Характерные черты политического тоталитаризма
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Характерные черты политического тоталитаризма





 

Первоначально системная характеристика тоталитарных полити­ческих порядков шла по пути выделения наиболее важных и принци­пиальных черт тоталитаризма. В частности, К. Фридрих и З. Бжезинский [83]выделили шесть его основных признаков:

· наличие «тоталистской» идеологии;

· существование единственной партии, воз­главляемой сильным лидером;

· всесилие секретной полиции;

· моно­полию государства над массовыми коммуникациями и над средствами вооружения;

· моно­полию государства над всеми организациями общества, вклю­чая экономические.

 

Известный теоретик К. Поппер [69]усматривал черты тоталитарной организации власти и общества

· в строгом классовом делении общества;

· в отождествлении судьбы государства с судьбой человека;

· в стремлении государства к автаркии, навязывании государством об­ществу ценностей и образа жизни господствующего класса;

· в при­своении государством права на конструирование идеального будуще­го для всего общества и т.д.

 

Как можно заметить, в этих первоначальных описаниях тотали­тарных порядков главный упор делался на определенных характерис­тиках государства. Однако само по себе государство не может стать системой тотального контроля, поскольку в основе своей ориенти­ровано на закон и установленную им систему регламентации поведе­ния граждан. Тоталитаризм же делает ставку на власть, рождаемую волей «центра» как специфической структуры и института власти. При данном политическом устройстве в обществе формируется система власти, стремящаяся к абсолютному контролю над обществом и че­ловеком и не связанная ни законом, ни традициями, ни верой. Дик­татура становится здесь формой тотального господства над обществом этого «центра» власти, его всепоглощающего контроля за социальными отношениями и систематического применения насилия.



 

5.2.3.1. Сфера сознания

Тоталитарные системы возникают не стихийно, а на основе определенного идеологического образа. Тоталитаризм — порож­дение человеческого разума, его попытка поставить под непос­редственный рациональный контроль всю общественную и лич­ную жизнь, подчинить ее определенным целям. Поэтому при вы­явлении общих черт этого типа политической системы отправным пунктом является анализ лежащей в ее основе идеологии и обще­ственного сознания. В идеологии тоталитарная система черпает свои жизненные силы. Именно идеология определяла со­циальные горизонты развития общества на пути утверждения того или иного политического идеала, формировала соответствующие институты и нормы, закладывала новые традиции, создавала пантеоны своих героев, ставила цели и задавала сроки их реализации. Только идеоло­гия оправдывала реальность, привносила смысл в действия властей, в социальные отношения, культуру. Все, что отрицалось идеологичес­ким проектом, подлежало уничтожению, все, что предписывалось им, – непременному воплощению. Занимая центральное место в по­литических механизмах, идеология превращалась из инструмента вла­сти в саму власть. В силу этого и тоталитарный политический режим, и тоталитарная система политической власти становились разновид­ностьюидеократии, или, с учетом священного для властей характера этой доктрины, «обратной теократией» (Н. Бердяев [8а]).

При этом в первую очередь решались задачи рационализации и идеологизации обществен­ного сознания.

Идеологизация всей общественной жизни, стремление подчи­нить единственно верной теории с помощью планирования все экономические и социальные процессы — важнейшая черта по­литического тоталитаризма. Законода­тельная, исполнительная и судебная системы контролируются из од­ного центра — политического и идеологического института — партии. Различным формам тоталитарной идео­логии присущи некоторые общие свойства. Прежде всего это за­имствованная у религиозных идеологий телеологическая (целевая) ориентация во взглядах на общественное развитие. Тоталитарная идеология заимствует хилиастическиеидеи о счастливом заверше­нии истории, достижении конечного смысла существования че­ловека, которым может выступать коммунизм, тысячелетний Рейх и т.п. Привлекательная утопия, рисующая манящий образ буду­щего строя, используется для оправдания повседневных трудно­стей и жертв народа.

