Донесение У. Хейстингса ' Совету директоров
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Донесение У. Хейстингса ' Совету директоров





Если бы внутреннее процветание этих провинций было бы столь же велико, как и наша внешняя безопасность, мы были бы счастливы. Но дело обстоит совсем иначе. В боль­шинстве районов в течение шести месяцев не было ни капли Дождя. Голод, смертность и нищенство невозможно описать. Более трети населения ранее богатой провинции Пурниа вы­мерло, другие провинции терпят такие же бедствия. Област­ей сборщик налогов Бихара довел до сведения нашего рези­дента, что урожай, который в этой провинции собирают в марте и апреле, в этом году был ничтожно мал, что цены наверно возросли даже после сбора урожая и что абсолютно

1 Хейстингс — английский губернатор Бенгалии (1772—1774) и генерал-губернатор Индии .необходимо вывести отряд из Банкипура за Курамнапа, чтобы спасти жизнь многим бедным людям, которые могли бы вы-жить, используя продукты, потребляемые отрядом. Хотя лкщ-крайние обстоятельства вынудили областного сборщика на° логов Бихара внести это предложение, мы не смогли прибегнуть к этому способу облегчения положения ввиду того, что вы дали определенные указания против принятия этой меры. Время крайне неблагоприятно для европейцев, находя­щихся в походе, нам необходимо держать наши войска как можно ближе к президентству, и мы сильно опасаемся быть втянутыми в те же неприятности с правителем1, из которых мы только что выпутались. Однако мы согласились перевести два батальона и кавалерию из места расквартирования войск в форт Буксар, чтобы они там расположились лагерем. Это несколько облегчит бедственное положение Патны (но в то же время усугубит бедственное положение в Буксаре, са­мом центре наиболее тяжко пострадавших областей) и не по­влечет за собой неблагоприятных политических последствий. Напротив, в связи с тем, что король и вазир возобновили интимную переписку и связь с нами, мы сочли это удобным случаем крепче привязать их к нам, рассматривая это пере­движение ваших войск как проведенное в их честь и в виде поддержки против всех агрессоров.



Положение в Бенгалии Из описания У. Хейстингса

Досточтимому Совету директоров, ведущему дела досто­чтимой объединенной Компании купцов Англии, торгующих с Ост-Индией. Форт-Вильям, 3. XI. 1772 г.

...Я хотел бы описать в общих чертах положение на дан­ном этапе.

О результатах страшного голода, поразившего эти про­винции в 1770 г. и свирепствовавшего целый год, вам было известно из наших прежних сообщений. Об этом было из­вестно также из подробных описаний, в которых все обстоя­тельства и факты, все красноречие языка использованы, чтобы вызвать, с одной стороны, сострадание, а с другой — возмущение вашими слугами, которым выпала несчастная доля быть свидетелями и очевидцами страданий ближних. Однако результаты голода не сказались на доходах и совсем нечувствительны, разве лишь для тех, с кого доход собирают несмотря на потерю по крайней мере трети населен»

1 Речь «дет о Великом Моголе Шах-Аламе II(1760—1806).

провинции и сокращение возделываемой земельной площади, в 1771 г. размер чистого дохода превысил доход 1768 г...

Естественно было ожидать, что столь великое бедствие приведет также к сокращению доходов. Этого не произошло только вследствие применения насильственных методов сбора налогов. Не так-то легко описать все те меры, к которым для этого прибегали. Трудно проследить самый процесс сбора налогов через запутанные каналы или даже перечислить все статьи, составляющие доход в первой инстанции. Однако один налог мы попытаемся описать, так как главным образом его существование содействовало сохранению одинакового размера доходов во время последних сборов. Он называется наджей, им облагались жители всех земель низкого качества для покрытия недоимок в арендной плате их соседей, которые либо умерли, либо покинули данное место. Существование этого налога, самое введение которого было неполитичным и который взимался насильственно, опиралось на старинную повсеместную практику в стране. Правительство его не санк­ционировало, но он вступил в силу сам собой. В обычных условиях, когда земли возделывались, последствия взимания его были едва ли ощутимы, и на него редко или почти ни­когда не жаловались. Находясь в противоречии с истинной справедливостью, этот налог обеспечивал государству доход в любом случае, он являлся своего рода гарантией против дезертирства, делая жителей ответственными друг за друга; он лишал также сборщика налогов на самой низшей инстан­ции возможности удержать часть доходов под предлогом того, что земля разорена и заброшена. Но эта практика, кото­рая в другое время и при других условиях была бы полезной, в этот период легла невыносимым бременем на население. Налог этот взимался произвольно и оказался наиболее тяж­ким бедствием для выживших несчастных жителей тех дере­вень, которые потеряли большую часть своего населения и могли, конечно, рассчитывать на снисхождение правитель­ства. Этому сопутствовало другое зло, тоже явившееся след­ствием этой практики: откупщики и шикдары1 получали воз­можность под прикрытием этого налога взимать другие на­логи с населения и даже произвольно увеличивать этот налог. Так, именно, они решали, каковы были убытки, и определяли Размер компенсации, выплачиваемой жителями. Это вызвало недовольство во всей провинции, и можно было опасаться, что продолжение этой практики настолько разорит население, что иссякнут его последние сбережения и доходы сократятся до минимума...

