Рон и Астория. Сентябрь 2004 года
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Рон и Астория. Сентябрь 2004 года





 

— Может, ты все же поговоришь с ним? — голос бабушки прозвучал почти умоляюще. Астория с грустью подумала, что Рон своей настойчивостью уже завоевал её расположение. Отрицательно покачав головой, она отправилась в свою спальню.

Рон стоял на том же месте, что и вчера. На улице уже наступали сумерки, поэтому Астория не смогла разглядеть его лица. Да и не хотела этого! Пусть стоит хоть до скончания века: её прощения он не получит!..

Мелинда Гринграсс грустным взглядом проводив упрямую внучку, вернулась к своему рукоделию. Руки её были заняты вышивкой, а мысли увлечены сложившейся ситуацией. Сердцем она понимала, почему Астория до сих пор сердится на Уизли, но не принимала её упрямства. Тем более что внучка-то была беременна. И Мелинда боялась, что парень, не выдержав упрямства Астории, просто-напросто уйдет. Весь день Мелинда раздумывала: рассказать ли Рону о беременности Астории. Поскольку Астория ничего о ней не рассказывала, то предательством это назвать будет нельзя. Но с другой стороны, Рон мог быть не готов к ребенку, точнее к ответственности за него. А если не рассказать, то Рон может вообще отказаться от борьбы за эту упрямицу…

Рону ужасно хотелось есть и пить, хотя еще больше ему хотелось плюнуть на всё и отправиться домой. Он не ожидал, что Астория окажется такой непримиримо-упрямой. Ведь он же искренне раскаялся и попросил прощения, а в ответ получил лишь равнодушное пожатие плеч. Астория молча выслушала его пылкие извинения и ушла в дом, ничего не ответив. Сгоряча он крикнул ей вслед, что будет стоять на этом месте до тех пор, пока она его не простит. Но Астория даже не повернулась. И вот уже второй день Рон торчал под окнами дома её бабушки. За все время он съел лишь сэндвич, который ему утром принес домовик Гринграссов. Рон сомневался, что того послала Астория, скорее это была её бабушка: величественная старушка со старомодными буклями.



Где-то сзади раздался звук аппарации и Рон, обернувшись, увидел Гарри Поттера.

— Мог бы и сообщить родным, где пропадаешь! — добродушно проворчал тот, поздоровавшись. — Мама так перепугалась, что была готова отрядить всех на поиски. Хорошо, что у меня поисковое заклинание на тебя настроено.

Узнав, что происходит, Поттер лишь ухмыльнулся, посоветовав не сдаваться. Обиженный насмешками друга, Рон тут же передумал просить его о помощи. Но Гарри, сам обо всем догадавшись, вскоре вернулся, принеся в бумажном свертке еду и бутылку сока.

Утолив жажду и голод, Рону почти удалось вернуть себе благодушное настроение, но мысли об еще одной ночи на улице тут же его испортили. Неженкой он себя никогда не считал, но и к тому, чтобы спать полусидя на стуле тоже не привык. И теперь раздумывал: как ему победить упрямство Астории? В какой-то миг Рон представил, что будет, если та никогда его не простит. И невольно поежился, хотя ночь была довольно теплой для осени. Он и сам не ожидал, что его чувства к Астории так сильны. Возвращение Гермионы смутило само его существование, выбило из привычной колеи. И он решил, что любовь к ней по-прежнему жива, а Астория — это лишь временное увлечение. И её уход — это отличный выход для них обоих. Но время показало, что он не прав. Любовь к Гермионе умерла, а он лишь по привычке цеплялся за неё, словно за щит от чувств, способных причинить ему новую боль. И все равно не смог защитить себя, искренне влюбившись в Асторию…

Размышления Рона перебил легкий свист, раздавшийся из-за деревьев. Поначалу Рон, никого не увидев, собирался вернуться на свое место, но из-за деревьев еще раз, уже сердито, свистнули. Посмотрев на темный дом, Рон отошел в тень деревьев и, к своему удивлению, увидел бабушку Астории. Та была в темно-сером твидовом костюме со свертком в руке:

— Ваш ужин, молодой человек.

Рон было собрался поблагодарить, хотя уже и не был голоден, но старушка нетерпеливым жестом заставила его замолчать.

— Что вы намерены делать дальше? — властно спросила она.

Рону ужасно хотелось ответить, что это вовсе не её дело, но он сдержался и лишь пожал плечами. Ему показалось, что в выцветших голубых глазах Мелинды Гринграсс мелькнуло разочарование:

— Вы вообще уверены, что хотите быть с Асторией? — резко выдохнула она.

— Да, я уверен, — Рон вскинул голову, глядя ей прямо в глаза.

И увидел в них явное облегчение.

— Это хорошо, — пробормотала она тихо. — Только боюсь, что ваше пассивное поведение этому вряд ли способствует.

— Что же мне делать? — В голосе Рона слышалось явное отчаяние.

— Действовать! — решительно отрезала Мелинда.

