Право, общество, человек, психология
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Право, общество, человек, психология





 

Общественный прогресс и наука.Важнейшей тенденцией движения человеческой цивилизацией в будущее выступает создание обществ, основанных на законе. Все гуманистические идеи, ставящие интересы человека в центр общественных интересов, идеи демократии, прав и свобод, полного удовлетворения потребностей, свободного развития останутся блефом вне торжества закона. Важнейшим условием их жизненности выступает правовое государство, обеспечивающее права и свободы граждан.

Законность, правопорядок и социальный прогресс находятся в неразрывном единстве. История учит, а жизнь современной России убедительно подтверждает, что, например, экономика не может развиваться и обеспечивать материальные и духовные потребности граждан вне уважения всех к закону. Преступность в обществе — теперь не просто некая горькая пена на поверхности его кипящей жизни. Криминализация общества, организованная преступность, коррупция с их масштабами и влияниями — это раковая опухоль, грозящая ему гибелью.

Во все времена государства уделяли внимание укреплению правовой сферы общества, хотя и делали это на основе разных правовых концепций. Сен-Симон (1760-1825) утверждал, что общество имеет двух врагов, к которым оно относится с одинаковой ненавистью: анархию и деспотизм. Сегодня, и конкретно в условиях России, создание справедливого общества, построенного на законе, выступает глобальной задачей всех его здоровых сил и может быть осуществлено лишь при полном использовании имеющихся возможностей. Одна из них, далеко не последняя, связана с полным использованием богатых возможностей науки. Действия на «глазок», самоуверенное пользование интуитивными и построенными только на личном опыте соображениями, слепое подражание зарубежным образцам, упование на силу административного нажима, действия по методу проб и ошибок — причины неудач в любом деле, а на государственном уровне они просто недопустимы. Их архаизм особенно нетерпим на фоне современных достижений мировой цивилизации.



Человечество в своей истории выработало три принципиальных способа совершенствования любого дела. Первый заключался в выявлении и устранении недостатков. Этот способ был основным, или даже единственным, в большинстве стран мира до рубежа 20-х - 30-х годов XX в. Он давал возможность как-то повышать результаты работы, но происходило это медленно. Ведь суть устранения недостатков — возврат к некой норме, которая представлялась желательной. Определенная польза была, но развитие дела, подъем на более высокий уровень технологий и достижений происходили медленно. Это не отвечало возросшему динамизму жизни и потребностям общества. Поэтому после Великой депрессии в США в 30-е годы возник и стал преобладающим второй способ - использование передового, дающего более высокие результаты опыта других. Широкие масштабы приобрело выявление носителей такого опыта, изучение, копирование в своей работе.

Появился и так называемый «промышленный шпионаж», а передовики, чтобы преуспевать в конкурентной борьбе, стали скрывать и охранять способы своих достижений.

На рубеже 50-х годов возник и третий способ: разработка и внедрение научных интенсивных технологий. В широких масштабах его стали применять японцы, скупая по всему миру патенты на научные открытия и разработки. Вначале над ними посмеивались: «наука у них слабовата, своего ума не хватает». Скоро, однако, скепсис сменился удивлением: развитие Японии пошло семимильными шагами, являя пример всему миру. С тех пор союз с наукой, развитие фундаментальной и особенно прикладной науки, всемерное использование на практике их рекомендаций и достижений стали основным способом достижения быстрого прогресса в разных областях, а многие страны, в прошлом отсталые, применяя его, вышли в число передовых.