Идеология политического тоталитаризма проникнута патер­налистским духом, покровительским отношением вождей, постиг­ших социальную истину, к недостаточно просвещенным массам. Идеология как единственно верное учение носит обязательный для всех характер. В нацистской Германии даже был издан специ­альный закон, предусматривающий еди­ную, обязательную для всех немцев идеологию. Тоталитарное об­щество создает мощную систему идеологической обработки населе­ния, манипулирования массовым сознанием.

Для политического тоталитаризма характерна монополия вла­сти на информацию, полный контроль за СМИ, нетерпимость ко всякому инакомыслию, рассмотрение идейных оппонентов как политических противников. Этот строй устраняет общественное мнение, заменяя его официальными политическими оценками. От­рицаются общечеловеческие основы морали, а сама она подчиня­ется политической целесообразности и по существу разрушается.

Подавляется индивидуальность, оригинальность в мыслях, поведении и т.п. Проводится унификация и регламентация политической, общественной и духовной жизни. Культивируются стадные чувства: стремление не выделяться, быть как все, а также низменные инстинкты: классо­вая или национальная ненависть, зависть, подозрительность, доносительство и т.п. В сознании людей создается образ врага, с которым не может быть примирения.

Несмотря на различия социальных целей, формулируемых в различных тоталитарных режимах, их идейные основания были по сути идентичными. Все тоталитарные идеологии предлагали обществу свой собственный вариант установления соци­ального счастья, справедливости и общественного благополучия. Од­нако установление такого идеального строя жестко увязывалось и основывалось на утверждениисоциальных привилегий определенных групп, что оправдывало любое насилие по отношению к другим общностям граждан. Например, советские коммунисты связывали уста­новление общества «светлого будущего» с определяющей ролью про­летариата, рабочего класса. В то же время немецкие нацисты вместо класса ставили в центр созидания нового общества нацию, германс­кую расу, которая должна была занимать центральное место в пост­роении «рейха». Идеология «чучхе» ставит вопрос об исключительно­сти корейцев как особой национальной группы, находящейся под руководством «великого вождя» Ким Чен Ира – наследника Ким Ир Сена. Таким образом, независимо от занимаемого этими идеология­ми места в идейно-политическом спектре все они становились ору­дием обеспечения интересов социальных лидеров и, следовательно, средством оправдания репрессий и насилия над их противниками.

Тоталитарные идеологии относятся к типумифологических идей­ных образований, поскольку делают акцент не на отображение ре­альности, а на популяризацию искусственно созданной картины мира, повествующей не столько о настоящем, сколько о будущем, о том, что необходимо построить и во что требуется свято верить. Констру­ируя образ будущей светлой жизни, идеологи тоталитаризма дей­ствуют по принципу «упрощения» реальности, т.е. схематизации жи­вых социальных и политических связей и отношений и подгонки дей­ствительности под заранее созданные образы и цели.

Такие идеологемы оказываются чрезвычайно далекими от дей­ствительности, но одновременно и крайне привлекательными для нетребовательного или дезориентированного сознания масс. Учиты­вая, что тоталитарные идеологии выходят на политический рынок в годы тяжелейших общественных кризисов, их влияние, переориен­тирующее общественное мнение с реальных противоречий на буду­щие и потому легко решаемые чисто умозрительным путем, как пра­вило, усиливается.

Непременным фактором роста влияния тоталитарных идеологов на общественное мнение является и их неразрывная связь савтори­тетом сильного лидера, партии, который «знает», что говорит, и уже успел продемонстрировать обществу свою решительность в до­стижении намеченных целей, особенно в борьбе с врагами «народ­ного счастья».

