Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ЭМОЦИИ ПРЕДКОВ И НАША ЖИЗНЬ В НАСТОЯЩЕМ





 

Все эмоции можно разделить на первичные, вторичные и перенятые. Все чувства, которые дают энергию, толчок к действиям, – это первичные чувства. Они побуждают человека к новым свершениям, порой переворачивая его жизнь. Они раскрывают творческие возможности, проводят невообразимые изменения. Первичные эмоции стоят у истоков всех начинаний человека. Они обладают энергией и мощью. И окружающие люди чувствуют силу, идущую от человека.

 

Эмоции, отнимающие энергию, заставляющие человека страдать, быть слабым, вместо того чтобы действовать, – это вторичные эмоции. Порой проявление таких чувств демонстративно, вычурно, полно не соответствующего ситуации драматизма. При этом человек оказывается в позиции жертвы. Вторичные чувства вызывают бездействие, бессилие. Они подпитывают жалость к самому себе, ни к чему не приводят и могут длиться всю жизнь.

 

Следующая категория – это перенятые чувства. Когда человек говорит: «Я был словно не в себе», «я испытывал чувства, нехарактерные для меня», «В этот момент меня как будто подменили», – это часто говорит, что чувство принадлежит не ему. Перенятые чувства – те, которые принадлежат не самому человеку, а кому-то из его родовой системы. Такие эмоции, как месть, ярость, желание установить справедливость, часто говорят о том, что чувство перенято. Человек испытывает эти ощущения из-за внутренней любви, лояльности к тому, кому это чувство принадлежит на самом деле. Многие эмоции могут быть как первичными, так и вторичными, а также перенятыми. Те эмоции, которые забирают энергию, привязывают нас к тяжелому прошлому предков, люди часто испытывают и несут их в себе всю жизнь.

 

Все наши чувства имеют свой источник. Одни эмоции происходят из сегодняшнего дня, другие – из нашего прошлого, а третьи на самом деле принадлежат не нам, а нашим предкам. Каждый человек – это часть семейной системы, его душа – это часть семейной души. Он испытывает те эмоции, которые находятся в его семейной, родовой системе. Этот процесс невозможно проконтролировать или прервать. Нельзя отделиться от семейной души и перестать испытывать эмоции семейной системы. Такая тактика, как вытеснение, подавление эмоций, тоже происходит из семейной системы.

Многое из того, что мы ощущаем, не является нашими чувствами. Мы переживаем в жизни то, что когда-то чувствовали наши предки. Наши эмоции могут принадлежать нашей маме, или бабушке, или отцу, или прадеду. И каждое неприятное чувство – это какая-то история из нашего рода. Мы можем не знать многого из жизни своих предков, но их опыт, через различные чувства, ощущения, продолжает жить в нас. И этот подчас тяжелый опыт можно осознать и освободиться от его разрушающего влияния на жизнь. Те неприятные чувства, которые неожиданно охватывают нас, погружая в состояние страха, гнева, беспокойства, тревоги, ярости, агрессии, имеют начало в прошлом, ему десятки, а возможно, сотни лет. Наши предки когда-то переживали тяжелые, возможно драматические ситуации. То, что произошло тогда, было трудно пережить, но помогло им выжить. Неприятные переживания хранятся в теле, в бессознательном, в семейной душе. И тогда наше тело подает нам сигналы: ощущение тяжести, ком в горле, теснота в грудной клетке, сильное волнение, дрожь в теле, руках, ногах, головные боли и другие подобные симптомы.



Эти ощущения из прошлого предков когда-то были ими вытеснены. Это позволило им сделать какой-то выбор, давший возможность выжить. Тогда в прошлом, переживая что-то тяжелое в своей жизни, у человека не было ресурсов. Травма происходила быстро, событие было слишком большим, сильным, у человека не было выбора. В результате этого она оставалась не пережитой до конца. И вот последующие поколения начинают ощущать то, что было вытеснено и не пережито когда-то их предками. И эти чувства и переживания – задача для семейной системы. Если родители ее не решают, то этим занимаются их дети. Сейчас у потомков есть другие возможности (тренинг, терапия). То, что когда-то не завершилось, сейчас может быть завершено.

