Через пять минут физическая оболочка термиса превратилась в салат из розоватого месива, ошпаренных радиацией полусгнивших костей и лохмотьев прожженной одежды.
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Через пять минут физическая оболочка термиса превратилась в салат из розоватого месива, ошпаренных радиацией полусгнивших костей и лохмотьев прожженной одежды.





(отрывок из книги «Спаун и Героймен: на Заре Правосудия»)

 

 

Не обвиняя в произошедшем Макдауэла, только мерзавца Соколова, Родригес распорядился, чтобы над ОСЬЮ Дэт-рока немного “поколдовали” - поставили антивирусное программное обеспечение, выявили уязвимость и “запаяли”. Разработчики из Trask Industries, для которых не существовало ничего невозможного, за час с лишним нашли шпионскую прогу и успешно ее удалили...

 

С живыми бойцами обстояло все гораздо сложнее, ведь их невозможно починить, как того же Макдауэла. Но если Пиранделло, не унывавшего итальянца, эксперта по дальней стрельбе из винтовки, небезнадежного механика, еще могли похоронить, как подобает, то… в деле с Рубертсом, чьи ошметки представляли угрозу для людей ввиду их заражения, цивильный обряд погребения пришлось отменить. То, что осталось от индейца, сожгли в ближайшем населенном пункте, а штаб трижды продезинфицировали.

 

Сафарова держала Парошина за руку. Они вместе смотрели, как уносят тела их камрадов, вместе переживали за будущее команды, за Тейлора…

 

Ханк, которому в принципе фиолетово на потери средь ОПБ, и которому еще фиолетовей на то, что станется с их группой в дальнейшем, притворялся как мог, выказывал сочувствие жестами, частым подмигиванием…

 

В Родригесе взыграло чувство самопрезрения. Снова вырисовывался шаблон, хорошо знакомый по прошлым временам: похожие ощущения угнетали каждый раз, когда кто-то гибнул из его состава, а сегодня человек погиб, спася его жизнь ценой собственной. И это определенно что-то да значило…

 

Безынициативные Роберто и Дурсль, взявшие в привычку отмалчиваться, никуда не влезая, когда происходило что-то чрезвычайно трагичное, тоже весьма помрачнели. Еще недавно бойцы общались с погибшими, делились с ними впечатлениями, оставшимися после удачной миссии в Кувейте, и потому парням было нелегко представить, что теперь эти люди больше не встанут. Пиранделло и Рубертс, безусловно, останутся в памяти всех, кто их знал… и будут вспоминаться, в первую очередь, как друзья, а уж потом, во вторую, как члены правительственного спецподразделения.



 

 

Через пять часов после прибытия бригады программистов, включающей десять человек.

Альбина, у которой на языке вертелись десятки соболезнований, припасенные для премного уважаемого шефа, наблюдала сквозь стекло, как профессионалы возятся с поврежденным Дэт-роком, тестируют, проводят глубокий анализ работоспособности микросхем и модулей, делают повторную проверку на наличие шпионского ПО.

- Ты в порядке? – спросил у подруги Владимир, потративший полдня на разбор первопричин, приведших к смерти его сослуживцев. Из-за отсутствия настроения начальник был непробиваем, и долго ленился выкладывать русскому, “почему, где и как”.

Полу подлатали устройство, осуществляющее комплекс мер по установке дистанционного энергоснабжения и наложили несколько швов.

- Да! – без размышлений ответила девушка с легкостью, кажущейся неприемлемой в столь скорбный период, состоящий из чреды невосполнимых утрат, - А что?

- Ничего! – сдвинул брови Парошин, и с сожалением выпустил воздух из легких, - Просто трудный денек. Возвращение умершего солдата в строй оказалось не лучшей идеей…

Изменившись в лице почти до неузнаваемости, блондинка раздраженно вспылила:

- Хорош бегать вокруг да около! Говори, что тебе нужно?

- Вы с Тейлором просчитались, недооценив Соколова. Видимо, забыли, что чуть не сделал с миром Технэк! – и ее дружок тоже стал вести себя немного поразвязнее, - Неужели после всего случившегося дерьма ты продолжишь отрицать недальновидность руководства?

Не имея ни сил, ни желания убеждать любовника в чьей-то

компетентности, агентша резко развернулась и с напыщенным видом направилась в другую комнату за недостающим спокойствием.

