Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Эконометрическое моделирование инфляции





 

В разделе 10.3. была представлена структурная модель инфляции, основанная на описании поведения каждого макроэкономического субъекта и результата их взаимодействия. В качестве научной концепции она должна быть пригодна для краткосрочного прогноза и способствовать реализации целей кредитно-денежной политики денежных властей. Однако получить фактические данные для практического использования рассмотренной модели, как правило, не удается, так как многие ее параметры не отражаются в экономической статистике. Для практических целей обычно используют простые эконометрические модели инфляции, констатирующие зависимости между небольшим числом макроэкономических показателей реального и монетарного секторов национального хозяйства. Примером может служить выявленная сотрудниками ИЭПП по данным развития инфляции в России в 1996-1997 гг. следующая зависимость[72]:

где – веса полинома, – изменение потребительских цен за неделю t,

mt – десятичный логарифм месячного темпа изменения денежной массы М2, равномерно распределенного по неделям соответствующего месяца, yt – месячный темп изменения реального ВВП, равномерно распределенного по неделям соответствующего месяца, c – свободный член, – остатки регрессии, n – глубина лага, равная 47 неделям, i – номер лага.

В качестве теоретической основы прогноза инфляции и ответных реакций денежных властей широкую популярность в 90-х гг. ХХ в. получила, так называемая, модель Р*, предложенная сотрудниками ФРС Ю. Холлманом, Р. Портером и Д. Смоллом[73].

Модель Р*.Исходным пунктом этой модели является тождество . Из него определяется равновесный уровень цен (Р*) как произведение количества денег, приходящихся в данный момент на единицу реального выпуска при полном использовании производственного потенциала страны (y*) на «нормальную» (среднюю за длительный период) скорость обращения денег (V*):

(10.20)

 

Равенство (10.20) полностью соответствует неоклассической концепции, в которой утверждается, что уровень цен прямопропорционален количеству находящихся в обращении денег.

Разность между равновесным и фактическим уровнем цен (price gap – ценовая брешь) определяет направление изменения последнего: если , то следует ожидать ускорения инфляции, а при ее замедления. Этот вывод основан на предположении, что все факторы, отклоняющие фактический уровень цен от его равновесного значения, проявляются в неравенствах и V*. Поскольку рыночный механизм и экономическая политика государства направляют национальное хозяйство к полной занятости и оптимальному размеру кассовых остатков ( V*), то возникает тенденция к закрытию ценовой бреши.

На рис. 10.20 наглядно представлены результаты расчетов поквартальной динамики ценовой бреши и ИПЦ в последнее двадцатилетние ХХ в. в экономическом регионе европейских стран, принявших решение о создание единой валюты[74].



рис. 10.20

Несмотря на неоклассическое происхождение и простоту данной модели, в ней наряду с монетарными учитываются и немонетарные факторы инфляции. При заданном количестве денег соотношение между равновесным и фактическим уровнями цен можно представить отношением степени использования производственных мощностей к степени «наполнения» кассы домашних хозяйств, имея в виду, что V* соответствует нормальному объему спроса на деньги:

 

.

 

Изменения издержек производства, стоимости импорта, налоговых ставок отражаются на степени использования производственного потенциала, а нарушения равновесия в финансовом секторе воздействуют на объем кассовых остатков. Чисто монетарным явлением инфляция выступает только при и V*.

 

10.6. Социально-экономические последствия инфляции

Как было отмечено в начале этой главы, в условиях инфляции экономические субъекты при принятии хозяйственных решений наряду с другими факторами учитывают и ожидаемый темп инфляции. Если бы темпы инфляции можно было точно предвидеть, то все участники национального хозяйства попытались бы нейтрализовать воздействие инфляции на реальные экономические параметры: профсоюзы предусмотрели бы необходимое индексирование ставки денежной зарплаты, кредиторы увеличили бы реальную ставку процента на темп инфляции, государство своевременно корректировало бы шкалу налоговых ставок.

В действительности, как уже отмечалось, большинству участников рыночного хозяйства точные прогнозы недоступны. Подтверждением тому могут служить данные американского журналиста Дж. Ливингстона, который с 1946 г. проводит опрос около 50 экономистов об их ожиданиях изменения уровня цен в США через 6 и 12 месяцев. Результаты шестимесячных (более точных) прогнозов за 1946–1991 гг. показаны на рис. 10.18[75]

Инфляция препятствует реализации планов экономических субъектов и нарушает факториальное распределение доходов, обеспечивающее оптимальное по Парето использование производственных ресурсов общества. Рассмотрим основные негативные последствия инфляции.