Мифологические идеологии чрезвычайноконфронтационны. Они безапелляционно настаивают на своей правоте и бескомпромиссно настроены против идейных противников. В обществе функционирует только официальная идеология, жестокому преследованию подвергаются все иные идейные течения. Одна из главных задач носителей мифологических идеологий – развенчание идей противников и вытеснение конкурентов из поли­тической жизни. Именно с этой интенцией, как правило, связыва­ются идеи внешней экспансии соответствующих сил, их стремление «осчастливить» жизнь не только своему, но и другим народам. Исхо­дя из понимания непримиримости тоталитарной идеологии с ее оп­понентами и стремления сохранить идейную чистоту общества, власть видит в качестве своей основной задачи искоренение инакомыслия и уничтожение всех идейных конкурентов. Главный лозунг, которым она пользуется в этом случае, – «кто не с нами, тот против нас». Поэтому все тоталитарные режимы формировались как яростные бор­цы за чистоту идей, направляя острие политических репрессий прежде всего против идеологических противников.

Характерно, что интенсивность репрессий не менялась из-за при­знания «внешнего» или «внутреннего» врага. Так, для советских ком­мунистов политическими противниками была не только «мировая буржуазия», но и представители целого ряда социальных кругов: сто­ронники царского режима (белогвардейцы), служители культа (свя­щенники), представители либеральной гуманитарной интеллигенции («прислужники буржуазии»), предприниматели, кулачество (вопло­щавшие непереносимый коммунистами дух частной собственности). Германские нацисты внутренними врагами объявляли евреев и других представителей «низших рас», которые якобы несли угрозу рейху. Делалась ставка на свою расу (может быть, в скрытом и закамуфлированном виде; например, в нашей стране - идея «единого советского народа»).

Характерно, что, несмотря на различие в идеологических целях режимов, методы, применявшиеся ими для борьбы с идейными про­тивниками, были практически одними и теми же: изгнание из стра­ны, помещение в концентрационные лагеря, физическое уничтожение. Непрерывность идеологической борьбы за чистоту помыслов вы­ражалась в систематическом применении репрессий против целых социальных и национальных слоев. В СССР с 1920-30-х гг. постоянно проводились массовые процессы над «шпионами», «врагами наро­да», «предателями», отдельными национальностями, «вступившими в сговор с врагами», «врачами-вредителями», «диссидентами», «внут­ренними иммигрантами» и т.д. Уничтожив или подавив на время кон­курентов в обществе, правящие партии неизменно переносили ост­рие «очистительной идейной борьбы» внутрь своих рядов, преследуя недостаточно лояльных членов, добиваясь более полного соответствия их поведения и личной жизни провозглашаемым идеалам. Такая важ­нейшая для сохранения режимов политика сопровождалась кампа­ниями «по промыванию мозгов», поощрению доносительства, конт­ролю над лояльностью.

В угоду укоренению новой системы ценностей тоталитарные ре­жимы использовали собственнуюсемантику, изобретали символы, создавали традиции и ритуалы, предполагавшие сохранение и упро­чение непременной лояльности к власти, умножение уважения и даже страха перед нею. На основе идеологий не только проектировалось будущее, но и переосмысливалось, а точнее, переписывалось прошлое и даже настоящее. Как метко писал В. Гроссман [16], «...государственная мощь создавала новое прошлое, по-своему двигала конницу, наново назначала героев уже свершившихся событий, увольняла подлинных героев. Государство обладало достаточной мощью, чтобы наново пе­реиграть то, что уже было однажды и на веки веков совершено, пре­образовать и перевоплотить гранит, бронзу, отзвучавшие речи, из­менить расположение фигур на документальных фотографиях. Это была поистине новая история. Даже живые люди, сохранившиеся от тех времен, по-новому переживали свою уже прожитую жизнь, превра­щали самих себя из храбрецов в трусов, из революционеров в агентов заграницы».