- Альб, куда ты направилась? Ну, же вернись, и давай все обсудим! Мы уже не маленькие, чтобы сбегать от проблем! Уверена, что не хочешь вернуться к прежней жизни?

- Полностью! – сказала она, не прекратив идти.

- Таким поведением ты просто доведешь до того, что я перестану вообще к тебе подходить! Что с тобой случилось после Чернобыля? Ты сама не своя…

Затронув тему, наиболее болезненную для госпожи Сафаровой, ОПБ-шник нарвался на откровенный диалог о самом щепетильном:

- Мне приходилось вытворять ужасные вещи из-за нужды поддерживать прикрытие! Я находилась там так долго, целых три года, казавшихся вечностью, и едва не пристрастилась к садизму. Поступки, за которые мне жутко стыдно, удерживают меня здесь! – барышня говорила громко, не стесняясь показывать эмоции перед старым знакомым. Но и Парошин не был тихоней, порой перекрикивая:

- Честное слово, от твоих попыток усидеть на двух стульях хочется прыгнуть в ущелье! Выбери позицию, кто ты – мужик в теле женщины, кем так рвешься казаться, или милая и невинная овечка, которую заставили примерить волчью шкуру, чтобы она не стала десертом настоящих волков!

Но когда один человек кричит, другой стихает, как в случае с Альбиной, принявшей решение пожалеть свою глотку, а не надрываться:

- Насчет прыжка ты преувеличиваешь, и это, знаешь ли, подло…

Покуда заведенный Владимир продолжает гнуть линию по всем позициям и, кажется, не собирается стихать:

- Так ты никогда не спорила с собой! Ты думаешь ровно так, как тебе хочется, делаешь выбор в соответствии со своими далеко не идеальными взглядами на семейную жизнь, то есть, полностью исключаешь вариант ухода, обременяешься какими-то притянутыми клятвами, наверное, чтобы выглядеть бедной монашкой, но не прекращаешь ныть за три года в хохлацкой глуши! Обалденно… - на попытку вдолбить ей свою правду он потратил больше десяти минут, - И ладно бы это была бы только твоя жизнь, но ты и меня за собой тащишь, раскидываясь полунамеками, что когда-нибудь, возможно, вскоре тебе разонравится рисковать своей задницей на службе у Родригеса!

- Тащу? За собой? – беседа окончательно зашла в тупичок, и девушка, возмущенная претензиями друга из прошлого, попыталась разобрать всё по полочкам, - Что ты хочешь, чтобы я сделала? Ушла с тобой в скучный быт, нарожала кучу головастиков, идя наперекор внутреннему мнению касаемо женской предназначенности, и занесла Тейлора, как и всех парней с пушками, в черный список? Тебе будет неприятно узнать, если я скажу, что хочу пожить в свое удовольствие, но сейчас мы говорим о моей жизни!

Но это нисколечко не выручило, а еще пуще подзадорило горластого беседчика:

- Не всегда правильно доверять внутреннему мнению! – Владимир не собирался обрывать на корню попытки разубедить ее, - И надлежаще собранных доказательств/фактов, доказывающих, что решение, принятое на эмоциях, заводит не в ту степь, предостаточно! Вон,

включи бразильскую мелодраму, и увидишь море аналогичных ситуаций, когда женщины бежали от шанса завести семью, а потом сильно жалели об этом!

Да и чертовка следовала тому же “маршруту”, предпочитая розжиг Санта-Барбары спокойному завершению архинеудачного дня:

- Так, запиши эту дребеденцию в блокнот, насчет сопоставления телевидения с жизнью, а потом предложи прочесть независимому психоэксперту. Уверена, тебя тут же отправят на лечение!

- Да?

- Я пыталась быть с тобой правдивой, серьезно, изливая факты касаемо меня центнерами, нет, целыми тоннами! Но тебе не нужна правда, насколько это заметно сейчас. Ты находишься в поисках иллюзий, подменяя ими реальность. Так нельзя!

- Ты – супер-шпион, о чем не стесняешься заявлять даже, сидя в зашкваренном баре посреди полумертвых пьянчуг, актрисулька со стажем! И у меня есть миллиард поводов подозревать тебя в потере чувств ко мне, как и столько же причин считать, что тебе все же нравился твой чернобыльский курортик! – устав голосить, Владимир подумать, что мог наговорить лишнего. Теперь его засохшие губы и ослабший язык вряд ли позволили бы произнести звук более громкий, чем шепот, - А теперь, прошу, выкинь все, что мой рот сейчас набалагурил. Это вышло не нарочно, просто устойчивое объединение моих индивидуальных способностей, что в простонародье нарекают темпераментом, не подвержено возрастным изменениям.

