КАКИМ ОБРАЗОМ МНЕ УДАЛОСЬ РАНО ОТОЙТИ ОТ ДЕЛ
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КАКИМ ОБРАЗОМ МНЕ УДАЛОСЬ РАНО ОТОЙТИ ОТ ДЕЛ





 

Весной 1999 года у меня была намечена беседа с группой банкиров — приблизительно 250 человек — в Лос-Анджелесе. Так как в то утро я был первым выступающим, то вылетел из Финикса, где тогда жил, накануне ночью. После завтрака я сидел в своем гостиничном номере и почесывал затылок, раздумывая над тем, что им сказать. Моя обычная беседа о финансовых отчетах, финансовой грамотности и разнице между активом и пассивом казалась не подходящей для этих людей. Так как это были не просто обычные банкиры — они работали с закладными в области недвижимости, — я предполагал, что им хорошо известны те финансовые основы, о которых я обычно говорю, или, по крайней мере, они в какой-то мере с ними знакомы.

Моя беседа была назначена на 9:30 утра, а сейчас было 8:00, и я был в растерянности — какую новую идею (или хотя бы старую, но под новым углом зрения) я мог бы предложить этим банкирам. Сидя за письменным столом в своем номере, я бегло взглянул на приложение к утренней газете, которую уже принесли в номер. На первой странице была фотография счастливой супружеской четы, сидящей в своем гольф-карте. Заголовок, напечатанный жирным шрифтом над фотографией, гласил: «Мы решили рано уйти на пенсию».

Далее в статье говорилось, что эти супруги, выбравшие пенсионный план 401(k), настолько преуспели за последние 10 лет на стремительно растущем рынке акций, что решили уйти на пенсию на шесть лет раньше, чем планировали. Мужу было 59 лет, а жене — 56. Ниже приводилась следующая цитата: «Наши общие фонды увеличивались так успешно, что в один прекрасный день мы стали миллионерами. Вместо того чтобы работать в течение еще шести лет, мы отошли от дел, продали свой дом, купили небольшой коттедж в этой уединенной деревушке, положили разницу, полученную от продажи дома, на депозитный сертификат с высоким процентным доходом, сократили свои расходы и теперь каждый день играем в гольф».



Итак, я нашел тему для беседы с банкирами. Прочитав статью, я принял душ, оделся и спустился вниз к ожидавшим меня банкирам, выдающим кредиты по закладным. Ровно в 9:30 я был представлен им и поднялся на подиум. Подняв вверх газету и указав на фотографию только что ушедшей на пенсию супружеской пары, я прочитал вслух заголовок статьи: «Мы решили рано уйти на пенсию». Затем назвал возраст пенсионеров, мужа и жены — 59 и 56 лет — и прочел несколько комментариев из этой статьи. Затем, отложив в сторону газету, я сказал:

— Мы с женой тоже рано вышли на пенсию. Мы отошли от дел в 1994 году. Мне было 47, а Ким — 37.

Я сделал паузу и окинул взглядом аудиторию, чтобы дать слушателям возможность хорошенько впитать информацию. После 10-секундного молчания я продолжил беседу:

— Поэтому позвольте мне спросить, каким образом я смог отойти от дел на 12 лет раньше, чем этот мужчина, а моя жена — на 19 лет раньше, чем эта женщина? В чем разница?

Ответом было молчание; и я понял, что совершил промах. Я начал не с того. Я понял, что заговорил об этом преждевременно, я хотел заставить аудиторию думать, вместо того чтобы дать им возможность просто слушать. Мои слова прозвучали самонадеянно и дерзко, когда я сравнил свой ранний уход в отставку с той четой пенсионеров из газеты. Тем не менее мне хотелось сделать хорошую мину при плохой игре, к тому же было уже слишком поздно поворачивать назад. Я чувствовал себя дешевым комедиантом, который только что отпустил свою коронную шутку, а публика не смеется. Желая поскорее выйти из неприятной ситуации, я спросил:

— А кто из вас планирует рано отойти от дел?

