Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Товарные знаки и знаки обслуживания





Перед началом предметного разговора о товарных знаках следует уточнить соотношение понятий «бренд», «торговая марка», «товарный знак». Между понятиями «бренд» и «товарный знак» в обиходе нередко ставится знак равенства, а под правовой обеспеченностью бренда понимают правовой режим товарного знака. Профессионалы же давно осознали, что бренд к товарному знаку сведен быть не может, хотя товарный знак и является, как правило, важным элементом бренда. Что касается понятия «торговая марка», то позиции юристов и специалистов по маркетингу здесь несколько различаются. Юристы полагают, что понятия «торговая марка» и «товарный знак» синонимичны, поскольку термин «trade mark» на английском языке обозначает тот же объект, что термин «товарный знак» на русском[45]. Среди экономистов же встречается мнение, что эти понятия различаются[46]. Автору этой книги представляется, что отождествление товарного знака и торговой марки имеет большие основания, и мы в дальнейшем будем исходить из того, что торговая марка — анголоязычный термин, а товарный знак — то же самое, но по-русски.

23 сентября 1992 г. Президентом был подписан Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Правовые режимы товарного знака и знака обслуживания совпадают, поэтому в дальнейшем согласно установившейся традиции мы будем пользоваться только термином «товарный знак», имея в виду и то, и другое явление. Товарный знак в соответствии с определением, данным в законе, — это средство позиционирования объекта: товарный знак и знак обслуживания (далее — товарный знак) — обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг (далее — товары) юридических или физических лиц (ст. 1).



Статья 5 закона посвящена видам товарных знаков, однако она, во-первых, предполагает расширительное толкование, вводя оборот «и другие обозначения», а во-вторых, не перечисляет даже тех видов знаков, которые непосредственно рассматриваются в законе. С юридической точки зрения основное значение имеет различение товарных знаков по виду собственности владельца. По этому основанию товарные знаки делятся на индивидуальные и коллективные. Закон не вводит понятия «индивидуальный товарный знак», определяя только коллективный и тем самым давая основание правотолкователю именовать основной вид товарного знака индивидуальным. Коллективным знаком является товарный знак союза, хозяйственной ассоциации или иного добровольного объединения предприятий, предназначенный для обозначения выпускаемых и (или) реализуемых ими товаров, обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками(ст. 20.1). В качестве примера коллективного товарного знака можно привести знак «Прима», принадлежащий ассоциации «Табакпром» (членский взнос для вступления в ассоциацию установлен в размере $500 000). Правовое регулирование использования коллективного товарного знака имеет свои специфические черты.

Обладателем исключительного права на товарный знак (правообладателем) может быть любое юридическое лицо или осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо. Основанием для государственно-правовой охраны товарного знака является его регистрация в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. В настоящий момент эти функции исполняет Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Исключением из этого правила являются так называемые общеизвестные знаки, которые подлежат охране независимо от их регистрации (согласно ст. 6bis Парижской конвенции об охране интеллектуальной собственности) — но их общеизвестность в конфликтной ситуации еще предстоит доказать — и товарные знаки, охраняемые в силу международных договоров Российской Федерации. Нарушением исключительного права правообладателя признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

♦ на товарах, этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (ИЛИ) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

♦ при выполнении работ, оказании услуг;

♦ на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

♦ в предложениях к продаже товаров;

♦ в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными (ст. 4.2).

Так, часовой завод обратился в арбитражный суд с иском о пресечении нарушения прав на товарный знак к комиссионному магазину, выставившему на продажу часы, имеющие изображение его товарного знака, производителем которых завод не является. Возражая против заявленных требований, ответчик ссылался на то, что он не является изготовителем часов, а только занимается их реализацией. В соответствии с ч. 2 ст. 4 Закона «О товарных знаках» предложение к продаже может представлять собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака. Исходя из этого арбитражный суд удовлетворил иск к ответчику, обязав его снять с реализации часы с товарным знаком истца.