Однако, не имея возможности подкрепить пропагандируемые цели и идеалы устойчивым ростом народного благосостояния, раскрепос­тить гражданскую активность, утвердить атмосферу безопасности и доверительности к власти, тоталитаризм неизбежно «вымывал» соб­ственно идейное, смысловое содержание своих высоких целей, сти­мулировал поверхностное и формальное восприятие этих идеалов, превращал идейные конструкции в разновидность некритически вос­принимаемых вероучений. Таким образом создаваемая солидарность государства и общества поощряла не сознательную заинтересованность населе­ния в укреплении и поддержке режима, а бездумный фанатизм от­дельных индивидов. И ни жесткая фильтрация, ни контроль за ин­формацией не приносили успеха. «Железный занавес» не спасал лю­дей от их привычки к свободному мышлению.

Идеократия в условиях тоталитаризма органически связана с монопольным использованием власть имущими средств массовой информации, что позволяет не только господствовать над мыслями граждан, но и обращаться через пропаганду к чувствам граждан, насаждая угодные власти мифы и мифологию, культы и «культики», воспитывая население в духе обожествления своих вождей, окружая их ореолом всемогущества и непогрешимости. Широко используемый в этих целях популизм призван внушить гражданам не только то, что поставленная перед обществом цель наилучшим образом отвечает интересам каждого человека, но и то, что стоящие у власти лидеры — наилучшие выразители устремлений и чаяний народа. При тоталитаризме не идеология является инструментом государства, а государство используется в качестве средства создания и сохранения этой идеологизированной политической системы.

 

5.2.3.2. Политические черты

В соответствии с логикой тоталитарной системы всеобщая идеологизация общества дополняется его тотальной политизацией, т.е. гипертрофированным развитием аппарата власти, ее проникно­вением во все поры социального организма. Всесильная власть выступает главным гарантом идеологического контроля над насе­лением. Тоталитаризм стремится к полному устранению граждан­ского общества, частной жизни. Политическая система, а точнее партийно-государственная организация общества, служит стерж­нем, фундаментом всей социальной и экономической организа­ции, которая отличается жесткой иерархической структурой.

Ядром тоталитарной политической системы выступает предель­но централизованное политическое движение за новый порядок во главе с партией нового, тоталитарного типа. Эта партия сраста­ется с государством и концентрирует в себе реальную власть в обществе. Запрещается всякая политическая оппозиция и созда­ние без санкций властей любых организаций.

В то же время тоталитарная политическая система претендует на выражение народной воли, воплощение высшей народности или демократии высшего типа. Она использует безальтернативные, преимущественно акламационные формы демократии, со­здающие видимость всенародной поддержки, но не позволяющие оказывать реальное влияние на процесс принятия решений. С помощью псевдодемократических институтов власти обеспечивается высокая формальная мобилизация и участие в выборах. В стране признается право на существование только одной правящей партии. Подавляются всякие попытки создания альтер­нативных политических и общественных объединений. Легальная политическая оппозиция отсутствует. Оппозицион­ные взгляды проявляются преимущественно в форме диссидентства. Существует строгая цензура над всеми средствами массовой информации, запрещено критиковать представителей власти. Религия и церковь формально отделены от государства, но находятся под его жестким контролем.

К собственно политическим чертам тоталитарного общества от­носится также наличие мощного аппарата социального контроля и принуждения (службы безопасности, армия, милиция и т.п.), мас­совый террор или запугивание населения. Полиция, армия, спецслужбы наряду с функциями обеспече­ния правопорядка выполняют функции карательных органов госу­дарства и выступают в качестве инструмента массовых репрессий. Слепая вера и страх - главные ресурсы тоталитарного управления. Осуществляется сакрализация верховной власти и ее носителей, создается культ вождей.

 

5.2.3.3. Институциональные и нормативные свойства тоталитаризма

 

Необходимость сохранения идейной чистоты и целеустремленности в по­строении «нового» общества пред­полагала и совершенно особое пост­роение институциональной и нормативной сферы тоталитарной сис­темы.