Перераспределение дохода между частным сектором и государством. Во время инфляции экономическим субъектам для поддержания размера реальных кассовых остатков на неизменном уровне приходится увеличивать свой номинальный денежный фонд пропорционально темпу инфляции. Так, если при постоянном уровне цен P0 оптимальному размеру реальной кассы соответствует M0 ден. ед., то в условиях инфляции с годовым темпом p через год индивид должен держать в кассе M0(1 + p) ден. ед. Пополнить кассу ему придется из текущего дохода. Поэтому его располагаемый доход сократится на M0(1 + p) – M0 ден. ед. Для индивида это равносильно уплате еще одного, инфляционного, налога. Определим величину инфляционного налога в единицах реальных кассовых остатков базового года:

 

.

 

Таким образом, величину уплачиваемого инфляционного налога легко вычислить, используя в качестве базы налогообложения размер реальных кассовых остатков на начало периода, а в качестве ставки налога – темп инфляции за период.

Получателем инфляционного налога является эмитент дополнительных денег, т. е. государство. Чистый доход государства от инфляционного налога равен разнице между ценностью дополнительно выпущенных банкнот и издержками их изготовления. Этот доход называется сеньоражем.

Так как доход государства от сеньоража основывается на желании населения поддержать на неизменном уровне уменьшающиеся во время инфляции реальные кассовые остатки, то, увеличивая темп инфляции, государство получает дополнительный источник дохода. По оценке МВФ, во втором полугодии 1992 г. сеньораж в России составил 38% дохода домашних хозяйств или 15% ВНП, что только на 0,9 пункта ниже его уровня в Боливии в период гиперинфляции 1984 г[76].

Однако по мере повышения темпа инфляции спрос на реальные кассовые остатки сокращается из-за повышения альтернативных издержек их держания. Как и при любом ином налоге, рост налоговой ставки (в данном случае темпа инфляции ) сверх определенного предела ведет к сокращению базы налогообложения (в данном случае реальной кассы) и снижению налоговых поступлений, как это описывается известной кривой Лаффера.

Снижение доходов от сеньоража из-за сокращения реальных кассовых остатков происходит также по мере развития банковской системы и совершенствования техники расчетных операций.

Инфляционный налог не следует смешивать с другим дополнительным доходом государства, образующимся в периоды инфляции при прогрессивной шкале подоходного налогообложения. По мере роста инфляции налогоплательщики с неизменным реальным доходом могут подпасть под более высокую ставку обложения вследствие увеличения их номинального дохода. Допустим, установлена следующая шкала подоходного налогообло­же­ния:

 

ставка, %
доход, тыс. руб. 9-14 15-19 > 20

 

Общая сумма подоходного налога с трех индивидов, получающих соответственно 10, 15 и 20 тыс. руб., составит

10×0,08 + 15×0,1 + 20×0,15 = 5,3 тыс. руб.

Если уровень цен и номинальные доходы удвоятся, то сумма подоходного налога будет равна

0,15(20 + 30 + 40) = 13,5 тыс. руб.,

т. е. возрастет в 2.5 раза.

Однако в периоды гиперинфляции у государства обычно возникают потери при сборе налогов из-за разрыва во времени между получением дохода и уплатой налога. Так, если 1 апреля налогоплательщик должен уплатить налог с дохода прошлого года, а за три прошедших месяца текущего года инфляция составила 50%, то реальный доход государства от налогов сократится наполовину. Таким образом, инфляция выступает в качестве инструмента перераспределения дохода между государством и населением. Но этим перерас­пре­де­ли­тельный эффект инфляции не ограничивается.

Перераспределение национального дохода между участниками производства и получателями трансфертных выплат. Поскольку номинальные факторные доходы участников производства растут одновременно с повышением уровня цен, а денежные размеры пенсий и пособий корректируются решениями административных инстанций, как правило, с опозданиями, то по мере развития инфляции доля получателей трансфертов в национальном доходе снижается. Иллюстрацией тому служит рис. 10. 23.

рис. 10. 23.

