние и перспективы развития / Под ред. проф.
Д.И. Валентея. М., 1997. С. 241.

2 См.: The Limitsto Growth. L., 1972 (Русский перевод: Пре
делы
роста. М., 1990); Пестель Э.За пределами роста. М., 1988;
Форрестер Дж. Б.Мировая динамика. М., 1978; Араб-Оглы Э.А.
Демографические и экологические прогнозы. М., 1978, и др.

J См.: например: Демографическиепроцессы и семейная политика: региональные проблемы. Материалы Российской научно-практической конференции (Липецк, сентябрь 1999 г.) / Отв. редакторы А.И. Антонов, В.М. Медков. М., 1999; Антонов А.И., Сорокин С.А.Судьба семьи в России XXIвека. М., 2000; Медков В.М.«Бомба депопуляции»: опыт России - итоги и уроки // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2000. № 4.

4 См.: FunctionalPopulation Projections // Readingsin Population
Research Methodology. Volume 5. Population Models, Projections
and Estimates. Chicago, 1993.

5 Обзор аналитических моделей, используемых для прогно
зирования динамики численности населения, См.:в: Граждан-
пиков Е.Д.
Прогностические модели социально-демографичес
ких процессов. Новосибирск, 1974. С. 16-23.

6 SpiegelmanM. Introduction to Demography. Cambridge, MA.
1968. P. 407.

7 Цит. по: Народонаселение.Энциклопедический словарь. М.,
1994. С. 208.

8 Pearl R., Reed L.J.On the Rate of Growth of the Population
of the United States Since 1790 and its Mathematical Representation
// Proceeding of the National Academy of Sciences. Vol. 6 (June
1920). P. 275-288.

'Spiegelman M. Op. cit. P. 408.

10 Ibiden.

" См.: Народонаселение.Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 209.

12 См.: Arriaga E.Population Analysis with Microcomputers. Vol. I, II. 1994. В первом томе описывается техника аналитического прогнозирования (Р.335-342), во втором - приводится электронная таблица, позволяющая рассчитывать динамику численности населения с помощью логистической функции (Р. 169-172).

ь Шкловский И.С.Вселенная. Жизнь. Разум. М., 1965.

14 Капица С.П. Теории роста населения Земли. М., 1997. С. 21.

15 SpiegelmanM. Introduction to Demography. Cambridge, MA:
Harvard University Press, 1968.

16 Spiegelman M. Op. cit. P. 407.

17 См.: Arriaga E.Population Analysis with Microcomputers.
1994. Vol. 1. Appendix VIII-1. Vol. II. Chapter V.

18 Демографическоепрогнозирование // Демография. Совре
менное состояние и перспективы развития / Под ред. проф.
Д.И. Валентея. М., 1997. С. 244.

19 См.: WorldPopulation Prospects. The 1998 Revision. Vol. I:
Comprehensive Tables. U.N. N.Y., 1999. P. 523. (В дальнейшем
это издание обозначается WPP-I).

20 См.: Pollard J.H.Projection of Age-Specific Mortality Rates /
/ Population Bulletin of the United Nations. 1987. № 21/22.

21 См.: об этом: Гаврилов Л.А., Гаврилова Н.С.Биология про
должительности жизни. М.. 1991; Денисов Б., Эченикэ Э.Про
гноз изменений смертности в России до конца XX в. // Вестник
Московского университета. Серия «Экономика». 1992: № 4; На
родонаселение.Энциклопедический словарь. М, 1994. С. 86,447-
448,548-549; Pollard J.H.Projection of Age-Specific Mortality Rates
// Population Bulletin of the United Nations. 1987. № 21/22.

22 Демографическоепрогнозирование // Демография. Совре
менное состояние и перспективы развития / Под ред. проф.
Д.И. Валентея. М., 1997. С. 246.

21 Whelpton P.K., Elbridge H.T., Siegel J.S.Forecast of the Population of the United States 1947-1975. Wash., D.C., 1947. Цит. по: Readingsin Population Research Methodology. Volume 5. Population Models, Projections and Estimates. Chicago, 1993. P. 17-17.

24 Readingsin Population Research Methodology. Volume 5.
Population Models, Projections and Estimates. Chicago, 1993. P.
17-17; см. также: Современнаядемография /Под ред. А.Я. Ква-
ши, В.А. Ионцева. М., 1995. С. 165.