- В лучшую сторону уж точно – Альба изо всех силенок постаралась не дуться, из всех слов, вылетевших с языка бесшабашного, за живое задели только “супер-шпион” и “актрисулька”. Даже Чернобыль она отпустила, как ни странно.

- Именно так - подписался Вован, - Никто и не спорит…

 

Разговорщики вдруг резко почестнели, избавили речь от обоюдного заискивания и раболепных реверансов. Они принялись обводить очами друг друга, стали признаваться в различных непристойностях, заронять салют парадоксомании, призванный ударить по всем противоречиям.

- Ты никогда не будешь мне доверять, да? – помощница Родригеса, по чьей спине мурашки устроили эстафету, отпустила пойманную за хвост обиду, - Никогда-никогда?

- Ты не заслужила доверия – Парошин придерживался ныней “дефензивы”, - Но тебя нельзя не хотеть! В этом вся правда, вся суть, прими ее, просто прими…

 

Просто

 

 

Вернувшись в свое тело, сознание Пола Макдауэла возжаждало прочувствовать некую априорную значимость. Совестливый дух, заключенный в кандалы, огорчился вестью о своей частичной причастности к “пожизненному увольнению” двух ОПБ-шников. Более того, Макдауэл потерял связь с предметностью, начав нести неясную абстракцию, загадку…

- Кто я – человек или машина? Кто…

 

Несильный в робопсихологии Родригес считал физическое воскресение Пола дивом, конгруэнтным возвращению Христа на грешную землю, и не мытарился повторять, как доволен, как рад, что…

- Ты снова с нами, ты здесь. Расскажи, ты помнишь что-нибудь из того, что видел, пока тебя не было в Дэт-роке?

- Я находился рядом с семьей – сказала машина, - И меня, честно говоря, устроил мой отпуск. Я вновь повидался с…

- Ты видел семью… а я когда-нибудь хвастался тем же? - пригрустил Командир, - Лучше завести ее и потом потерять, чем прослыть холостым многодорышником, но ни к одной не прилипнуть настолько, чтобы не захотелось отпускать. Петришь?

- Это русский… - отвернулся к окну полукиборг, знавший более сорока пяти языков и наречий, - А на французском что-нибудь можно?

Но и Родригес любил бахвалиться опытом:

- L'ami, ne se décourage pas (дружище, не унывай).

Дэт-рок:

- Cela est vrai (так точно).

Благодаря недюжинной терпеливости Макдауэла и еще целому ряду факторов, поддержка ребят из Trask Industries принесла желаемые плоды: Технэк – лабиринт на языке Зеддера. Помещение с запутанным планом, в котором недолго потеряться, имеющее множество путей. Но любая открытая дверь, не имеет значения опытность входящего, оказывает влияние на все составные “организма”, и таким образом можно узнать, откуда произошел взлом, можно разузнать адрес ответственного за перепрограммирование!

- Ты хотел бы выяснить, почему простая на вид пуля остановила тебя? В твоем описании говорится, что земное оружие, если оно не взрывного типа, совершенно безвредно для тебя… - Родригес экзаменовал лежачего, проверяя его смекалку, хотел убедиться, что мозги металлического человека функционируют также изумительно, как и раньше, до того, как они высыпались на пол и их пришлось соскребать со стен шпателем, - Мм?

Раскусив замануху, Дэт-рок доказал, что по-прежнему является гигантом мысли и ответил в соответствии с ожиданиями Тейлора:

- Значит, патрон относился к внеземной продукции…

 

Начальник улыбнулся в душе:

Зря сомневался. Это - истинный Пол

- Да, ты угадал. Пуля из материала, добытого на планете Сплава, супергероя, известного по земному псевдониму Джеймс Бартлетт, способна пробить металл Зеддера.

 

 

Ложиться спать никто не торопился, все разбодрствовались, разошлись. Ближе к ночи Ханк, вдруг ставший немного активнее, подстегнул Родригеса на большие достижения в сфере антитерроризма, якобы вспомнив местонахождение убежища Сокола.