 

Перераспределение дохода между трудом и капиталом. При определенных условиях инфляция влияет и на функциональное распределение национального дохода. Обозначим долю труда в национальном доходе d, а среднюю производительность труда – q. Тогда

 

,

 

или в темпах прироста

 

(10.21)

 

Таким образом, динамика доли труда в национальном доходе зависит от соотношения темпов прироста ставки реальной зарплаты и средней производительности труда.

При ценообразовании по методу «затраты плюс»

 

. (10.22)

 

Заменив в равенстве (10.21) на его значение в равенстве (10.22), получим , т. е. при ценообразовании по методу «затраты плюс» доля труда в национальном доходе может измениться только вследствие изменения ценовой накидки lt. Повышение lt может послужить причиной инфляции предложения. Одновременно рост lt перераспределяет доход в пользу капитала, но причиной этого перераспределения является не инфляция.

Инфляция приводит к перераспределению дохода между трудом и капиталом в условиях, когда цены на блага определяются на рынке совершенной конкуренции, а цена труда из-за адаптивных ожиданий с опозданием реагирует на изменение уровня цен. Примем для упрощения, что средняя производительность труда остается неизменной. Тогда уравнение (10.21) примет вид

При заключении трудового договора денежная ставка зарплаты корректируется соответственно ожидаемому темпу инфляции: ; при статических ожиданиях , поэтому .

Таким образом, в рассматриваемых условиях ценообразования на рынках благ и труда при ускорении инфляции ( ) доля труда в национальном доходе снижается, а при дезинфляции – повышается. В состоянии динамического равновесия, когда темп инфляции фиксирован, пропорция распределения дохода между трудом и капиталом в рассматриваемом случае остается неизменной.

Перераспределение имущества. Инфляция перераспределяет имущество от кредиторов к дебиторам, так как долг возвращается подешевевшими деньгами. Предположим, что домашние хозяйства предоставили предпринимателям ссуду в 100 ден. ед. под 10% годовых. Предприниматели в этом же периоде превратили ссуду в реальный капитал с 10%-ной годовой нормой прибыли и всю прибыль направляют на увеличение реального капитала.

При отсутствии инфляции через 15 лет домашние хозяйства будут располагать денежной суммой в 418 ед. (100×1,115 = 418), а в распоряжении у предпринимателей будет реальный капитал на такую же сумму.

Если бы в течение этих 15 лет все цены ежегодно повышались бы на 5%, то в соответствии с договором о ссуде домашние хозяйства через 15 лет получили бы те же 418 ден. ед. Денежная оценка реального капитала в текущих ценах равнялась бы 868 ден. ед. (100×1,115×1,0515 = 868). В реальном исчислении домашние хозяйства получили 418/1,0515 = 201 ден. ед., т. е. их потери равны 418 – 201= 217 ден. ед. Реальный выигрыш предпринимателей (868– 418)/1,0515 = 217 ден. ед.

Наглядно процесс перераспределения имущества в пользу предпринимателей в рассматриваемом примере показан на рис. 10.24. Заштрихованный треугольник представляет все увеличивающуюся по мере продолжения инфляции перераспределяемую часть имущества.

Аналогичное перераспределение имущества от частного сектора к государству происходит во время инфляции в результате снижения реальной ценности финансовых активов экономических субъектов: обесценение государственных облигаций и номинальных кассовых остатков в портфелях населения есть оборотная сторона обесценения государственного долга.

Итак, инфляция деформирует механизм распределения национального дохода и имущества, основанный на оплате производительных услуг факторов производства, и тем самым снижает эффективность их использования. Продолжительно развивающаяся инфляция таит в себе механизм самоускорения, приводящий к гиперинфляции и краху валютной системы страны. Поэтому проблема предотвращения инфляции наряду с проблемами занятости и неустойчивости экономической конъюнктуры относится к числу наиболее злободневных в рыночном хозяйстве.

 

Антиинфляционная политика

 

Когда в стране инфляция достигнет таких размеров, что грозит перерасти в гиперинфляцию, тогда первоочередной задачей экономической политики правительства становится подавление инфляции. Как следует из модели инфляции, необходимым условием ее возникновения является ускорение темпа роста количества денег, находящихся в обращении. Этот вывод подтверждается и фактическими данными, приведенными на рис. 10.25. Несмотря на существующие в каждой стране национально-институциональные особенности, между темпами инфляции и роста предложения денег наблюдается тесная корреляционная зависимость.

