Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ





Консультант, как и другие профессионалы, несет этическую ответственность и имеет обязательства. Преж­ де всего он ответственен перед клиентом. Однако клиент и консультант находятся не в вакууме, а в системе раз­ нообразных отношений, поэтому консультант ответстве­ нен и перед членами семьи клиента, перед организаци­ ей, в которой работает, вообще перед общественностью и, наконец, перед своей профессией. Такая ответствен­ ность и обусловливает особую важность этических прин­ ципов в психологическом консультировании и психоте­ рапии. Вот почему во всех странах создаются кодексы профессиональной этики, регламентирующие професси­ ональную деятельность психотерапевта и консультанта-психолога.

Однако консультанту не так просто безусловно следовать правилам этики по достаточно объективным причинам. Ос­ новные из них указали George и Сristiani (1990):

1. Трудно соблюдать стандарты установленного поведения в огромном разнообразии ситуаций консультирования, ведь каждый консультативный контакт уникален.

2. Большинство консультантов практикуют в определен­ ных учреждениях (клиниках, центрах, школах, частных службах и пр.). Ценностная ориентация этих организаций может не вполне совпадать с этическими требованиями к консультанту. В таких случаях консультант оказывается перед сложным выбором.

3. Консультант нередко попадает в этически противоре­ чивые ситуации, когда, придерживаясь требований одной нормы, он нарушает другую. Таким образом, в случае любо­ го выбора не соблюдается кодекс этики.

Вообще этические дилеммы в значительно большей мере, чем прямые нарушения кодекса этики, помогают понять ограниченность этических кодексов при решении возникаю­ щих в консультировании проблем. Возьмем, к примеру, преамбулу новейшего этического кодекса (1990) Американской ассоциации психологов:

"Психологи уважают и ценят достоинство личности и стремятся обеспечить и защитить основные права человека. Они обязаны накапливать сведения о поведении людей, понимании людьми друг друга, самопонимании и приме­ нять эти сведения для обеспечения благосостояния обще­ ства".

Однако в работе, например, с клиентами, имеющими суицидные намерения, трудно полностью придерживаться данных принципов. Если стараться обеспечить безопасность клиента, то трудно не нарушить его автономию, право на свободное самоопределение, а следовательно, не посягнуть на его личностное достоинство и ценности. С другой сторо­ ны, если ничего не делать и охранять автономию клиента, возникнет угроза его благополучию и даже жизни. В приве­ денном примере принципу благодеяния отдается предпочте­ ние перед принципом автономии личности (Веauchamp, Childress, 1983).

Противоречивость этических проблем вынуждает перио­ дически изменять этические кодексы. Американская ассоци­ ация психологов, в которой подход к этическим вопросам, пожалуй, наиболее структурирован, за последние тридцать лет трижды исправляла кодекс профессиональной этики. Поправки естественно отражают изменения в обществе, но все же, как правило, обусловлены трудностью соблюдения этических норм (подробнее об этом при анализе проблемы конфиденциальности).



Первое требование к консультанту предъявляется уже в начале процесса консультирования. Решение клиента заклю­ чить "консультативный контракт" должно быть вполне осознанным, поэтому консультант обязан во время первой встречи предоставить клиенту максимум информации о про­ цессе консультирования:

— об основных целях консультирования;

— о своей квалификации;

— об оплате за консультирование;

— о приблизительной продолжительности консультирования;

— о целесообразности консультирования;

— о риске временного ухудшения состояния в процессе консультирования;

— о границах конфиденциальности.

Консультант обязан правильно оценивать уровень и пределы своей профессиональной компетентности. Он не должен вселять в клиента надежду на помощь, которую не в силах оказать. В консультировании недопустимо при­ менение недостаточно освоенных диагностических и тера­ певтических процедур. Консультативные встречи с клиен­ тами ни в коем случае нельзя использовать для испытания каких-либо методов или техник консультирования. Если консультант в отдельных случаях чувствует, что недоста­ точно компетентен, он обязан консультироваться с более опытными коллегами и совершенствоваться под их руко­ водством.