Из доклада чиновника налогового ведомства Мадрасского президентства Кэмбелла

О земельном налоге Индии

Закон о «Постоянном заминдарстве», изданный генерал-губерна­тором Индии Корнуоллисом в 1793 г., предоставлял заминдарам — наследственным откупщикам земельного налога — полные права собственности на землю, с которой они собирали налог.

...Спутав земельный налог с самой землей [Корнуоллис]..,-этим странным словоупотреблением... превратил наследствен­ного откупщика налогов в «подлинного собственника всей земли» в пределах своего заминдарства...

[Земля сдавалась пришлым в краткосрочную аренду]... на условиях, едва обеспечивающих пропитание арендатору...

Земледелец... является в настоящее время единственным лицом, размер платежей которого британское правительство оставило неопределенным в областях системы постоянного заминдарства.

Происходившие вскоре после введения в Бенгалии по­стоянного обложения многочисленные принудительные про­дажи заминдарств за налоговые недоимки заминдаров прави­тельству в весьма серьезной степени ударили по интереса

* Мухассила—стражники,

земледельцев. В 1793 г. было вынесено постановление, что при принудительной продаже заминдарства за недоимки счи­таются ликвидированными со дня продажи все существующие соглашения между заминдаром и земледельцами и покупа­тель заминдарства свободен заключать новые соглашения, g постановлении VII 1799 г. ... указывалось, что «в случаях принудительной распродажи за недоимки земельного налога покупатель может без предварительного обращения к ада-дату1 изгнать любого из арендаторов (земледельцев), чью аренду он отменил».

[Закон 1793 г. дал заминдарам] право без суда и следст­вия описывать имущество и подвергать аресту самого земле­дельца, не оставляя последнему никаких других мер против незаконных и несправедливых описи и ареста, кроме длитель­ной волокиты судебной тяжбы.

Доход заминдара идет на содержание бездельников и па­разитов: на слуг и стражников, певиц и танцовщиц, на много­людные обеды окрестным заминдарам и угощение брахма­нам—все на потребление, ничто не употребляется на воспро­изводство... Едва ли имеется хоть одна деревня, в которой заминдар или откупщик тратит деньги на усовершенствова­ния. Наоборот, водоемы и колодцы находятся в состоянии постепенного разрушения, так как [никто] не заботится о при­ведении их в порядок. Там же, где на работы затрачивают одолженные деньги в надежде, что усовершенствования повы­сят производительность их собственной земли, там с них не­медленно взимают дополнительную арендную плату.

...Крупные заминдары в Бенгалии поступают так, как по­буждают их интересы; как отмечалось лордом Хейстингсом, [они] сгоняют _ наследственных [крестьян-землевладельцев], предпочитая им низшие слои крестьян. Только продажа за-миндари Мунира возбудила не менее чем 1060 новых судеб­ных тяжб... Суды Индии наводнены тяжбами.

Из рассказа герцога Веллингтона о правлении в Индии его брата маркиза Уэлсли

Маркиз Уэлсли —генерал-губернатор Индии в 1798—1805 гг. При нем в результате 4-й англо-майсурской войны было оконча­тельно покорено княжество Майсур (1798 г.), княжество Ауд было вынуждено уступить Компании значительную часть своей террито­рии, окончательно потерял остатки независимости Карнатик; во вто­рой англо-маратхской войне маратхские княжества были разбить; и потеряли свое могущество и часть своей территории.

Приводимый очерк написан в 1808 г.

Положение в Индии в 1798 г.

