Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







О внешнем управлении российской экономикой





 

Формирование экономического механизма РФ, основные особенности которого мы перечислили выше, — непрерывный процесс, который раньше назывался красивым словом «реформы», а сейчас (в силу того, что результаты «реформ» оказались плачевными) стал называться не менее красивым словом «модернизация». Вместе с тем фундамент этого механизма был заложен ещё в начале прошлого десятилетия, а в текущем десятилетии происходят лишь какие-то частичные корректировки механизма. Идеологическим обоснованием «реформ» послужили идеи экономического либерализма. Суть их достаточно проста: минимизировать роль государства в экономической жизни, свернуть государственное регулирование, провести приватизацию государственных предприятий, отказаться от социальных программ, отменить всякие барьеры во внешнеэкономической сфере, положиться на рынок как якобы идеальный механизм автоматического регулирования всех экономических отношений и экономических процессов. Идеи экономического либерализма были привнесены в нашу страну извне [41], и, как сегодня становится очевидным даже особо наивным людям, отнюдь не для того, чтобы способствовать экономическому развитию России. Можно назвать следующие основные цели агрессивно навязанного нам Западом экономического либерализма:

• нанести окончательный удар по экономике своего геополитического противника в холодной войне, которая велась против нашей страны со времён окончания Второй мировой войны;

• превратить Россию в объект эксплуатации со стороны западных транснациональных корпораций и банков;

• обеспечить эффективное управление экономикой и политической жизнью России в нужном для Запада направлении.

Итак, мы не утверждаем, что экономика Российской Федерации стала полностью неуправляемой и развивается исключительно под влиянием стихийно складывающейся конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков. Она имеет внешнее управление.

Под прикрытием разговоров о «рыночной экономике» Запад осуществлял конкретные шаги по выстраиванию внешнего управления российской экономикой.

История формирования экономического механизма в Российской Федерации — интересная и очень поучительная тема. Но она выходит за рамки данной статьи. Поэтому для понимания истории вопроса ограничимся небольшим отрывком из интервью с председателем Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной думы РФ Е. А. Фёдоровым: «…история Российского государства (Российской Федерации. — Авт.) базируется на десяти тысячах американских советников, которые сидели во всех министерствах и ведомствах России… И, например, имущественное министерство, Росимущество, это шестиэтажное здание… весь шестой этаж занимали американские советники. И они назначали, кому быть олигархом, кому продать (российские предприятия. — Авт.). Они назначали кадры… правила экономического оборота… писали те же чикагские мальчики (американские советники, которые руководствовались постулатами чикагской экономической школы, т. е. монетаризма. — Авт.)».



После того как американские советники «назначили» российских олигархов, начался второй этап «реформ». Вот как их описывает Е. А. Фёдоров: «…система управления была олигархическая, когда во главе России стояло Политбюро в виде семибанкирщины, как тогда называли, многие помнят… за каждым олигархом были закреплены министерства… эта семибанкирщина формировала всю власть в стране, которая ей была подчинена… министры были сотрудниками этих семи или восьми олигархов в стране…» [42].

Каковы механизмы такого внешнего управления? Для этого следует ещё раз остановиться на пяти вышеперечисленных особенностях экономического механизма РФ. При взгляде на экономику России извне мы можем увидеть, что каждой из перечисленных выше особенностей её экономического механизма соответствует свой механизм внешнего управления. Всего можно выделить пять тесно между собой связанных и дополняющих друг друга механизмов внешнего управления российской экономикой.

 

Первый механизм

 