Консультант обязан предоставить, как уже упомина­ лось, исчерпывающую информацию об условиях консуль­ тирования. Очень важно заранее согласовать с клиентом возможность аудио— и видеозаписи консультативных бе­ сед и наблюдения третьим лицом через зеркало односто­ роннего видения. Недопустимо использование таких про­ цедур без согласия клиента. Эти процедуры могут быть важны для консультанта в педагогических и исследова­ тельских целях, а также полезны клиенту для оценки ди­ намики его проблем и эффективности консультирования. Иногда контролирующая квалификацию консультанта инстанция требует представить подробную информацию о конкретном случае. Сопротивление некоторых неуверен­ ных в себе консультантов процедурам наблюдения или за­ писи бесед якобы из стремления сохранить конфиденци­ альность и оградить клиента на самом деле выражает их собственную тревожность и дискомфорт. Основной источ­ ник этических дилемм в консультировании — вопрос конфиденциальности. Он представляет собой лакмусовую бумажку меры ответственности консультанта перед кли­ ентом. Консультирование невозможно, если клиент не бу­ дет доверять консультанту. Вопрос конфиденциальности следует обсудить во время первой встречи с клиентом. George и Сristiani (1990) выделяют два уровня конфи­ денциальности. Первый уровень относится к пределу про­ фессионального использования сведений о клиенте. Обя­ занность каждого консультанта — использовать информа­ цию о клиенте только в профессиональных целях. Кон­ сультант не вправе распространять сведения о клиенте с другими намерениями. Это касается и того факта, что не­ кто проходит курс психокоррекции. Сведения о клиентах (записи консультанта, индивидуальные карточки клиен­ тов) должны храниться в недоступных для посторонних местах.

Второй уровень конфиденциальности относится к усло­ виям, при которых может быть использована полученная в процессе консультирования информация. Клиент вправе на­ деяться, что такого рода информация будет служить исклю­ чительно для его блага. Когда необходимо поделиться полу­ ченными от клиента сведениями с его родителями, учителя­ ми, супругом, неизбежна дилемма. О своих намерениях кон­ сультант обязан поставить клиента в известность. Если кли­ ент не возражает, вопрос конфиденциальности из этическо­ го превращается в сугубо профессиональный.

Консультант, обеспечивая секретность, должен ознако­ мить клиента с обстоятельствами, при которых профессио­ нальная тайна не соблюдается. Конфиденциальность, как будет указано ниже, нельзя возвести в абсолютный прин­ цип. Чаще всего приходится говорить о ее границах. Schneider (1963; цит. по: George, Сristiani, 1990) сформули­ ровал семь основных правил, следуя которым можно уста­ новить такие границы:

1. Обязательство соблюдать конфиденциальность не абсо­ лютно, а относительно, поскольку существуют определен­ ные условия, способные изменить такое обязательство.

2. Конфиденциальность зависит от характера представ­ ленных клиентом сведений, тем не менее доверительность клиента несравненно строже связывает консультанта, неже­ ли "секретность" событий, о которых сообщает клиент.

3. Материалы консультативных встреч, которые не могут причинить вред интересам клиента, не подпадают под пра­ вила конфиденциальности.

4. Материалы консультативных встреч, необходимые для эффективной работы консультанта, также не подпадают под правила конфиденциальности (например, возможно предос­ тавление эксперту материалов консультирования по догово­ ренности с клиентом).

5. Конфиденциальность всегда основывается на праве клиента на доброе имя и сохранение тайны. Консультант обязан уважать права клиентов и в определенных случаях даже поступать противозаконно (например, не предостав­ лять информацию о клиенте правоохранительным органам, если этим не нарушаются права третьих лиц).

6. Конфиденциальность ограничена правом консультанта на сохранение собственного достоинства и безопасности сво­ ей личности.

7. Конфиденциальность ограничена правами третьих лиц и общественности.

Среди наиболее часто указываемых обстоятельств, при которых действие правил конфиденциальности в консуль­ тировании может быть ограничено, заслуживают упомина­ ния следующие:

1. Повышенный риск для жизни клиента или других людей.

2. Преступные действия (насилие, развращение, инцест и др.), совершаемые над несовершеннолетними.

3. Необходимость госпитализации клиента.

4. Участие клиента и других лиц в распространении нар­ котиков и прочих преступных действиях.

Выяснив во время консультирования, что клиент пред­ ставляет для кого-то серьезную угрозу, консультант обязан принять меры для защиты потенциальной жертвы (или жертв) и проинформировать об опасности ее саму (их), ро­ дителей, близких, правоохранительные органы. Консультант также должен сообщить клиенту о своих намерениях.

Чему отдать предпочтение при возникновении дилеммы: соблюдать конфиденциальность, согласно кодексу этики, или следовать правовым нормам? После нашумевшего в США случая с Таrasoff, изрядно повлиявшего на определе­ ние пределов конфиденциальности, предпочтение отдается последнему варианту. В августе 1969 г. клиент Центра психического здоровья Роddar рассказал консультирующему его психологу, что собирается убить свою подругу Таtiana Таrasoff. Психолог сообщил об этом в полицию по телефону и дополнительно изложил обстоятельства дела в официальном письме на­ чальнику полиции. Он указал на необходимость установить за клиентом наблюдение и госпитализировать его как со­ циально опасное лицо. Полиция задержала Роddar для допроса, но вскоре отпустила в связи с недостаточностью улик. Некоторое время спустя эксперт, контролирующий квалификацию упомянутого психолога, выразил недо­ вольство и потребовал, чтобы ему возвратили письмо, на­ правленное в полицию. Письмо было уничтожено. Старший коллега потребовал от консультировавшего психолога не предпринимать больше никаких действий по отношению к этому клиенту. Родители потенциальной жертвы не были поставлены в известность о нависшей угрозе. Через два ме­ сяца Роddar убил девушку. Ее родители возбудили уголов­ ное дело против служащих университета за то, что их не предупредили о возможном несчастье. Хотя нижняя инстан­ ция суда иск отклонила, Верховный суд Калифорнии в 1976 г. вынес сотрудникам Центра обвинительный приго­ вор за безответственность.

