Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Психологические аспекты справедливости и законности уголовно-правового наказания





Проблема справедливой, адекватной кары за совершенное преступление, ее эффективности для преодоления преступности – одна из древнейших проблем человечества.

На ранних этапах цивилизации наказание носило, как известно, характер мести за содеянное («око за око, зуб за зуб»). С развитием цивилизации изменялись представления о сущности и целях наказания, утверждался принцип исправительной направленности наказания.

Справедливое воздаяние за содеянное – мера социальной реакции за выход индивида из социально допустимых границ поведения. Цивилизованное общество отвергает бытовавший в прошлом талион («зло за зло»). Но тем не менее и в наши дни мера воздаяния определяется мерой совершенного зла. Суд должен уравновесить кару с мерой тяжести деяния и криминализированности личности виновного, учитывать сложные негативные нравственные психологические качества индивида – корыстолюбие, злобность, агрессивность, развращенность и др.Все негативные характериологические качества индивида, обусловившие преступное деяние, должны быть проанализированы и учтены судом.

Для квалифицированного определения наказания необходим психологическийанализ типологических особенностей поведения преступника. При этом следует учитывать, что отдельные характериологические качества индивида (например, угрюмость, неприветливость, скрытность и т.п.) могут создавать общее неадекватное впечатление об индивиде и влиять на соответствующее отношение к нему судей. В структуре же совершенного им преступного деяния эти качества могут и не иметь существенного значения. Поэтому, оценивая личностные качества преступника, нужно анализировать прежде всего те его психические качества, которые определяют социально значимые особенности его поведения.

К таким социально значимым негативным качествам подсудимого относится прежде всего аморальность – система взглядов и поведенческих стереотипов индивида, основанная на непринятии им норм нравственности, нигилистическом отношении к социальным требованиям.

Большинство преступных деяний связано с самоосвобождением индивида от обязанностей перед обществом, утратой чувства стыда и совести. Аморальность поведения может быть обусловлена не только дефектами индивидуального морального сознания, но и общими дефектами психической саморегуляции индивида – ситуативной зависимостью индивида, его неспособностью руководствоваться в своем поведении общими принципами.

Профессиональная малоопытность, неспособность индивида правильно оценить обстановку, его пребывание в состоянии стресса, аффекта или фрустрации, его психическая ослабленность после тяжелой болезни, стечение тяжелых жизненных обстоятельств – все это необходимо учитывать для того, чтобы наказание было справедливым и адекватно воспринималось и оценивалось осужденным. При групповых преступлениях психика одного индивида может быть подавлена внушающим влиянием референтной группы. Разнообразны проявления понуждения к совершению преступления, психического влияния и психического насилия.



При оценке мотивов преступления, всего механизма его сознательного обоснования следует учитывать, имели ли эти мотивы устойчивый личностный характер или были связаны со склонностью индивида к принятию поспешных, нетранзитивных решений, его неспособностью учитывать все значимые жизненные обстоятельства.

В различных видах деятельности люди располагают различными психофизиологическими возможностями. Их поведение определяется смысловыми установками и поведенческими стереотипами, привычками, многочисленными психологическими барьерами и ситуативными предпочтениями.

Назначая наказание, суды призваны учитывать характер и тяжесть преступления, личность виновного, обстоятельства, предусмотренные законом в качестве смягчающих или отягчающих ответственность.

Определяя характер и тяжесть преступления, суд, как известно, относит деяние к разряду особо тяжких, менее тяжких и к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности. При этом учитывается, каким способом совершено преступление, совместно с кем, до какой степени оно доведено (стадии приготовления, покушения или оконченного преступления). При индивидуализации наказания учитывается форма вины (умышленное или по неосторожности), цели и мотивы преступления. Оперируя вышеуказанными категориями, судьи по существу учитывают как юридическое, так и психологическое их содержание.

Различные особенности психической саморегуляции проявляются при совершении преступлений в результате самонадеянности и небрежности. Различными могут быть степени небрежности – от эпизодической до личностно устойчивой. Самонадеянность же всегда опаснее небрежности (поскольку в первом случае виновный предвидит возможность наступления преступного результата).

Анализируя неоконченные преступления, необходимо выявлять причины недоведения преступления до конца, их зависимость или независимость от воли виновного. Существенно также правильно оценить мотивы добровольного отказа от намеченного преступления, поскольку этот отказ может быть вынужденным, но выдан за добровольный.

Особая проницательность необходима при анализе преступлений с неконкретизированным умыслом. (Известно, например, что воры-карманники – наиболее устойчивая категория преступников. Их криминализация обусловлена длительным приобретением соответствующих навыков. Однако, попавшись на незначительном по результатам деянии, опытный вор с длительным криминальным стажем часто не получает должной юридической оценки. Незначительность нанесенного им конкретного ущерба ведет к неадекватной оценке личности преступника.)