В нашей стране, к сожалению, описанные мировые тенденции оказались недооцененными и не реализованными. Вплоть до 90-х годов совершенствования в любых сферах пытались добиться путем выявления и устранения недостатков. Многочисленные комиссии и инспекции, сменяя друг друга, без пользы отрывали людей от дела. Повсеместно шла своеобразная игра: «одни ищут, а другие прячут». В итоге появлялись длинные акты с перечислением недостатков, которые самим проверяемым чаще всего были давно известны, более того, им было известно больше, чем удалось выявить проверявшим. Беда проверяемых была в другом: они не знали, как предупредить и устранить недостатки. Комиссии и инспекции обычно тоже не знали этого и в актах проверок пестрели «ценные указания» типа: «усилить», «обратить внимание», «принять мары», «активизировать», «изыскать возможность» и пр. Всемерное развитие критики, наказания сформировали у работников установку не на выявление положительного в работе других, а на изощренный поиск недостатков. К опыту других относились с недоверием, скептически, а принятие его к использованию расценивалось как косвенное признание собственных ошибок, слабостей и недоумия. Не случайно тогда, говоря о передовом опыте, употребляли слово «внедрение», ассоциировавшееся с необходимостью применения определенной силы и преодоления чьего-то сопротивления. И до сих пор, знакомясь с работой других, многие из нас более склонны искать в ней недостатки, чем видеть достоинства, интересные находки, крупицы положительного и перенимать хорошее.

Отставание России в развитии от многих процветающих стран в своих корнях в значительной степени обусловлено длительной ориентацией на приоритетное использование способа выявления и устранения недостатков, формализмом и психологическими барьерами в реализации положительного опыта других, пренебрежительным отношением практики к науке, к использованию ее достижений и рекомендаций в области интенсивных технологий. В немалой степени это относится и к решению проблем создания правового государства, укрепления законности, правопорядка и борьбы с преступностью. Чтобы жить и работать цивилизованно, эти упущения необходимо ныне преодолеть как на государственном, так и на местном уровне, в работе каждого правоохранительного органа и каждого сотрудника.

Под правоохранительными органами в данном пособии имеются в виду все государственные органы, применяющие право и входящие в обособленную группу органов государства с особыми правовым статусом, задачами, функциями, направлениями деятельности. Это соответствует распространенной в современной юриспруденции точке зрения1. К. ним сейчас относят:

• органы судебной системы (суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Конституционный суд Российской Федерации);

• государственные органы обеспечения охраны порядка и безопасности: органы внутренних дел, органы обеспечения безопасности (органы Федеральной службы безопасности, Федеральные органы государственной охраны, Федеральную пограничную службу и др.), органы налоговой службы и налоговой полиции, таможенные органы, органы юстиции);

• органы предварительного расследования (органы предварительного следствия и дознания);

• прокуратуру;

• органы по правовому обеспечению и правовой помощи (нотариат, адвокатуру);

• негосударственные организации обеспечения правоохраны (частные детективные и охранные службы).

В пособии речь идет преимущественно об общих (или преобладающих) для правоохранительных органов вопросах и поэтому чаще употребляются понятия «правоохранительные органы», «правоохранительная деятельность» и т.п., а в частных случаях - те правоохранительные органы, о которых идет речь.

Среди работающих в правоохранительных органах есть специалисты, занимающиеся врачебной, инженерной, финансовой, хозяйственной, операторской, компьютерной, статистической и иной деятельностью, их и именуют соответственно. В пособии рассматривается только деятельность, непосредственно связанная с решением задач укрепления законности и правопорядка, а лиц, осуществляющих ее и составляющих к тому же большинство в правоохранительных органах, именуют юристами или сотрудниками. В тексте используются поэтому понятия «юрист» и «сотрудник правоохранительных органов» как равнозначные. Как синонимы применяются и понятия «правоохранительная деятельность (работа)» и «юридическая деятельность (работа)», исключая особые случаи.

Группы сотрудников правоохранительных органов также именуются не одинаково: кадры, персонал, состав, личный состав, аппарат, коллектив сотрудников, работники и др. В пособии эти понятия используются как синонимы за исключением специальных случаев.

