Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Человек, его права и свободы как высшая ценность





Конституция Российской Федерации (ст. 2) рассматривает человека, его права и свободы в качестве высшей ценности. Тем самым она декларирует свое понимание взаимоотношений государства и личности, выдвигая на передний план именно личность. Уважение к личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом конституционного государства, его обязанностью. «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, – указывается в ст. 2, – обязанность государства».

Установленные Конституцией принципиальные положения, связанные с отношением государства к человеку, служат предпосылкой решения всех конкретных проблем правового регулирования статуса человека и гражданина в Российской Федерации. Таким образом, признание человека, его прав и свобод высшей ценностью является фундаментальной нормой конституционного строя Российской Федерации, образующей основу не только конституционно организованного общества, но и правовой защиты этого общества от возрождения попыток подавления личности, ущемления ее прав, игнорирования индивидуальных интересов и потребностей людей.

Для большинства зафиксированных в Конституции Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина характерна более или менее тесная связь с признанием человека высшей ценностью. В них не просто в той или иной степени отражается это признание, но они вместе с основами конституционного строя России служат защите этих прав и свобод. Принцип признания человека, его прав и свобод высшей ценностью служит достаточно определенным ориентиром и для совершенствования всей системы основных прав и свобод человека и гражданина в условиях развития демократического общества, преодоления на этом пути всякого рода сложностей и эксцессов.

Связь между признанием человека и его прав и свобод высшей ценностью и конкретными правами и свободами человека и гражданина состоит в том, что если ст. 2 Конституции излагает принцип взаимоотношений человека и государства лишь «негативно», т.е. с точки зрения возможного нарушения прав человека, и имеет в виду лишь объект защиты, то статьи Конституции, посвященные конкретным основным правам и свободам человека и гражданина, сформулированы уже с позитивных позиций (например, в ст. 22 Конституции закреплено, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность).

Эта взаимосвязь просматривается и в том, что норма Конституции указывающая на объект защиты, выглядит как первый шаг к конкретизации положения человека и гражданина в обществе и государстве применительно к определенной сфере жизни или конкретной ситуации. Она позволяет сделать и следующий шаг, который выражается в закреплении в Конституции принципа равноправия граждан.

Все сказанное говорит о том, что нормы Конституции Российской федерации об основных правах и свободах человека и гражданина нельзя рассматривать вне связи с принципом признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, нельзя вносить в данные нормы изменения или дополнения, противоречащие этому принципу.



Принцип признания человека, его прав и свобод высшей ценностью должен оказывать определяющее влияние не только на содержание основных прав и свобод человека и гражданина, но и на всю деятельность демократического государства, на его компетенцию и потенциальные возможности. Государство в условиях действия этого принципа не вправе в своей деятельности выходить за устанавливаемые им границы взаимоотношений с человеком.Только действуя в этих рамках, в интересах человека, государство приобретает те черты, которые характеризуют его как конституционное.

Конституционное государство базируется на народном суверенитете, который составляет одну из его основ. Между тем носитель этого суверенитета – народ – состоит из граждан, от которых в конечном счете и исходит вся власть. Вот почему ст. 2 Конституции, закрепляющая отношение государства к человеку и его обязанность признавать, соблюдать и защищать его права и свободы, провозглашает конституционное государство, обосновывая необходимость его существования.

В конституционном государстве народ становится демократически конституированным сообществом, которое сознательно ориентируется на защиту человека как высшей ценности и видит в этом свой долг. Такая ориентация народа позволяет избежать последствий, к которым приводило сознательное преувеличение роли коллектива и государства, – господства тоталитаризма. Народ, который перманентно не способен или не желает признавать ценность каждого отдельного человека и соответственно этому действовать, не может быть организован в подлинно демократическое общество даже с помощью разного рода юридических инструментов.

Таким образом, авторитет любой организации, включая государство, по своей природе вторичен. Нет и не может быть признания ценности государства или любой другой организации, если при этом не признается высшая ценность человека и гражданина.