Как утверждают Вeauchamp и Childress (1983), приори­ тет конфиденциальности кончается там, где кому-то угро­ жает опасность.

Другой важный этический принцип, который обсужда­ ется столь же часто, как и конфиденциальность, — это запрет на двойные отношения. Нецелесообразно консульти­ рование родственников, друзей, сотрудников, обучающих­ ся у консультанта студентов; недопустимы сексуальные контакты с клиентами. Такой запрет вполне понятен, по­ скольку консультирование дает специалисту преимуще­ ственное положение и возникает угроза, что при личных отношениях это преимущество может использоваться в це­ лях эксплуатации.

Проблема сексуальных отношений консультантов и пси­ хотерапевтов с клиентами очень важна и нередко замалчива­ ется, Ноlroyd и Вrodsky в 1977г. опросили 1000 американских практиков психологического консультирования и психоте­ рапии, имеющих докторскую степень. Половина из них были мужчины, а другая половина — женщины. Исследова­ тели получили такие результаты:

— эротические контакты и сексуальные отношения более часты между мужчинами-консультантами и женщинами-клиентами (5,5%), нежели между женщинами-консультан­ тами и мужчинами-клиентами (0,6%);

— консультанты, однажды перешагнувшие границу доз­ воленного, склонны повторно завязывать сексуальные связи с клиентами (80% случаев);

— 70% консультантов-мужчин и 80% консультантов-женщин категорически отрицают допустимость сексуальных отношений с клиентами; 4% опрошенных сексуальные свя­ зи с клиентами считают терапевтически ценными.

Сексуальные отношения консультантов с клиентами не­ приемлемы ни этически, ни профессионально, потому что представляют прямое злоупотребление ролью консультанта. Клиент намного более уязвим, чем консультант, так как в специфической атмосфере консультирования "обнажает" себя — раскрывает свои чувства, фантазии, тайны, жела­ ния, в том числе и сексуального характера. Иногда клиент сильно идеализирует консультанта, ему хочется близких отношений с таким идеальным, глубоко понимающим его человеком. Тем не менее при превращении консультативно­ го контакта в сексуальную связь у клиентов развивается крайняя зависимость, а консультант теряет объективность. На этом и заканчивается любое профессиональное кон­ сультирование и психотерапия.

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

О КНИГЕ Р.КОЧЮНАСА "ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ"

Книга Римаса Кочюнаса обобщает опыт автора в теории и практике психологического консультирования. На протя­ жении восьми лет мне посчастливилось участвовать в работе Р. Кочюнаса то в качестве члена тренинговых и балинтовских групп, то в качестве наблюдателя. Я смог убедиться в постоянном росте его практического мастерства и углубле­ нии теоретических познаний.

Доступная нам литература по психологическому консуль­ тированию весьма ограничена. Данная монография представ­ ляется уникальной по широте обсуждаемых в ней проблем. Существенным достоинством монографии является и то, что цитируемая в ней литература мало известна русскоязычному читателю.

Обратимся к основным темам, затронутым автором.

Где кончается психотерапия и начинается психологичес­ кое консультирование? На этот трудный вопрос предлага­ ется множество ответов. Часть зарубежных специалистов-практиков вообще не разделяют эти предметы. Так, Е. Айви и соавт. (1987) предлагают всех специалистов в области психотерапии и консультирования называть терапевтами. Ведь не только характер работы, но и профессиональная подготовка соответствующих специалистов имеют много общего.

В нашей стране сложилась традиция, согласно которой лечение больных проводится врачом, а психологическая коррекция практически здоровых осуществляется психоло­ гом. В первом случае терапевтический процесс называется психотерапией, во втором — психологическим консультиро­ ванием. Предполагается, что больной не должен попадать к психологу, а здоровый — к врачу. В жизни все значительно сложнее. По нашему мнению, аргументирование разделить психологическое консультирование и психотерапию можно только в крайних случаях. Зачастую же такое разделение или явно искусственно, или неубедительно. Но поскольку про­ фессии консультанта и психотерапевта во многих странах разделяются, нельзя вовсе не учитывать некоторые различия двух сфер деятельности. По-видимому, выделение клиничес­ кой психотерапии имеет смысл, когда в психокоррекции целесообразно опираться на парадигмы классической психи­ атрии и проводить диагностику.