Сильная зависимость российской экономики от конъюнктуры мировых рынков сырья и энергоносителей позволяет Западу управлять российской экономикой через манипулирование указанными рынками. Это очень обширная тема. Отметим лишь, что сегодня ценообразование на многих товарных рынках формируется не так, как это описывалось (и продолжает описываться) в учебниках по рыночной экономике. Это раньше цена формировалась в результате соотношения спроса и предложения на реальный товар (цена спот). Сегодня на товарных рынках — диктат производных инструментов в виде форвардных контрактов, фьючерсов, опционов. Обороты на рынках таких «бумажных» товаров порой в десятки раз превышают обороты на рынках физических товаров. Цены на рынках производных инструментов, базирующихся на нефти, природном газе, золоте, пшенице и других биржевых товарах, формируются под влиянием «ожиданий» участников рынков, а ожидания — дело весьма субъективное. Здесь уже в действие включаются нетрадиционные рычаги рыночного управления, а инструменты информационного управления. Не погружаясь в детали отметим, что все эти инструменты информационного управления рынками «бумажной» нефти и «бумажного» природного газа находятся в руках Запада, точнее — западных ТНК и ТНБ. Цены на рынках «бумажных» товаров — первичны, они диктуют цены на рынках физических товаров. Мы прекрасно видели, что летом 2008 г. соотношение спроса и предложения на мировом рынке нефти изменялось очень незначительно, однако к осени того же года цены на «чёрное золото» упали почти в три раза. Это нанесло тяжёлый удар по российской экономике. Мы не знаем до конца всех мотивов манипуляторов рынка, когда они проводили «опускание» рынка энергоносителей. Может быть, в упомянутом случае главной целью манипуляций было не «опускание» российской экономики, а что-то иное. Однако мы видим, что у Запада имеется очень эффективное оружие, которое при необходимости может быть направлено исключительно против российской экономики.

 

Второй механизм

 

Говоря выше о второй особенности российского экономического механизма, мы подчеркнули: «В условиях глобализации мировой рынок превратился в совокупность большого количества… национальных сегментов с единой централизованной системой управления, не «привязанной» к какому-то конкретному государству». Российский сегмент мирового рынка означает совокупность российских резидентов (юридические и физические лица), которые выступают исключительно в качестве покупателей (но не производителей и продавцов) товаров и услуг; последние поставляются в этот сегмент производителями из самых разных точек земного шара. Производители товаров и услуг в современных условиях входят в состав или находятся под жёстким контролем транснациональных корпораций (ТНК), а последние диктуют свои условия разобщённым потребителям из разных национальных сегментов мирового рынка. Власти соответствующих стран (даже если бы искренне желали) не в состоянии противостоять мощному диктату ТНК. Последние используют для поддержания своего контроля над национальными сегментами мирового рынка легальные и нелегальные методы. Среди нелегальных методов основным является подкуп транснациональными корпорациями местных властей. Главная цель ТНК — не допустить появления и укрепления национального товаропроизводителя. Местные (национальные) власти для противостояния диктату ТНК лишены главной опоры — полноценного национального рынка с национальным товаропроизводителем.

Для иллюстрации и обоснования сформулированных положений имеется богатый (и очень печальный) опыт стран, относящихся к периферии мирового капитализма (страны Латинской Америки, Африки, Азии). Все эти страны имеют ярко выраженную монокультурную экспортную специализацию, сильную импортную зависимость и отсутствие полноценных внутренних рынков товаров и услуг. Любые попытки создания импортозамещающих производств в этих странах всячески пресекаются развитыми странами (странами «золотого миллиарда») и ТНК.

Всё сказанное в полной мере относится также к России. Последние фрагменты национального рынка и национального товарного производства в РФ будут ликвидированы в случае вступления страны в ВТО. В этом случае страна на 100 % окажется под внешним управлением, институты внутреннего управления экономикой в РФ исчезнут или будут иметь чисто декоративный характер.

Мы уже не говорим о том, что высочайшая импортная зависимость страны делает её уязвимой для политического давления со стороны стран базирования ТНК (т. е. США и других развитых стран). Наличие самой угрозы торгово-экономических блокад со стороны развитых стран повышает для последних эффективность любых методов внешнего управления Россией.

Запад периодически демонстрирует эффективность данного метода, организуя блокады против тех или иных стран. Достаточно вспомнить многолетнюю блокаду против Ирака, организованную Соединёнными Штатами. По оценкам экспертов, в результате блокады в Ираке умерло несколько миллионов человек. Блокада проводилась не только для решения конкретных экономических и политических задач в отношении Ирака, но и для устрашения других стран, которые хотели бы выйти из-под внешнего управления США.