Если защита человека, его прав и свобод от посягательств со стороны государства – задача демократически конституированного общества, то защита человека, его прав и свобод от общества с его разнообразными, пользующимися политическим влиянием группами, которое тоже способно посягать на права и свободы, является, повторим, обязанностью государства. Государство призвано защищать человека как данность, а не формировать или преобразовывать его в духе надуманных идеалов.

Защита человека, его прав и свобод требует от государства активных действий и предоставления ему соответствующих прав на случай возможных нарушений прав и свобод человека в повседневной жизни.

Человек, его права и свободы должны защищаться государством с помощью разнообразных норм материального и процессуального права. Необходимо повысить эффективность судебной защиты. Однако для признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека нужны существенные усилия государства также в материальной и духовной сферах. Речь идет, в частности, об обеспечении гражданам прожиточного минимума, о развитии социального обеспечения, школьного образования и здравоохранения, культуры.

О содержании понятия «человек – высшая ценность» обычно принято говорить применительно ко всей жизни человека – от рождения до смерти. Однако в ряде случаев этот конституционный принцип следует понимать гораздо шире. Например, ведутся дискуссии о правах плода во чреве матери или о защите чести и достоинства умершего человека.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью касается каждого конкретного человека со всем его внутренним миром. Однако для реализации этого принципа важное значение имеют социальные функции конкретного человека, его ответственность перед другими людьми, обществом и государством. Только тогда принцип признания человека высшей ценностью может быть распространен в равной мере на всех членов общества. Человек, который не желает признавать достоинство, права и свободы других людей, не может требовать признания своего достоинства, своих прав и свобод. В демократическом обществе становление личности происходит в условиях свободы, заключенной в определенные рамки. К ним относится, в частности, правовая надстройка общества. Через нее у каждого человека формируются определенные нормативные представления о личности, несущие на себе отпечаток правовой культуры того общества, в котором они возникли. Поставить эти представления на службу человеку и обществу – важная предпосылка реализации конституционного принципа признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, превращения граждан из объектов воздействия государства и общества в активно действующих субъектов.

В современной российской действительности, когда растет преступность, идет обнищание населения, нарушаются права человека,* признание Конституцией Российской Федерации человека, его прав и свобод высшей ценностью носит в значительной мере лишь формальный характер. Однако заложенный в Конституции большой демократический потенциал служит хорошей основой для борьбы граждан России за свои права, за свое человеческое достоинство.

 

*См., например: Доклад о соблюдении прав человека и гражданина в Российской Федерации за 1993 год. // Российская газета. 1994. 25 авг.

 

Правовое государство

В соответствии с Конституцией (ст. 1) Российская Федерация является правовым государством.

Идея правового государства имеет многовековую историю. Она уходит корнями в античное общество. Философская основа теории правового государства была сформулирована И. Кантом.

Сущность идеи правового государства – его последовательный де-с мократизм, утверждение суверенитета народа как источника власти, подчинение государства обществу. Правовым является такое государство, которое признает в качестве своих непременных особенностей и институтов разделение властей, независимость суда, законность управления, правовую защиту граждан от нарушения их прав государственной властью и возмещение ущерба, нанесенного им публичным учреждением. Главное в идее правового государства – связанность государства правом, гарантирующая предсказуемость и надежность действий государства, подчинение государства праву, защиту граждан от возможного произвола государства и его органов.

Правовое государство характеризуется прежде всего тем, что оно само ограничивает себя действующими в нем правовыми нормами, которым обязаны подчиняться все без исключения государственные органы, должностные лица, общественные объединения и граждане. Его важнейшим принципом является верховенство права.

Верховенство права означает прежде всего верховенство закона. Оно выражается в том, что главные, ключевые, основополагающие общественные отношения регулируются законами. Через верховенство закона в общественной жизни, во всех ее сферах, во всех политических институтах воплощаются высшие правовые начала, дух права. Тем самым обеспечиваются реальность и незыблемость прав и свобод граждан, их надежный правовой статус, юридическая защищенность.

