Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Циклические и волновые теории жизни общества





 

Рассматривая циклические (т. е. подразумевающие движение по кругу) теории социальной жизни, о развитии говорить уже не корректно. Скорее следует вести речь о жизни общества, которая имеет периоды подъема и спада и обязательно приходит к своему концу. Циклические теории рассматривают жизнь отдельных обществ (цивилизаций, культур, наций), которые не ощущают непосредственную связь со всем человечеством, которые отличаются друг от друга (отличия всеми исследователями намеренно подчеркиваются), но вместе с тем имеют общие закономерности существования. Такой подход в отличие от формационного получил название цивилизационного подхода. Следует отметить, что современные сторонники цивилиза-ционного подхода не отрицают и формационного. «…Мировая цивилизация проходит в своем развитии следующие этапы: локальные цивилизации (шумерская, индийская, эгейская и др.), всемирная, охватывающая все человечество, – она формируется в настоящее время как процесс перехода от предыстории к подлинно человеческой истории и безусловно связана с решением глобальных проблем современности».[22]

Цивилизация состоит из специфической технологической и культурной структуры. Она характеризуется определенными ценностями, нормами, образцами социального поведения. Социологи часто отождествляют понятия «цивилизация» и «культура». «Цивилизация есть неизбежная судьба культуры», – отмечал О. Шпенглер.[23]Он считал цивилизацию высшей точкой в развитии определенной культуры.

Одну из наиболее цельных, законченных циклических теорий жизни общества создал российский социолог Н. Я. Данилевский (1822–1885). Применив исторический и цивилизационный подходы к анализу общественной жизни в своем труде «Россия и Европа» (1869), он выделил 13 культурно-исторических типов общества: египетский, китайский, индийский, греческий, римский, мусульманский, европейский, славянский и др. Каждый культурно-исторический тип, по его мнению, проходит четыре стадии общественной жизни: зарождение, возмужание, дряхление, гибель. Все цивилизации проходят такой цикл и все приходят к своей гибели. Современные культурно-исторические типы (т. е. цивилизации XIX в. – Б. И.) находятся на разных этапах своего существования. И если европейская цивилизация вошла в стадию дряхления, то славянская проходит период возмужания. Следовательно, делает вывод Данилевский, именно славянский культурно-исторический тип наиболее полно способен привнести смысл в будущую историю человеческого общества.

Примерно в этом же ключе рассуждал немецкий социолог 0. Шпенглер (1880–1936), издавший книгу «Закат Европы». «Вместо монотонной картины линейно-образной истории… я вижу феномен множества мощных культур… и у каждой – своя собственная идея, собственные страсти, собственная жизнь… собственная смерть»,[24]– отмечал он.



Он выделил в человеческой истории восемь специфических культур: египетская, индийская, вавилонская, китайская, греко-римская, арабская, западноевропейская, майя и зарождающаяся русско-сибирская. Цикл жизни каждой культуры, по Шпенглеру, состоит из следующих фаз: рождение и детство, молодость и зрелость, старость и закат (смерть). Эти фазы образуют два этапа жизни любого общества:

Восхождение культуры. Это и есть собственно культура. Для культуры характерна органическая и развивающаяся политическая, социальная, художественная, религиозная жизнь.

Нисхождение культуры. Это и есть ее итог – цивилизация. Она характеризуется окостенением культуры и ее распадом. Данный этап длится значительно меньше, чем первый, а закат цивилизации представляет собой быстрый спад и крушение. Признаком «нисхождения культуры» является «господство принципа пространства над принципом времени», т. е. расширение империи, стремление к мировому господству, которое ведет к бесконечной гряде мировых войн и гибели культуры.

Книга О. Шленглера, изданная в 1918 г., произвела фурор среди читающей публики Европы и Америки. Это было время окончания Первой мировой войны, распада Германской, Австро-Венгерской, Российской, Османской империй. Европа лежала в руинах, а Шпенглер предвещал новые мировые войны и закат европейской цивилизации…

О. Шпенглер определил примерное время жизни культуры в тысячу лет. Некоторые его идеи были использованы нацистскими «культурологами», которые их интерпретировали в том смысле, что умрет цивилизация «старой», романской Европы, а молодая германская культура установит на континенте «новый порядок», «тысячелетний рейх» и достигнет мирового господства.

Английский философ и историк Арнольд Тойнби (1889–1975) в своем труде «Постижение истории» также применил цивилизаци-онный подход. В отличие от Шпенглера с его «лоскутным одеялом отдельных культур» Тойнби признает объединяющую роль мировых религий (буддизм, христианство, ислам), которые как бы связывают в единый процесс развитие отдельных цивилизаций. Тем не менее у Тойнби каждая цивилизация проходит периоды возникновения, роста, «надлома», упадка и разложения. А. Тойнби утверждал, что не существует связи между прогрессом техники и развитием цивилизации. Ее развитие определяется законом «вызова и ответа», т. е. умением управляющей элиты найти адекватное решение жизненно важных общественных проблем (исторических вызовов). Неспособность элиты решать вызовы истории приводит к надлому, упадку и разложению цивилизации.