 

Третий механизм

 

Этот механизм можно назвать внешним управлением через нерезидентов, выступающих в качестве инвесторов. Это управление через участие в капитале российских компаний и через владение иными активами в Российской Федерации(земля, недвижимость, ценные бумаги, иные финансовые и нефинансовые активы). В данном случае можно говорить о двух уровнях такого внешнего управления:

а) уровень отдельной российской компании (внешнее микроуправление);

б) уровень сектора, отрасли или всей российской экономики (внешнее макроуправление).

В первом случае управление осуществляется с учётом стратегических целей и тактических соображений отдельного нерезидента, который установил контроль над российской компанией. Здесь управляющим субъектом является отдельный нерезидент, а объектом управления — подконтрольная ему российская компания (активы). При этом возможны самые разные варианты управленческих решений: продажа компании (активов), осуществление инвестиций для расширения производственных мощностей и/или технической реконструкции предприятия, закрытие (сворачивание) производства, перепрофилирование бизнеса, организация банкротства и т. п.

Как показывает мировой опыт, в любом случае нерезидент в своих управленческих решениях не принимает (или почти не принимает) в расчёт интересы той страны, где находятся подконтрольные активы (компания, предприятие, иной актив). Особенно это характерно для случая, когда нерезидентом выступает ТНК, которая осуществляет свои операции во многих странах и проводит «оптимизацию» своих операций в масштабах всего мира. Использование национальным государством инструментов внутреннего управления для того, чтобы заставить такого «глобального» нерезидента учитывать национальные интересы, малоэффективно.

Во втором случае внешнее управление (макроуправление)возможно в силу того, что действия многих разрозненных нерезидентов в той или иной стране могут координироваться властями страны базирования нерезидентов. В данном случае управляющим субъектом выступает государственная власть той страны, где базируются нерезиденты. Объектом управления выступает совокупность находящихся под контролем нерезидентов компаний и иных активов другой страны.

Например, власти США неоднократно организовывали (и продолжают организовывать) различные блокады, эмбарго, иные санкции в отношении отдельных стран. Например, Ирака, Ирана, Афганистана. «Карательные кампании» Вашингтона преследуют, прежде всего, политические цели стратегического характера. Американские компании и банки получают предписания о «правилах поведения» в стране, подпадающей под санкции американской администрации. В случае нарушения американскими компаниями и банками таких «правил поведения» они сами подпадают под действие санкций со стороны администрации США. В организации таких скоординированных «карательных кампаний» участвуют Государственный департамент, Министерство финансов, ЦРУ, Министерство обороны и другие ведомства США. Санкции распространяются на различные виды операций нерезидентов: а) торговые; б) валютно-финансовые; в) инвестиционные. В данном случае мы акцентируем внимание на инвестиционных операциях. Санкции по данному виду операций могут предусматривать: а) временное прекращение работы подконтрольного предприятия; б) вывод активов из страны (если для этого имеются возможности); в) полное закрытие компании и требование полной компенсации (стоимость активов, упущенные выгоды и др.). В случае отказа от компенсаций последующими шагами со стороны страны, применяющей санкции, могут стать: «замораживание» банковских счетов компаний и организаций той страны, против которой применяются санкции; арест их нефинансовых активов; торговые эмбарго и т. п.

«Правила поведения» могут распространяться на американские компании и банки, которые осуществляют свои операции во многих странах мира, а не только на те банки и компании, которые имеют или контролируют активы в стране, против которой организуются санкции [43].

Например, в конце 1970х — начале 1980х гг. Вашингтон пытался блокировать сделку «газ — трубы» между СССР и рядом стран Западной Европы («сделку века»), которая предусматривала поставку рядом западных компаний труб для строительства газопровода из Западной Сибири в Западную Европу и последующую оплату этих поставок природным газом. Американские банки и компании в то время никаких активов в Советском Союзе не имели и не контролировали. Для блокирования сделки Вашингтон установил санкции против тех американских компаний и банков, которые будут замечены в прямом или косвенном участии в реализации указанной сделки. В первую очередь это касалось тех американских компаний и банков, которые участвовали в капитале западноевропейских компаний и банков, участвовавших в реализации газового проекта. Была попытка также ввести санкции против западноевропейских компаний, в капитале которых американские инвесторы не участвовали. Несмотря на все усилия США, проект по строительству газопровода тем не менее был реализован. В конгрессе США в 1980е гг. были организованы специальные слушания для анализа причин низкой эффективности санкций США в случае указанной «сделки века». Были приняты некоторые практические меры по повышению эффективности «карательных кампаний» в отношении «недружественных» Вашингтону стран.