рис. 10.25

Поэтому остановить или придержать рост инфляции независимо от того, монетарными или немонетарными факторами она порождена, можно только при снижении темпа предложения денег. Выбор у правительства имеется только в отношении того, как сокращать темп роста денежной массы: резко (шоковая терапия) или постепенно (градуирование). Поскольку неизбежным следствием снижения темпа прироста денежной массы, как следует из модели инфляции, является снижение совокупного спроса, уровня производства и занятости, то эта дилемма решается по-разному в зависимости от социально-экономической обстановки в стране.

Достоинство шоковой терапии состоит в том, что при ее последовательном проведении у экономических субъектов возникает доверие относительно намерений правительства и их инфляционные ожидания снижаются. Поскольку , то инфляция пойдет на убыль, снижая, однако, и объем производства.

Постепенное снижение темпа роста денежной массы может восприниматься как свидетельство неуверенности правительства в правильности выбранной цели экономической политики и возможности отказа от борьбы с инфляцией. В такой ситуации инфляционные ожидания не способствуют снижению инфляции.

Примером удачной шоковой терапии может служить Польша, оказавшаяся осенью 1989 г. на грани гиперинфляции (месячный уровень инфляции достигал 55%). После либерализации цен и сокращения темпов роста денежной массы уровень инфляции резко снизился, сопровождаясь на первых порах сокращением ВНП (табл. 10.5).

 

Таблица 10.5. Рост денежной массы, инфляция и динамика ВНП в Польше в 1990–1997 гг[77].

Год Среднемесячный прирост денег, % ИПЦ за год, % Прирост ВНП, % к предыдущему году
6,0 585,5 –11,6
5,0 70,3 –7,6
3,0 43,0 1,0
2,5 35,3 3,8
2,0 32,2 5,0
1,7 27,8 7,0
1,03 18,5 6,1
1,05 13,2 6,9

Среди республик бывшего СССР примерами успешно проведенной шоковой терапии можно считать антиинфляционную политику, проводимую с середины 1992 г. в Эстонии, Латвии, в меньшей степени в Литве (рис. 10.25, слева). Введя собственную валюту, эти страны защитили себя от влияния инфляционных процессов в странах рублевой зоны. Одновременно была осуществлена либерализация цен, ликвидировано большинство субсидий и дотаций, бюджетный дефицит был сведен к минимуму.

В России, как видно из рис. 10.1, инфляцию практически удалось остановить в 1996–1997 гг. Основными средствами ее подавления послужили резкое снижение темпов предложения денег (табл. 10.5), прекращение финансирования дефицита госбюджета федерального бюджета за счет кредитов Центрального банка, введение с июля 1995 г. «валютного коридора» для обменного курса рубля к доллару США, директивное ограничение роста цен на продукцию естественных монополий[78].

 

Таблица 10.5. Рост предложения денег в России в 1992–1997 гг.

Год
Прирост М2, %            

 

Одним из вариантов шоковой терапии является проведение предваряющей либерализацию цен (или совмещенной с ней) денежной реформы конфискационного типа с последующим проведением жесткой монетарной политики. Реформы такого типа предполагают проведение обмена старых денег на новые в определенном соотношении без изменения номинального уровня доходов и цен. При этом на суммы подлежащих обмену старых денег нередко накладываются определенные ограничения, иногда дифференциро­ван­ные для различных экономических субъектов. Реформы конфискационного типа могут оказаться полезными при переходе от подавленной подавленная к открытой инфляции. В этом случае конфискационная денежная реформа выравнивает номинальную массу (новых) денег по сложившемуся уровню реальных доходов вместо того, чтобы, как это происходит при простой либерализации цен, выравнивать уровень реальных доходов по сложившемуся объему денежной массы.

Конфискационные денежные реформы разной степени жесткости проводились во многих странах, особенно в послевоенные годы (Венгрия – 1946 г., ФРГ – 1948 г. и др.). К такому типу относится и проведенная в 1947 г. в СССР денежная реформа; правда, она была совмещена не с либерализацией цен, а с отменой карточной системы. Эта реформа позволила, несмотря на отмену карточной системы, снизить розничные цены в среднем на 17%, а по сравнению с коммерческими – в 2.5–3 раза[79]. Однако следует иметь в виду, что такого рода денежная реформа может оказаться эффективной в долгосрочном аспекте лишь при условии одновременного изменения денежной и кредитной политики в сторону ее ужесточения.

