Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Культурные ландшафты (проблема понимания в современной отечественной науке)





В отечественную научную литературу термин «культурный ландшафт»

введен Л.С. Бергом. В статье «Предмет и задачи географии» (1915 г.) он писал:

«Другими словами конечную цель географии составляет изучение и описание

ландшафтов как природных, так и культурных. Природными ландшафтами мы

называем такие, в создании которых человек не принимал участия, в отличие от

культурных, в которых человек и произведения его культуры играют важную роль.

Город или деревня, по нашей терминологии, суть составные части культурного

ландшафта» [1; цит. по: 2, с.133].

Все выделенные и развиваемые в отечественной географической литературе

подходы к пониманию культурного ландшафта потенциально содержатся в

определении культурного ландшафта, которое дал Л.С. Берг еще в 1915г. Они

представляют собой или авторскую расшифровку определения Л.С. Берга, или

концепции, в которых делаются акценты на какой-то один или несколько

неотъемлемых элементов культурного ландшафта, которые, по мнению

современных авторов, или недостаточно проанализированы, или недостаточно

используются в практической деятельности.

Действительно, по Л.С. Бергу, культурный ландшафт – это такой ландшафт, в

котором человек и произведение его культуры играют важную роль. У Л.С. Берга

нет расшифровки понятий «произведения культуры человека» и «играть важную

роль». Вкладывая разный смысл в эти понятия, можно сконструировать большое

число подходов к пониманию культурного ландшафта. Практически так это и

делалось в отечественной географической науке, и это естественный путь развития

концепции культурного ландшафта. Какие расшифровки базовых понятий

определения Л.С. Берга выдвигались на передний план, зависело от внешних

факторов, а сами расшифровки определялись внутренней логикой развития

географии культуры.

Все подходы к определению культурного ландшафта можно разбить на три группы:

1) подходы, в которых доминируют авторские расшифровки базовых понятий

культурного ландшафта, выделенных Л.С. Бергом;

2) подходы, в которых доминируют внешние цели;

3) подходы, в которых происходит интеграция внешних целей с авторским

пониманием базовых понятий культурного ландшафта, выделенных Л.С. Бергом.

Сведем эти три подхода в единую таблицу (таблица 1).

 

История становления и развития концепции культурного ландшафта позволяет

сделать вывод о том, что наиболее оптимальным подходом к выделению и анализу

культурных ландшафтов является подход Ю.А. Веденина и его сотрудников, ибо он:

а) культурный ландшафт рассматривает как интеграционную систему

природных и культурных компонентов территории: культура во всех ее проявлениях

(материальная, духовная) интегрируется с особенностями той территории, на

которой она развивается, - ее ландшафтами, природно-ресурсным потенциалом,



историей развития и т.п.;

б) учитывает тенденцию унификации культуры как для мира в целом, так и

для региональных пространств в частности, в результате которой все больше

нивелируются культурные различия между регионами, постепенно и постоянно

снижается осознание ценности природной среды для формирования типа культуры

[21]. Этой тенденции в массовом сознании противостоит концепция культурного

ландшафта, разрабатываемая Ю.А. Ведениным и его сотрудниками, ибо она в

частности направлена на выявление и сохранение культурного своеобразия

регионов. Культурные ландшафты (урочища, местности и локальные объекты,

имеющие этическое, эстетическое и этническое значение), - это специфическая

группа природных резерватов. Известно, что многими этносами были выработаны

экофильные традиции, когда под негласную охрану народа брались сакральные

природные объекты или «священные урочища» [22]. Память о таких местах

сохранилась в мифах, легендах, народной памяти. Этот элемент духовной культуры

является основанием для создания сакральных природных резерватов, что

укладывается в концепцию культурного ландшафта Ю.А. Веденина;

в) четко задает программу выявления в этой системе следов прошлой

деятельности человека и ее оценки с точки зрения влияния на природный каркас территории;

г) обеспечивает нахождение правильных решений ситуаций, возникающих

при анализе выделения и охраны культурного наследия;

д) перебрасывает мостик от прошлого культурного наследия к современному;

е) позволяет решить проблему качественной гармонизации состава объектов

Всемирного наследия.