Следует обратить внимание, что эффективность «карательных кампаний» американских властей в отношении тех или иных «недружественных» стран в последние годы стала снижаться. Причина в том, что американские компании и банки стали уходить из-под юрисдикции Соединённых Штатов и регистрироваться в различных оффшорах. В этой связи новая американская администрация во главе с президентом Б. Обамой начала активную борьбу с оффшорами, пытаясь вернуть ТНК и ТНБ под юрисдикцию США [44].

Конечно, борьба нынешней администрации США против офшоров объясняется не только стремлением повысить эффективность скоординированных «карательных кампаний» против неугодных Вашингтону стран. Она обусловлена и рядом других причин, в частности, фискальными соображениями, а также(в первую очередь) прогрессирующей утратой властей США контроля над американской экономикой. Можно без преувеличения сказать, что эффективность внутреннего управления экономикой в США сегодня не намного выше, чем в России. Американские эксперты связывают это в первую очередь с массовым переходом американских ТНК и ТНБ под «крыши» различных оффшоров, а также с тем, что у многих ТНК и ТНБ сегодня зарубежные активы превышают активы, находящиеся в США.

Хотелось бы отметить, что оффшорный характер российской экономики становится мощной козырной картой в руках нерезидентов и тех судебных и правоохранительных органов, которые могут защищать интересы нерезидентов, владеющих российскими активами через посредство оффшорных структур. Рассматривая выше оффшорный характер нашей экономики, мы сказали: «…в случае каких-то локальных или глобальных коллизий этот факт может приобрести критическое значение для нашей страны». Постараемся показать, в чём риски такой особенности российской экономики, на примере компании ЮКОС. Эту, как нам казалось, российскую компанию ещё в 1990-е гг. прибрали к рукам зарубежные инвесторы. Контроль над ЮКОСом осуществлялся через оффшорные холдинговые структуры. Активы ЮКОСа после серии судебных разбирательств в этом десятилетии были проданы Роснефти и другим российским компаниям для взыскания неуплаченных за многие годы налогов. Однако все точки над «і» в этой истории не расставлены. Иностранные инвесторы считают, что распродажа активов ЮКОСа нанесла им ущерб, измеряемый суммами, которые даже выше величины рыночной капитализации их долей в капитале компании на момент наложения ареста на её активы (в сумму оцениваемого ущерба включаются также упущенные выгоды и моральные издержки). Пока данные претензии «придерживаются» судами США и западноевропейских стран. Однако иски иностранных инвесторов к правительству Российской Федерации в любой момент могут быть использованы властями Запада в качестве если не козырной, то разменной карты для давления на Российскую Федерацию.

Требования, подобные требованиям иностранных инвесторов ЮКОСа, могут находиться в «замороженном» виде годами и даже десятилетиями, но в нужный момент использоваться для достижения иностранными властями своих политических и экономических целей. Можно вспомнить, что все требования французских держателей российских ценных бумаг, которые возникли в нашей стране после известных событий 1917 года, «всплыли» в полном объёме, когда в СССР началась перестройка. В конечном счёте власти СССР накануне развала страны удовлетворили все эти претензии, хотя с момента их возникновения прошло более семидесяти лет.

 

Четвёртый механизм

 

Этот механизм можно назвать внешним управлением посредством «оптимизации» трансграничного движения капитала. Мы выше уже отметили, что в России были отменены всякие ограничения на международное движение капитала [45], что создало максимально благоприятные условия для «оптимизации» финансовых потоков из России и в Россию. Данный вид внешнего управления осуществляется транснациональными банками и корпорациями, контролирующими потоки «горячих» денег в международной финансовой системе. Цель такого внешнего управления — всё та же, что и при использовании других механизмов, т. е. получение максимальной прибыли. Прибыль получается за счёт «раскачки» международными спекулянтами российской экономики, включающей следующие основные этапы:

а) мощный приток иностранных инвестиций в страну, так называемый бум инвестиций;

б) «перегрев» экономики, что выражается в росте цен на все виды активов;

в) быстрый «выход» иностранных инвесторов из активов на «пике» цен и при относительно высоком валютном курсе рубля с выводом капиталов и спекулятивной прибыли за пределы России;

г) «обвал» на фондовом рынке, рынке недвижимости и других рынках; девальвация рубля, экономический спад и т. д.;

д) скупка иностранными инвесторами российских активов в момент достижения рынком «нижней точки» (при наличии заниженного курса рубля).