25 Benjamin В.The Span of Life // Journal of the Institute of
Actuaries. 1982. Vol. 109. P. 319-340. Цит. по: Readingsin
Population Research Methodology. Volume 5. Population Models,
Projections and Estimates. Chicago, 1993. P. 17-17.

26 Readingsin Population Research Methodology. Volume 5.
Population Models, Projections and Estimates. Chicago, 1993. Loc.
cit.; См.: также, Современнаядемография / Под ред. А.Я. Ква-
ши, В.А. Ионцева. М., 1995. С. 168.

27 Пример подобного моделирования См.:в: Isserman A.M.
Economic-Demographic Modeling with Endogenously Determined
Birth and Migration Rates: Theory and Prospects // Environment
and Planning. 1985. Vol. 17. P. 25-45.

28 См.: Демографическоепрогнозирование // Демография.
Современное состояние и перспективы развития / Под ред. проф.
Д.И. Валентея. М., 1997. С. 246.

29 Пример взят из: ArriagaE. Population Analysis with
Microcomputers. 1994. Vol. 1. P. 326.

30 См.: Борисов В.Желаемое число детей в российских семь
ях по данным микропереписи населения России 1994 года // Ве
стник Московского университета. Серия 18. Социология и по
литология. 1997, № 2. С.29-64; Борисов В.А.Демография. Учеб
ник для вузов. М., 1999. С. 182-184, 257; Современная демогра
фия / Под ред. А.Я. Кваши, В.А. Ионцева. М., 1995. С. 165-
167.

jl Последнее по времени издание вышло в 2001 г.: WorldPopulation Prospects. The 2000 Revision. Vol. I-III. United Nations. N.Y., 2001. Основные итоги прогноза опубликованы на официальном сайте Программы развития ООН. См.: WorldPopulation Prospects. The 2000 Revision. Highlights. Draft. Doc. ESA/P/WP.165. 28 February 2001 // www.undp.org/popin/ popin.html (Далее этот источник именуется WPP-2000).

32 http://www.undp.org/popin

3j WPP-I,P. 8-9. См.: также: АкимовА. На пороге 7 миллиарда // Население и общество. Инф. бюлл. ЦДЭЧ РАН. 1999. № 39.

34 WPP-2000.P. v.

35 Ibiden.

36 \ypp_i;p. 2. По данным прогноза 2000 г., ежегодный при
рост населения Земли составляет 77 миллионов человек. Поло
вину этого прироста дают 6 стран: Индия (21%), Китай (12%),
Пакистан (5%), Нигерия и Бангладеш (по 4%) и Индонезия (3%).
См.: WPP-2000. P. v.

37WPP-2000. Р. 58.

38WPP-2000. Р. 51. ;

39 WPP-2000. Р. 9; WPP-I, Р. 4. ;

«ч WPP-2000. Р. 9.

41 Антонов А.И., Сорокин С.А.Судьба семьи в России XXIвека. М., 2000. С.49. 42WPP-I,P. 8-9.

43 WPP-2000. Р.15-16.

44 http:// www.census.gov

45 См., например: Ермаков С.П.Общие тенденции, региональ
ные особенности и долгосрочный прогноз последствий депо
пуляции в России // Демографические процессы и семейная по
литика: региональные проблемы. Материалы Российской на
учно-практической конференции (Липецк, сентябрь 1999 года).
М., 1999. С. 25.

46 Цит. по: НаселениеРоссии 1996. Четвертый ежегодный
демографический доклад. М., 1997. С. 14 (Кроме особо огово
ренных случаев).

47 См.: НаселениеРоссии 1999. Седьмой ежегодный демо
графический доклад. М., 2000. С. 158.

48 Там же.

49 Антонов А.И., Медков В.М.Социология семьи. М., 1996.
С.218; Антонов А.И.Микросоциология семьи. М., 1998. С. 262.

50 Антонов А.И.Микросоциология семьи... С. 262.

51 Источник: Бодрова В.В.Репродуктивные установки рос
сиян как барометр социально-экономических процессов // Мо
ниторинг общественного мнения. ВЦИОМ-Интерцентр-АНХ,
1999. № 4 (июль-август). С. 35-36.

52 См.: об этом: Антонов А.И., Сорокин С.А.Судьба семьи в
России XXI века. М., 2000. С. 232-236.

53 См.: об этом: Антонов А.И., Медков В.М.Социология се
мьи. М., 1996. С. 1 30-131,210-213; Антонов А.И., Сорокин С.А.
Цит. соч. С.234-235.

54 См.: Антонов А.И., Сорокин С.А.Цит. соч. С. 51.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.