К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон относит ряд психических состояний и особенностей личности: совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения, в состоянии сильного душевного волнения, спровоцированного неправомерными действиями потерпевшего, совершение преступления женщиной в состоянии беременности, при неблагоприятном стечении семейных и других обстоятельств. Перечень смягчающих ответственность обстоятельств является лишь примерным. В качестве таких обстоятельств суды могут учитывать и иные обстоятельства (например, преклонный возраст виновного, его инвалидность, психическую неустойчивость после длительной болезни).

Некоторые экстремальные ситуации требуют высокой меры самообладания, самоотверженности, принесения в жертву своих интересов, повышенного контроля над эмоциями. Неспособность отдельных индивидов к этим высшим регуляционным проявлениям должна быть учтена судом.

Для назначения наказания существенное значение имеет понятие повторности, неоднократности и систематичности совершения преступления.

Повторность – совершение второго преступления. Систематичность – многоразовое совершение взаимосвязанных преступлений. Рецидив – повторность преступления, связанная с предшествующей судимостью виновного. (В судебно-психологическом отношении рецидив – любое повторное, многократное и тем более – систематически совершаемое преступление.) При оценке личности преступника эти факторы отягчают ответственность. Специальный (однородный) рецидив более значим, чем общий рецидив, так как свидетельствует о более устойчивой криминальной направленности виновного, стойкости его антисоциальных установок, поведенческих стереотипов.

Особо опасный рецидивист – особенно трудно исправимый криминальный тип личности. Признание преступника особо опасным рецидивистом дает основание для назначения наиболее строгого наказания.

Снисхождения в строгости наказания заслуживают так называемые случайные преступники, лица, совершившие преступления в силу стечения тяжелых обстоятельств.

Нередко в качестве смягчающих ответственность обстоятельств суды учитывают различные условия неблагоприятного формирования личности. Человек, конечно, формируется в социальной среде, в различных условиях жизнедеятельности. Однако и сама личность ответственна за свое формирование. Внешнее опосредствуется внутренним – таков основной постулат психологии развития личности. И условия, способствовавшие совершению преступления, нельзя трактовать как обстоятельства, смягчающие ответственность. Если же индивид сам создает условия, способствующие совершению преступления, то это лишь усугубляет его общественную опасность.

Все отягчающие ответственность обстоятельства так или иначе характеризуют личность преступника. Так, крайне отрицательно характеризует преступника совершение им преступного деяния с особой жестокостью. Жестокость – проявление комплекса крайне негативных качеств личности – ее антисоциальности, деградации индивида как личности.

Обстоятельством, смягчающим юридическую ответственность, является чистосердечное, искреннее раскаяние – публичное признание своей виновности, самоосуждение преступного поведения, глубокое сожаление о случившемся, готовность нести заслуженное наказание. Раскаяние – критический момент пробуждения совести человека – основа его дальнейшего исправления, восстановления морального самоконтроля личности. Раскаяние, готовность искупить свою вину позволяет человеку построить новую жизненную перспективу, возвратиться к достойной жизни.

Нет такого тяжкого нарушения социальных норм, от которого не было бы пути к ресоциализации личности. Искреннее раскаяние и покаяние – сложная духовная деятельность, духовное перерождение личности, самонаказание, обретение ею нового смысла жизни, соотнесение ее с вновь осознанными социальными ценностями, принятие твердого решения о самоизменении.

Понятие «преступник» является в социально-психологическом отношении нравственным клеймом, негативной социальной печатью. Но не любое противоправное действие дает основание для наложения на человека этого клейма. В ряде случаев противоправные действия могут совершаться не по злой воле индивида, а под гнетом внешних злых сил. (В этих случаях присяжному суду и давалось право на милостивое решение.)

Настало время возродить в нашем правосудии нравственную концепцию вины, связать виновность не только с сознательно-операциональной сферой индивида, но и со всем нравственно-подсознательным строем личности, ее моральными установками и стереотипами социально значимого поведения1.

Традиции российского правосудия усилиями выдающихся судебных деятелей были сформированы на постулате: человеку нельзя предъявлять непомерных для него требований.

Право милости – право судей соотносить нормы закона с нормами нравственности. Выдающиеся российские судебные деятели показывали образцы стойкости при защите нравственности, если ей угрожали антиправовые нормы закона. (Оправдание В. Засулич присяжным судом под председательством А. Ф. Кони, оправдание Саввы Мамонтова под влиянием защиты Ф. Н. Плевако и т.п.)

Суд, конечно, не борец за что-то и против чего-то. Его святая обязанность – правильно решить спор между обвинением и защитой. Но, как писал член Особого комитета по подготовке судебных уставов, человек, стоявший у истоков формирования современного судопроизводства в России, С. А. Зарудный, «правосудие в широком смысле требует не только твердости и непреклонности в решениях, но и глубокого знания всех мелочей обыденной жизни и снисходительности к неизбежным слабостям человека»2.

Признать преступником можно только того человека, который преступил социальные нормы по своей злой воле. Если же противоправный поступок совершается под гнетом непреодолимых жизненных обстоятельств, человек вправе рассчитывать на милость правосудия.

ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.