Потребность в жесткой идейной ориентации государственной по­литики, поддержании постоянного идеологического контроля над де­ятельностью всех органов власти предопределяет срастание государ­ства и правящей партии и образование того «центра» власти, кото­рый невозможно было идентифицировать ни с государством, ни с партией. Такой симбиоз государственных и партийных органов не давал возможности «развести» их функции, определить самостоятельные функции и ответственность за их исполнение. СССР дал значительно более богатый исторический опыт тоталитарного правления, чем дру­гие страны, показав образцы тех социальных и политических отно­шений, к которым вела логика развития тоталитаризма.

Именно на примере СССР хорошо видно, как партийные комитеты направляли деятельность практически всех государственных структур и органов власти. Руководящая роль коммунистической партии, закрепленная в конституции страны, означала полный приоритет идеоло­гических подходов при решении любых общезначимых (государствен­ных) экономических, хозяйственных, региональных, международ­ных и прочих проблем.

Монолитность политической власти предполагала не разделение, а практическое срастание всех ветвей власти – исполнительной, за­конодательной и судебной. Политическая оппозиция как публичный институт полностью отсутствовала. Механизмы самоуправления и самоорганизации утратили присущие им автономность и самостоятельность. Власть делала акцент только на коллективные формы и спосо­бы социальной и политической активности. Выборы целиком и пол­ностью подвергались беззастенчивому режиссированию, выполняя таким образом сугубо декоративную функцию. Так, в течение долгих лет число участвовавших в голосовании постоянно превышало 99%, различаясь лишь сотыми долями процентов. При этом результа­ты выборов нередко утверждались на заседаниях Политбюро ЦК КПСС еще до их окончания.

Для контроля над монопольным политическим порядком вла­сти создавалась мощная секретная политическая полиция (в Герма­нии – отряды СС, в СССР – ВЧК, НКВД, КГБ). Это был механизм жесткого всепроникающего контроля и управления, не имевшего ис­ключений и зачастую использовавшийся для решения конфликтов внутри правящего слоя. Одновременно это была и наиболее привиле­гированная область госслужбы, работники которой наиболее высоко оплачивались, а инфраструктура интенсивно развивалась, усваивая и воплощая самые передовые мировые технологии. В сочетании с уси­лением механизмов административного контроля потребность в по­стоянном контролировании общества обусловила тенденцию к воз­растанию и усилению массовости аппарата власти. Таким образом, в обществе все время присутствовала потребность в увеличении чис­ленности служащих. На этой основе в СССР сложился мощный слой номенклатуры, служебно-профессиональной касты, обладавшей ко­лоссальными социальными привилегиями и возможностями.

В силу этих базисных свойств тоталитаризм функционировал как система, наиболее ярко противостоявшая плюрализму, множественно­сти агентов и структур политической жизни, разнообразию их мне­ний и позиций. Самый страшный враг тоталитаризма – конкуренция, ориентированная на свободный выбор людьми своих идейных и по­литических позиций. Боязнь не только политического протеста, но и социального разнообразия, стремление к унификации всех социальных форм поведения не ограничивали только формы выражения поддер­жки властей, где, напротив, поощряли разнообразие и инициативу.

Универсальная и по сути единственная политико-идеологическая форма регулирования всех социальных процессов стерла при тотали­таризме границу и между государством и обществом. Власть получила неограниченный доступ во все сферы общественных отношений, вплоть до личной жизни человека, активно используя для этого методы террора, агрессии, геноцида против собственного народа. Причем конт­роль не только со стороны официальных структур за социальной ак­тивностью человека, но и со стороны непосредственного социально­го окружения (друзей, родственников, сослуживцев) оставлял человека один на один с громадой репрессивной власти. Как писала X. Арендт [6], «главная черта человека массы (при тоталитаризме) – не же­сткость и отсталость, а его изоляция и нехватка нормальных соци­альных взаимоотношений». Создание захватившей все общество сис­темы осведомительства, нравственно-этическое оправдание доноси­тельства как высшего выражения гражданского долга атомизировало общество, разрушало скрепляющие социум связи и отношения.