 

Те, кто пережили тяжелый травмирующий опыт, передают его последующим поколениям. И тогда потомки могут испытывать состояния оцепенения, беспричинного страха, приступов паники, вспышки ярости, агрессии, навязчивых состояний. Подобный опыт настолько может охватывать психику человека, что он словно находится не здесь, а в прошлом. Неосознанно человек связан с прошлым травмирующим опытом. Чем тяжелее была травма, тем меньше человек присутствует в настоящем. Его способность создавать отношения затруднена. Выпадая из жизни в настоящем, человек не способен освободиться от подобного влияния, что-то изменить. Выйти из этого состояния можно, только если вступить в контакт со своими неприятными ощущениями, не вытеснять их, а осознавать. Обычно люди не хотят этого делать. Ведь осознать эти чувства – это встретиться с травмирующим опытом, а это создает еще больше неприятных переживаний. Когда человек отказывается ощущать, то за него это делают дети.

Человек в своем теле несет один или несколько травмирующих опытов. Вытесняя, не осознавая своих чувств, человек больше в этой жизни отсутствует, чем присутствует. Его внимание приковано к прошлому опыту, который он не осознает. Поэтому к концу жизни люди и говорят, что жизнь прошла незаметно. Ведь часть ее они находились будто во сне.

 

ВИНА

 

В жизни бывают ситуации, когда человек умышленно или по неосторожности нанес вред или ущерб другому, тогда вина может стать первичным чувством, при условии, что ее признают. В этом случае она придает силы. Если же человек вытесняет чувство вины, доказывает окружающим (а на самом деле самому себе), что он ни при чем, то эта эмоция создает внутренний дискомфорт и ослабляет человека. Но это в том случае, когда речь идет о реальной вине человека.

Чувство вины присутствует у каждого человека. Если бы его не было, то все мы, вне зависимости от того, какими мы себя видим, что имеем, кем являемся, считали бы себя достойными любви. Говоря: «Как тебе не стыдно», родители вызывают у ребенка чувство вины за то, что он какой-то не такой или поступает неправильно. Родители приучают своих детей, что они будут любимыми, если сделают то-то и то-то, то есть будут вести себя хорошо, как когда-то их учили родители. Такое чувство вины вторично. Это наиболее распространенный случай.

Когда человек предполагает, что он должен быть идеальным, действовать без ошибок, то любой упрек или критика в его адрес вызывает чувство вины. Более того, такой человек сам себя постоянно критикует. Стремясь к выстроенному во внутреннем мире идеалу, человек может жить с постоянным ощущением вины и стыда. Но он оказывается недостижим, и поэтому человек всю жизнь живет с чувством вины. Но здесь еще важно понять, почему человек обвиняет себя. Возможно, это перенятое чувство?

 

Александра в любой жизненной ситуации обвиняла себя в случившемся. Даже в ходе обычной дружеской беседы успевала по нескольку раз извиниться за то, в чем ее никто не обвинял: «Извини, что не могла встретиться с тобой раньше», «Извини, что не слышала, как звонил телефон», «Извини, что не успела убрать квартиру» и т. д. Ее ближайшая подруга постоянно испытывала дискомфорт оттого, что при их встрече Александра успевала десятки раз извиниться «непонятно за что». Муж Александры настоял, чтобы она пошла к психотерапевту. В ходе работы оказалось, что чувство вины было перенятым. Кто чувствовал себя виноватым в семейной системе Александры? Это была ее бабушка, у которой во время войны умерло трое детей. Почувствовав ту боль, которую испытывала ее бабушка, Александра расплакалась. Ей необходимо внутренне сказать бабушке: «Дорогая! Тебе было тяжело пережить смерть своих детей. Я чувствую твою боль, и я из любви к тебе несу эту боль вместе с тобой. Мне очень жаль. Какова бы ни была твоя вина, сейчас я оставляю ее тебе. Я чту твою судьбу. Сейчас твою боль, твою судьбу я оставляю тебе. Моя мама осталась жить, и поэтому есть я. Я принимаю свою жизнь. Бабушка, будь ко мне доброжелательна, когда у меня все будет складываться хорошо».