Первое, что узнал маркиз Уэлсли, когда прибыл в Индию, было известие о том, что старинный, исконный враг Компа­нии1 вступил в союз с Францией на о-ве св. Маврикия с целью нанести удар британской нации в Индии; что в ре­зультате этого группа французов уже высадилась в порте Мангалур на Малабарском берегу и направилась в Серингапатам. Вскоре после получения этого сообщения в Индии стало известно, что Бонапарт с большой французской армией высадился в Египте и завоевал его и что откровенно призна­ваемой целью этой экспедиции было вторжение этим путем в Индию...

Опыт предыдущих войн с Типу показал, что те власти, на которые Компания могла положиться для получения под­держки, были: низам2, пешва3, наваб4 Карнатака и мелкие раджи и заминдары Малабарского побережья. Со времени установления мира с Типу в 1792 г., который позволил до­стичь союза между первыми двумя и Компанией, положение этих властей значительно изменилось. К несчастью, в резуль­тате враждебных отношений с маратхами, которые закончи­лись битвой и миром, или, вернее, капитуляцией [низама], в Карда в 1795 г., низам из великого и главенствующего вла­стителя в Индии превратился в данника маратхов. Его мини­стры назначались маратхами; его армия была распущена; единственной опорой его власти был корпус примерно в 14 000 человек, обученных, вымуштрованных и подчиненных французским офицерам. Эти офицеры владели значительной частью территорий низама и использовали получаемые с них доходы для содержания своих войск; ... они представляли французское государство на полуострове Индии. С помощью

2 Низам — титул правителя Хайдарабада.

3 Пешва —титул фактического главы маратхов.

4 Наваб-вазир — титул правителя Ауда.

силы и насилия они держали в страхе двор низама и отняли у него всякую надежду участвовать в ожидавшейся в 1798 г. войне с Типу и его французскими союзниками.

Правительство маратхов в Пуне, которое оказало значи­тельную материальную помощь английскому правительству в войне [с Майсуром], закончившейся в 1792 г. Серингапатам-ским договором, так же как и низам, было не в состоянии в какой-либо мере участвовать в ожидаемых в 1798 г. собы­тиях. После заключения мира в Карде в 1795 г. пешва Махду Рао Нараин выбросился из окна своего дворца в Пуне и тут же умер. Началась борьба за власть в правительстве, в кото­рой приняли участие все крупнейшие маратхские главари; она велась с переменным успехом в 1796 и 1797 гг. и закон­чилась передачей всей власти в Пуне в руки Даулат Рао Синдии...

В 1798 г. его власть была еще слишком непрочна, чтобы участвовать в ожидаемой борьбе с Типу, даже если предпо­ложить, что политика Синдии привела бы его к этому... Но, став единственным главой маратхов, он скорее поддержал бы Типу, нежели англичан, в назревавшем конфликте... Он дол­жен был знать, что из двух властей самыми страшными для него были англичане.

Со времени заключения мира в 1792 г. наваб Карнатака Мухаммад Али умер, и ему наследовал его сын Омдат ул-Омра. Этот князь, крайне непопулярный в своих владениях, скорее всячески препятствовал, нежели поощрял операции британской армии. Он не оказывал им никакого содействия; позднее в Серингапатаме выяснилось, что он вел переписку с врагом Компании.

Что касается малабарских раджей, то за исключением раджи Курга со времени заключения мирного договора в 1792 г. и до 1798 г. они были во враждебных отношениях с Компанией, и значительная часть Бомбейской армии посто­янно участвовала во враждебных ей операциях. От них не только нельзя было ожидать никакой помощи, напротив, они сделали бы все, чтобы извести и измотать армию и помочь врагу.

Система управления в Индии, основы власти, способы под-Держания ее и проведения правительственных мероприятий совсем отличны от систем и способов, применяемых для тех же Целей в Европе.

Опорой и орудием любой власти там является меч; после Образования этих союзов меч, иными словами, армия Ост-Индской компании стала единственной опорой и единствен­ным эффективным орудием власти защищаемых индийских Княжеств...

Таково было положение в Индии, когда в 1798 г. маркиз Уэлсли взял в свои руки бразды правления; Описание мер принятых с целью устранения существовавших невзгод, составит краткую историю правления его сиятельства. Я из­ложу ее в таком порядке, чтобы она была наиболее доход­чива для тех, кто будет читать этот документ. III. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ Восстание Чаит Сингха (1782 г.)

Чрезмерные вымогательства генерал-губернатора У. Хейстингса, а также его попытка низложить раджу Чаит Сингха вызвали вос­стание в Бенаресе. Хейстингсу пришлось бежать в Чунар. Во главе

Адалат — суд по гражданским делам.