Обратим внимание на случай отказа государством в защите правомерно зарегистрированного товарного знака. Некая корпорация зарегистрировала в 1998 г. в Роспатенте товарный знак американской фирмы, в России на тот момент не охраняемый. После этого корпорация предъявила иск о прекращении нарушения прав на товарный знак к официальному дистрибьютору американской компании АО «ВТР». В ходе судебного разбирательства выяснилось, что к этому моменту истец не применял зарегистрированный товарный знак, в переписке с ответчиком требовал финансовой компенсации за добровольный отказ от регистрации спорного обозначения, систематически регистрировал на свое имя и другие используемые, но не охраняемые товарные знаки. В этих условиях суд пришел к выводу, что со стороны истца имеет место злоупотребление правом, т. е. правомерное действие, осуществляемое исключительно с намерением причинить вред другому лицу (ГК РФ, ст. 10 ч. 1). В результате в защите принадлежащего истцу права было отказано.

Как указывалось, охрана товарного знака осуществляется только в отношении однородных товаров. Можно ли защитить «раскрученный» бренд от использования в совершенно иных областях? До недавнего времени ни отечественное законодательство, ни международные договоры такой защиты не предусматривали. В спорных ситуациях можно было апеллировать только к судебной практике, исходящей из целесообразности охраны общеизвестных (известных в пределах одной страны) и мировых товарных знаков. Так, мировой знак TOSCA, получивший известность в связи с парфюмерной продукцией, был запрещен для использования на одежде, выпускаемой другим предприятием. Использование названия журнала LIFE как получившее широкое распространение было признано недопустимым для маркировки телевизоров[47].

Последняя редакция Закона «О товарных знаках» внесла большую ясность в режим защиты общеизвестных знаков. Статья 191 утверждает: «При признании общеизвестным товарным знаком уже зарегистрированного товарного знака правовая охрана такого общеизвестного товарного знака распространяется также и на товары, не однородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, при условии, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с правообладателем и может ущемить его законные интересы». Решение о признании товарного знака общеизвестным принимает Палата по патентным спорам, после чего на него выдается особое свидетельство и он заносится в соответствующий перечень. Правовая охрана общеизвестного товарного знака действует бессрочно и не нуждается в дополнительном подтверждении.

Защита гражданских прав от незаконного использования товарного знака осуществляется следующими путями:

♦ прекращением нарушения;

♦ взысканием причиненных убытков;

♦ публикацией судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего;

♦ удалением с товара, его упаковки или этикетки незаконно используемого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо уничтожением за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок в случае невозможности удаления с них незаконно используемого обозначения;

♦ передачей контрафактных товаров, этикеток, упаковок правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения;

♦ обращением этих контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства.

Согласно Закону «О товарных знаках» товарный знак может быть уступлен его владельцем по договору юридическому или физическому лицу. При этом нужно быть очень внимательным к форме договора. Так, Владимир Довгань «подарил» свое лицо и имя примерно 200 видам продуктов, к которым не имел прямого отношения. К 1998 г. «дедушка русского франчайзинга» довел годовой оборот компании до $400 млн[48]. Однако негативные последствия отсутствия контроля за качеством продукции под одним товарным знаком не замедлили сказаться. Низкое качество отдельных товаров бросало тень на их одноименных собратьев, в результате «Довгань» быстро уступил завоеванные рыночные позиции.

Сохранить право контроля позволяет лицензионный договор. Если право на использование товарного знака было предоставлено владельцем товарного знака (лицензиаром) другому лицу (лицензиату) по лицензионному договору, то в этом договоре должно содержаться условие о том, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия. ГК РФ предусматривает еще одну — и основную — возможность контролировать качество продукции производителя, пользующегося товарным знаком на основании договора. Договором, прямо обязывающим правообладателя контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем товарного знака, является договор коммерческой концессии (ст. 1031). Наконец, следует помнить, что договор об уступке товарного знака, какова бы ни была его правовая природа, подлежит обязательной регистрации в Роспатенте, без этой регистрации он считается недействительным.

