Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Художественная культура Российского Просвещения





Реформа шрифта, проведенная Петром, не коснулась церковной литературы, тем самым как бы окончательно отделив ее от литературы светской, получавшей все более распространение и независимость. Своеобразным провозглашением независимости было и учреждение Н. И. Новиковым в 1783 г. «Общества, старающегося о напечатании книг». Дело в том, что за пять лет до этого Екатериной было создано «Собрание, старающееся о переводе иностранных книг», а руководил им тот же Новиков, пользовавшийся тогда полным доверием императрицы. Когда же он основал уже независимое от нее «общество», оно сразу привлекло многих авторов, значительно превзойдя государственное издательство и по количеству наименований, и по тиражу.

Верный себе, Новиков взялся за издание писателей-сатириков, обличавших нравы общества — Антиоха Кантемира (1708—1744), своих современников — Д. Фонвизина и И. Крылова. Басни Крылова были написаны уже в начале XIX века, но в правление Екатерины он сказал многократно цитируемые слова о дворянстве, которое живет, «поджав руки» и «поджав умы». Остроумным обличителем невежества и тирании был Денис Иванович Фонвизин (1744/5—1792), чей образ «Недоросля» остается нарицательным и по сей день. Фонвизин считается основателем русской драматургии, наряду с А. П. Сумароковым (1717—1777), писавшим, помимо комедий и трагедий, также лирические песни и оды.

Блистательным мастером од был Гавриил Романович Державин (1743—1816), смело сочетавший в своем творчестве «высокий и низкий штили». Его оды были направлены ко всем явлениям природы и общественной жизни, при этом писатель, не отличавшийся демократическими настроениями, находил способы «истину царям с улыбкой говорить». Выражая общий дух Просвещения, он писал:

 

«Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб, я червь — я Бог!»

 

Державин, одним из первых, оценил — и «в гроб сходя, благословил» — талант юного Пушкина.

Основоположником русского сентиментализма стал будущий автор «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин (1766—1826). В «Бедной Лизе», «Деревне», «Наталье, боярской дочери» просвещенных читателей поразило открытие Карамзина, что «и крестьянки любить умеют».

В 1770—73 гг. вышло четырехтомное «Собрание разных песен» М. Д. Чулкова, которое позже, дополнив еще двумя томами, издал и Новиков. Из произведений народной литературы XVIII века следует отменить также созданные в его начале «Повесть о Фроле Скобееве», «Гисторию о российском матросе Василии Кориотском». Широко доступной стала российскому читателю и переводная литература, особенно французских авторов, которых дворяне читали в оригинале, не желая быть Митрофанушками.

Важной частью культурной жизни России XVIII века стал театр, восстановленный в правах Петром I. Уже в 1702 г. по его велению был открыт Публичный общедоступный театр, для которого на Красной площади была выстроена «Потешная», или Комедиальная хоромина. В первой половине века выступали в основном иностранные труппы, но затем были обучены свои актеры. В 1750 г. открылся театр в Ярославле, возглавляемый Федором Григорьевичем Волковым (1729—1763). Слава этого актера и его театра быстро донеслась до Петербурга, куда он и был вызван в 1752 г. Екатериной. Через 4 года ее же указом был создан первый профессиональный театр «для представления комедий и трагедий». Он был назван просто, «Российским» (позже, в 1832 г. был переименован в Александрийский), главные роли в нем исполнял Волков, а возглавлял Сумароков. В 1779 г. открылся частный театр на Царицыном лугу (позже — Марсово поле), возглавляемый И. А. Дмитриевским, игравшим вместе с Волковым еще в Ярославле. Существовали также крепостные театры (Шереметевых, Юсуповых), которые дали России Михаила Шепкина, Татьяну Шлыкову-Гранатову, блистательную Прасковью Жемчугову. Начали выступать в России также труппы балета, сперва иностранные, затем свои. Либретто для первых русских балетов писал Сумароков.



Все большее распространение получала светская музыка. Это и театральные интермедии, и песни. Все более светский характер приобретали и духовные канты (от лат. сantus — пение), продолжал развиваться жанр хорового концерта, на подмостках музыкальных театров начали исполняться оперы. Наиболее значительные русские композиторы XVIII века — Е. И. Фомин (1761—1800), автор песенной оперы «Ямщики на подставе», Дм. Бортнянский (1751—1825), автор опер и религиозной музыки, А. Ведель (1767—1806).