Верховенство закона означает также его всеобщность. То есть не должны оставаться неурегулированными законом наиболее существенные области жизни общества, куда могли бы «прорваться» и другие акты, оттесняя законы, и разрастись там.

Верховенство закона означает, наконец, утверждение его господства, т.е. такого положения закона, когда выраженные в нем начала и устои общества оставались бы непоколебимыми, а все субъекты общественной жизни без всякого исключения подчинялись бы его нормам. «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы», – указывается в ст. 15 Конституции Российской Федерации.

Может возникнуть вопрос: почему характеристика правового государства связывается с верховенством именно закона? Ведь государство называется правовым, т.е. речь, казалось бы, должна идти не о законе, а о праве в целом как системе общеобязательных норм, обеспечиваемых государством независимо от того, в каких правовых актах они содержатся.

Конечно, в правовом государстве должны соблюдаться все правовые нормы. Однако исключительно важно, чтобы сами эти нормы в полной мере отвечали воле и интересам народа. Добиться такого положения можно только в том случае, если все правовые нормы будут соответствовать законам – нормативным актам, принятым законодательным органом Российской Федерации и регулирующим наиболее важные обещественные отношения.

Являясь высшей формой выражения государственной воли народа, законы обладают наибольшей юридической силой по отношению ко всем иным нормативным актам государства и составляют основу всей системы права.

Поэтому провозглашая и обеспечивая верховенство закона, правовое государство тем самым утверждает в обществе коренные принципы и ценности конституционного строя, закрепленные в законах, проводит в жизнь его главные идеи.

Законом вводятся в жизнь прежде всего нормы, выражающие народовластие. Закон является также гарантом демократии. Он призван обеспечивать действенные средства и механизмы, стоящие на страже осуществления демократических принципов, форм и институтов.

Исключительно важно и то, что с помощью закона обеспечивается порядок в реализации демократических институтов и прав, введение их в наиболее целесообразную с точки зрения интересов общества процедуру. Это необходимо и потому, что сами по себе демократические формы и институты, не обеспеченные надежным законодательным регулированием, могут быть источником их негативного использования, не совместимого с целями и идеалами прогресса и демократии. Создавая возможность для реализации народовластия, эти демократические формы и институты открывают в то же время и некоторый простор для стихийных процессов, для произвольных действий, антидемократических по своей сути.

Нужно добавить, что только посредством закона, совершенного законодательного регулирования может быть обеспечен высокий юридический статус личности, при котором человек является не «винтиком» государственной системы, а личностью, гражданином, обладающим реальными, юридически гарантированными правами. Именно здесь особенно видна неразрывная взаимосвязь между человеком, его возвышением и совершенными законодательными формами. А ведь от этого во многом зависит активность, созидательная, заинтересованная деятельность человека во всех сферах общественной жизни, та активность, которая тем эффективней и значительней, чем больше объем и надежнее юридическая обеспеченность прав и свобод человека.

Следовательно, вся система законодательных мероприятий имеет исключительно важное значение для высокого юридического статуса человека. Она призвана развивать демократию, эффективную гуманистическую организацию государственной власти, все то, что должно полностью исключить произвол и беззаконие, надежно гарантировать юридическую защищенность личности.

Правовое государство – это прежде всего конституционное государство, которое и является практическим воплощением идеи правового государства. Основные принципы конституционного строя, важнейшие направления развития общества, его главные идеи закрепляются не иначе, как на высшем законодательном – конституционном – уровне. Конституция является центром правовой системы. На ее базе создается механизм законности в правовом государстве: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации» (ст. 15).

Правовое государство по самой своей сути требует наличия Конституции, оформленной в виде нормативного документа и обязывающей государственную власть действовать на основе установленного порядка. Приоритет Конституции, зафиксированный в ст. 15, включает ее нормы в единую систему норм российского права. Последовательным развитием этой тенденции является учреждение конституционного правопорядка.