 

Когда внутри человека живет чужая вина, это перенятое чувство. Часто это чувство вины было вытеснено предком. А его потомок старается исправить его ошибку. Это ослабляет человека, ведь у каждого своя судьба. Неосознанно беря на себя чужую вину, он создает трудности в своей жизни.

 

Олег пришел на консультацию, так как считал, что все, за что он ни берется в своей жизни, идет «не так, как надо». Он был пессимистично настроен по отношению к своему будущему. Олег сказал, что у него такое ощущение, что он поступает по определенной программе, искупает что-то. Он верующий человек и нашел в православии некое «оправдание своим жизненным страданиям». В ходе работы оказалось, что внутри его живет боль по поводу ранней смерти своего брата Сергея. Он погиб в возрасте шести лет в результате несчастного случая. Родители Олега обвиняли друг друга в трагедии, хотя явной их вины в этом не было. С момента смерти брата родители живут словно чужие люди. Олег неосознанно стремился облегчить их ношу взяв часть вины на себя. В этом случае Олегу необходимо было не только избавиться от вины, но и принять свою жизнь. Олег считал несправедливым то, что он жив, а брат мертв. Олег должен был внутренне сказать своим родителям: «Дорогие папа и мама, я чувствую вашу боль из-за смерти Сергея. Я ваш ребенок, а вы мои родители. Я только ваш ребенок. Я уважаю вашу судьбу и вашу боль, но я оставляю их вам. Какова бы ни была вина, я оставляю ее вам. Каковы бы ни были отношения между вами, я уважаю вас как родителей. Я принимаю и уважаю все, что вы мне дали». Такой позицией Олег ставит в своей семейной системе все на свои места. Он – ребенок, они – родители. Он не может нести их вину, боль, судьбу. Ее он оставляет им. Родители должны осознать проблему; свою боль, разрушающие их жизнь. Олег должен заняться своей. Такая позиция меняет отношение Олега к тому; что происходит в их семейной системе. Она изменит его отношения с родителями и родителей друг с другом.

 

Чувство вины испытывают оставшиеся в живых на войне, в результате несчастных случаев. Те, кто выжили, считают, что они не сделали чего-то, чтобы спасти других. А возможно, они выжили благодаря тому, что другие умерли. Если родители, бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки вытесняют и пытаются забыть подобный травмирующий опыт, погибших людей, то они таким образом исключают их. Тогда дети и внуки будут вынуждены нести эти вытесненные переживания за них, возможно через психосоматические или другие хронические заболевания.

 

СТРАХ, ПАНИКА

 

В тех случаях, когда человек испытывает беспричинную тревогу, навязчивый страх, тогда в зависимости от интенсивности симптоматики может понадобиться помощь не только психотерапевта, но, возможно, и психиатра. В других же случаях страх является первичным чувством. Он существует для того, чтобы предостерегать человека о грозящей ему опасности. Благодаря страху у человека в различных ситуациях срабатывает инстинкт самосохранения. Ставя перед собой какие-то цели, человек сталкивается с препятствиями, которые он либо преодолевает, либо нет. Страх толкает человека на поиск решения для изменения ситуации. Такой страх – первичное чувство. Как сказал Фридрих Ницше: «Страх развивает больше, чем любовь».

Но если человек подавляет свой страх, то становится пассивным и бездеятельным.

Чувство внутренней безопасности возникает с раннего возраста, передается в семейной системе из поколения в поколение. Немало людей ощутило чувство бессилия перед значимыми историческими событиями, ведущими к глобальным переменам в стране: сменой власти, войной. Чувство страха из-за неопределенности, из-за возможной угрозы своей жизни и жизни близких людей присутствует во многих семейных системах. Несмотря на успех человека в бизнесе, в личной жизни недостаток чувства безопасности сохраняется внутри человека на всю оставшуюся жизнь. Чувство безопасности передается по роду. Прежде всего оно выражается в том, насколько способны родители к безусловному одобрению ребенка, насколько у них самих развито чувство безопасности.