Особенно тонким образом лицо художественной культуры России XVIII века выражало изобразительное искусство. Происходил подлинный расцвет портретной живописи, которая, опираясь на европейские традиции, сумела вдохнуть в них особый русский дух. Как писал крупный искусствовед ХХ века Игорь Грабарь, появление портрета в Петровскую эпоху было «одним из главных факторов, решивших судьбу русской живописи». Крупнейшими художниками той эпохи были Андрей Матвеев (1701—1739), автор первого (1729) русского «Автопортрета» (с женой, равноправным членом композиции) и Иван Никитин (1690—1742), особенно прославившийся портретами графа С. Г. Строганова и «Петра I на смертном ложе». В петровскую эпоху очень популярным стал также жанр гравюры, где особенной известности достигли Михаил Махаев, братья Алексей и Иван Зубовы.

При Екатерине II расцвел жанр парадного портрета. Здесь блистали Алексей Антропов (1716—1795), автор удивительно правдивого «Портрета Петра III», а также «самый таинственный живописец XVIII века», тонкий лирик Федор Рокотов (1735—1808), с портретов которого, как живые, смотрят на нас графиня Струйская, В. Е. Новосильцева («Русская Джоконда», как ее называли за таинственную улыбку). Дмитрий Левицкий (1735—1822) создал парадные портреты Екатерины II, ее придворных, дворян и купцов, «смолянок», тонких и одухотворенных; не менее лирична живопись Василия Боровиковского (1757—1825), особенно портреты М. И. Лопухиной и Дьяковой.

В женских портретах, преобладающих в русской живописи XVIII века, особенно выразительно запечатлены идеалы Просвещения. Русские женщины на них прекрасны и внешне, и внутренне, от них исходит свет одухотворенности, доброты, милосердия, они же восхищают своей силой, жертвенностью, глубокой порядочностью, всем тем, что всегда делало русскую женщину особенно загадочной и притягательной.

В XVIII веке в русской живописи появились также пейзажный жанр (Семен Щедрин, Ф. Я. Алексеев, Ф. М. Матвеев) и исторический (А. П. Лосенко, Г. И. Угрюмов), но в них русские художники, при всем своем мастерстве, в большой степени находились еще под итальянским влиянием.

В большей степени и быстрее свое лицо обрела русская скульптура. Земляк Ломоносова, помор Федор Шубин (1740—1805), 19 летним юношей направился по его стопам в Петербург. Начав истопником, стал затем учеником Академии художеств, был направлен в Италию. Он создал психологически выразительные, «живые» скульптурные портреты графов А. Голицына и И. Орлова, М. Ломоносова, Павла I. В более классических традициях творил Михаил Козловский (1753—1802), автор памятника А. В. Суворову в Петербурге и «Самсона, раздирающего пасть льву», установленного после победы над Швецией среди фонтанов Петергофа. Замечательным русским скульптором можно назвать и француза Этьена Фальконе (1716—1791), на 12 лет приехавшего в Петербург для создания там его своеобразного символа, блистательного «Медного всадника» (установленного в 1782 г.).

В конце XVIII века формируются и знаменитые художественные собрания. В 1758 г. граф Шувалов, куратор Московского университета, подарил только что открытой Академии художеств свою коллекцию Рембрандта, Рубенса, Ван Дейка, а в 1764 г. был создан, на основе картин западноевропейских мастеров, собранных Екатериной II, одни из крупнейших музеев мира — Эрмитаж, расположившийся в Зимнем Дворце (для публики был открыт только в 1852 г.).

Новые шедевры создала в XVIII веке русская архитектура, особым образом осмыслившая достижения европейского барокко и классицизма. Поскольку оба этих стиля пришли в Россию из-за рубежа, промежуток между ними здесь оказался гораздо короче (лет двадцать-тридцать), в России они даже порой переплетались. Русское барокко в XVIII веке развивалось по-разному в двух столицах. В Москве оно сохранило черты, сложившиеся уже в XVII веке и органично вобравшие в себя особенности старинной русской архитектуры. В Петербурге же, выросшем среди болот всего за несколько лет, не стояла задача вписать строительство в уже сложившийся архитектурный облик. Как заметил Ф. Достоевский, «Петербург — самый предумышленный город на свете». Образцом же служило европейское, прежде всего голландское, градостроение, но в качестве ведущих архитекторов были приглашены итальянцы — Доменико Трезини (1670—1734), Карло Растрелли (1675—1744), а затем и его сын Бартоломео (1700—1771), творивший при Петре, Елизавете и Екатерине.

Петр лично вникал во все детали строительства, утверждал размещение и ширину улиц, места для скверов и парков, типы зданий — для «именитых», «зажиточных» и «подлых» людей. Ведущей в строительстве Петербурга (а затем и Петергофа, летней резиденции царя, построенной по образцу Версаля) была характерная для механико-математического Просвещения идея регулярности — строгой рациональности, четкости, симметричности. «Самый европейский из российских городов был спланирован как «идеально организованное пространство» — с площадями и бульварами, уличным освещением, целыми архитектурными ансамблями, лучевыми улицами — «линиями» (так и по сей день называются некоторые из них — на Васильевском острове), каменными домами равномерной высоты, расположенными на «красной линии», то есть вдоль тротуаров, а не в глубине усадеб. Город, обреченный на постоянную борьбу с водой, был, по примеру Амстердама, пронизан каналами со множеством прекрасных мостов.