По-иному влияет на инфляционные ожидания экономических субъектов политика постепенного снижения темпов роста денежной массы – градуирования. В этом случае возникает инерция инфляции: экономические субъекты привыкают к постоянному росту цен и заключают контракты с учетом продолжения инфляции, тем самым поддерживая ее. Продолжительная инфляция сокращает спрос на отечественные деньги и ведет к «долларизации» экономики

Одним из факторов, порождающих инфляционную инерцию, является индексация денежных доходов, которая часто ассоциируется с защитой от инфляции , хотя на деле инициирует ускорение роста денежной массы и самой инфляции. Попытки следовать этим путем привели лишь к увеличению инфляции. Так, в Израиле индексация способствовала росту инфляции с 40% в 1974 г. до 130% в 1980-м и 425% в 1984 г. В середине 80-х гг. в большинстве стран индексация как средство приспособиться к инфляции или игнорировать ее была либо существенно модифицирована, либо прекращена.

Как свидетельствует опыт, политика градуирования может оказаться успешной, если рост денежной массы и уровня цен не превышает 20–30% в годовом исчислении. Примеров успешного проведения этой политики, когда инфляция достигает нескольких сотен или тысяч процентов в год, нет.

Дилемма шоковая терапия–градуирование стимулирует разработку моделей «оптимальной» антиинфляционной политики. Рассмотрим их суть на примере одной из простейших таких моделей[80].

Представим издержки общества в связи с существованием инфляции и конъюнктурной безработицы следующей функцией:

 

, (10.23)

 

где m и d выражают сравнительную значимость для общества изменения темпа инфляции и уровня безработицы.

Переменные и находятся в отношении субституции; при ценообразовании по методу «затраты плюс» соотношение их значений представляет модифицированная кривая Филлипса:

 

, (10.24)

 

где a – параметр, характеризующий изменение уровня денежной зарплаты в период t по сравнению с периодом t – 1 в зависимости от уровня безработицы в периоде t.

Задача экономической политики правительства – минимизировать значение функции (10.23) при ограничении (10.24).

Для большей наглядности придадим параметрам модели числовые значения: u* = 10; a = 0,8; m = 0,4; d = 0,6; и представим решение задачи графически.

На рис. 10.23 изображено семейство изокост (кривых равных издержек общества), построенных в соответствии с функцией (10.23) по формуле

 

.

 

Чем ниже расположена изокоста, тем меньшей сумме издержек она соответствует.

Пусть в исходном состоянии экономики существует полная занятость при инфляции ; на рис. 10.23 оно представлено точкой A. Через эту точку проходят изокоста С = 102,4, представляющая множество сочетаний и , при которых общественные издержки равны 102,4, и кривая Филипса , представляющая множество возможных сочетаний и при pe = 16%.

Первый шаг «оптимальной» антиинфляционной политика сводится к тому, чтобы перевести экономику из точки А в точку касания кривой Филлипса F1 с наиболее низкой изокостой. В нашем примере это изокоста С = 71,8. Точка их касания имеет координаты u = 16; p = 11,2. Поэтому правительству нужно уменьшить темп прироста денег, а следовательно и темп инфляции, до 11,2%: в результате установится новое динамическое равновесие при темпе инфляции 11,2% и уровне безработицы 16%.

Как и в модели инфляции, примем, ; тогда в следующем периоде кривая Филлипса сместится вниз (F1 ® F2), принимая вид . Она касается изокосты С = 35,2 в точке с координатами u = 14; p = 8. Значит, на втором шаге правительство должно снизить темп прироста денег до 8%. На этом этапе в рассматриваемом примере снижается не только инфляция, но и безработица.

Дальнейшее изменение экономической конъюнктуры в результате «оптимальной» антиинфляционной политики отмечено на рис. 10.23 стрелками.