Иногда страх усиливается настолько, что человека охватывает паника.

 

Станиславу (30 лет) в течение 11 лет беспокоят панические состояния. Они возникали в двух случаях. Первый – иногда по ночам Станислава просыпается с чувством внутреннего беспокойства, страха. «Все время такое ощущение, что нужно вставать и куда-то бежать» – так описала она свои ощущения. Второй случай – когда на работе ей приходилось отвечать на большое количество вопросов своих потенциальных клиентов. «Мне все время хочется прекратить отвечать на вопросы, избежать общения, словно я могу совершить непоправимую ошибку и все обернется против меня» – так выглядело ее второе паническое состояние. Оба состояния сопровождались холодной дрожью в руках, ногах и учащенным сердцебиением. Со слов Станиславы, бабушка по линии матери тоже испытывала подобное. Она ощущала тревогу, страх, становилась суетливой, беспокойной, ходила по дому и начинала делать уборку, перебирать посуду или вещи, поскольку это отвлекало. Немного ослаблял это состояние у бабушки прием транквилизаторов. Однако Станиславе прием медикаментов мало помогал – лучше становилось только на какое-то время. Принять меры Станислава решила из-за дочери, так как стала замечать у нее такие же состояния. Чья это паника, которую периодически испытывали Станислава, ее бабушка и дочь? Прадед Станиславы в свое время возглавлял одно из областных управлений НКВД Украины в 30—40-х годах. Об этом в семье никогда не говорили. Когда-то Станислава стала расспрашивать свою маму подробно о тех событиях, но та не захотела разговаривать на эту тему сказав следующее: «Было тяжелое время. Возможно, мы выжили именно потому что мой дед тогда занимал эту должность. Сейчас об этом тяжело говорить». Наша работа со Станиславой показала, что это паника жертв, за которыми приходили (часто именно ночью) работники НКВД. Что необходимо было сделать Станиславе? Ей нужно было внутренне сказать жертвам: «Я вижу вас. Теперь у вас есть место в моем сердце. Вы рядом с нами. Я живу потому что вы пострадали. Я живу потому что кто-то из вас умер. И я уважаю это. Эта паника – это то, что я несла за вас. И теперь это в прошлом, и я оставляю это вам с любовью. Я обязана вам жизнью, и я уважаю то, что вам пришлось от этого страдать». Прадеду ей стоило сказать: «Дорогой прадед, сейчас я вижу тебя. Я вижу твою судьбу. Что бы там ни происходило, я уважаю это. Ты останешься моим прадедом. Сейчас я принимаю свою жизнь такой, как она есть». Состояние у дочери Станиславы изменилось практически сразу а вот с самой Станиславой нам понадобилось чуть больше времени, чтобы ей стало легче.

 

ОБИДА, НЕНАВИСТЬ, ЯРОСТЬ

 

Обида возникает при столкновении человека с плохим, чужим, нежелательным. Обиженный считает себя хорошим, не заслуживающим подобного отношения. Он осуждает обидчика, предъявляет ему претензии, выдвигает обвинения. Обида пассивна, она вторична, не ведет ни к каким решениям. Обида – это реакция на угрозу истинности убеждениям и семейным ценностям. Человек, согласно своим убеждениям, ожидает от людей, обстоятельств одного, а получает другое. Обиды, как правило, накапливаются и могут перерасти в ненависть, ярость и даже агрессию. Ярость выплескивается на слабых. Она – результат злости, результат длительно подавленных в себе желаний и эмоций. Ненависть обладает большей силой, ее сложно контролировать, и она может вызвать агрессию со стороны обидчика.

