Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ЖАНРЫ В АРСЕНАЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ





 

Нередко приходится слышать мнение о том, что для журнали­ста главное — создать интересный материал, а какого он жанра, не имеет абсолютно никакого значения. Существует и другое суж­дение: разговор о жанрах журналистики не заслуживает внима­ния, так как содержание понятия «жанр» непрерывно изменяется и усложняется, а сама теория жанров в целом разработана недо­статочно. Это якобы подтверждается тем, что разные исследовате­ли предлагают свой «набор» жанров. Согласиться с подобными утверждениями нельзя, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, тот тип произведений, который складывается ис­торически и определяется как «жанр», существует объективно, независимо от мнений как теоретиков, так и практиков. Вся масса созданных в журналистике произведений распределяется на жан­ры на основе целого ряда принципов деления. Дело в том, что у каждого конкретного произведения есть состав определенных ха­рактеристик. Такие характеристики возникают то ли относительно произвольно (когда автор не задумывается над тем, каким должен быть его текст), то ли в результате специальных творческих усилий автора (когда он заранее определяет, что должно быть отображено в тексте, как именно и с какой целью). Но в любом случае те тексты, которые обладают схожими качествами, можно объеди­нить в отдельные группы.

Объединение это может быть произведено разными исследовате­лями (или практиками) на самых разных основаниях, в зависимос­ти от того, что каждый из них считает наиболее важным объединя­ющим началом (именно это порождает разные представления о жан­ровой палитре журналистики). Но, разумеется, более верным будет то объединение, которое основывается на сходстве сущностных (но не второстепенных) признаков публикаций, включаемых в какую-то устойчивую группу. Уже после того как определен объединяющий признак (или признаки), его называют «жанровым признаком», а группу объединенных им публикаций — «жанром».

А во-вторых, точное представление о жанре помогает профес­сиональному общению журналистов. Одно дело, когда редактор издания просит журналиста: «Напишите, пожалуйста, хороший материал об авиации». Совсем другое, если он ему предлагает: «Напишите очерк о летчике-испытателе». В последнем случае жур­налист, наверное, лучше поймет, какой именно материал хотел бы получить от него редактор.

Чем же предопределен набор сущностных характеристик, по­зволяющих относить текст к тому или иному жанру? Прежде всего — своеобразием предмета журналистики и способа отображения ав­тором действительности, порождающих этот набор. (Это традицион­но признается большим числом исследователей журналистики.)

В журналистике предмет выступлений составляют актуальные общественные и природные события, явления, процессы, ситуа­ции во всем богатстве их проявления, в многообразии взаимосвя­зей, прежде всего порождающих важные для общества в теорети­ческом и практическом отношении проблемы и конфликты, а также личность человека.



Роль способа отображения действительности в формировании набора характеристик журналистских текстов, предопределяющих их жанровую принадлежность, намного значительнее (в интересу­ющем нас плане) роли предмета журналистских выступлений.

В журналистике существует три главных способа отображения — фактографический, аналитический и наглядно-образный. Они опосредуют определенные уровни «проникновения» познающего субъек­та в объект: от первоначального чувственного созерцания к абст­рагированию, теоретическому освоению его и далее — к созданию обогащенного, более полного конкретного образа предмета (в том числе — его художественного образа).

Первый и второй способы отличаются один от другого прежде всего степенью глубины проникновения в суть предмета отобра­жения. Первый способ нацелен на фиксацию неких внешних, оче­видных характеристик явления, на получение кратких сведений о предмете (в этом случае журналист прежде всего отвечает на воп­росы: где, что и когда произошло?). Быстрота получения таких све­дений позволяет современной журналистике оперативно инфор­мировать аудиторию о многочисленных актуальных событиях, что очень важно для нее. Второй способ нацелен на проникновение в суть явлений, на выяснение скрытых взаимосвязей предмета отобра­жения (в этом случае набор вопросов, на которые отвечает журна­лист, значительно расширяется). В данном случае главным становит­ся обращение его к различным проблемам выбора эффективных пу­тей развития общества, а также выявление причин, условий, тенденций развития событий и ситуаций, изучение оснований, мотивов, интересов, намерений, действий различных социальных сил, выяснение возникающих между ними противоречий, оценка значимости различных феноменов, определение обоснованности тех или иных точек зрения, концепций, идей.

Способ наглядно-образного отображения действительности нацелен не только и не столько на фиксацию внешних черт явления или рациональное проникновение в суть предмета, сколько на эмо­ционально-художественное обобщение познанного. Нередко это обоб­щение достигает такого уровня, который называется публицисти­ческой (или даже — художественной) типизацией, что сближает журналистику с художественной литературой. Подобного рода жур­налистика поставляет аудитории «материал», способствующий как рациональному познанию действительности, так и эмоциональ­ному сопереживанию отображаемых событий.