Дальнейшее развитие концепции культурного ландшафта, которую

разработали Ю.А. Веденин и его сотрудники, может идти разными путями. Одним

из них является применение к его анализу синергетической парадигмы. Уже сегодня

можно сделать следующие выводы:

1. Любой культурный ландшафт – это определенная система. В литературе

термин «система» разными авторами определяется по-разному, причем в этих

определениях есть существенные различия. Одно из наиболее общих определений,

данное в современном отечественном философском энциклопедическом словаре,

такое: «Система – это объединение некоторого разнообразия в единое и четко

расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям

занимают соответствующие им места» [23, с. 415]. Действительно, основные

элементы культурных ландшафтов (природные: литогенная основа, атмосфера,

животный мир, почва, растительность, подземные и поверхностные воды,

человеческое сообщество, проживающее на территории культурного ландшафта;

технические: транспортные сети, дамбы, искусственные водоемы, ЛЭП и

подстанции и т.д.; социально-культурные: музеи, научные учреждения,

искусственно созданные парки, фонтаны и т.д.) четко разграничены и занимают

строго определенное место по отношению к целому и всем его остальным частям.

2. Культурные ландшафты являются открытыми системами, под которыми

понимаются системы, обменивающиеся веществом и энергией с окружающей средой.

3. Культурные ландшафты являются нелинейными системами. Это

утверждение требует специального разъяснения. Если математическая модель

протекающих в системе процессов является линейной, то и саму систему принято

считать линейной. Если же она является нелинейной, то и систему считают

нелинейной. Линейность и нелинейность – это разные способы описания систем. По

отношению к одним процессам система может рассматриваться как линейная, а по

отношению к другим – как нелинейная. Так как в географии культуры не

разработаны математические модели культурных ландшафтов, то воспользоваться

математическим различием линейных и нелинейных систем нельзя. Нелинейный

подход – более точный. Линейность моделей многие процессы, протекающие в

системе, как бы стирает, делает их невидимыми. Возникает вопрос: можно ли найти

качественное различие линейного и нелинейного описания процессов,

происходящих в системе? - можно. Если системы состоят из очень большого числа

элементов, связи между которыми носят случайный характер, то есть ее можно

рассматривать как статистический ансамбль, то такую систему будем считать

нелинейной. Если же элементов у системы мало и связи между ними носят жесткий

характер, то есть они не рвутся в процессе ее эволюции, то такую систему будем

считать линейной.

Анализ различных описаний культурных ландшафтов показывает, что все они

описываются как линейные системы. Это, безусловно, оправданно, но на сегодня

этого недостаточно - желательно переходить к их нелинейному анализу. Для этого

есть все основания. Действительно, число элементов в культурном ландшафте

большое. Ядром целостности культурных ландшафтов является деятельность

населения, проживающего на этой территории или «ухаживающего» за ней. Именно

она, как бы ни была регламентирована, создает основной массив случайных связей

между элементами культурных ландшафтов. Это относится и к рукотворным

ландшафтам, которые характеризуются четкой пространственной организацией и в

своем развитии подчинены целеполаганию своих создателей, и к естественно

сформировавшимся (эволюционировавшим) ландшафтам, и к ассоциативным ландшафтам.

Элементарные явления, происходящие в культурных ландшафтах:

способность их элементов к воспроизведению с изменениями, к локальным

структурным изменениям, способность передавать хранящуюся в них информацию

управляющим системам культурных ландшафтов – указывают на их нелинейность.

С.П. Капица, С.П. Курдюмов и Г.Г. Малинецкий подчеркивают, что «по

существу, нелинейность означает огромное разнообразие поведения и богатство

возможностей, - пороговые эффекты, неединственность решений (выделено нами. –

А.Л.), существование хаотических траекторий, парадоксальный «антиинтуитивный»

отклик при изменении внешних воздействий [24, с.45]. Физически неединственность

решений трактуется как наличие у нелинейной системы возможности нескольких

путей ее эволюции. Значит, культурные ландшафты порождают не один, а

несколько возможных путей эволюции системы. Причем каждая конкретная

нелинейная среда порождает не любые, а строго определенные пути эволюции. На

практике это означает, что нельзя увлекаться только общей характеристикой

культурных ландшафтов. Она, безусловно, нужна, ибо позволяет выявить их

сущностные характеристики. Но не менее важно выявление специфических

признаков конкретных культурных ландшафтов. Именно от специфики конкретного

культурного ландшафта зависят возможные пути его эволюции. Другими словами,

типологическое разнообразие культурных ландшафтов как объектов наследия и

алгоритмы их описания позволяют выявлять возможные пути их эволюции. У

разных конкретных культурных ландшафтов они различны. Это тоже их сущностная характеристика.