Коллективный знак и право на его использование не могут быть переданы другим лицам.

Для обеспечения правовой охраны товарного знака необходима его регистрация в Роспатенте. Зарегистрированный товарный знак может сопровождаться маркировкой ®, «товарный знак», «зарегистрированный товарный знак». Отметим, что сама по себе эта регистрация необязательна, однако фирма, ставящая перед собой серьезные коммерческие задачи, должна позаботиться о самых различных мерах своей безопасности.

Заявка на регистрацию, подаваемая в Патентное ведомство, должна относиться к одному товарному знаку и содержать[49]:

♦ заявление о регистрации обозначения в качестве товарного знака с указанием заявителя, а также его места нахождения или места жительства;

♦ заявляемое обозначение (по 5 экземпляров цветного и черно-белого изображения);

♦ перечень товаров, в отношении которых испрашивается регистрация товарного знака и которые сгруппированы по классам Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ включает 42 класса; целесообразно выбрать из них 5-7, хотя возможны и другие варианты);

♦ описание заявленного обозначения.

Существенно, что описание должно не просто содержать перечисление элементов обозначения, но и указывать на их смысл: разъяснять символику, расшифровывать аббревиатуры и т. д.

Заявка подается на русском языке.

К заявке должны быть приложены:

♦ документ, подтверждающий уплату регистрационной пошлины;

♦ устав коллективного знака, если заявка подается на коллективный знак.

Заявка проходит в Патентном ведомстве длительную процедуру экспертизы, так что процесс регистрации может растянуться на многие месяцы.

Кроме отечественного ведомства товарный знак может быть зарегистрирован в международном реестре, созданном согласно Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков от 14 апреля 1891 г. В таком случае владелец товарного знака получает право на его защиту в странах, подписавших соглашение, и в том числе в России, независимо от того, зарегистрирован ли его товарный знак в национальном ведомстве той или иной страны.

 

 
 

Схема З. Основания для отказа в регистрации

 

Заявителю может быть отказано в регистрации его обозначения только на основаниях, перечисленных в законе.

Основанием для различения абсолютных и иных оснований является природа свойств товарного знака, не позволяющая произвести его регистрацию. В качестве абсолютных оснований выступают собственные качества товарного знака, в качестве иных — качества, возникающие в отношении к другим явлениям.

Абсолютными основаниями для отказа в регистрации товарного знака являются:

1. Отсутствие у знака различительной способности.

Не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов:

♦ вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров

определенного вида;

♦ являющихся общепринятыми символами и терминами;

♦ характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место, способ производства или сбыта;

♦ представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров;

(Указанные элементы могут быть включены как неохраняемые в товарный знак, если они не занимают в нем доминирующего положения.)

♦ представляющих собой государственные гербы, флаги и другие государственные эмблемы, сокращенные или полные наименования международных межправительственных организаций, их гербы, флаги и другие эмблемы, официальные контрольные, гарантийные и пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия или сходные с ними до степени смешения обозначений.

(Такие элементы могут быть включены как неохраняемые в товарный знак, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа.)

К этому же основанию, несмотря на отдельное рассмотрение в новой редакции (от 11.12.2002 г.) Закона, могут быть отнесены и два следующих запрета на регистрацию в качестве товарных знаков обозначений:

♦ тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если такая регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками (владельцами) и не имеющих согласия собственников или лиц, уполномоченных на это собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков;

♦ представляющих собой или содержащих элементы, которые охраняются в одном из государств — участников Международного договора об охране товарных знаков в качестве обозначений, идентифицирующих вина или спиртные напитки как происходящие с его территории (производимые в границах географического объекта этого государства) и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории данного географического объекта.