Будучи, полноправным членом мирового сообщества, Российская Федерация признает составной частью своей правовой системы общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Поэтому если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Согласно Конституции Российской Федерации, вес нормативные акты, издаваемые в России, не должны противоречить ее Конституции и законам и потому называются подзаконными. В их число входят нормативные акты Президента и Правительства Российской Федерации, министерств, других ведомств и т.д. Все они призваны практически, конкретизированно реализовывать положения законов.

Серьезным препятствием на пути утверждения верховенства закона являются издержки ведомственного, регионального и местного нормотворчества, которое зачастую противоречит закону и нередко лишает граждан тех прав, которые им предоставляются законом. Практика перекраивания и извращения на любом уровне законов не только недопустима с правовой точки зрения, но и крайне вредна практически, ибо порождает бюрократизм, безответственность, а порой и коррупцию, существенно тормозит общественно полезные начинания.

Однако для функционирования правового государства недостаточно исключить всякую возможность искажения сути действующего законодательства. Необходимо также добиться, чтобы это законодательство неуклонно исполнялось всеми. Иными словами, речь идет о том, чтобы сделать невозможными в нашем государстве любые формы произвола, своеволия, вседозволенности.

Как известно, в нашем обществе пренебрежительное отношение к закону складывалось долгие годы. Формально провозглашенный принцип обязательности закона корректировался целой системой исключений из правил, зависящих от занимаемой должности, разного рода заслуг и т.п. Такой подход порождает безнаказанность, открывает дорогу злоупотреблениям, а подчас и преступлениям. У некоторых руководителей вошло в привычку рассматривать закон как досадную помеху на пути реализации своих личных или даже своеобразно понимаемых общественных интересов. Пренебрежительное отношение к закону пагубно влияет на нравственную атмосферу в обществе.

Особого внимания в связи с этим заслуживает проблема соотношения закона и так называемой целесообразности. Суть проблемы состоит в том, что некоторые руководители присвоили себе право, исходя из собственных представлений об интересах страны или руководимой ими территории, решать вопрос о том, стоит ли им исполнять тот или иной закон или не стоит.

Конечно, закон и целесообразность совпадают не всегда. Однако обход закона под предлогом общественной «целесообразности» недопустим даже в том случае, когда закон действительно плох или, например, устарел. Закон может отменить или изменить только уполномоченный на то государственный орган. До тех пор государственные органы, организации и лица обязаны действовать на основе данного закона и в его рамках. Тот, кто пренебрегает законом, едва ли свободен от пренебрежения к людям, их судьбам, правам и интересам.

Надо сказать, что к непреодоленной до сих пор угрозе верховенству закона «справа» приблизилась аналогичная по своей сути угроза ему «слева» – угроза нарушений закона под предлогом «борьбы со старыми нормами», рассуждений «о демократии», «легитимности» и т.п. Между тем создание все новых возможностей для успешного проведения реформ, для более полной реализации нашими государственными органами и гражданами своих прав отнюдь не означает принижения роли закона. Наоборот, в современных условиях неуклонное соблюдение законов приобретает возрастающее значение.

Господство закона – неотъемлемый признак правового государства. Однако господство закона не означает его всесилие. Решая сегодня стоящие перед ним проблемы, общество, разумеется, не может обойтись без права как одного из важнейших факторов развития. И здесь роль права, несомненно, будет возрастать по мере полной переориентации нашей правовой системы с командно-административных методов руководства с их многочисленными запретами и мелочной регламентацией на методы подлинно демократические, преимущественно экономические. Однако это не означает, что право – панацея от всех наших бед, что достаточно принять хороший закон – и любая острая проблема будет решена.

Правовое государство – прекрасная среда, без которой сегодня уже немыслимо прогрессивное развитие общества. Однако такое развитие зависит не только от фактора правового. На развитие общества существенное влияние оказывают многие факторы – экономические, идеологические, нравственные и др. Только в своей совокупности эти факторы могут помочь достигнуть желаемого результата. Таким образом, подлинно правовое государство не имеет ничего общего ни с правовым нигилизмом, мешающим его формированию, ни с фетишизацией права, извращающей суть правового государства и реальные возможности закона, на котором оно базируется.