«Оптимизацию» своих финансовых потоков, связанных с операциями в российской экономике, нерезиденты проводят с учётом глобальной финансовой ситуации. То есть на динамику трансграничных потоков капитала России могут оказывать существенное влияние кризисы или планы организации кризисов в любых других странах мира. Последний мировой кризис показал, что кризисы — далеко не стихийное явление, они планируются и практически реализуются мировой финансовой олигархией. В первую очередь — международными банками (коммерческими и инвестиционными), институциональными инвесторами, хеджевыми фондами. Основная цель такого «планирования» кризисов — перераспределение финансовых и нефинансовых активов в масштабах мировой экономики в пользу мировой финансовой олигархии. Российская экономика — лишь объект подобного «планирования» кризисов. Соответственно, она становится и жертвой такого «планирования», поскольку в результате каждого кризиса новая порция активов переходит под контроль нерезидентов, прямо или опосредованно представляющих интересы мировой финансовой олигархии.

 

Пятый механизм

 

Этот вид внешнего управления связан с использованием особенностей денежной системы Российской Федерации, а именно с тем, что эмиссия национальной валюты (рубля) Центральным банком Российской Федерации осуществляется в результате покупки им иностранной валюты у российских экспортёров (прежде всего экспортёров нефти, природного газа, других природных ресурсов). Как мы выше уже отмечали, подобный тип денежной системы принято называть «валютным управлением» [46], и он присущ странам периферии мирового капитализма [47]. Метрополия, т. е. страна, в которой осуществляется эмиссия резервной валюты (валюты, формирующей международные резервы страны, находящейся под внешним управлением), имеет возможность эффективно управлять экономикой той страны, которая осуществляет эмиссию национальных денежных знаков под обеспечение резервной валюты.

В международных резервах Банка России основной валютой являются доллары США. Следовательно, по отношению к России «денежной метрополией» выступают Соединённые Штаты. Правда, тут имеется существенный нюанс. Он связан с тем, что эмиссию долларов осуществляет не государство, а Федеральная резервная система США (ФРС), которая по своему статусу является частной корпорацией закрытого типа. Поэтому если быть точным, то для России (и ещё многих других стран мира) «денежной метрополией» является ФРС, управляемая несколькими крупными частными акционерами. Возможности ФРС и её главных акционеров управлять Соединёнными Штатами, для которых доллар является национальной валютой, и многими другими странами мира резко возросли после того, как в первой половине 1970-х гг. в мире был окончательно отменён так называемый золотой стандарт и мировая финансовая система стала основываться исключительно на долларе США (до этого существовала так называемая Бреттон-Вудская валютно-финансовая система, которая базировалась на долларе и золоте, причём США были обязаны обменивать доллары на золото официальным властям других стран по фиксированному паритету). Для ФРС это означало освобождение от «золотого тормоза» (или «золотого якоря»). Образно выражаясь, был включён на полную мощность «печатный станок» ФРС, началась безудержная эмиссия доллара. Лишь акционеры ФРС исходя из своих планов (естественно, секретных) определяли (и до сих пор продолжают определять) объём долларовой денежной эмиссии и основные пропорции распределения денежной массы — как в пределах американской экономики, так ив масштабах мировой экономики. В отдельные моменты (в соответствии с секретными планами главных акционеров ФРС) Центральный банк Америки производит резкое сжатие денежной массы, что создаёт кризисные ситуации в отдельных странах мира или во всей мировой экономике.