Едва ли не наибольшие проблемы на постсоветском пространстве связаны с первым основанием: ситуацией, когда обозначение, задуманное когда-то как средство индивидуализации, стало общепринятым для некоторого вида товаров. По всей стране совершенно разными производителями в советское время выпускался «Армянский коньяк», конфеты «Кис-кис», городской батон и т. д. Судьба этих обозначений сегодня чрезвычайно сложна. Так, регистрация товарного знака «Жигулевское пиво» была отменена почти через 10 лет в связи с тем, что Апелляционной палатой Патентного ведомства было принято решение о том, что знак является обозначением сорта пива. С другой стороны, известны и успешно зарегистрированные (пока) товарные знаки «Красного Октября»: «Коровка», «Мишка косолапый» и др. К общепринятым наименованиям относятся, разумеется, и простые указания товаров.

Как пример общепринятых символов можно привести змею над чашей (символ медицины) или пеликана, разрывающего себе грудь (символ жертвенности). Впрочем, как указывалось, в качестве неохраняемого элемента в товарный знак они могут быть включены. Может также охраняться их специфическое исполнение, в особенности это касается образа пеликана.

Нередко производитель выбирает для своего товара имя, точно указывающее на его свойства, но не подлежащее защите в связи с употреблением при обозначении всех подобных товаров (п. 3 приведенного списка). Характерный (известный в России) пример приводит Г. Чармэссон: не подлежит защите знак super glue (суперклей)[50]. Практика показывает, что пройти регистрацию таким товарным знакам иногда удается, но дальнейшая их судьба вряд ли может быть безоблачной.

Значительные проблемы связаны на практике и с использованием в качестве товарных знаков указаний на качество и ценность товара. Большой скандал вызвала история отказа аргентинской компании «Molinos» от сотрудничества с ее бывшим российским дистрибьютором ФТК «Поликор». В ответ «Поликор» в Апелляционной палате Патентного ведомства опротестовал регистрацию принадлежащего «Molinos» товарного знака Ideal/Идеал. Аргумент сводился к тому, что это обозначение носит хвалебный характер по отношению к продукту. Апелляционная палата согласилась с доводами российской компании. Аргентинцы решили защитить свои права в следующей инстанции — Высшей патентной палате. Этот орган встал на сторону «Molinos», подтвердив правомерность регистрации оспариваемого знака. Однако этим история не закончилась: ее продолжение состоялось в Арбитражном суде г. Москвы, где были заслушаны три дела об Ideal/Идеал. Решения, принятые судом, наглядно демонстрируют запутанность ситуации. Первый иск Арбитражный суд оставил без рассмотрения на том основании, что в качестве ответчика в исковом заявлении была указана Высшая патентная палата, которая не является юридическим лицом. По второму иску было принято решение оставить регистрацию товарного знака «Ideal» в силе. По третьему иску была аннулирована регистрация знака «Идеал».

Следует отметить, что в Законе не выделены специально, но подразумеваются, а Роспатентом и специально подчеркиваются обозначения, не обладающие различительной способностью по своей собственной природе. К таковым относятся: простые обозначения товаров, отдельные буквы, цифры, простые геометрические фигуры, если они не выполнены в какой-нибудь оригинальной манере или их сочетания не «дают качественно иного уровня восприятия»[51] и др.

2. Противоречие истине или общественным интересам.

Не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

¨ являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя;

¨ противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Интересно, что помимо очевидных случаев отнесения к последнему основанию оскорбительных и нецензурных выражений и изображений Роспатент считает противоречащей общественным интересам и простую орфографическую ошибку. Таким образом, для слова, написанного не в соответствии с правилами русского языка, невозможно испрашивать регистрацию в качестве товарного знака. Однако никаких рекомендаций относительно пунктуационных и синтаксических ошибок Роспатент не выработал.

К иным основаниям относятся следующие:

1. Тождественность или сходство до степени смешения.

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения:

♦ с товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (если заявки на них не отозваны) или охраняемыми в Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет;

♦ товарными знаками других лиц, признанными общеизвестными в Российской Федерации в отношении однородных товаров;

(Впрочем, закон все же предусматривает возможность регистрации подобных обозначений с согласия правообладателя охраняемого товарного знака.)