Общественные силы, подобно силам природы, могут действовать стихийно и разрушительно до тех пор, пока люди не хотят понимать их, не могут их учитывать и направлять в своих интересах. Все в руках человека — цивилизованного, умного, нравственного. Никакими произвольными движениями в изменении правовой сферы общества и ее основы невозможно решить задачу создания правового государства, защитить интересы и права граждан, если это не делается максимально компетентно, научно и цивилизованно. Великий Леонардо да Винчи образно и верно сказал: «Увлекающийся практикой без науки, словно кормчий, ступающий на корабль без руля или компаса; он никогда не уверен, куда плывет»2. Можно добавить: и не приплывет куда надо.

Общество; и государство, правовое общество и правовое государство.Проблема взаимосвязи государственной власти и общества насчитывает столько же тысячелетий, сколько существует институт государства. Она столь йе важна, сколь и сложна, а поэтому всегда была причиной основных социальных потрясений, выраженных в государственных переворотах, социальных революциях и народных движениях.

Она повседневно пронизывает политическую и общественную жизнь всех государств, в том числе и современной России. Основная тенденция в решении этой проблемы на рубеже третьего тысячелетия базируется на идеях общечеловеческих ценностей, гуманизма, цивилизованного подхода. Создание государства, обеспечивающего права и свободы граждан, создающего условия для раскрытия их возможностей и удовлетворения потребностей — современный идеал общественного устройства.

В теории права весьма характерно преимущественное самоограничение рассмотрением правовых вопросов в структуре и деятельности государственных органов. Правовая система обычно рассматривается как совокупность правовой идеологии, писаного права (как системы норм) и юридической практики ( как деятельности государственных и юридических органов). При таком подходе легко оторваться от тех реалий жизни общества и его граждан, ради которых собственно и существуют государство и право. Чтобы этого избежать, необходимо детально анализировать процесс и результаты объективирования правовой системы и ее элементов, их воплощение в реальную жизнь и поступки граждан, соразмеренные с правом. Только такой подход, отвечающий сущности систем управления, в которых есть управляющая и управляемая подсистемы, прямые и обратные связи, способен предупредить правовой формализм, найти новые возможности увеличения потенциала права, его силы и реальной действенности.

Если правовое государство, правовая система в традиционном понимании есть некое самодвижение права, то его реальная жизнь в обществе, его проникновение в жизнь граждан, его торжество в этой жизни, поведении и деятельности, характеризует правовое общество. Создание правового государства — не самоцель, его предназначение — создание правового общества, общества, основанного на законе. Правовое государство сильно не только и не столько тем, что писаное право, система правовых норм и государственный аппарат отвечают формальным критериям правового государства, а тем, что общество, общественные отношения, жизнь и деятельность граждан постоянно и повсеместно соответствуют идеалам прав и свобод и они реально защищены от деформаций и преступных посягательств.

Единство и взаимосвязь правовой системы и системы правового общества — это целостная макросистема, наиболее масштабная реальность — правовая сфера государства и общества.Такое понимание (и соответствующее ему понятийное обозначение) имеет специальное значение для точного понимания места и значения психологической реальности в жизни права, функционировании и состоянии сферы права в целом и совершенствовании рассмотрения прикладных вопросов укрепления законности и правопорядка.

Было время, когда считалось, что укрепление законности и правопорядка — это прерогатива права, рафинированная задача юридической науки. Однако чем ближе к современности, чем суровее был опыт крайностей и неудач в решении правовых проблем, тем больше крепло понимание того, что создание общества, основанного на праве, это проблема комплексная — политическая, социальная, нравственная, педагогическая и в том числе психологическая. В жизни общества многие закономерности, при поверхностном взгляде на них, кажутся объективными. Глубокая ошибка, например, экономических преобразований в России 90-х годов заключалась в вере ортодоксальных экономистов в объективность экономических законов, словно человек с его психологией не присутствует в них. Объективно то, что существует вне воли и сознания людей. Допустим, в какой-то момент в результате космической катастрофы или неведомой массовой эпидемии все люди на планете Земля одновременно погибли, но остались исправными заводы, фабрики, экономика. Будут ли они в этом случае функционировать, совершенствоваться, развиваться? Отрицательный ответ очевиден. Экономические законы не объективны, а объективно-субъективны, роль человека в их проявлениях и действии в конечном счете решающая.