Иногда в качестве альтернативы чисто монетарным методам борьбы с инфляцией предлагают так называемую политику цен и доходов. Ее суть в том, что правительство в директивном порядке либо замораживает цены и номинальные доходы (вариант шоковой терапии), либо ограничивает рост денежной зарплаты ростом средней (по стране) производительности труда, а рост цен – ростом расходов на оплату труда (вариант градуирования). Аргументы сторонников политики цен и доходов сводятся к тому, что, во-первых, контроль за ценами и доходами делает несбыточными все инфляционные ожидания (и рабочих, и предпринимателей) и таким образом уничтожает инфляционную инерцию, и, во-вторых, он подрывает способность монополий повышать цены, а профсоюзов – заработную плату.

Оппоненты политики цен и доходов обращают внимание на то, что без сокращения роста денежной массы подобная политика обречена на неудачу. Обычно при этом указывают на опыт введения контроля за ценами в США администрацией президента Никсона. Контроль был введен в августе 1972 г., когда инфляция (в годовом исчислении) составляла 3–5%. Спустя 2 года она достигла 12%, поскольку рост бюджетного дефицита и денежной массы из-за продолжающейся вьетнамской войны перекрыл эффект, который, быть может, и был получен в результате введения контроля за доходами. Поэтому такой контроль может рассматриваться лишь как дополнительный инструмент антиинфляционной политики.

Однако наиболее жесткие оппоненты политики цен и доходов идут в своей критике дальше. Они указывают, что такая политика не только не снижает инфляционных ожиданий, но, напротив, провоцирует их рост. И предприниматели, и профсоюзы ждут не дождутся отмены контроля, и в это время их аппетиты в отношении роста цен и доходов увеличиваются. Кумулятивный эффект отложенных инфляционных ожиданий может привести к резкому всплеску инфляции после отмены контроля. А накопленные за время контроля отклонения замороженных цен от их рыночного уровня делают такой исход более чем вероятным. Поэтому политика цен и доходов может оказаться успешной лишь при ее продлении на неограниченно долгий срок, что означало бы по существу подавление рынка и перевод открытой инфляции в подавленную.

С этой точки зрения замена рыночного механизма административно-командной системой в СССР явилась не результатом следования идеологическим установкам, а всего лишь побочным продуктом проводившейся в 30-е гг. политики цен и доходов. Столкнувшись в первые же годы индустриализации с резким ростом номинальной зарплаты из-за конкуренции отраслей и предприятий на рынке труда и стремясь в то же время сохранить высокие темпы индустриализации, правительство постепенно ввело жесткий контроль за уровнем зарплаты на каждом предприятии. Средства на зарплату выдавались учреждениями Госбанка лишь в меру выполнения предприятиями установленных планов производства и роста производительности труда. Одновременно была резко ограничена мобильность рабочей силы (введение паспортов, прописки, трудовых книжек, замена свободного найма «оргнабором», распределением и перераспределением специалистов, ограничения на право менять место работы). Хотя впоследствии ряд этих мер был отменен или ослаблен, все же их основной костяк позволил в послевоенные годы резко ограничить рост номинальной зарплаты и перевести инфляцию из преимущественно открытой, какой она была в 30-е гг., в преимущественно подавленную (1955–1991 гг.).

Политика цен и доходов использовалась для борьбы с инфляцией в ряде развивающихся стран в 80-е гг. Ее результаты неоднозначны. В Аргентине, Бразилии, Перу она не дала положительного эффекта, тогда как в Мексике и Израиле она оказалась успешной. В то же время в Боливии успех в борьбе с инфляцией был достигнут исключительно монетарными методами, без введения какого-либо контроля за уровнем цен и доходов.

На выбор варианта антиинфляционной политики правительства существенно влияет социально-политическая обстановка в стране, поскольку распределение издержек этой политики между различными социальными слоями общества зависит от выбранного варианта. Если сокращение бюджетного дефицита госбюджета будет осуществляться путем сокращения государственных расходов, то издержки такой политики лягут в основном на сферу, финансируемую за счет бюджета (предприятия, имеющие доступ к дешевым кредитам и безвозмездным дотациям, бюджетники, социальная сфера). Если оно будет осуществляться за счет роста налогов на прибыль и экспортных тарифов, издержки лягут в основном на предпринимателей и работников негосударственных предприятий. Распределение бремени повышения личных налогов зависит от того, будет ли это распределение пропорциональным или прогрессивным. Поэтому правительство испытывает постоянное давление «групп интересов» и в случае своей слабости может оказаться вообще не способным к выбору и последовательному осуществлению своего политического курса.