Как видим, А. Тойнби был противником технического детерминизма, зависимости развития общества от развития науки, техники и технологий. Он видел развитие общества в прогрессе культуры, которую понимал идеалистически. Мы уже упоминали в начале главы, что некоторые социологи критерием развития общества считают рост духовности, нравственное развитие личности и всего общества в целом. Так, Н. А. Бердяев (1884–1948) в работе «Новое средневековье» (1923) утверждал, что после исторического этапа Нового времени, пришедшего на смену Средним векам и закончивщегося жестоко-материалистической и атеистической коммунистической революцией, придет Новое средневековье. Этот этап будет характеризоваться возрождением религии. Главным критерием развития общества, по Бердяеву, является нравственность, духовность человека. В Новое средневековье человечество ожидает религиозное возрождение. Это не значит, что технический прогресс остановится. Это означает, что человек будет жить более духовно, ближе к Богу, вечности, как это было в Средние века.

Среди противников технического детерминизма можно назвать также немецкого философа и историка Карла Ясперса (1883–1969). Он хоть и не отрицает роли технического прогресса, но главный критерий развития общества, как и Бердяев, видит в духовности человека. Как полагает Ясперс, развитие общества идет по двум параллельным путям, или осям, – технической и исторической. Последняя состоит из доистории (длилась все время до возникновения первых человеческих обществ), истории (то, что и мы называем историей и изучаем с помощью археологических памятников и исторических документов) и всемирной истории (т. е. развития единой человеческой цивилизации, которая в наше время только формируется). Причем направление развития общества определяет так называемое «осевое время» – период в 500–600 лет, когда закладываются фундаментальные основы цивилизации. Например, осевым временем, общим для современных культур Запада, России и исламского мира, К. Ясперс считает время между 800 и 200 гг. до н. э. «Тогда произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, который сохранился и по сей день».[25]Другие культуры, такие как индийская, китайская, негритянская, развиваются на собственной основе, вне «осевого времени». И только в наше время происходит объединение культур «осевого времени» и культур «внеосевого времени» в единую человеческую цивилизацию.

К. Ясперс в своей теории развития общества совмещает формаци-онный и цивилизационный подход, принципы технического и духовного детерминизма. Однако предпочтение отдает цивилизационному взгляду на мир, развивающийся в направлении роста духовности человека.

Между циклическими и волновыми теориями развития общества трудно провести четкую разграничительную черту. Действительно, и для циклического, и для волнового движения характерны колебательные процессы. Колебания, по мнению некоторых социологов,[26]– универсальное свойство движения и развития общества, ибо они лучше всего отражают двойственную природу всяких изменений: соотношение поступательного и циклического движения. Именно колебание и является первичным звеном волнового процесса. Волновые колебательные процессы присущи и природе, и обществу. Любые биосоциальные изменения имеют определенный ритм, будь то биение сердца, работа мозга, ежесуточная смена труда и отдыха, недельные, месячные, годовые ритмы, пяти-, десяти-, двадцатилетние планы, смена поколений, культурные и цивилизационные циклы.

Особое место в волновых теориях общества занимает теория «длинных волн» Н. Д. Кондратьева. Российский экономист Н. Д. Кондратьев доказал, что в экономической коньюктуре кроме колебательных процессов с периодом 7-11 лет (так называемые средние экономические циклы) существуют «длинные волны», т. е. периодические изменения (то повышение, то понижение) коньюктуры с периодом 48–55 лет. По расчетам Кондратьева, с XVII в. были три «длинные волны» в экономической жизни развитых стран. Очередное падение экономической коньюктуры он предсказал к концу 1930-х гг. Именно тогда и разразилась Великая депрессия. С точки зрения экономического детерминизма экономические процессы определяют социальные сдвиги. Действительно, пока экономика набирает темпы развития (повышательная волна), возникает много рабочих мест, резко возрастает социальная мобильность населения, начинает разрастаться средний класс и сокращаться число людей, принадлежащих к нижним слоям. Такой социальной динамике общества, как правило, соответствует активная социальная политика: происходит повышение налогов (в первую очередь они распределяются на представителей высшего и среднего класса) и перераспределение их в пользу наименее обеспеченных. Люди интересуется политикой, ибо через политическую сферу можно увеличить свое влияние, в обществе наблюдают оптимистические настроения, ценится индивидуальность личности, растет национальная и расовая терпимость.