В еще большей степени последнее справедливо, когда речь идет о правовой сфере общества, о действии правовых норм, их силе и влиянии, о реальном состоянии законности и правопорядка. Реальная жизнь норм права — это то, что обнаруживается в юридически значимом поведении людей после того, как оно прошло через их сознание. Законность и правопорядок прочны и стабильны, когда личность, социальные группы общества на их стороне. Борьба за их упрочение — это борьба за умы людей, за их отношение к другим людям, человеческим и общественным ценностям, за их активную жизненную и правоутверждающую позицию. Фронт этой борьбы, образно говоря, проходит через умы и сердца людей. Победа тут — в торжестве ума и нравственности, чувств и побуждений, в созидании, в цивилизованном правовом развитии. Борьба за законность и правопорядок — это борьба не с человеком, а за человека. Очевидно, что полноценное решение этой задачи невозможно без учета психологии человека, без ее изменения и воздействий на нее.

Ничто так ярко не свидетельствует о торжестве права и об особенностях жизни подлинно цивилизованных стран, коренном их отличии от стран с тоталитарным режимом или правовой анархией, как соблюдение законности подавляющим большинством граждан, как их чувство защищенности от произвола государства и посягательств преступников, как испытываемое ими чувство подлинной свободы, подтверждаемое повседневным опытом жизни. Правовое общество — в определенной мере продукт, результат движения к правовому государству и успехов в его создании, хотя и не только, ибо реалии общественной жизни и ее зависимостей значительно многограннее. Важно и другое: нельзя считать, что создано подлинно правовое государство, пока не создано правовое общество. Естественно, что в реальном стремлении к торжеству права надо использовать оба направления работы во взаимосвязи, но при этом нельзя сводить дело к рафинированным, чисто правовым усилиям. Психологической науке и ее специальной отрасли — юридической психологии принадлежит здесь видная роль.

Законность, правопорядок и психология.Важнейшими институтами правового государства и общества выступают законность и правопорядок. Законность выступает как одна из ведущих идей общественного обустройства, как принцип построения правовой системы общества и воплощенность их в реальность писаного права. Во всех случаях она выражается в уровне гуманистичности и демократичности правовой идеологии, ее нацеленности на обеспечение и охрану прав личности, на исключение из общественной жизни произвола и бесправия, на утверждение правозаконности всей общественной жизни, на придании закону и другим юридическим источникам, а также содержащимся в них правовым нормам ведущей общественной роли (верховенство закона, исключительность закона, приоритетность закона). Законность предполагает всеобщность права, верховенство Конституции и законов, равенство всех перед законом; наличие социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализацию прав; гарантированное, качественное применение права, активную и решительную борьбу с правонарушениями, неотвратимость юридической ответственности для всех, кто нарушил закон; стабильность, устойчивость правопорядка, эффективную работу механизмов правового регулирования3.

Непосредственным итогом всех усилий по созданию правового государства, правового общества и укреплению законности выступает правопорядок — реальная правозаконность, степень воплощенности идеалов и принципов построения правового государства и правового общества в их жизни и деятельности. Законность и правопорядок взаимосвязаны, но не идентичны. Правопорядок — итоговый результат законности, действия права, фактическое правовое состояние, достигнутый уровень законности в данное время и данном месте. Основными чертами правопорядка выступают: господство закона в отношениях, регулируемых правом; полное соблюдение и исполнение всеми субъектами юридических обязанностей; строгая общественная дисциплина; обеспечение максимально благоприятных условий для использования объективных прав; безусловное утверждение прирожденных прав и свобод человека; четкая и эффективная работа всех юридических органов, прежде всего правосудия; неотвратимость юридической ответственности для каждого правонарушителя4 .