Своеобразие того или иного способа отображения действитель­ности заключается прежде всего в том, что он выступает как осо­бый путь реализации иерархически взаимосвязанных целей, реше­ния определенных задач.

Важнейшие из них носят предопределяющий характер и выс­тупают как функции конкретного издания. Такие функции могут быть разными. Одни издания (например, «желтая пресса») пресле­дуют коммерческие цели, поэтому в публикуемых материалах они стремятся прежде всего освещать такие темы, использовать такие методы создания текстов, которые позволяют в максимальной мере удовлетворять самые распространенные в соответствующей ауди­тории субъективно доминирующие информационные интересы в развлечении. Причем подобные издания мало волнует вопрос о том, насколько такие интересы совпадают с объективно более важ­ными, коренными потребностями аудитории.

Другие издания могут преследовать цель пропагандистского воздействия на аудиторию (например, политического, религиоз­ного и т.д.). Третьи могут ставить перед собой цель максимально полно, объективно информировать аудиторию, исходя из того, что журналистика призвана быть важнейшим средством именно массового информирования, связанного прежде всего с коренны­ми, базовыми потребностями аудитории, средством повышения социальной компетентности населения, его социальной ориенти­рованности и т.д.

Конечно же, в реальности одно и то же издание может пресле­довать самые разные цели. Но и в этом случае они окажут свое воздействие на характер публикаций, которые будут появляться на его страницах.

Названным предопределяющим функциям (целям) журналис­тики подчинены свойственные ей определенные задачи (цели) «второго ряда» (или собственно творческие функции), связанные с познанием действительности журналистом. К таким функциям относятся:

— создание определенной (той или иной степени полноты) информационной «модели» отображаемого явления (его описание);

— установление причинно-следственных отношений;

— выявление значимости явления (его оценка);

— определение будущего состояния исследуемого явления (про­гноз);

— формулирование программ, планов действия, связанных с анализируемым явлением.

Эти творческие цели (цели «второго ряда») необходимо осу­ществлять (в каждом конкретном случае — в своем объеме) при создании любых журналистских текстов и в любых изданиях, по­скольку именно это их осуществление открывает путь к реализа­ции журналистикой названных выше общественных функций.

Творческие функции выступают как необходимость для жур­налиста исследовать различные общественные феномены, выяв­лять и описывать их суть, определять их причины, прогнозировать развитие этих феноменов, выяснять их значимость; исследовать передовой опыт решения всевозможных задач и формулировать программы их решения, предостерегать от вредных или неэффек­тивных путей, способов достижения тех или иных целей, обосно­вывать спорные точки зрения; вырабатывать свое отношение к миру посредством эмоционально-образной типизации, обобщения ото­бражаемых явлений. Нередко журналистам приходится (в силу пред­назначенности издания) создавать «мир Зазеркалья», т.е. создавать тексты развлекательного плана, тексты, способствующие рекреа­ции (отдыху) аудитории.

Решая эти задачи, журналист и производит оперативную, ана­литическую, эмоционально-образную информацию о разных (существующих и возможных) сторонах жизни общества, инфор­мацию, необходимую аудитории для осуществления всесторонне­го социального ориентирования и регулирования ею (аудитори­ей) своей деятельности, повышения своей социальной компетент­ности, восстановления духовного равновесия, развлечения. Осуществляя творческие функции, журналист применяет различ­ные методы познания действительности. Они составляют три боль­шие группы — эмпирические (документальные), теоретические и художественные методы.

В первую группу входят прежде всего методы сбора материала (наблюдение, беседа, интервью, проработка документов и пр.).

Вторую группу представляют общетеоретические методы по­знания (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, истори­ческий, логический, гипотетический методы и т.д.) и специали­зированные (комплексные) методы осмысления собранного мате­риала, опирающиеся на различные общетеоретические методы (описание, причинно-следственный анализ, оценка, прогнозиро­вание, программирование). Использование теоретических методов исследования в какой-то мере приближает аналитическую журна­листику к научному познанию, но, разумеется, ни в коей мере не делает их равными.

Третью группу составляют методы наглядно-образного обоб­щения, опирающегося на приемы ассоциации, творческой фанта­зии, метафоризации, метонимии, одушевления, оксюморона (внут­реннего противопоставления), литоты (преуменьшения), гипер­болизации (преувеличения), генерализации (подмены частного вывода общим), индивидуализации (подмены общего вывода част­ным) и т.д.