♦ охраняемыми наименованиями мест происхождения товаров, за исключением случаев, если эти обозначения включены как неохраняемые элементы в товарные знаки, регистрируемые на имя лиц, имеющих право пользования такими наименованиями.

2. Тождественность с иными объектами.

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные:

♦ охраняемому в Российской Федерации фирменному наименованию (его части) в отношении однородных товаров, промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета (даты подачи заявки на регистрацию) регистрируемого товарного знака;

♦ названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту без согласия обладателя авторского права или его правопреемника, если права на эти произведения возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака;

♦ фамилии, имени, псевдониму или производному от них обозначению, портрету и факсимиле известного на дату подачи заявки лица без согласия этого лица или его наследника.

Относительно второго пункта — об использовании в качестве товарного знака известных произведений, персонажей и т. д. — следует отметить, что далеко не все произведения охраняются авторским правом (см. главу «Авторское право в PR-деятельности»). В связи с этим обыгрывание в товарном знаке образов Д'Артаньяна или Мальчика-с-Пальчик без согласия потомков Дюма и Перро может быть не только эффективно, но и законно. Кроме того, совершенно правомерной будет регистрация товарного знака, эксплуатирующего имя известного персонажа, поскольку это имя может принадлежать кому угодно. Так, без согласия авторов (правопреемника А. Милна и Б. Заходера) Центру торговых марок удалось зарегистрировать имя Винни в качестве товарного знака для производства детских товаров. Наконец, еще одну, юридически крайне сомнительную лазейку открыло решение, принятое Патентным ведомством в апреле 2001 г.

В декабре 2000 г. «ИБГ Компани» обратилась в суд с иском о защите ее прав на зарегистрированный товарный знак «Обломов», под которым ею открыт ресторан. Нарушителем прав, с точки зрения истца, явились Антон и Олег Табаковы — владельцы ресторана «Обломов на Пресне» (открытый, кстати, на несколько месяцев раньше, чем ресторан «ИБГ Компани»). Через четыре месяца разбирательств суд пришел к выводу, что образ Обломова является общественным достоянием (в соответствии со ст. 28 Закона «Об авторском праве и смежных правах») и не может принадлежать одному собственнику. В результате Роспатент отменил регистрацию товарного знака «ИБГ Компани». Решение вызвало удивление специалистов, тем более что оно прямо противоречит закону (случаи аннулирования регистрации рассмотрены ниже) и судебной практике. Несмотря на это для самого Роспатента решение, принятое относительно имени Ильи Ильича Обломова, может стать прецедентом: ведь, по данным юриста «ИБГ Компани» Т. Вахниной, в России зарегистрировано около трех сотен товарных знаков, содержащих имена известных личностей и литературных персонажей[52].

Помимо обстоятельств, прямо указанных в законе в качестве препятствий для правовой защиты товарного знака, существуют и иные свойства товарных знаков, которые законодатель справедливо оставляет на усмотрение собственника знака, но которые, тем не менее, могут вызвать юридические коллизии. К таковым следует отнести, во-первых, использование в качестве товарного знака фамилии собственника. Проблемам, связанным с такими знаками, нет числа. Это и наличие однофамильцев, и возможные конфликты в семье, и как коммерческая, так и этическая сомнительность уступки подобного товарного знака. Достаточно вспомнить десятилетнюю историю судебных разбирательств претендентов на обладание товарным знаком СМИРНОВ, после которой Верховный Суд вернул дело на рассмотрение в первую инстанцию. Другим обстоятельством, способным привести к судебным разбирательствам с неочевидными последствиями, является использование в товарном знаке аббревиатур. Дело в том, что защита частной собственности на отдельные буквы представляется чрезвычайно маловероятной.