Уже при общем взгляде на законность и правопорядок очевидна их теснейшая связь и зависимость от психологических факторов. Вся законность, даже ее отраженность в писаном праве (в законах, подзаконных актах, правовых нормах) и построении государственного механизма в решающей степени зависят от тех людей, которые занимаются право- и нормотворчеством, от их мировоззрения, жизненных планов и идеалов, ценностных ориентации, доминирующих мотивов, особенностей правосознания, включенности в различные корпоративные группы (в том числе партии и объединения, участвующие в политической борьбе за власть), их морально-психологических особенностей, интеллекта, способностей и множества других индивидуально-психологических и групповых феноменов.

Многократно умножается роль и влияние психологических факторов в состоянии правопорядка, когда речь идет о правовых реальностях жизни всех граждан и каждого из них, о состоянии преступности, уровне и успешности действительной борьбы с ней. Тут психология людей и групп имеет не просто аспектное, а решающее значение, а умение юридических органов и их персонала учитывать и влиять на нее составляет одно из главных направлений в утверждении правовых идеалов общественной жизни, в реальном торжестве права, доведенного до каждого гражданина. А.И. Герцен говорил, что под солнцем свободы не только трава зеленеет, но и зловоние поднимается из сточных канав. Справедливость этого подтверждает действительность современной российской жизни. Психология проявляющихся в ней механизмов требует к себе повышенного, специального и компетентного внимания, преодоления побочных, негативных «отбросов» общественных преобразований.

Повышение роли правоохранительной деятельности объективно обусловливается состоянием и тенденциями развития российского общества, острыми и судьбоносными политическими, социальными и экономическими проблемами, стоящими перед ним. Важна оговорка: повышение роли их при сохранении подходов, сложившихся в период господства административно-командной системы и не изжитых до конца поныне, может вести только к полицейскому государству. По самому смыслу правового государства, ею гуманитарному и демократическому предназначению, работа юридических органов должна быть коренным образом перестроена. Это не достижимо без психологической перестройки всех сотрудников правоохранительных органов, без овладения ими принципиально новыми приемами и способами работы, связанными, в частности, с их повышенной психологизацией, т.е. полным использованием данных и рекомендаций юридической психологии там и тогда, где это нужно и даст улучшенный практический результат.

Тенденции правильно понимаемой гуманизации и демократизации жизни общества, современный уровень человеческой цивилизации, на который стремится выйти наша страна, с неизбежной необходимостью обусловливают недопустимость огульного применения силовых средств работниками юридических органов. Они обязывают использовать более цивилизованные, правомерные психологические средства, реализовывать психологически обоснованные подходы при решении вопросов укрепления законности и правопорядка, жизненных случаев, становящихся предметами юридического рассмотрения. Речь идет, таким образом, не просто о повышении требований к работе и профессионализму юристов, а о существенном изменении психологического компонента в них. Утверждение человековедческих начал в правоохранительной практике требует настойчиво повышать подготовленность юридических кадров в области психологии, обучать их мастерскому использованию научно-психологических знаний и рекомендаций.

Потребности практики двигают науку вперед больше, чем тысяча университетов. Возможности юридической психологии будут расти, если сама она будет пользоваться признанием и поддержкой. Нельзя сказать, что этого сейчас не наблюдается. Однако нельзя и удовлетвориться тем, что есть. Необходимы специальные меры со стороны государственных и управленческих структур по усилению такой поддержки, по обеспечению полного использования достижений юридической психологии в массовой практике, по повышению психологического профессионализма персонала юридических органов.

 

1 См.: Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебн. 2-е изд. / Под ред. В.П. Божьева - М, 1997. - С. 13-15, 40-399-

2 Леонардо да Винчи. Избр. произведения. - М., 1935. - Т.1. — С. 53.

3 Алексеев С.С. Теория права. - М., 1995. - С. 265-271.

4 Там же, С. 274-275.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.