Рон уже собирался еще что-то спросить, но Мелинда, испуганно поглядев в сторону дома, направилась в противоположную от него сторону. Рону казалось, что она собиралась что-то ему рассказать, но почему-то передумала.

Вернувшись назад под дерево, Рон вдруг увидел тонкий силуэт за одним из окон. Астория, задернув занавески, вскоре погасила свет в спальне.

Погасив свет, Астория уютно вытянулась под одеялом. Но мысли о Роне помешали ей спокойно уснуть. Тихонько поднявшись, она подбежала к окну: стоит! Усмехнувшись, Астория вернулась в кровать — пусть стоит дальше! Если три дня выстоит, то возможно она и сменит гнев на милость. Жалко, что сегодня дождя нет, хотя что для волшебника дождь? Наверняка вчера Рон использовал магию для защиты от ливня. Неожиданно для самой себя Астория быстро уснула.

Утром, к её тайной радости, Рон по-прежнему стоял под деревом. Ну что же, вечером как раз истекали третьи сутки и, может быть, она и простит его.

Подавив желание заговорить с ним, Астория направилась к дороге. Каминная связь с утра не работала и бабушка сказала, что в университет ей придется добираться на «Ночном рыцаре». Вопрос об аппарации даже не рассматривался из-за её беременности. Хотя срок и был только три месяца, Астория предпочитала не рисковать зря.

И тут на неё кто-то налетел сзади, обнял и… Астория почувствовала, как их куда-то уносит.

— Идиот! — первые слова, которые вырвались у неё сразу после приземления. — Дурак! Мне же нельзя…

Она мгновенно осеклась, осознав, что едва не проболталась. Рон с виноватыми глазами бросился к ней, явно намереваясь убедиться, что с ней все в порядке. Но Астория и сама уже поняла, что все в порядке. И теперь оглядывалась, пытаясь понять, где они оказались. Сад был большой и сильно запущенный, вдалеке сквозь деревья были видны очертания темно-красного дома. Астория явно никогда здесь не была:

— Где мы? — голос её звучал резко. Она не собиралась легко прощать Рону её нелепое «похищение».

— Почему тебе нельзя аппарировать? — вместо ответа спросил тот. Взглядом он ощупывал её еще стройную фигуру.

Астория невольно сжалась, хотя живот был еще совсем небольшой.

— Где мы? Как ты посмел меня похитить? — она снова бросилась в нападение. Но Рона не так-то легко было сбить с толка.

— Ты беременна? — Он схватил за руки, глядя ей прямо в глаза. — Почему ты ничего мне не сказала?

И тут же выпустил, словно споткнувшись об её злой, ненавидящий взгляд.

Ответ ясно читался в темных глазах Астории.

— Прости меня! — невольно вырвалось у него.

Но Астория лишь покачала головой:

— Я не могу. Ты предал меня — я больше не смогу тебе верить!

У Рона невольно опустились руки:

— Но ребенок? У него должен быть отец.

— Я не буду запрещать вам встречаться, — «утешила» его Астория.

— Дай мне еще один шанс! — в последний раз попросил Рон, но девушка была непреклонна. Астория словно забыла, что собиралась вечером простить его, так её напугала его непредсказуемость.

Неожиданно Рон шагнул в её сторону и, сжав её в объятиях, принялся целовать, что-то неразборчиво шепча. Уклоняясь от лихорадочных поцелуев, Астория тщетно пыталась вырваться из его крепких объятий. Но Рон был гораздо сильнее и она смирилась, перестав сопротивляться, лишь отворачивала от него лицо. И вдруг, словно сдавшись, Рон выпустил её:

— Прости…

Испуганно отступив от него, Астория тихо спросила, где они.

— Это мой дом. Я купил его в прошлом месяце, когда мы еще были вместе. Здесь есть действующий камин…

Недоговорив, Рон повернулся и пошел в сторону дома. Астория, идя следом, украдкой оглядывала сад и дом. Тот хоть и был явно старым, но выглядел основательным и прочным. С какой-то тоской Астория смотрела на скромную, явно устаревшую обстановку, невольно представляя, как бы засиял дом и сад, если бы к ним приложили хоть немного усилий…

Уже почти шагнув в камин, она неожиданно передумала и, оглядев огромную гостиную, попросила:

— Очень пить хочется. Не угостишь меня чаем?

Рон, уныло стоявший рядом с камином, встрепенулся:

— А… у меня здесь только кофе.

Надежда осторожно засветилась в его глазах.

— Пусть будет кофе, — с легким вздохом согласилась Астория. — Только не очень крепкий, а то нам с малышкой вредно. Показывай дорогу, хозяин, потом и полностью дом посмотрим. Работы здесь похоже еще много!

Глядя на радостно улыбающегося Рона, Астория и сама не удержалась от улыбки, представляя, как они будут здесь счастливы. На мгновение ей показалось, что даже ребенок одобрительно заворочался в предвкушении их новой жизни…

18.03.2012

 

Глава 23

 










Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.