Несмотря на постоянно провозглашаемый «народный» характер власти, система принятия решений в тоталитарных системах оказа­лась абсолютно закрытой для общественного мнения. Формально про­возглашенные законы, нормы, конституционные положения не имели никакого значения по сравнению с целями и намерениями властей. Конституция 1936 г. была одной из самых демократических в мире. Но именно она прикрывала массовые репрессии коммунистов против собственного народа. Политические свободы и права граждан зафиксированы фор­мально, но реально отсутствуют. Законы защищают только интересы государства. Действует принцип «запрещено все, что не приказано». Наиболее же типичным и распространенным основанием реального регулирования общественных отношений слу­жила ориентация институтов власти на мнение вождей и сакрализа­ция позиций последних.

Безусловным приоритетом в регулировании общественных отно­шений обладали силовые и принудительные методы и технологии. Но на достаточно высоком уровне зрелости это всепроникающее сило­вое регулирование социальных связей предопределило утрату тота­литарными системами их собственно политического характера, вы­рождение в систему власти, построенную на принципах администра­тивного принуждения и диктата.

Абсолютное (тотальное) господство над обществом и человеком рассматриваемой системы обеспечивается, как правило, сочетанием политического господства с идеологическим порабощением, что проявляется не только в том, что в тоталитарных системах налицо господство определенных идей (идеократия), обосновывающих право подобных режимов на существование, стремящихся цель режима и его организацию сделать единственно возможными для всех. Особенно важно то, что в силу этого в тоталитарных системах всегда господствуют не государственные, а партийные структуры (партия-государство). Соответственно, вся власть сосредоточивается в руках политического лидера харизматического типа, вождя, присоединяющего к своим политическим атрибутам властвования еще суеверное поклонение граждан, что достигается путем сознательного насаждения культа вождя.

Одно из центральных мест в тоталитарных системах отводится системе насилия, механизму репрессий, призванных обеспечивать и поддерживать контроль власть имущих над всем обществом и его гражданами. Это обеспечивает поддержку власти со стороны абсолютного большинства населения. Конечно, репрессивные органы, обеспечивающие существование и функционирование тоталитаризма как антигуманной общественно-политической системы, возникают и складываются не в один день и, естественно, отличаются друг от друга не только по своей структуре, но и по своей жестокости. Весьма существенны также различия на разных ступенях истории той или другой системы тоталитаризма. Однако неизменно то, что, где бы ни имел место тоталитарный режим, террор — неотъемлемое средство его внутренней политики, а страх граждан перед произволом, необоснованными репрессиями — один из важнейших гарантов стабильности тоталитарных систем.

5.2.3.4. Социальные и экономические признаки

Тоталитаризм пытается создать адекватную себе социальную структуру. Стремясь найти массовую опору, он провозглашает превосходство определенного класса, нации или расы, дихотомически делит всех людей на своих и чужих. При этом обязательно находится внутренний или внешний враг — бур­жуазия, империализм, евреи, коммунисты и т.п. Формально права национальных меньшинств провозгла­шены, на деле существенно ограничены.

Тотальное подчинение общества и граждан власть имущим закономерно связано с проникновением идейно-политического контроля во все сферы жизнедеятельности человека и общества, что неизбежно ведет к стиранию грани между политическим и социальным, к отрицанию водораздела между государственной властью и обществом, к уничтожению всякой автономии индивида и его жизни, что приводит к поглощению гражданского общества государством.

Личность утрачивает автономию и права, становится полностью беззащитной перед всесильной властью, попадает под ее тотальный контроль. Делается попытка сформировать «нового человека», определяющими чертами которого является беззавет­ная преданность идеологии и вождям, исполнительность, скромность в потреблении, готовность на любые жертвы ради «общего дела».