 

ЗЛОСТЬ, ГНЕВ

 

Злость, гнев также могут быть первичными и вторичными. Злость, позволяющая человеку отстаивать свою позицию, защищаться в случае несправедливости, придает человеку силу. Как только справедливость восстановлена, эмоции проходят. Обиженный человек ждет от окружающего мира, людей, что они изменятся. А злость, наоборот, побуждает человека к действиям для разрешения сложившейся ситуации. Обиженный ждет изменений от окружающих, а тот, кто злится, производит изменения сам.

Но существует и вторичная злость. Например, когда человек злится, вместо того чтобы посмотреть проблеме в глаза.

 

Ольга после конфликта с Денисом долго на него злилась. Она не могла успокоиться несколько дней. В чем была причина ее злости? Она понимала, что огорчила Дениса тем, что не предупредила его об ужине со своими друзьями, и тем, что пришла домой поздно. Денис на следующий день высказал ей массу претензий. Ольга в свою очередь стала защищаться, припомнив его походы на футбол с друзьями. Конфликт разгорелся не на шутку. Они уже несколько дней не разговаривали друг с другом. Ольга злилась на Дениса, потому что огорчила его, но не хотела сознаться в этом. Этой злостью она старалась защититься от последствий своей вины, взваливая ее на другого. Такой вид злости – это уход от ответственности за свои действия по отношению к другим. Она освобождает от необходимости действовать. Она делает нас слабыми. Проблема не решается, вслед за такой злостью следуют обиды.

 

Валерий пришел на консультацию по настоянию жены. В последнее время он часто приходит с работы злым, раздраженным. Уже девять лет он работает руководителем отдела одной преуспевающей компании. Он пришел на работу рядовым сотрудником, но благодаря своему профессионализму энергии и настойчивости очень быстро сделал карьеру. В течение трех последних лет он испытывает внутреннее неудовлетворение оттого, что начальство мало поощряет его за нововведения, за заключение новых контрактов и договоров. С его слов, сам он выпрашивать ничего не собирается, хотя отмечает тот факт, что его коллега, руководитель другого отдела, «умеет так подъехать к начальству что оно всегда соглашается с его аргументами и премирует его более щедро». Обиды Валеры накапливаются в течение последних двух-трех лет, но последней каплей стало то, что, оказывается, в течение последних шести месяцев его коллега получает практически в два раза больше, чем он, хотя объем работы у Валеры больше. Валерий злится на то, что ему не удается взять то, что он мог бы или должен был бы взять. Он не потребовал того, что должен был. Он не настоял, на чем следовало. Вместо этого он злится на тех людей, которые не дали ему того, что, по его убеждению, должны были дать. Такая злость вторична. Она ведет к обидам и бездействию, снимает ответственность с Валерия. Такая злость освобождает от необходимости действовать и в результате не приводит ни к каким изменениям.

 

Злость, ненависть, гнев могут являться перенятыми чувствами. Это может происходить, когда кто-то в семье подавлял в себе гнев, тогда кто-то из младших в роду начнет проявлять эти чувства.

 