И опять ответа не последовало. Никто не поднял руку. В помещении нарастало чувство неловкости. Стоя на подиуме, я чувствовал, как почва буквально уходит у меня из-под ног. Я понимал, что должен быстро что-то предпринять. Окинув слушателей беглым взглядом, я заметил, что большинство из них моложе меня. А на тех немногих, кто был моего возраста, мои слова о раннем отходе от дел не произвели желаемого впечатления. И я быстро спросил:

— Кому из вас больше сорока пяти?

И вдруг аудитория начала оживать. Я почувствовал ответную реакцию. То там, то здесь стали медленно подниматься руки. Я сразу оценил, что таких было приблизительно 60 процентов. Остальные были еще сравнительно молодые люди, по крайней мере, по сравнению со мной. Изменив тактику, я повел другую игру, задав такой вопрос:

— А кто из вас хотел бы уйти на пенсию в свои сорок с небольшим и стать свободными в финансовом отношении на всю оставшуюся жизнь?

И тут руки стали подниматься с гораздо большим энтузиазмом. Мой контакт с аудиторией начал налаживаться, и, казалось, присутствующие стали оживать. Те, кто был моего возраста или старше, испытывали некоторую неловкость, поглядывая на своих более молодых соратников, многие из которых подняли руки, показывая тем самым, что они не хотят состариться на работе. Чувствуя смущение тех, кто был моим ровесником или даже старше, я понял, что необходимо сейчас же что-то сказать, чтобы между нами не возникло отчуждения.

Улыбаясь, я подождал, пока опустятся руки, и, глядя на тех, кто был моего возраста и старше, сказал:

— Я хочу поблагодарить всех банкиров в мире, занимающихся закладными, потому что именно вы сделали возможным мой ранний отход от дел, а не мой брокер по недвижимости или мой биржевой маклер, не мой финансовый консультант и не мои квалифицированные бухгалтеры. Это вы, именно вы — банкиры, занимающиеся закладными, — сделали для меня возможным уйти на пенсию почти на 20 лет раньше, чем это смог сделать мой отец.

Глядя на аудиторию, я заметил, что начала исчезать прежняя неловкость, и теперь я мог спокойно продолжать беседу. Похоже, здесь сыграла свою роль моя осведомленность, касавшаяся их сферы деятельности. Теперь я завладел вниманием почти 80 процентов слушателей. Продолжая разговор, я повторил заданный ранее вопрос:

— Так почему же я смог отойти от дел раньше, чем эта супружеская пара, и каким образом вы, банкиры, помогли мне в этом?

И опять последовало молчание. Я начал понимать, что они не знают, каким образом оказали мне в этом помощь. И хотя опять наступила тишина, они, по крайней мере, казались несколько более оживленными, чем несколько минут назад. Я решил пока не задавать вопрос, ответить на который они не были готовы. Повернувшись к доске над кафедрой, я написал крупными жирными буквами:

 

ДОЛГ

Против

ОТЧИСЛЕНИЙ

 

Затем, обернувшись к аудитории и указав на слово долг, сказал:

— Я смог рано отойти от дел, потому что использовал долг для наполнения своего пенсионного фонда. А эта супружеская пара со своей программой 401(k) использовала отчисления для обеспечения своего пенсионного содержания. Вот почему им пришлось дольше работать, чтобы получить пенсию.

Я сделал короткую паузу, чтобы дать слушателям возможность уяснить сказанное. Наконец кто-то поднял руку и спросил:

— Вы хотите сказать, что они использовал свои деньги, чтобы уйти на пенсию, а вы использовали для этого наши!

— Верно, — сказал я. — Я использовал ваши деньги, чтобы поглубже залезть в долги, а они старались выбраться из долгов.

— Так вот почему им потребовалось больше времени, — заметил другой слушатель. — На 12 лет больше, чем вам. Им пришлось дольше работать, потому что они использовал свои деньги, свои собственные отчисления, чтобы уйти на пенсию.