Важнейшей предпосылкой формирования правового государства и одновременно характерной его чертой является наличие целостной системы законодательства, охватывающей все сферы жизни общества. Отсюда требуется прежде всего динамичное правовое регулирование общественных отношений посредством научно обоснованных правовых норм, отвечающих объективным потребностям всестороннего прогресса общества.

В демократическом государстве право должно быть равным для всех граждан масштабом их поведения. Поэтому подлинно правовым может быть лишь такое государство, в котором обеспечено равенство всех его граждан перед законом.

Согласно Конституции России (ст. 19), в Российской Федерации все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Грубым нарушением равноправия граждан является установление ничем не оправданных привилегий для отдельных граждан, введение номенклатурных должностей, на которые не распространяются общие правила приема на работу и увольнения, давление лиц, пользующихся служебным положением, на судебные, правоохранительные органы, чтобы принимались решения, которые устраивали бы их подопечных, и т.п.

Иначе говоря, функционирование правового государства исключает сохранение и воспроизводство в будущем всех форм правового неравенства, предполагает последовательное внедрение в жизнь принципов социальной справедливости.

Социальная справедливость – это обеспечение прав человека. В распределительных отношениях она означает соответствие между действием гражданина, его трудовым вкладом и их оценкой обществом. В отношениях, связанных с принуждением, с ответственностью, справедливость есть соответствие между мерой нарушения и мерой наказания. В сфере управления справедливость заключается в установлении минимально необходимых пределов власти и гарантий для управляемых от злоупотреблений ею и т.д. В правовом государстве справедливость путем нормативного закрепления должна внедряться во все области общественных отношений, во все отрасли законодательства.

Правовое государство не является самоцелью. Оно представляет собой социально-исторически обусловленную всеобщую форму выражения, организации, упорядочения и защиты свободы и равенства в общественных отношениях людей. Содержание и характер этой свободы, ее широта и объем, ее структура или, иначе говоря, ее количество и качество определяются достигнутым уровнем развития общества. Этим уровнем определяется и степень равенства между людьми.

В нашей стране при характеристике взаимоотношений государства с гражданами многие годы было принято подчеркивать их ответственность перед государством, рассматривать права и свободы как своеобразный дар государства гражданам, за который они ему должны быть благодарны. Однако в правовом государстве ответственность не может быть односторонней.

Для правового государства характерны такие регулируемые законом взаимоотношения с гражданами, при которых государство, его органы, учреждения и долностные лица служат всему обществу, а не какой-либо его части, ответственны перед человеком и гражданином, рассматривают человека, его жизнь и здоровье, личную неприкосновенность и безопасность, другие права и свободы, честь и достоинство в качестве высшей ценности, обеспечивают их защиту от любого произвола, считают признание, соблюдение и защиту прав и свобод, чести и достоинства человека и гражданина главной обязанностью государственной власти. А граждане в свою очередь несут ответственность перед государством и обеспечивают защиту его интересов.

Правовое государство мыслится как инструмент для эффективной реализации интересов личности. Цель правового государства – служение потребностям личности и общества и отсюда приоритет личности в отношениях между личностью и государством.

Однако смысл существования правового государства не сводится к защите человека от государственных притязаний. Правовое государство в равной мере ограничивает и обеспечивает государственную деятельность, чтобы таким образом гарантировать права и свободы человека, справедливость и правовую защищенность его как в отношениях с государственной властью, так и с другими индивидами. В результате правовое государство предстает как сочетание субъективных прав гражданина и объективного порядка государственной деятельности.