Раиса пришла на консультацию по поводу своей дочери Галины, девяти лет. Дочь не находила общего языка со своим отцом, более того, они часто конфликтовали друг с другом. Недавно Галина сказала матери, что ненавидит своего отца. Раису испугало такое заявление дочери, она хотела выяснить, что делать в такой ситуации. Отец Галины был спокойным человеком, к дочери относился хорошо, принимал участие в ее жизни. Раиса стремилась смягчить отношение дочери к отцу; причины ее поведения были ей непонятны. Заявление дочери о ненависти к отцу поразило ее. Я задала Рае вопрос о ее отношениях с мужем. Как она к нему относится? Не ее ли эта злость и ненависть? Рая несколько смутилась, замешкалась с ответом. Но затем поделилась своими чувствами. Оказалось, что ее муж, преуспевающий бизнесмен, полностью содержит семью. Кроме этого, у него есть внебрачный ребенок трех лет, с матерью которого он отношений не поддерживает, так как у него сейчас новая любовница. Об увлечениях мужа Раиса узнала, когда их ребенку было четыре года. Оказалось, что он в течение всего их совместного проживания вел такой образ жизни. Раиса была шокирована, просила мужа изменить свой образ жизни, угрожала разводом. Муж тогда сказал, что менять он в своей жизни ничего не собирается, но при этом он против развода, так как любит свою дочь Галю. Раиса так и не решилась на развод, сохранила семью из-за дочери. С ее слов, со временем она даже смирилась с внебрачными связями мужа. Но вот полтора года назад она узнала, что у ее мужа есть внебрачный ребенок – сын, которого он полностью обеспечивает материально. Эмоции вновь захлестнули ее, но мужу перечить не стала. Со слов Раисы, ее дочь Галя о внебрачных связях своего отца ничего не знает. Раиса рассказывала, что, хотя внешне их семья выглядит как вполне благополучная, внутри царит полный разлад. Ей с каждым годом все сложнее сдерживать свои эмоции. Вот здесь и находится ответ на первоначальный вопрос Раисы. Ее дочь проявляет по отношению к своему отцу те эмоции, которые подавляет в себе ее мать,это и злость, и ненависть. Галина, как младшая в семье, внешне проявляет то, что внутри подавила в себе ее мать. Когда мы рассмотрели родовую систему Раисы, то оказалось, что мужчины с подобным поведением были в их роду (то есть выбор именно такого партнера был для Раи не случаен). Каково решение в данной ситуации? Раисе нужно было внутренне сказать своей дочери: «Дорогая Галина! Ты – только моя дочь, а я – твоя мать. То, что происходит в отношениях между мной и твоим отцом, к тебе не относится. Это касается только меня и его. Тебе не нужно нести ответственность за наши отношения. Мы твои родители, а ты наша дочь. Мы останемся твоими родителями и будем любить тебя вне зависимости от того, что происходит в наших отношениях. Тот отец, который у тебя есть, самый лучший. Дорогая дочь, ты чувствуешь мою боль. Но тебе не нужно это нести за меня. Свою боль я буду нести сама. Это моя судьба, и я буду нести свой крест сама». Через две недели Раиса перезвонила мне. Когда она вернулась после консультации домой, муж и дочь были дома и разговаривали об увлечении дочери музыкой. Рая заметила, что они оживленно беседовали, Галя была настроена дружелюбно по отношению к отцу. В течение всех последующих двух недель Галина не проявляла какой-либо конфликтности и агрессии по отношению к отцу. Даже муж Раи заметил перемену в своих отношениях с дочерью. О консультации Рая никому в семье не рассказывала.

 

В случае перенятых чувств возможно двойное смещение – человек испытывает кем-то вытесненную злость по отношению к другому объекту. Как правило, злость переносится с сильного человека в семейной системе на более слабого.

 

Наташу беспокоило ее отношение к своему мужу. У них, в связи с проблемами на работе у мужа, возникло много разногласий. Дефицит денег приводил к скандалам и претензиям. Муж «уходил в себя, не принимал никакого участия в решении материальных проблем семьи», Наташа постоянно «искала, у кого занять денег, выкручивалась, искала возможности для семьи прожить на имеющиеся средства». Она устала от сложившейся ситуации, накапливались претензии уже другого характера. Муж был невнимателен, равнодушен, безынициативен. Наташа заметила, что постепенно стала конфликтной, раздражительной, появилась агрессия по отношению к мужу. Как сказала Наталья, во время конфликтов она становилась «сама не своя», «возникало желание сильно побить мужа, чтобы до него дошло». Но больше всего удивляло Наташу то, что она в принципе спокойный, понимающий, не склонный к агрессии человек, а при общении с мужем испытывала такие странные для нее чувства. Кто из женщин в роду Натальи чувствовал подобное к мужчинам? Это была ее мать, всю свою жизнь злившаяся на своего отца, но внешне не проявлявшая эти чувства. Дед Натальи был очень сложным человеком, жестким, жадным и своенравным, из-за чего отношения его и бабушки не сложились, они разошлись. Но с дочерью (мамой Наташи) отношения поддерживал, платил алименты. Он был состоятельным человеком, имел еще сына от второго брака. После своей смерти он завещал все сыну хотя перед смертью всегда говорил своей дочери, что в завещании «про нее не забыл». Наташа поделилась, что ее мама никогда ничего не рассказывала про своего отца, никогда не бывала у него на могиле и отношений со своим братом не поддерживала. В этом случае речь идет о двойном переносе. Дочь переносит перенятую от матери злость на ее отца на того, кто находится с ней на одном уровне, а именно на собственного мужа. Мама Наташи никогда внешне не проявляла своих негативных чувств и переживаний по отношению к своему отцу; вместо нее их проявила дочь по отношению к своему мужу. Вот почему внезапность и интенсивность этих чувств были для Наташи непонятны. Это были действительно не ее чувства. Какое было решение? Наталье необходимо было внутренне сказать следующее: «Дорогая мама, ты моя мать, а я твоя дочь. Я понимаю и чувствую твою боль. У тебя были причины, чтобы злиться на своего отца. Я тебя люблю и поэтому несу эту боль за тебя. Но это твоя боль и твоя судьба. Мне очень жаль. Сейчас твою боль и твою судьбу я оставляю тебе. Освободи меня, если сможешь, от необходимости выражать те чувства, которые подавляешь ты. Это твоя боль, твоя злость и ненависть. Будь ко мне, пожалуйста, доброжелательна, тогда у меня все будет хорошо».