Из данных выше определений предмета, функций, методов современной журналистики вытекают многое проясняющие в при­роде существующих в настоящее время жанров периодической печати следующие выводы.

Во-первых, если речь идет об оперативном информирова­нии журналистом своей аудитории, то оно должно быть в первую очередь нацелено на наиболее важные для нее события, явления, связанные с базовыми, наиболее актуальными ее потребностями, а также должно способствовать формированию у читателя макси­мально точной картины окружающей его реальности.

Если же речь идет о более глубоком исследовании (анализе) действительности, о разъяснении, истолковании, интерпретации актуальных проблем, сути и значения современных событий, процессов, ситуаций, то эти исследуемые проблемы, события, про­цессы, ситуации должны рассматриваться журналистом во взаи­мосвязи с другими феноменами, соотноситься с более фундамен­тальными, более значимыми явлениями, закономерностями, тен­денциями развития различных сторон общественной жизни.

Если же журналист «опосредует» действительность в эмоцио­нально-образной форме, передает аудитории свое представление об актуальной реальности с помощью художественной типиза­ции, то он должен осуществлять ее таким образом, чтобы не ис­казить реальное положение дел, которого касается эта типизация. Именно это и отличает ее от типизации, основанной на вымыс­ле, на безграничной фантазии автора, свойственной собственно художественному творчеству (но не публицистическому!) как та­ковому.

Во-вторых, для понимания общественных проблем, если они обсуждаются в журналистских текстах, прежде всего важно видеть действенную связь между описываемыми событиями, явлениями и следствиями практического плана, изменениями в реальной жизни. Поэтому журналист часто ориентируется на «цепочку» от­ношений: «тип основания—результат» (причинная зависимость), «средство—цель» (финальная зависимость), «переменные взаимо­действия и объективные противоречия» (определенный вид пере­менного взаимодействия). Таким образом, можно сказать, что суж­дения о взаимосвязях исследуемых явлений и образуют главную субстанцию многих публикаций, относящихся к аналитическим и художественно-публицистическим жанрам журналистики.

В-третьих, содержанию и форме конкретных журналистских материалов присущ свой характер. Если в информационных пуб­ликациях излагается какой-то определенный факт, то в аналити­ческих на первый план выходит мысль автора, опирающаяся на совокупность фактов, а также его эмоции, порожденные этой мыслью. А в материалах художественно-публицистических жанров ведущим качеством становится эмоционально-образное обобще­ние, художественно-типизированная форма описываемых явлений действительности.

В-четвертых, при создании текстов разных жанров исполь­зуются различные операции, способы, методы эмпирического по­знания действительности (наблюдение, проработка документов, опрос, интервью и др.), а также теоретические методы: сравне­ние, аналогия, оценка (сравнение действительности с обществен­ными целями, нормами, идеалами), детализация (выявление и подчеркивание важных подробностей явления, процесса, ситуа­ции), разъяснение (обнаружение связи с причинами, закономерностями или проверенными, доказанными суждениями), предска­зание (выход на будущие процессы, следующие из закономернос­тей, причин, факторов или познанных тенденций) и обобщение (объединение инвариантных признаков отдельных фактов, уста­новление общего в процессах).

Часто они дополняются отчетливо ориентированной на парт­нера по коммуникативной ситуации демонстрацией соотнесенно­сти размышлений автора с мыслями, мотивами, позицией парт­нера. Это не в последнюю очередь выражается в том, что журна­лист часто не только предлагает готовый результат познания, интерпретации явлений, но и показывает, делает зримым для ауди­тории ход самого познания. Он исследует жизнь как бы вместе с аудиторией.

Таким образом, журналистские материалы в подавляющем боль­шинстве случаев имеют диалогическое начало, независимо от того, имеют ли они диалогическую форму изложения (как в интервью, беседе) или не имеют. Автор журналистского текста часто или прямо обращается к читателю, или аргументирует для него нечто в своем сознании как для партнера по разговору. Поэтому в журналистских текстах многих жанров ставятся вопросы, даются ответы на них, приводятся доводы в пользу какой-то точки зрения и выдвигаются контрдоводы и т.д., что создает иллюзию обмена мнениями, про­исходящего между партнерами по «живому» общению.

Формирование представлений о жанровых особенностях жур­налистики имеет весомую практическую значимость, так как оно дает возможность (прежде всего начинающему журналисту) осоз­нанно ориентировать себя в той или иной познавательной ситуа­ции на создание вполне конкретного типа текста, в наибольшей мере «приспособленного» для адекватного освещения заинтересо­вавшего аудиторию и издание явления.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.