Восемнадцать лет жизни

Я улыбнулся, утвердительно кивнул головой и сказал: — Что касается меня, то отход от дел в возрасте 47 лет дал мне дополнительно 18 лет жизни по сравнению с теми, кто уходит на пенсию в 65. А что значат для вас 18 лет жизни?.. 18 лет в еще сравнительно молодом возрасте? Что же касается моей жены, то она получила 28 дополнительных лет, чтобы наслаждаться своей молодостью. А многие ли из вас могли бы рано отойти от дел, чтобы наслаждаться своей молодостью, всеми удовольствиями жизни и свободой делать все, что вам хочется, имея для этого необходимые деньги?

В ответ на это поднялся целый лес рук, на многих лицах были улыбки. Похоже, люди начали оживать. Тем не менее, как и следовало ожидать, были и такие, которые сидели, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. Похоже было, что они не слишком одобряли мою речь. Циники и скептики хотели остаться циниками и скептиками. Казалось, я не смог достучаться до них. Во всяком случае, я смог исправить впечатление от очень неудачного начала, и некоторые слушатели из этой группы начали переходить на мою сторону.

Один молодой человек в первом ряду поднял руку и попросил:

— А вы не могли бы более подробно объяснить, как вам удалось отойти рано от дел, используя долги, и как те люди из газеты использовали отчисления?

— Конечно, — ответил я, обрадовавшись возможности продолжить свое объяснение. Подняв газету и указывая на фотографию, я сказал:

— Этот человек ушел на пенсию за шесть лет до положенного срока — если считать 60 лет нормальным пенсионным возрастом, — потому что на рынке акций был подъем. Итак, дела этого человека шли хорошо, поскольку он инвестировал в рынок свои собственные деньги. А теперь скажите: насколько бы лучше он поступил, если бы занял деньги в вашем банке и вложил ваши деньги в тот же самый рынок?

По аудитории прошла волна беспокойства. Мои слова встревожили многих присутствующих. Молодой человек из первого ряда, теперь уже с растерянным выражением лица, сказал:

— Но мы не дали бы ему взаймы своих денег для инвестирования в рынок акций.

— Почему? — спросил я.

— Потому, что это слишком рискованно, — ответил банкир.

Одобрительно кивнув головой, я сказал:

— Именно потому, что это слишком рискованно, этот пенсионер вынужден использовать свои собственные деньги, свои отчисления. Его пенсионный план, эта программа 401(k) работала исправно, и так же исправно шло накопление его акций. У него все шло хорошо, потому что хорошо шли дела на рынке. А дела на рынке акций шли хорошо, потому что миллионы людей, подобных ему, делали то же самое и в то же самое время. Поэтому он рано вышел на пенсию. Но ему потребовалось больше времени, так как он использовал в основном свои собственные деньги, чтобы купить долю в других инвестициях. Интересно, что он вкладывал в инвестиции, для которых ваша отрасль обычно не дает взаймы денег, потому что это слишком рискованно. Вы, банкиры, не даете взаймы людям денег для того, чтобы они спекулировали акциями на рынке, не так ли?

Большинство присутствующих отрицательно покачали головами.

— Значит, вы считаете, что ему повезло? — спросил один из банкиров.

— Скажем так, он оказался в нужном месте в нужном возрасте и в нужном цикле рынка, — сказал я. — Но если эта тенденция изменится, он может пожалеть о том, что так рано вышел на пенсию.

— А наши деньги вы использовали для инвестирования во что? — спросил еще один из участников встречи.

— В недвижимость, — ответил я. — На что же другое вы даете ссуду? Ведь вы — банкиры, работающие по закладным, а не банкиры, занимающиеся инвестициями, не так ли?

Молодой человек кивнул головой и тихо сказал:

— Мы занимаемся закладными и даем денежные ссуды под недвижимость, а не под акции, облигации и собственность взаимных фондов.

— Но разве за последние 10 лет рынок акций поднялся в цене больше, чем недвижимость? — спросила молодая женщина, сидевшая на несколько рядов дальше. — Мой пенсионный план 401(k) дает гораздо больший рост накоплений, чем большинство инвестиций в недвижимость, о которых я когда-либо слышала.