Для такого рода взаимоотношений требуются прежде всего знание и понимание гражданами своих прав и обязанностей, умение пользоваться этими правами и обязанностями не только в своих, но и в общественных интересах. Жизнь и работа в правовом государстве невозможны без знания законов, выражающих интересы общества, определяющих гарантии прав и свобод граждан, дозволенного и запрещенного в интересах общества поведения. Поэтому все законы должны быть опубликованы. «Законы подлежат официальному опубликованию, – указывается в Конституции Российской Федерации (ст. 15). – Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Таким образом, если в правовом государстве закон не опубликован в открытой печати, всем доступной, если он «для служебного пользования», то не может наступать ответственность за его нарушение. Поэтому следует различать незнание закона и невозможность его узнать.

Принимая тот или иной закон, правовое государство возлагает на себя тем самым конкретные обязательства перед гражданами и должно определить правовые меры ответственности своих официальных представителей за действия, совершаемые от его имени. Государство несет перед народом политическую, правовую и моральную ответственность за полное выполнение взятых на себя обязательств.

Одной из характерных черт правового государства в его взаимоотношениях с гражданами является наличие развернутых юридических процедур, рассчитанных на любые ситуации, с которыми может столкнуться гражданин. В каждом конкретном случае должен быть набор юриди- ческих средств и форм, при помощи которых гражданин мог бы с успехом и без особых сложностей защитить свои права, свои законные интересы. Их отсутствие фактически лишает гражданина возможностей воспользоваться теми правами, которые предоставлены ему законом.

Однако говоря об ответственности правового государства перед гражданами, необходимо подчеркнуть, что не менее важна и ответственность граждан перед Государством и обществом. Осознание такой ответственности приобретает особое значение, поскольку беззаконие и произвол времен тоталитаризма породили безразличие граждан к делам государства, их отчуждение от государственных и общественных дел. Речь идет прежде всего о возрождении доверия граждан к государству, об их заинтересованности в его делах, от чего во многом зависит судьба государства. Утверждение личных прав и свобод, развитие демократии должны идти рука об руку с укреплением законности, с осознанием необходимости безусловного уважения закона каждым. Демократия, правовое государство несовместимы ни со своеволием, ни с безответственностью.

Российская Федерация, провозглашенная Конституцией правовым государством, на деле таким государством пока не является. В стране все еще не обеспечено верховенство закона. Наоборот, делаются попытки объявить «полноценной правовой базой для возникновения, прекращения и изменения... общественных отношений» указы Президента Российской Федерации, «абсолютно подзаконный характер» которых «неочевиден».*

 

*См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию «О действенности государственной пласти и России». М„ 1995. С. 99.

 

В Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты человека от произвола государства. Граждане России далеко не всегда могут безболезненно, в короткие сроки восстановить свои нарушенные права, защитить свои законные интересы.

Помимо объективных сложностей переходного периода, это во многом объясняется тем, что государственные и муниципальные органы не используют весь имеющийся в их распоряжении арсенал организационных и юридических методов для защиты прав граждан, для оказания им правовой помощи. До сих пор многие из этих органов еще не могут привыкнуть к тому, что не только граждане, но и власть ограничены правом.

Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся в России, и многие граждане, которые не знают, как в новых условиях отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных случаях, каковы обязанности различных государственных органов в отношении защиты их прав, а государственные и муниципальные органы не оказывают помощи гражданам в ориентации их в окружающей социальной среде. Вот почему построение в России правового государства потребует больших усилий и государства, и его граждан в преодолении всех этих трудностей и недостатков.

Федеративное государство

Территория каждого государства делится на части, определяющие его внутреннюю структуру, территориальное устройство. В рамках территориального устройства государства складываются система территориальных единиц, на которые делится государство, система государственных связей между государством в целом и этими территориальными единицами, характер которых зависит от правового статуса как государства в целом, так и каждой из его территориальных единиц.

Подобного рода устройство территории государства принято называть государственным устройством. Таким образом, можно сказать, что государственное устройство – это территориальная организация государства, характеризующаяся определенной формой правовых отношений между государством в целом и его частями, связанной с их правовым статусом.