Одновременно с ломкой прежней социальной структуры фор­мируется новая. Общество дифференцируется главным образом в зависимости от распределения власти. Обладание властью или вли­яние на нее становится основой социальной стратификации, эко­номических и социальных привилегий. Формируется новый, но­менклатурный господствующий класс — главная опора тотали­тарного строя. Хотя тоталитаризм, особенно в его наиболее последовательном, сталинистском варианте, осуществляя урав­ниловку в распределении для большинства граждан, претендует на формирование социально однородного общества, в действи­тельности же порождает социальное неравенство. Несмотря на жесткий контроль государством всех сфер обще­ственной жизни в обществе развито взяточничество и коррупция. Люди живут по нормам двойной морали: «говорим одно, думаем другое».

В тоталитарном обществе человек нигде и никогда не находится «у себя», а общество почти никогда и ни в каком аспекте не выступает как гражданское общество, отделенное от государства и существующее отдельно и независимо от него, ибо для существующей в тоталитарном обществе власти нет никаких законодательных или правовых ограничений, закрывающих ей доступ в те или иные сферы общественной или личной жизни: все подконтрольно, а сам контроль тотален.

Господство идеологии и политики проявляется не только в социальной сфере, но и в экономике. Здесь отличительными черта­ми политического тоталитаризма являются этатизация, огосударствление хозяйственной жизни, сильное ограничение, а в идеале полное устранение частной собственности, рыночных отношений, конкуренции, планирование и командно-административные ме­тоды управления. Полное господ­ство крупных предприятий, недопущение частной собственности ста­вило государство в положение единственного работодателя, самостоятельно определявшего и условия труда, и критерии оценки его результатов, и потребности населения. Устанавливается монополия государства на рас­поряжение всеми важнейшими общественными ресурсами и са­мим человеком. Хозяйственная инициати­ва отдельных работников признавалась лишь в рамках укрепления этих отношений, а все виды индивидуального предпринимательства («спекуляции») причислялись к криминально наказуемым.

5.2.3.5. Разновидности политического тоталитаризма

 

Наряду с общностью основополага­ющих институциональных черт госу­дарства политического тоталитаризма имеют и существенные особенности, что позволяет выделить несколько их важнейших разновидностей. В зависимости от господ­ствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

При всем относительном разнообра­зии тоталитарных порядков в фаши­стской Германии, сталинском СССР, Албании, ряде африканских стран, постреволюционном Иране вре­мен А. Хомейни, на Кубе, в Северной Корее и других странах мира история дала образцы двух основных типов тоталитаризма:фашистс­кого (национал-социалистского, нацистского)икоммунистического (со­ветского). Каждый из них отличается своеобрази­ем институтов, степенью элитаризма, идейными постулатами, ха­рактером и масштабами репрессий и т.п. Причем самой исторически длительной явилась коммунистическая форма тоталитаризма, проде­монстрировавшая этапы и фазы развития этих политических порядков.

Исторически первой и классической формой политического тоталитаризма стал коммунизм (социализм) советского типа, на­чало которому положила военно-коммунистическая система, сфор­мировавшаяся в общих чертах в 1918 г. Коммунистический тоталитаризм в большей степени, чем другие разновидности, выра­жает основные черты этого строя, поскольку предполагает полное устранение частной собственности и, следовательно, всякой ав­тономии личности, абсолютную власть государства.

И все же характеристика социализма советского типа как то­талитаризма односторонняя и не раскрывает содержание и цели политики в этом типе общества. Несмотря на многие тоталитар­ные формы политической организации, социалистической систе­ме присущи и гуманные политические цели. Так, например, в СССР эта система смогла резко повысить уровень образования народа, сделать доступным для него достижения науки и культуры, обес­печить социальную защищенность населения, развитие экономи­ки, космической и военной промышленности и т.д., резко сократить преступность, к тому же в послесталинский период власть не прибегала к массовым репрессиям.