Итак, любые культурные ландшафты можно считать открытыми нелинейными

системами, в то время как они описываются как линейные системы. Сегодня есть

все основания переходить к описанию культурных ландшафтов как сильно

нелинейных открытых систем. А это означает, что открывается перспектива

применения к их анализу синергетической парадигмы. Главная проблема – это

однозначно ответить на вопрос, могут ли культурные ландшафты появляться и

развиваться за счет самоорганизации определенных территорий. Если да, то какие

условия для этого надо создавать? При этом нельзя забывать, что определенные

образцы культурных ландшафтов могут существовать только за счет специфических

воздействий на них.

Важным направлением развития теории культурных ландшафтов является

понимание того, что культурный ландшафт как природно-культурный комплекс

целесообразно рассматривать только на самом низком территориальном уровне. На

более высоких уровнях организации формируются культурно-ландшафтные

системы и культурно-ландшафтное пространство. Под культурно-ландшафтной

системой целесообразно понимать совокупность культурных ландшафтов разного

размера, имеющих сходные условия развития, связанных территориально и

взаимодействующих друг с другом. Под культурно-ландшафтным пространством

целесообразно понимать структурный компонент географического пространства,

аналогичный по свойствам с геокультурным пространством, где в качестве

взаимодействующих геокультурных систем выступают культурные ландшафты.

Культурно-ландшафтное пространство неоднородно. Районирование

позволяет выявить особенности культурно-ландшафтного пространства

исследуемой территории, проследить закономерности формирования и развития

культурно-ландшафтных комплексов разного ранга. Особенности структуры и

свойства культурных ландшафтов обусловливают специфику и сложность методов

их районирования.

В отечественной географии сложились три основных подхода к изучению

культурных ландшафтов, в рамках которых происходило развитие методов их

районирования – классический, этнолого-географический и информационно-аксиологический.

Методические разработки по районированию культурных ландшафтов

обладают рядом недостатков, которые затрудняют их применение. В первую

очередь, часть разработок сложна для практического применения, что связано с

недостаточной проработанностью приемов выделения операционных

территориальных единиц. Во-вторых, часто наблюдается не согласованность разных

таксономических уровней районирования – подробно рассматриваются крупные

таксономические единицы, уровни меньшие по размерам остаются в тени. В

третьих, несогласованность методов районирования при разных подходах к

пониманию культурных ландшафтов может приводить к искажению результатов

исследований дифференциации культурно-ландшафтного пространства. Синтез трех

основных подходов осуществил А.А.Андреев [25].

В качестве основы районирования им использована иерархия

таксономических уровней, построенная по принципу деления на микро-, мезо- и

макроуровни. Для согласования основных уровней районирования использованы

промежуточные таксономические единицы. Применительно к культурным

ландшафтам им была создана иерархическая система из девяти таксономических

уровней (таблица 2)

Культурно-ландшафтное районирование территории подразумевает

использование принципа районирования «снизу-вверх» (от минимальных структур

до крупных), что позволяет проследить трансформацию культурно-ландшафтного

пространства и изменение соотношения признаков районирования на разных уровнях.

Основа районирования культурных ландшафтов на микроуровне - выявление

устойчивых, минимальных по размерам культурно-ландшафтных комплексов. В

качестве базовой минимальной по размерам структуры культурно-ландшафтного

пространства была использована культурно-ландшафтная единица.

Культурно-ландшафтная единица (далее КЛЕ) – это компактное, устойчивое

природно-культурное территориальное образование, обладающее набором

специфических свойств, позволяющих отделить его от других подобных структур.

КЛЕ обладают свойствами, определяющими их структуру: однородность,

специфический набор признаков, устойчивость. Совокупность КЛЕ образуют

культурные ландшафты.

Размеры КЛЕ обычно не превышают на местности нескольких квадратных

километров. КЛЕ формируются на местности локально, при условии сочетания

определенных особенностей природной основы (или природного слоя, согласно

Ю.А. Веденину) и антропогенного воздействия (антропогенный слой). При этом

антропогенный слой может включать в себя и нематериальные составляющие –

духовную культуру, особенности восприятия природы местным населением, традиции и т.д.

Человек и его социокультурная деятельность выступают как фактор

формирования культурного ландшафта. Поэтому на самом низком иерархическом

уровне размеры культурно-ландшафтных комплексов (в данном случае – КЛЕ)

будут определяться радиусом повседневной доступности населения, проживающего

на данной территории.