— Может быть, и так, — ответил я. — Но ваши накопления по плану 401(k) выросли в цене благодаря инерции рынка и высокой оценке капитала. Это ваша финансовая стратегия — инвестировать в инерцию рынка или возможную высокую оценку капитала?

— Нет, я не придерживаюсь такой стратегии, — сказала молодая женщина.

— И я тоже не придерживаюсь, — сказал я. — Я не инвестирую исключительно для повышения оценки капитала. Стоимость моей собственности не нуждается в оценке, чтобы я делал деньги, хотя то, чем я владею сейчас, оценивается достаточно высоко, и ни один объект собственности не упал в цене, подобно тому как это происходит время от времени со многими акциями и взаимными фондами.

— Для чего же вы тогда инвестируете, если не для повышения оценки капитала? — спросила молодая женщина.

Я инвестирую для создания денежного потока, — спокойно сказал я. — Какой денежный поток направляет в ваш карман план 401(k) на ежемесячные расходы?

— Почти ничего, — ответила молодая женщина. — Цель моего пенсионного плана — иметь весь рост оценки капитала свободным от налогов, чтобы все мои деньги остались на моем пенсионном счете. Этот план не предполагает ежемесячного денежного потока.

— А вы владеете какой-нибудь инвестиционной недвижимостью, которая давала бы вам ежемесячный денежный поток плюс налоговые льготы? — спросил я.

— Нет, — ответила молодая женщина. — Все, что я имею, — это инвестиционный план, который аккумулирует вклады во взаимные фонды[2].

— И вы — банкир, работающий по закладным? — спросил я с иронической улыбкой.

— Позвольте мне прояснить этот вопрос, — сказала банкирша. — Вы занимаете наши деньги, чтобы покупать вашу недвижимость. Каждый месяц эта недвижимость возвращает вам денежный поток. Вы и ваша жена смогли рано отойти от дел, потому что имеете денежный поток, в то время как все мы, остальные, надеемся на повышение оценки капитала наших взаимных фондов и можем рассчитывать выйти на пенсию позже, уповая на то, что рынок не потерпит краха до того момента, когда придет наш черед уходить в отставку. Другими словами, мы помогли раньше отойти от дел вам, но не помогаем себе?

— Можно посмотреть на это дело и так, — ответил я. — И вот почему я здесь: чтобы поблагодарить вас за вложения в мой пенсионный фонд. Вы вложили миллионы, поэтому я смог рано отойти от дел. Мне хотелось бы побудить вас подумать о том, чтобы сделать то же самое для себя.

Время нашей беседы уже подходило к концу, и, когда я спускался с подиума, присутствующие поблагодарили меня вежливыми аплодисментами. Наконец-то аудитория оживилась, и чувствовалось некоторое волнение, связанное с тем, что я сказал, особенно со стороны молодых людей. Когда я проходил через толпу, пожимая руки, у меня была возможность услышать кое-какие замечания. И хотя все эти люди были банкирами, работавшими с закладными, я мог услышать обычные банальные фразы, которые всегда слышу в любой толпе:

1. «То, что он говорит, слишком рискованно».

2. «Я никогда не дал бы ему никакой денежной ссуды».

3. «Он не понимает, о чем говорит».

4. «Сейчас этого нельзя сделать. Рынок уже не тот».

5. «Ему повезло. Нужно просто подождать, пока рынок рухнет, и он приползет к нам на коленях, моля о помощи».

6. «Я не занимаюсь подобными делишками и именно поэтому не владею никакой недвижимостью».

7. «Рынок недвижимости уже слишком перегружен. Он скоро обвалится».

8. «А вы знаете, сколько таких парней, как он, уже потерпели крушение и были вынуждены покинуть рынок недвижимости?»

9. «Если уровень его долгов так высок, то я не ссудил бы ему ни гроша».

10. «Если он отошел от дел, то почему проводит с нами эти беседы?»

Уроки бедного папы

Мой бедный папа часто советовал: «Иди учиться, получай хорошие отметки, найди надежную гарантированную работу, усердно трудись и копи деньги». Он цитировал также другие известные высказывания типа «Если нет заемщика, то нет и заимодавца». Или: «Грош сбереженный есть грош заработанный». Или: «Если ты не можешь себе чего-то позволить, не покупай этого. Всегда плати наличными».