Следует особо подчеркнуть, что ФРС манипулирует не только величиной общей денежной долларовой массы, но и её распределением по отраслям, секторам экономики, странам и т. п. Дело в том, что ФРС проводит в жизнь свою глобальную денежно-кредитную политику, используя целую сеть институтов, через которые она «прицельно» манипулирует денежной массой. Это: Федеральные резервные банки (ФРБ), образующие ФРС (всего имеется 12 ФРБ); банки-акционеры ФРС; иные (не относящиеся к банкам-акционерам) американские банки и другие кредитные организации, пребывающие в сфере регулирования и контроля ФРС; крупные и крупнейшие американские и неамериканские банки, находящиеся в собственности или под контролем отдельных главных акционеров ФРС («мировые олигархические банки»); находящийся под сильным контролем Федерального резервного банка Нью-Йорка Банк международных расчётов (БМР) и многие другие кредитные и финансовые институты.

Если говорить о том, каким образом ФРС может осуществлять внешнее управление российской экономикой, то следует назвать следующие основные каналы управления:

а) управление процессом предоставления кредитов российским предприятиям и кредитным организациям (надо иметь в виду, что многие банки, которые предоставляют кредиты российским организациям, прямо или опосредованно рефинансируются Федеральным резервом);

б) управление мировыми товарными рынками, критически значимыми для Российской Федерации (рынок нефти, природного газа).

Если говорить о втором канале, то роль ФРС в манипуляции ценами на мировых рынках трудно переоценить. Ведь цена товара в значительной степени зависит оттого, какой объём долларовой массы попадёт на соответствующий товарный рынок. Селективная денежная политика, проводимая ФРС через сеть подконтрольных ей кредитных и финансовых организаций, позволяет управлять ценами критически значимых для российской экономики экспортных товаров. Резкое падение цен на нефть на мировом рынке во второй половине 2008 г. (в три раза) — яркое тому подтверждение (оно было обусловлено резким изъятием с мировых рынков громадной долларовой денежной массы).

Ещё одним каналом влияния денежных властей США на российскую экономику является то, что громадная масса международных резервов Банка России оказалась номинированной в долларах и размещённой в финансовых инструментах американских институтов (ноты и облигации казначейства США; до недавнего времени — ценные бумаги американских ипотечных агентств; валютные депозиты американских коммерческих банков). Сегодня к международным резервам Банка России добавляются валютные резервы Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (созданы на базе Стабилизационного фонда), которые находятся введении Министерства финансов Российской Федерации и которыми на правах агента управляет Банк России, размещая средства на депозитах иностранных банков и в различных ценных бумагах, эмитированных нерезидентами. Фактически сотни миллиардов долларов оказываются инвестированными не в российскую, а в зарубежную, прежде всего американскую, экономику. Но для нас сейчас важен другой момент: эти громадные средства оказываются в большей степени под контролем не российских денежных властей, а под контролем американских властей. Такой зависимый статус наших международных валютных резервов создаёт благоприятные условия для проведения нерезидентами (прежде всего администрацией США и главными акционерами ФРС) эффективного внешнего управления Российской Федерацией (как в сфере экономики, так и в сфере политики).

Затронутые нами вопросы являются ключевыми для понимания нынешнего экономического и политического положения Российской Федерации. Рассмотренные выше вопросы, касающиеся оценки эффективности «внутреннего» управления российской экономикой, а также вопросы, раскрывающие механизм «внешнего» управления российской экономикой, изложены в крайне сжатой, тезисной форме. Каждый тезис нуждается в дальнейшей проработке и требует как минимум формата отдельной статьи.

Мы же пока ограничились тезисной формой изложения. Во-первых, для того чтобы попытаться дать целостную оценку степени управляемости российской экономики, а также выявить общий комплекс основных угроз и рисков окончательной утраты такой управляемости. Во-вторых, мы полагаем, что поднятая тема является ключевой для современных экономических исследований, и приглашаем читателей к участию в обсуждении и более детальном рассмотрении сформулированных тезисов.

Нами остался не рассмотренным ещё один из поднятых вопросов: «Что делать?» Применительно к нашей теме его можно сформулировать в виде двух взаимосвязанных вопросов:

— Каким образом преодолеть нынешнюю «внутреннюю» неуправляемость российской экономики?

— Каким образом снизить те угрозы и риски, которые возникли в связи с созданием механизмов «внешнего» управления российской экономикой, и каким образом можно осуществить демонтаж этих механизмов?

Попытаемся ответить на эти непростые, но жизненно важные вопросы в следующих статьях.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.