Если экспертизами (формальной и основной) Патентного ведомства устанавливается невозможность удовлетворения поданной на регистрацию заявки, заявитель вправе знакомиться с материалами, указанными в решении. В течение месяца после получения решения по заявке заявитель может запросить копии этих материалов. Ознакомившись с ними или даже не сделав этого, в течение трех месяцев с даты получения решения заявитель вправе подать возражение в Палату по патентным спорам. Решение последней инстанции может быть обжаловано только в суде.

Статьи Закона «О товарных знаках», формулирующие основания для отказа в регистрации, имеют значение не только непосредственно в момент регистрации, но и в дальнейшей деятельности фирмы. Их нарушение является единственным основанием, по которому суд может признать регистрацию недействительной. Так, банк N подал в арбитражный суд иск к акционерному обществу о защите прав на знак обслуживания. Знак, право на который явилось предметом конфликта, был зарегистрирован банком на все виды услуг класса «Страхование и финансирование», а ответчик использовал сходное до степени смешения обозначение в отношении однородных услуг. Арбитражный суд обратился к Закону Российской Федерации «О банках и банковской деятельности в Российской Федерации» и обнаружил, что в соответствии со ст. 5 банкам запрещено осуществлять все виды страхования, за исключением страхования валютных и кредитных рисков. Суд установил, что ответчик использовал обозначение, сходное с товарным знаком истца, при оказании услуг по страхованию граждан, т. е. при такой услуге, которую банк оказывать не может, и отказал в иске на основании ст. 4.2. Закона о товарных знаках, где указано, что нарушением прав владельца товарного знака является только его использование в отношении однородных товаров и услуг. Банк подал апелляцию, и постановление суда первой инстанции было отменено. Отменив названное решение, апелляционная инстанция сослалась на то, что в соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров» правовая охрана товарного знака и знака обслуживания в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации. А в ст. 6 и 7, устанавливающих основания для отказа в регистрации, ничего не говорится о виде деятельности. Таким образом, арбитражный суд первой инстанции не имел права привлекать при вынесении решения по защите товарного знака Закон о банках, а должен был руководствоваться исключительно характером регистрации.

Прекращение правовой охраны товарного знака происходит в силу ряда причин (ст. 28, 29):

1) истечение срока действия регистрации (10 лет);

2) на основании решения Палаты по патентным спорам о досрочном прекращении правовой охраны по причине неиспользования товарного знака правообладателем в течение любых трех лет после регистрации;

3) в случае если регистрация была произведена с нарушением требований закона или Парижской конвенции по охране промышленной собственности;

4) если связанные с регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны актом недобросовестной конкуренции;

5) при ликвидации юридического лица — владельца товарного знака или прекращении предпринимательской деятельности физического лица-правообладателя;

6) на основании решения Палаты по патентным спорам в случае превращения товарного знака в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида;

7) в случае отказа от нее владельца товарного знака;

8) охрана коллективного товарного знака прекращается на основании решения суда, если товары объединения утратили единые качественные или иные общие характеристики.

В качестве примера вступления в силу различных оснований для отмены регистрации приведем историю, происшедшую с товарным знаком «Дачная», зарегистрированным на имя Московской кондитерской фабрики «Рот-Фронт» в отношении ряда товаров, в том числе и тех, которые эта фабрика никогда не производила: муки и зерновых продуктов. ОАО «1-я Петербургская макаронная фабрика» подала заявку на регистрацию товарного знака «Дачные»; Роспатент отказал в удовлетворении заявки. Однако «1-я Петербургская» не собиралась отказываться от удачного, по ее мнению, знака. Юристы, представлявшие интересы макаронной фабрики, провели переговоры с руководством «Рот-Фронта», разъяснив ему, что могут потребовать аннулирования регистрации знака «Дачные» на основании его неиспользования. «Рот-Фронт» предпочел в добровольном порядке отказаться от регистрации спорного знака в отношении муки и зерновых продуктов, и «1-я Петербургская макаронная фабрика» беспрепятственно зарегистрировала полюбившееся обозначение. Конфликт был разрешен на основании закона, но без вовлечения в разбирательство государственных органов — суда или соответствующей инстанции Патентного ведомства. Именно этот путь представляется наиболее перспективным для развития цивилизованного бизнеса.