 

Как правило, те, кто перенимают чужую злость, ненависть, гнев, страдают, и это делает их слабее. При этом они постоянно отстаивают свою правоту или считают себя жертвами обстоятельств.

Негативные эмоции к своим родителям, неосознанные, вытесненные, переносятся на своих партнеров. Те отрицательные эмоции, которые мы испытываем к своему супругу, – это подавленные эмоции к своим родителям. Злость, ненависть к партнеру – это проекция своих негативных чувств к родителю, поэтому семейные конфликты не решаются так быстро и легко, как нам хотелось бы. Если подавлять свою злость, то она превратится в ненависть и ярость. Если не ощущать свою злость, то она преобразуется в скрытую враждебность к своему партнеру, а со временем внесет безразличие и холодность в отношения.

Когда вас оскорбляют, критикуют, когда от вас чего-то требуют, вы занимаете защитную позицию, уходите в себя? Когда вас обижают замечанием, когда вам угрожают разводом, вы занимаете защитную позицию, уходите в себя? Во всех подобных ситуациях вы тем самым укрепляете свою враждебность.

 

Плач – это один из основных механизмов освобождения от накопившихся эмоций. Отдаться плачу нелегко, большинство взрослых людей его сдерживают. Маленькие дети, особенно младенцы, легко отдаются плачу, освобождаясь от боли, обиды и страха. Но у взрослых настолько сильно выстроены внутренние механизмы защиты, что освободиться через плач им трудно. Особенно это касается мужчин, ведь многие из них не плачут. Иногда требуются месяцы или годы, чтобы человек смог правильно начать освобождаться от накопившихся эмоций.

 

Если вы отстаиваете, доказываете что-то или чувствуете себя жертвой, то стоит задуматься, что вы несете, для кого в своей родовой системе вы это делаете? Первое, чему нужно научиться, – осознавать свои чувства, входить с ними в контакт. Ощутив гнев или раздражение, спросите себя: «Почему я злюсь? От чего я защищаюсь? Чего я боюсь? Чье это чувство? Адекватна ли моя реакция сложившейся ситуации?»

 

Человек, который не сможет почувствовать подавленные эмоции, убрать психологические защиты, не будет способен к любви. Человек может подавлять эмоции, но он не может заставить себя любить, радоваться, быть счастливым. Выход – признать эти барьеры. Став взрослым и приняв негативные чувства, осознав их источник, дав им выход, человек может почувствовать в своем сердце любовь к своим близким, к своим родителям. У него появятся новые возможности для того, чтобы ощутить любовь к своему партнеру. Цель терапевта – разрешить внутренний конфликт и помочь понять подавленные эмоции, их проявление.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.