- Чернобыль? – чувствуя, что что-то не сходится, Командир не спешил доверяться мутанту, - Если вдруг мы напрасно потеряем время, то…

- Лучше некуда – перебил Тейлора мечник, - На месте руководителя государства я бы хорошо подумал, разрешая службам безопасности совершать военные преступления. Меня пытали там не один год, на мне ставили эксперименты. Кое-кто проморгал детство, которого, позже выяснилось, не было. Кое-кто почти сразу стал взрослым. Ни родителей, ни прошлого…

 

Имея все причины сомневаться в достоверности некоторых заявлений неожиданно опомнившегося Ханка, Родригес поделился своей недавно

извлеченной информацией:

- Вот как я вижу ситуацию, Соколов угнездился в Белоруссии вместе с армией, состоящей из одной лишь дагестанской швали. Там, вероятно, бродит и Рысь. Что на это скажешь?

Наемник тяжело вздохнул, понурив голову, словно замышляя что-то беспорядочное и противоморальное:

- А если разделиться на две группы? – его виновато-хитрая морда, выполняющая кучу непроизвольных движений, обзавелась доселе невиданной конкретностью, - Допустим, кто-то отправится покорять Беларусь, а кому-то выпадет честь навестить киевскую область! - и потрясной убедительностью, - Императивность распространения ядерного оружия достигла рубежа в несколько сотен антитеррористических операций, и это только Европа!

Ни с того ни с сего голос управляющего заимел императивную окраску:

- Распределение сил не займет много времени! – наконец-то Родригес поверил Ханку, чего тот ждал с момента своего освобождения, -

Оба конгломерата будут включать по одному сверхчеловеку. Я возьму Дэт-рока и отправлюсь в Белоруссию… - настолько поверил, что позволил ему сделать кое-какой самостоятельный выбор, - Тебе остается назвать имена тех, с кем тебе будет удобней мочить соколовскую лигу. Ну, же!

 

Шик” – воин без страха тайно утешился, намеренно произнеся фамилию самого малоопытного ратника:

- Беру Гиннесса. Он должен мне за карточный проигрыш! – и той, к которой был по-плохому неравнодушен, - Ну, и девчонка может пригодиться…

Тейлор внезапно потребовал:

- Объясни свой выбор!

Мутанту пришлось врубить фантазию, впрочем, тесно соприкасающуюся с правдой:

- В недалеком прошедшем уже доводилось иметь в напарниках телку.

Да и контраст между участниками задания необходим, чтобы не надоесть друг другу. Ну, а Гиннесс, как уже говорил, оказался слабеньким в картишках… - и сделать взгляд повинующимся, - Как-то так. Я чист, я открыт, вам не нужно озираться в поисках подвоха.

Договорившись с предприимчивым и идущим на сделки наемником, Родригес отправился созывать оставшихся подчиненных на борьбу с экстремистами. Пропедевтический инструктаж входил в число неотменяемых обязанностей, равно как и звонок президенту, без одобрения которого не проходило ни одно громкое событие.

Геройство заключается в стремлении отдать какую-нибудь ценную собственность – Бэкон без веселья склонил к нему слух, - Но героев не существует. Мы убивали, марались не раз. Это уже делает заявку на присуждение премии за героические поступки невозможной – все понял и все разрешил, - А с меня плохой проповедник и такой же никудышный герой

 

 

Владимир и Альбина вместе уснули - вместе проснулись. Трения, происходящие по вине агрессивных внешних агентов-раздражителей, лишь множили привязку, идя на пользу отношениям, укрепляя мир, неумолимо требовательный и признающий всего одну страсть

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ – ВЕНДЕТТА.

 

Построенные по стелс-технологиям истребители и бомбардировщики причудливой формы с заоблачной ценой и неважнецкими боевыми характеристиками, оставались незримы для русских радаров. Дэт-рок разгадывал кроссворды, пытаясь хоть чем-то занять себя.

На протяжении всего полета робота не покидало утяжеляющее чувство дежавю, ведь и вправду, стояли “дискотечные” времена, когда он осматривал все это глазами Пола Макдауэла и, конечно, не мог вообразить, что станет полумашиной с человечьим сознанием.

Родригес переносил воздушное путешествие значительно легче, балуясь кофейком из кофемашины и переписываясь по мобильному с юной мулаткой, к которой обещал заскочить после миссии. “На чай”. Парошин с Дурслем обговаривали варианты проведения предстоящего отпуска, который наступит не раньше, чем через год при усердной службе.