Вторая разновидность тоталитаризма - право-экстремистское политическое движение, фашизм. Возник в обстановке революционных процессов, охвативших страны Западной Европы после первой мировой войны и победы революции в России. Впервые фашистский режим был установлен в Италии в 1922 г. Здесь тоталитарные черты были выражены не в полной мере. Итальянский фашизм тяготел не столько к радикальному строительству нового обще­ства, сколько к возрождению величия Римской империи, уста­новлению порядка, твердой государственной власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение «народной души», обес­печение коллективной идентичности на культурной или этнической почве, ликвидацию массовой преступности. Он выражал интересы наиболее реакционных кругов капиталистического общества, оказывавших фашистским движениям финансовую и политическую поддержку, стремившихся использовать их для подавления революционных выступлений трудящихся масс, сохранения существующего строя и осуществления своих имперских амбиций на международной арене. В Италии границы фашистского тоталитаризма устанавливались за счет позиции наиболее влиятельных в государстве кругов: короля, аристократии, офи­церского корпуса и церкви. Когда обреченность режима стала оче­видной, эти круги сами смогли отстранить Муссолини от власти.

Третья разновидность политического тоталитаризма — нацио­нал-социализм. Как реальный политический и общественный строи он возник в Германии в 1933 г. Цель - мировое господство арийской расы. Национал-социализм имеет род­ство с фашизмом, хотя многое заимствует у советского ком­мунизма, и прежде всего революционные и социалистические компоненты, формы организации тоталитарной партии и государ­ства и даже обращение «товарищ». В то же время место класса здесь занимает нация, место классовой ненависти — ненависть национальная и расовая. Главные различия основных разновидно­стей тоталитаризма отчетливо выражены в их целях (соответствен­но: коммунизм, возрождение империи, мировое господство арий­ской расы) и социальных предпочтениях (рабочий класс, потом­ки римлян, германская нация). Если в коммунистических системах агрессивность направлена прежде всего вовнутрь - против собственных граждан (классового врага), то в национал-социализме - вовне, против других народов.

Любые государства политического тоталитаризма так или иначе примыкают к трем основным разновидностям тоталитаризма, хотя внутри каждой из этих групп имеются существенные различия, например между сталинизмом в СССР и диктаторским режимом Пол-Пота в Кампучии.

Политический тоталитаризм в его коммунистической форме оказался наиболее живуч. В отдельных странах (например, в Се­верной Корее) он существует и сегодня. История показала, что тоталитарная система обладает достаточно высокой способнос­тью мобилизации ресурсов и концентрации средств для достиже­ния ограниченных целей, например победы в войне, оборонного строительства, индустриализации общества и т.д. Некоторые ав­торы рассматривают тоталитаризм как одну из политических форм модернизации слаборазвитых стран.

Нетрудно заметить, что изложенная выше классическая мо­дель тоталитаризма соответствует политическим реалиям лишь узкого круга государств: сталинскому СССР, гитлеровской Гер­мании и т.д., к тому же не отражает глубокие различия между ними. Хотя в той или иной степени некоторые из рассмотренных черт политического тоталитаризма, особенно отражающие командно-административный тип управления, были присущи целому ряду социалистических и других государств.

Как уже отмечалось, тоталитаризм не сводится лишь к дикта­торским политическим системам, противостоящим западным де­мократиям. Тоталитарные тенденции проявляются в стремлении заорганизовать жизнь общества, ограничить личную свободу, сформировать лояльный существующему строю тип личности и подчи­нить индивида, включая образ его мыслей и поведения, госу­дарственному и иному социальному контролю.

В последние десятилетия в современном мире не только зна­чительно возросло количество демократических государств, усилилась популярность демократической формы правления в целом, но стала заметной и другая тенденция - попытки осуществлять систематический контроль над сознанием и поведением людей и в первую очередь их электоральным выбором с помощью СМИ и экономических ресурсов. Учитывая приоритетную роль в управле­нии массовым сознанием масс-медиа и методов информационно­го манипулирования, а также денег, эту тенденцию можно оха­рактеризовать как информационный или информационно-финан­совый, тоталитаризм.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.