В отечественном конституционном праве институт, касающийся территориальной организации государства, получил свое название «государственное устройство» только в советский период,* после принятия Конституции СССР 1936 года, в которой содержалась специальная глава «Государственное устройство», посвященная этим вопросам. После принятия Конституции СССР 1977 года, в которой раздел о территориальной организации Союза ССР именовался «Национально-государственное устройство», аналогично был назван и соответствующий институт конституционного права. В последнее время и в законодательстве, и в учебной литературе стал снова использоваться термин «государственное устройство».

 

*Нанример, известны дореволюционный российский государствовед М.Н. Коркунов в своем пособии к лекциям «Русское государственное право» вопросы территориального устройства России в главе, названной им «Государственное единство», а в главе «Государственное устройство», рассматривались воросы самодержавия и законнности (см.: Русское государственное право. Т. 1).

 

С точки зрения формы своего государственного устройства все государства делятся на две группы – унитарные и федеративные.

Унитарным считается государство, не имеющее в своей внутренней территориальной структуре других государств. В этом смысле унитарное государство (т.е. одно, единое) принято называть простым государством.

Унитарное государство делится, как правило, лишь на административно-территориальные единицы (районы, города, сельские поселения и т.д.), из которых складывается его административно-территориальное устройство*. Административно-территориальные единицы не наделяются собственным правовым статусом. Им обладают лишь управляющие ими органы государственной власти либо органы местного самоуправления.

 

*Правда есть унитарные государства, имеющие в своем составе автономии (Италия, Испания, Китай и др.).

 

Поскольку унитарное государство не имеет в своем составе других государств, для него характерны одна конституция, один высший орган законодательной власти, один высший орган исполнительной власти, единая система высших судебных органов, единое гражданство.

Унитарное государство может существовать самостоятельно как отдельное суверенное государство. Оно может также входить в состав другого государства на федеративных началах, т.е. сохраняя определенный комплекс своих суверенных прав, либо на автономных началах.

В бывшем Союзе ССР унитарными государствами считались все союзные республики, кроме Российской Федерации, а также все автономные республики.

В современной Российской Федерации унитарные государства – все республики в ее составе. Унитарными государствами является также большинство государств мира.

Федерация – это объединение двух или нескольких государств в одно новое государство. Таким образом, федеративное государство представляет собой сложное государство, в состав которого входят другие государства.

Следует сказать, что, объединяясь, государства необязательно образуют федерацию. Они могут образовать и конфедерацию. Однако в отличие от конфедерации, которая представляет собой союз государств, т.е. международно-правовое объединение, федерация является союзным государством, т.е. государственно-правовым объединением, которое обеспечивает государственное единство всех входящих в его состав государств, сохраняя за ними определенную политико-юридическую самостоятельность.

Вместе с тем утверждение, что федерация является государственно-правовым союзом в отличие от конфедерции – международно-правового союза, совсем не означает, что федерация, выступая вовне как единое государственное образование, исключает для входящих в нее государств или государственных образований возможность поддерживать какие-либо международно-правовые отношения с зарубежными государствами и международными организациями. Наоборот, конституции многих федеративных государств, в том числе и Конституция Российской Федерации, допускают такую возможность. В федеративных государствах наряду с федеральной конституцией и законодательством могут иметься конституции и законодательство входящих в их состав государств. Эти государства сохраняют свою систему органов государственной власти, собственное гражданство, свою территорию, которая, как правило, не может быть изменена без их согласия. Они могут иметь также свои государственные символы.

Государства, образующие новое федеративное государство, называются его субъектами. Последние, как правило, обладают одинаковым правовым статусом. Однако мировой практике известны и такие федерации, субъекты которых обладают различным правовым статусом.

Между федерацией и ее субъектами проводится разграничение компетенции, цель которого обеспечить наиболее эффективное осуществление федерацией своих задач путем объединения ресурсов и возможностей всех ее членов и в интересах как самой федерации, так и ее субъектов. Сохраняя за собой полномочия в определенном объеме, субъекты федерации добровольно ограничивают свою компетенцию в пользу федерации, признавая приоритет ее задач и целей. Они признают также на своей территории высшую юридическую силу нормативных правовых актов федерации.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.