Жизнь моего бедного папы была бы прекрасной, если бы он следовал собственному совету, но, подобно многим людям, он говорил то, что считал правильным, но не поступал правильно. Наоборот, он занимал деньги, чтобы купить дом и автомобили. Он никогда не инвестировал, потому что всегда говорил: «Инвестировать рискованно». Вместо этого он старался копить деньги, но каждый раз возникало какое-нибудь непредвиденное обстоятельство — и он брал деньги из своих накоплений. Он занимал деньги на вещи, которые делали его бедным, и отказывался занимать деньги на те вещи, которые могли бы сделать его богатым. Именно эти неуловимые различия определяли особенности его жизни. Из-за этих постоянных размышлений и неумелого распоряжения своими деньгами он не мог позволить себе уйти в отставку в возрасте 65 лет. Это объясняет также, почему ему пришлось работать вплоть до того самого дня, пока он серьезно не заболел (у него был рак) и не мог продолжать трудиться. Он усердно работал всю свою жизнь и последние полгода боролся за свою жизнь в больничной палате. Он был хорошим, трудолюбивым человеком, растратившим свою жизнь на тяжелую работу, стараясь избегать долгов и пытаясь скопить деньги. И в этом содержались хорошие уроки — в самой его жизни, а не в том, что он мне говорил.

Уроки богатого папы

Мой, богатый папа, человек, который был отцом моего лучшего друга, преподал мне совсем другие уроки и показал совсем другой образ мышления относительно денег. Он спрашивал:

1. «Сколько времени тебе потребуется, чтобы скопить один миллион долларов? А сколько времени тебе потребуется, чтобы занять один миллион долларов?»

2. «Кто станет богаче за определенный отрезок времени: тот, кто работает всю свою жизнь, пытаясь скопить миллион долларов, или тот, кто знает, как занять миллион долларов под 10 процентов годовых и, инвестировав их, получать 25 процентов прибыли в год на этот взятый взаймы миллион?»

3. «Кого банкир скорее ссудил бы деньгами: того, кто усердно трудится за деньги, или того, кто знает, как занимать деньги, и заставляет их надежно и усердно работать на себя?»

4. «Кем ты должен быть и что должен знать для того, чтобы позвонить своему банкиру и сказать: "Я хочу занять один миллион долларов", — а затем получить от него ответ: "Через 20 минут я подготовлю все необходимые бумаги, чтобы вы их подписали"?»

5. «Почему правительство облагает налогом ваши сбережения, но дает вам налоговые скидки, чтобы вы залезали в долги?»

6. «Кто должен быть более смышленым и обладать большими знаниями в финансовом отношении: человек с миллионом долларов сбережений или человек с миллионным долгом?»

7. «Кто должен быть сообразительнее в финансовом отношении, имея дело с долгами: тот, кто усердно работает за деньги, или тот, кто заставляет их усердно работать на себя?»

8. «Если бы у тебя был выбор относительно образования, ты выбрал бы учебу в школе, чтобы узнать, как усердно работать за деньги, или пошел бы в школу, чтобы узнать, как заставить деньги усердно работать на себя?»

9. «Почему банкир с радостью будет ссужать тебе деньги для спекуляции с недвижимостью, но будет колебаться, ссудить ли тебя деньгами, чтобы спекулировать на рынке акций?»

10. «Почему люди, которые работают усерднее всех и делают наибольшие накопления, платят больше налогов, чем те, кто работает меньше и больше занимает?»

Когда дело касается работы, денег, сбережений и долгов, становится очевидным, что мои папы имели совершенно разные точки зрения. Но самая большая разница во взглядах проявлялась в следующем утверждении моего богатого папы: «Люди из бедных и средних классов с трудом становятся богатыми, потому что они, чтобы разбогатеть, стараются использовать свои собственные деньги. Если ты хочешь стать богатым, тебе нужно понять, как использовать деньги других людей, а не свои собственные».

Эта книга не о том, как залезать в долги

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.