При понижательной волне экономики сокращается число рабочих мест, растет количество безработных, бездомных, нищих, преступников. Численно сокращается средний класс за счет возрастания нижних слоев общества. Количество тех, кто требует социальных пособий, увеличивается настолько, что бюджет не в силах их обеспечить. В обществе нарастают настроения типа: «Хватит бесплатно кормить бездельников!» и требования снизить налоги, чтобы «дать дышать» бизнесу.

Авторы «чисто» социальных волновых теорий, не связанных с экономикой, описывают колебательные процессы в двух критериально-временных осях. Например, у Н. Яковлева процесс развития советского общества выглядит как несколько длинных волн, которые колеблются между осями «порядок» (централизм) и «хаос» (плюрализм). Причем здесь незримо присутствует и ось абсцисс, характеризующая степень централизма и плюрализма, ибо отклонения от осей в ту или иную сторону (пики) имеют определенный масштаб и глубокий социальный смысл (рис. 14).

 

Рис. 14. Процесс развития советского общества (по Н. Яковлеву)

 

Другой сторонник волновой теории общественного развития российский социолог А. Янов выдвинул концепцию «догоняющего развития» России. У него «волна» российской истории колеблется между двумя осями: реформы и контрреформы. Он отмечает, что Россия, догоняя развитые страны, систематически делала реформы, но, не доводя их до конца, бросалась в контрреформы. После каждой реформы, которая давала импульс догоняющему развитию, движение приостанавливалось. Затем новый государь (премьер-министр, генсек) пытался осуществить антизападную реформу (контрреформу). Опять возникал импульс (толчок), и послереформенное развитие по пути, отличному от западного, и т. д. В результате получилась неправильная, асимметричная волна общественного развития России.

Своеобразную волновую теорию создал американский историк и политолог Артур Шлезингер-старший. В своей книге «Приливы и отливы в национальной политике» он выявил 11 колебаний (волн) в американской политике между консерватизмом и либерализмом со средним периодом 16,5 лет. Длина всей волны (цикла) была определена в 30–32 года. Опираясь на свою теорию, А. Шлезингер верно предсказал смену политических курсов в США.

Современные американские социологи Н. Макклоски и Д. Залер за критерий (или за оси) колебаний берут капиталистические ценности (частная собственность, борьба за максимальный доход, свободный рынок, конкуренция) и демократические ценности (равенство, свобода, социальная ответственность, общее благо).

Русско-американский социолог Питирим Сорокин (1889–1968) предложил концепцию смены социокультурных суперсистем. Она также основана на волновом колебании в развитии общества, но волна в этом случае супердлинная.

Под суперсистемой П. Сорокин понимает сумму обществ, наций, государств (в его концепции речь идет о Западной Европе, в античное время частично входившей в Римскую империю, затем в Империю Карла Великого, в Средние века существовавшую как конгломерат королевств, княжеств, герцогств, республик и др., а с Нового времени представлявшую собой отдельные национальные государства). Смена социокультурных суперсистем происходит по схеме: «чувственная» цивилизация – › кризис – › интеграция – › идеалистическая цивилизация. «Чувственные формы искусства, эмпирическая система философии, чувственная истина, научные открытия и технологические изобретения двигаются параллельно, поднимаясь и падая в строгом соответствии со взлетами и падениями чувственной сверхсистемы культуры (волна. – Б. И.). Точно так же двигаются в одном направлении… идеалистическое искусство и неэмпирические философские теории, основанные на… идеалистических истинах».[27]По мнению П. Сорокина, западноевропейская суперсистема в V в. до н. э. – V в. н. э. (Древний Рим) представляла собой «чувственную» цивилизацию, затем, испытав кризис (V в. н. э.) и интеграцию, преобразовалась в идеалистическую – V–XII вв. (Средние века). В XII–XIV вв. эта цивилизация испытала кризис, затем последовала интеграция XIV–XV вв. (эпоха Возрождения), которая положила начало новой чувственной цивилизации XV–XX вв. П. Сорокин считал, что кризисы в искусстве, религии, кризис этики и права являются предвестниками социокультурного кризиса, который приведет в XXI в. к новой идеалистической цивилизации.

Современный американский социолог Р. Ингельхарт объясняет возрождение политической активности, радикализма, других кризисных явлений в 80-90-х гг. XX в. тем, что идет «тихая» революция ценностных приоритетов, осуществляющая переход от ценностей материализма, стремящегося к физической безопасности («чувственная» цивилизация), к ценностям постматериализма, которому свойственны самовыражение и стремление к качеству жизни (идеалистическая цивилизация). Смена ценностей, считает ученый, окажет такое же воздействие на социальную структуру общества, как и переход от индустриальных к постиндустриальным культурным ценностям.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.