 

Иные наименования и эмблемы

Федеральный закон «О некоммерческих организациях» устанавливает, что некоммерческая организация вправе иметь штампы и бланки со своим наименованием, а также зарегистрированную в установленном порядке эмблему. Наименование должно содержать указание на организационно-правовую форму и характер деятельности некоммерческой организации. На зарегистрированное наименование возникает исключительное право использования.

Поскольку в законе более нигде не говорится об эмблемах, то приведенное положение ст. 3.4 может быть истолковано двояко: некоммерческая организация имеет право на эмблему только в случае государственной регистрации последней, или некоммерческая организация имеет право регистрировать свою эмблему в органах юстиции. Очевидно, что из факта отсутствия регистрации будет следовать невозможность юридической защиты прав на эмблему. Впрочем, защитить их тем не менее возможно, но не как права на эмблему, а как права на авторское произведение —- в соответствии с законодательством об авторском праве.

Закон «Об общественных объединениях», регулирующий отношения, возникающие в связи с созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией одного из видов некоммерческих организаций, чуть менее лаконичен в том, что касается эмблематики. Статья 24 закона гласит: «Общественные объединения могут иметь флаги, эмблемы, вымпелы и другую символику. Символика общественных объединений не должна совпадать с государственной символикой Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также с символикой иностранных государств. Символика общественных объединений не должна нарушать права граждан на интеллектуальную собственность, оскорблять их национальные и религиозные чувства. Символика общественного объединения подлежит государственной регистрации и учету в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Несмотря на наличие этой статьи, остаются нерешенными некоторые проблемы. Во-первых, все тот же вопрос об обязательности регистрации символики. Если организация проходит процедуру регистрации, то ситуация достаточно ясна, но если организация не регистрируется? Если символика тем не менее подлежит регистрации, то необходим отдельный порядок такой регистрации, а не абстрактная ссылка на законодательство Российской Федерации. Во-вторых, при отсутствии такого порядка неясно, каким образом можно привести в действие запретительные нормы статьи. Закон указывает, в каких случаях возможен отказ в регистрации объединения, и среди них — неисполнение и несоблюдение требований к названию. Общественное объединение не может быть зарегистрировано, если ранее зарегистрировано общественное объединение с тем же названием на территории, в пределах которой данное объединение осуществляет свою деятельность, если название общественного объединения оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан. Общественные объединения, не являющиеся политическими партиями, не могут использовать в своем наименовании слово «партия» (ст. 6 Закона «О партиях»). Но здесь ничего не говорится о несоблюдении требований к эмблеме.

Наконец, следует отметить, что при использовании общественным объединением личного имени гражданина или символики, защищенной законодательством Российской Федерации об охране интеллектуальной собственности или авторских прав, при регистрации общественное объединение обязано предоставить в органы юстиции документы, подтверждающие правомочия на их использование.

Таким образом, очевидно, что законодатель не уделяет проблеме символики некоммерческих организаций должного внимания, и это приводит ко многим неясностям в тех немногих статьях, которые посвящены этому вопросу, а кроме того, и просто к отсутствию норм, регулирующих вопросы символики большинства видов этих организаций.

Наиболее прояснена ситуация с наименованием и эмблемой политических партий. Политическая партия выступает в общественных, в том числе правовых отношениях под своим наименованием, т. е. использование наименования является правом и обязанностью партии. Кроме того, она может иметь свою символику. Несоблюдение требований к наименованию или (и) символике является основанием для отказа в регистрации партии. По существу ст. 6 и 7 Федерального закона «О политических партиях» от 11 июля 2001 г. законодатель определяет соответствующие права как личные неимущественные исключительные. В соответствии с этим не допускается использование наименований и символики:

♦ иных существующих в Российской Федерации политических партий и других общероссийских общественных объединений, а также политических партий, прекративших свою деятельность вследствие ликвидации в связи с нарушением законодательства;









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.