восстания стали бенаресские заминдары, которые насильно увел> собой Чаит Сингха, тайно славшего Хейстингсу из лагеря повета цев изъявления покорности. Прибывшие в Бенарес английские Вод" ска подавили восстание. Чаит Сингх бежал в Гвалиор, а его вля дения были переданы Компанией его племяннику. Дань, подлеж " щая выплате в пользу Компании, была увеличена почти вдвое.

Вся страна на восток от Гогры взялась за оружие и охва­чена восстанием; его (Чаит Сингха) собственные войска по­кинули... крепости Горакхпур, Белма и Домриагандж... Их заняли [восставшие] заминдары, которые взяли [эти крепости! у амилей [чиновников]... даже гонцы [Чаит Сингха] не могут пройти, так что поступление информации от его других отря­дов... прекратилось. [От имени] Чаит Сингха посланы день­ги... всем непокорным раджам, чтобы [они] собирали отряды

Восстание крестьян в Рангпуре в 1782 г.

Восстание в Рангпуре (Динаджпуре) было одним из многих крестьянских восстаний, вызванных хищнической налоговой эксплуа­тацией крестьян откупщиками, ставленниками Ост-Индской компа­нии. Данное описание восстания в Рангпуре представляет собой из­влечение из обвинительной речи Эдмунда Бёрка на суде бывшего генерал-губернатора Индии У. Хейстингса в палате общин.

Общеизвестно... что нищета преобладает между крестья­нами Рангпура (округ Динаджпур), возможно, в большей степени, чем в любой другой части страны. Они редко вла­деют каким-либо имуществом, за исключением того времени, когда собирают урожай. А в другие времена они с трудом достают себе пропитание. И это причина того, что такое боль­шое количество их было унесено голодом. У них имеется лишь немного глиняной посуды, и в их домах лишь соломенная подстилка. Продажа тысячи из таких [домов] не дала бы, вероятно, и 20 шиллингов... Крестьянин был размолот в прах между ростовщиком внизу и угнетателем наверху. Весь урожай страны был одновременно брошен на рынок. Рынок был переполнен, и цена зерна упала до Vs обычной стоимости-Урожаи исчез, но долги остались. В показаниях мы находив что при этом пять коров продавались не более чем за 8 шилл. Продажа орудий крестьянского труда последовал за продажей посевного зерна и скота. Были случаи, когда крестьян, не имевших ничего за душой, тащили из суда к домам, чтобы они видели, как их достояние сначала грабят, а потом сжигают. Это было уже не жестоким взысканием на-гов, а дикой войной, проводимой в стране... Жен вырывали из объятий мужей и подвергали самым вопиющим жестокостям. Они были спрятаны на дне темницы, где погребены их честь и свобода... Время от времени их вытаскивали наружу, срывали с них одежды и беспощадно бичевали... Сосцы их грудей ущемляли между острыми и гибкими концами расщеп­ленного бамбука... Девушки, укрытые даже от солнца, были вытащены на улицу и изнасилованы перед лицом своих ро­дителей низшими и преступнейшими экземплярами человече­ской расы...

Райяты' бросали несжатый урожай в поле. Народ бежал из пределов провинции, но банды солдат заняли все дороги и выходы из провинции и погнали этих несчастных, ищущих изгнания, как освобождения, в тюрьму — из родного края. Не имея возможности терпеть, они бежали в густые леса... и искали в джунглях и логовищах тигров убежище от тирании Уоррена Хейстингса. Не имея возможности существовать, притесняемые одновременно дикими зверьми и голодом, гони­мые отчаянием, райяты возвращались обратно. Ища послед­него спасения в оружии, самая спокойная, самая пассивная и самая боязливая из человеческих рас поднялась на всеобщее восстание. Восстание началось в Рангпуре и скоро распро­странило свой огонь на соседние провинции, которые возму­тил тот же человек и те же угнетения. Английский глава этой провинции был молчаливым свидетелем, а еще вероятнее, соучастником всех этих ужасов. Он вызвал сначала нерегу­лярные войска, которые при помощи всеобщего и ужасного побоища сломили бессильное сопротивление невооруженного и недисциплинированного отчаяния. Мистер Гудлет, один из очевидцев, заявил, что это было величайшим и наиболее серьезным беспорядком, который когда-либо имел место в Бенгалии... Было бы удивительно, если бы райяты не вос­стали. Это был не сбор налогов, а настоящий грабеж, усугуб­ленный телесными наказаниями и всяческими оскорблениями и бесчестием. Это касалось не просто многих, но распростра­нялось на каждого.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.