Таблица 2 – Таксономические уровни культурно-ландшафтного районирования

В качестве центров КЛЕ выступают населенные пункты или другие крупные

ландшафтообразующие объекты (например, усадебные комплексы).

Культурно-ландшафтные единицы на топографической карте образуют

своеобразный рисунок, который позволяет сделать выводы о составе, расположении,

структуре и свойствах основных частей культурных ландшафтов региона. Анализ

структуры и расположения КЛЕ необходим для получения основного массива

информации, который используется на последующих этапах районирования.

В 2008 году В.Н.Калуцков издал монографию «Ландшафт в культурной

географии» [26]. В монографии анализируется с позиций автора становление

ландшафтной концепции в современной культурной географии (в англо-

американской, немецкой, французской и российской научных школах). Культурный

ландшафт автором рассматривается как социоприродная и гуманитарно-

информационная система. Так как эта монография есть на кафедре географии

университета, то мы дадим лишь беглый обзор ее основных идей.

В культурной географии одной из точек роста является ландшафтная

концепция. Систематическая разработка проблематики культурного ландшафта в

российской культурной географии активно осуществляется в 1990-е годы. В этот

период формируется адекватный понятийно-терминологический аппарат,

складываются разные подходы к культурному ландшафту, выстраивается система

методов, проводятся первые полевые исследования культурных ландшафтов. В

настоящее время быстро развиваются новые ландшафтно-ориетированные

дисциплины – ландшафтная эстетика и дизайн, учение о культурном ландшафте как

объекте наследия, концепция антропогенного ландшафтоведения, ландшафтное

планирование, исследования по этнокультурному ландшафтоведению и т.д.

Существует не только внутренняя, но и внешняя потребность таких исследований.

Во-первых, это сфера культурного и природного наследия. Эффективность

ландшафтного подхода проявилась в данном случае в формировании

принципиально новых объектов наследия, сочетающих в себе уникальные

природные и культурные свойства.

Во-вторых, это сфера национальной и региональной культурной политики. В

данном случае актуальность культурно-ландшафтно тематики заключается в том,

что культурное разнообразие, наряду с природным разнообразием, является важным

ресурсом развития страны и ее регионов.

В-третьих, к исследованиям региональных городских культурных ландшафтов

большой интерес проявляет сфера развивающегося экологического и историко-

культурного туризма.

В-четвертых, процессы регионализации и муниципализации страны требуют

мобилизации внутренних культурных ресурсов в контексте формирования

городского менталитета, новых местных идентичностей.

Обращаем внимание читателей, что в монографии подробно рассматриваются: 1.Методологические и методические аспекты исследований культурных

ландшафтов, в частности:

а) методологические аспекты исследований культурного ландшафта:

компонентная структура культурного ландшафта, «внешний» и «внутренний»

культурный ландшафт, концептуальные модели культурного ландшафта;

б) методические аспекты исследований культурного ландшафта: полевые

культурно-ландшафтные методы, аналитические культурно-ландшафтные методы .

2.Культурный ландшафт как социоприродная система, в частности:

а) основные пространственные свойства культурного ландшафта:

центрированность, полимасштабность, анизотропность;

б) человеческое сообщество и пространственная организация культурного

ландшафта: топос как единица пространственной организации культурного

ландшафта, пространственная организация традиционных культурных ландшафтов

регионального уровня.

3. Культурный ландшафт как гуманитарно-информационная система, в частности:

а) представление о репрезентации культурного ландшафта;

б) типы и формы репрезентаций культурного ландшафта;

в) репрезентационные комплексы культурного ландшафта;

г) представление об интерпретации культурного ландшафта;

д) стратегии интерпретации и прочтение ландшафта;

е) информационная концепция культурного ландшафта.

4. Таксономия и районирование культурных ландшафтов, в частности:

а) подходы в культурно-ландшафтном районировании;

б) культурные ландшафты в цивилизационном измерении;

в) таксономия и районирование культурных ландшафтов на региональном уровне.

5. Этнокультурное ланшафтоведение, в частности:

а) предмет, объект и основные понятия эт нокультурного ландшафтноведения;

б) основные исследовательские направления этнокультурного

ландшафтоведения: этноприродное ландшафтноведение,

антролполандшафтоведение, лингволандшафтоведение.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.