 

- Уже скоро – поставил в известность командующий, - Мы рядом с российско-белорусской границей! – тем самым уменьшив душевную измаянность киборга, - Так что не вздумай скисать, ясно? А то опять заговорю на французском!

Полудовольный-полуозадаченный Макдауэл кинул философскую фразу:

- Человечеству не стоит стремиться к аннулированию внешнего врага, ведь зло способствует сплочению.

- Возможно! – Тейлор подпустил эту мысль на миг, - Но если не перемочим их сейчас, человечеству придется несладко! – а потом оттолкнул.

Дэт-рок считал необходимостью постоянно давать сигналы, что он не витает в облаках, а целиком и полностью сосредоточен на выполнении. Например, за пять минут до посадки он спросил друга, как поступить с Рысью:

- Думаешь, мне стоит самому прихлопнуть негодяя? Или оставить это удовольствие тебе?

- Только попробуй! – пригрозил пальцем Команд, - Кукуя в тюрьме, я

четыреста раз видел его смерть. Во сне! И я никому не прощу, если кто-то раскроет мой подарок. Доходчиво объяснил?

И в ответ послышалось патриотичное:

- Так точно!

 

Применение стелс-технологии – самая прогрессивная тенденция в проектировке и выпуске новых боевых самолётов в последние годы. Однако её использование заставляет инженеров идти на компромиссные уступки, дурно сказывающиеся на массе боевой нагрузки аппарата. Поэтому, не особо надеясь на встроенные орудия, Родригес подготовил козырь похлеще всего, что могла предложить современная авиатехника – боеготового Пола Макдауэла, спрыгнувшего с ошеломительной выси ради эффектного выхода и не разбившегося.

Задай им жару, дружище. Покажи, чего ты стоишь” – в глазах Командира промелькнула горделивая отвага, только принадлежащая на сей раз не ему, а храброму Дэт-року.

Через пять минут

Внизу разогрелось многошумное стрельбище. Исступленные причитания Видада, с горем пополам поддерживающие боевой дух преступного артеля, становились все тише и пропадали на фоне гремящих взрывков.

Мчащихся туда-сюда абреков (полуоскорбительное название жителей Дагестана) сносило самолетными пушками. Мешая слякоть с кровягой, подбитые бессильно ползали по грязной земле и ознобно подрагивали. В бывшей гостинице вылетали стекла и обваливались потолочные перекрытия.

Глядя на умирающих подручных, Рысь преисполнялся пессимизма.

Мрази

Дэт-рок, которому и море по колено, и вражьи пули нипочем, сворачивал шеи, да ломал “запчасти”, исподволь прорываясь к Видаду. Всякий, кто к нему подбегал, чтобы выстрелить, не успевал жать на курок. Полукиборг оперативно расправлялся с ублюдками - раскидывал пачками в разные стороны. А когда один из пуганых оседлал ближайшее пулеметное гнездо, то тут же был забросан гранатами. Макдауэл получил несколько ни на что не влияющих дырок, но в итоге перебил всю эту визгливую небратию.

Чувствуя себя заранее проигравшим, Видад с какой-то чрезвычайной безысходностью вынес вердикт:

- Хах, Америка настолько труслива, что, не найдя ничего достойного в собственном днищенском арсенале, забрала тебя у меня! Но ничего… - злодей подумал, раз не судьба выжить, значит, можно выболтаться, - Мир скоро погаснет. Это случится на днях, и вы еще попомните слова клятвы, данной Соколовым!

- Поэтому я и пришел! – вдруг в дали, неостывшей от боя, показался силуэт Тейлора Родригеса, намного опередившего всех своих соперников. Дагер поначалу не уделил ему должного внимания, но чем ближе фигура подходила, тем все больше яснели формоочертания, - Честно, мы не планировали никого щадить, это относится и к тебе. Но если согласишься сотрудничать, смерть будет гораздо менее болезненной, чем у твоего заказчика.

И когда до Видада дошло, кто этот “призрак”, вырвавшийся из незатемненного Кремля…

 

 

Вобрав в кулак четверть мощи, американец применил апперкот, классический удар в челюсть, и хорошенько звезданул пешке экстремиста. Охрана попыталась схватить обоих - погналась за двумя зайцами сразу, но в итоге ни одного не поймала. Тогда Ансар с силой оттолкнул этих прилипчивых “лбов”, крича об абсолютном триумфе.

- Слава терроризму!









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.