Город возводился не только как столица, но и как крепость и порт, поэтому его центрами стали Петропавловская крепость и Адмиралтейство на разных берегах Невы, затем возник еще один, светский центр на Васильевском острове, где находились Кунсткамера, Меншиковский дворец, здание Двенадцати коллегий (ныне — университет). В треугольнике, образованном этими центрами, были выстроены также Зимний дворец, Биржа и Гостиный двор. К прекрасным творениям «Петербургского барокко» можно отнести Смольный монастырь, Большой дворец в Петергофе, Екатерининский дворец в Царском селе, Андреевский собор в Киеве (их архитектором, как и Зимнего дворца, был Б. Растрелли).

Подлинным украшением Петербурга стал и Летний сад с Летним домиком Петра, скульптурными композициями в античном, классическом стиле и изящной паутиной знаменитой решетки (арх. — Фельтен, он же облицевал гранитом набережную вдоль Зимнего дворца). При Екатерине выдвинулись архитекторы Чарлз Камерон из Шотландии («Камеронова галерея» в царскосельском парке, Греческий и Римский залы в Павловском дворце), и итальянец Джакомо Кваренги (Смольный институт, а уже для ПавлаКонногвардейский манеж и Мальтийская церковь).

В Москве первой половины XVIII века интенсивно шло гражданское строительство — Хамовный и Суконный дворы, Большой каменный мост, Арсенал в Кремле, трехэтажная Главная аптека, где первоначально размещался университет. Приметой московского барокко XVIII века стал Странноприимный дом Н. Шереметева, украшенный двойной центральной колоннадой, встречающей его гостей (а ныне — пациентов института им. Склифосовского). Достижением храмового строительства в Москве первой половины XVIII века стала Церковь Архангела ГавриилаМеншикова башня. Архитектор И. П. Зарудный, сохранив традиционный «восьмерик на четверике», в то же время предложил смелое решение высотной композиции с 30 метровым шпилем, оригинальный декор.

Крупнейшим зодчим Москвы в середине XVIII века был Дм. Ухтомский (1719—1774). Возглавив «архитектурный надзор» в довольно беспорядочно застраивавшемся городе, он также добился замены им же спроектированных триумфальных Красных ворот каменными (взорванными в советское время), спроектировал лазорево-белую колокольню Троице-Сергиевой лавры — с многоярусной композицией и богатым декором. Он же организовал (в 1749 г.) первую в России Архитектурную школу, давшую ей В. П. Баженова, М. Ф. Казакова, И. Е. Старова.

Василий Петрович Баженов (1737/8—1799), профессор трех итальянских академий, создал самое красивое московское здание XVIII века — Дом Пашкова, дворцово-парковый ансамбль в Царицыно, тогда еще пригороде Москвы, прекрасный Михайловский замок в Петербурге. Он даже планировал перестройку Московского Кремля, запрещенную Екатериной. По проектам Матвея Федоровича Казакова (1738—1812) построены Московский университет, Сенат в Кремле, Голицинская (ныне Первая Градская) больница, Петровский дворец, Дворянское собрание с величественным классическим Колонным залом, множество городских домов Москвы. Иван Егорович Старов (1745—1808) — архитектор петербургских Таврического дворца и Троицкого собора Александро-Невской лавры.

Говоря о русской архитектуре XVIII века, нельзя не упомянуть усадебное строительство — изящных, порой небольших дворцов в барочном или классическом стиле, окруженных парком или стоящих посреди спокойной, величественной русской природы. Не похожи одна на другую, но равно прекрасны подмосковные усадьбы Царицыно, Кусково, Архангельское, Останкино.

 

Вопросы и задания

1. В каких направлениях и каким образом Петр I «в Европу прорубил окно»?

2. Какие результаты дало «Просвещение Петрово»?

3. Расскажите о первых российских академиях и университетах, их организаторах и выпускниках.

4. Каковы особенности «Просвещенного абсолютизма» в России?

5. Расскажите о российских просветителях XVIII века и их судьбах.

6. Что вам известно о достижениях российской науки и техники в XVIII веке?

7. Подробно остановитесь на русской художественной культуре XVIII века, ее жанровых и стилевых особенностях.

 

Рекомендуемая литература

Живов Б. М. Язык и культура России XVIII века. М., 1996.

Очерки русской культуры XVIII века. В 4- частях. М., 1985—1988.

Панченко А. М. Русская история и культура. СПб., 2002.

Рапацкая Л. А. Русская художественная культура. М., 1998.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.