В целом из анализа причин возникновения инфляции следует, что ее предотвращению лучше всего способствуют скоординированные действия правительства и частного сектора. Правительству следует в ходе: а) фискальной политики стабилизировать государственные расходы и систему налогообложения; б) денежной политики стремиться к равенству темпов роста предложения денег темпам роста производственного потенциала страны (национального дохода полной занятости); в) валютной политики (которая рассматривается в главе 12) не допускать импорта инфляции. В то же время предпринимателям и домашним хозяйствам при определении политики заработной платы следует придерживаться равенства темпов роста ставки заработной платы темпам роста производительности труда.

Краткие выводы

 

Комплексный анализ влияния инфляции на экономическую конъюнктуру можно провести, установив характер зависимости размеров совокупного спроса и совокупного предложения от темпа роста уровня цен, т. е. построив динамические функции этих макроэкономических агрегатов. Динамическая функция совокупного предложения основывается на: а) обратной зависимости денежной ставки зарплаты от уровня безработицы; б) прямой зависимости уровня национального дохода от уровня занятости; в) инфляционных ожиданиях продавцов труда; г) ценообразовании по методу «затраты плюс». В системе координат pt, yt график динамической функции совокупного предложения с адаптивными инфляционными ожиданиями имеет положительный наклон в коротком периоде и перпендикулярен к оси абсцисс в длительном периоде. При рациональных инфляционных ожиданиях величина реального национального дохода совершенно неэластична по темпу инфляции (график yS(pt) всегда перпендикулярен к оси абсцисс).

Для построения динамической функции совокупного спроса необходимо: а)различать номинальную и реальную ставки процента, б)установить зависимость спроса на инвестиции от ожидаемой реальной ставки процента и в)представить в виде приращений зависимость объема совокупного спроса от определяющих его факторов. Ее график в системе координат pt, yt имеет отрицательный наклон, так как при заданном номинальном количестве денег с повышением темпа инфляции уменьшаются реальные кассовые остатки, что ведет к повышению реальной ставки процента и снижению совокупного спроса.

Точка пересечения графиков динамических функций совокупного спроса и совокупного предложения на перпендикуляре национального дохода полной занятости соответствует динамическому равновесию экономики, при котором темп инфляции постоянен и равен темпу прироста предложения денег.

Равновесный темп инфляции повышается (понижается) вслед за повышением (понижением) темпа прироста предложения денег. При этом в случае адаптивных ожиданий во время перехода от одного равновесного состояния к другому возникает конъюнктурный цикл. В первой фазе этого цикла ускорение инфляции сопровождается ростом национального дохода. Затем наступает фаза стагфляции, характеризующаяся снижением объема реального национального дохода при продолжающемся росте уровня цен; причем рост последнего опережает рост количества находящихся в обращении денег. В случае рациональных инфляционных ожиданий изменение темпа прироста денег сразу, минуя конъюнктурный цикл, изменяет темп инфляции в том же направлении.

Разовое увеличение государственных расходов (автономного спроса) без увеличения темпа прироста денег при адаптивных ожиданиях вызывает конъюнктурный цикл, после которого темп инфляции восстанавливается на прежнем уровне. При рациональных ожиданиях фискальный импульс полностью нейтрализуется «эффектом вытеснения».

Непременным условием возникновения или ускорения инфляции является повышение темпа прироста предложения денег. При экзогенном увеличении темпа роста денежной массы говорят, что инфляция имеет монетарное происхождение. Если ускорение предложения денег явилось следствием изменений в реальном секторе экономики (рост издержек производства, структурные сдвиги спроса), то инфляция имеет немонетарный характер.

Важнейшим социально-экономическим следствием инфляции является перераспределение дохода и имущества между населением и государством, а также между различными слоями населения, снижающее эффективность использования производственных ресурсов страны.

Необходимой составляющей антиинфляционной политики, направленной на предотвращение гиперинфляции, является снижение темпа прироста денежной массы, приводящее к спаду производства и сокращению занятости. История гиперинфляций, разразившихся в первой половине 90-х гг. в большинстве стран, переходивших от централизованно управляемой к рыночной экономике, подтверждает этот вывод теории инфляции. Выбор между двумя вариантами антиинфляционной политики – шоковой терапии и градуирования – осуществляется в зависимости от конкретной социально-экономической ситуации в стране.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.