В настоящее время в психологическом консультировании, как и в психотерапии, все большую популярность завоевы­ вает эклектический подход, интегрирующий лучшие дости­ жения различных психотерапевтических школ. В качестве примера такого подхода автор приводит шестистадийную модель процесса консультирования. Эта модель хорошо рабо­ тает, но нам представляется более экономным использова­ ние четырехступенчатой модели: "Присоединение — Крис­ таллизация проблемы — Терапевтическое завершение — От­ соединение". Наша модель тоже предназначена в основном для работы с проблемами вне зависимости от установленно­ го диагноза.

Консультативный контакт терапевта и клиента автор рассматривает как вариант интимных отношений двух личностей. Причем это специфические интимные отноше­ ния, отличные от дружеских и любовных. Особо подчер­ кивается значение искренности как способности быть са­ мим собой, не прятаться за профессиональной ролью. Действительно, чуткость к собственным переживаниям, достоверность и правдивость в их передаче клиенту - не­ пременные условия поддержания устойчивой эмоциональ­ ной связи.

Значительное место в монографии уделено техникам консультирования, подробно описаны способы построения беседы. Этот раздел для нас очень интересен, так как беседы представляют одно из наших национальных пристрастий, а научное изучение комплекса соответствующих феноменов пока во многом дело будущего.

Специальные разделы Р. Кочюнас посвящает наиболее распространенным проблемам в консультировании: тревож­ ности, страхам, переживанию вины, страданиям при утрате близкого человека, особенностям беседы с умирающим. Отметим, что динамика процесса скорби впервые столь подробно освещена в русскоязычной литературе с указанием необходимых психотерапевтических воздействий.

Клиент переступает порог консультативного кабинета со страхом и надеждой, и первостепенная задача консультанта, по мнению автора, изменить баланс чувств в сторону на­ дежды. Клиент должен уходить с каждой консультативной встречи с решимостью самостоятельно перестраивать свою жизнь. Отведение клиенту равноценной роли в консульта­ тивном процессе наряду с консультантом и подчеркивание высокой ответственности клиента за исход консультирова­ ния — важнейшие заслуги экзистенциально-гуманистичес­ кого направления в психотерапии. В свою очередь обоснова­ ние целительной силы страдания неожиданно сближает пси­ хотерапевтические представления с христианским понима­ нием искупления.

Р. Кочюнас подробно останавливается на качествах лич­ ности, необходимых консультанту, и называет следующие черты: аутентичность, способность к самопознанию, толе­ рантность к неопределенности, чувство ответственности, способность к эмпатии, умение ставить реалистичные цели. По существу речь идет об обязательности психического здо­ ровья и о подлинной социально-психологической адаптации ("внутренней" свободе), чуждой авторитарности и конфор­ мизму. Только социально зрелый консультант способен ста­ вить в работе с клиентами реалистичные цели. Можно согла­ ситься с автором, что стремление помочь клиенту любой ценой всегда "подозрительно" и чаще всего служит удовлет­ ворению собственных потребностей консультанта (осознан­ ных или неосознанных), далеких от облагодетельствования клиента.

Не остается в монографии без внимания и вопрос о про­ фессиональной вредности консультативной деятельности. Консультантам угрожает "синдром сгорания", который про­ является в пониженном настроении, чувстве усталости, не­ способности видеть позитивные результаты своей работы, отрицательном отношении к работе и вообще к жизни. Пред­ лагаемые автором профилактические меры входят и в разра­ ботанную нами систему "ментальной экологии". Поскольку сам специалист представляет в психотерапии наиболее цен­ ный "инструмент", стоит позаботиться о его сохранении. Всем специалистам 2—4 раза в год следует участвовать в специальных тренингах, балинтовских и супервизорских группах, циклах стажировки.

Очень убедительно Р. Кочюнас пишет об этических принципах консультирования: предоставлении клиенту пол­ ной информации о консультативном процессе, обязатель­ ном сохранении конфиденциальности консультативных от­ ношений, недопустимости сексуальных связей с клиентами. Как известно, гуманное отношение к людям с душевными недугами — достоверный критерий демократичности соци­ ального устройства. Вот почему в настоящее время строгое соблюдение этических норм приобретает особый смысл.

Рекомендации автора начинающим специалистам приго­ дятся и маститым профессионалам.

В заключение хочется поблагодарить Р. Кочюнаса за учас­ тие в нашей издательской серии.

В.В.МАКАРОВ

 


 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.