Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Служба обеспечения при обороне.





Общие поло- жения.

Задачи обеспечения при обороне естественно слагаются: а) из разведки местности для наилучшего расположения войск и разведки местного населения, б) из разведки противника, в) из обеспечения своего расположения от разведки и боевых действий противника, г) из обеспечения соответствующей политической работой должной стойкости войск и, наконец, д) из устройства тыла для обеспечения питания и эвакуации.

Разведка.

а) Разведка местности и местного населения. Оборонительная полоса выбирается первоначально старшими начальниками, а часто и командиром полка по карте за невозможностью лично побывать на местности из-за недостатка времени. Однако, этот выбор должен быть при первой возможности дополнен личным осмотром, начиная с самых важных мест, особенно тех, где карта не дает должного представления о местности. Параллельно с этим ведется и специальная разведка: артиллерийская, инженерная, химическая, бронесил, метеорологическая, связи, района тыла. Данные этих разведок заставляют обыкновенно исправлять и улучшать расположение войск, причем опыт показывает, что можно несколько лет стоять на одной позиции и все время находить много работы для ее улучшения. Параллельно с разведкою своей полосы необходимо разведать тыловые и отсечные рубежи для занятия в случае неудачи, а также пути отхода.

Особого внимания заслуживает при обороне разведка населения. Войска, разбросанные группами на местности, особенно там, где много хуторов, неизбежно входят в соприкосновение с местными жителями, страдающими от войны; жалобы этих людей особенно близки и понятны крестьянской части армии и могут производить на нее гнетущее впечатление; мало того, среди этого населения всегда могут быть элементы, сочувствующие противнику, и его агенты; с другой стороны, имеются и дружественные нам элементы. Отсюда, при расположении для обороны нужно осторожным поведением привлечь к себе население, использовать дружественные элементы и обезвредить враждебные. Особенно строго, надо следить, чтобы населению наносился лишь такой ущерб, который действительно требуется выгодами обороны.

Разведка тыла, а также разведка в целях связи и управления нормально производится не самими начальниками, а посылаемыми {270} ими лицами, дозорами, разъездами. План ее, однако, должен составить и провести либо сам начальник, либо начальник штаба в соответствии со своим планом обороны.

б) Разведка противника. Разведка противника прежде всего зависит от его удаления. Так, при значительном удалении последнего, целью разведки является своевременно открыть переход в наступление, направление движения, силу и состав колонн противника, его подготовку наступления и работу тыла.

При непосредственном соприкосновении важно определить фронт, занимаемый противником, какие части, что именно занимают, все перемещения и передвижения как на фронте, так и в тылу.



В соответствии со степенью удаления противника приходится применять и различные виды разведки. При непосредственном соприкосновении отсутствует конная разведка; при наличии сплошного фронта, достаточно насыщенного войсками, прикрытого проволочными заграждениями, часто совершенно неприменима в тактике агентурная разведка, зато очень важную роль играет хорошо налаженное, внимательное, дневное и ночное наблюдение, подслушивание всех видов, поиски разведчиков и захват контрольных пленных, устанавливающих картину занятия фронта противником.

По мере увеличения расстояния до противника, наблюдение за его фронтом постепенно обращается в наблюдение за местностью, т. е. за подступами и дорогами.

На расстоянии до 1/2 перехода еще можно держать соприкосновение с противником пехотной разведкой. Однако, оно уже все больше и больше, теряет свою непрерывность и обращается в соприкосновение с разведкой, в лучшем случае, с охранением противника.

При большем удалении это соприкосновение может поддерживаться только дивизионной, а дальше перехода — лишь армейской конницей. Разведка же стрелковых дивизий, хотя и высылается, но роль ее сводится только к наблюдению за дорогами со стороны противника при помощи занятия узлов путей и выгодных наблюдательных пунктов. Донесения о начале наступления противника в этом случае может дать только разведка агентурная, воздушная и стратегической конницы.

Различаются и самые задачи разведки при непосредственном соприкосновении с противником и при некотором его удалении. В первом случае разведка может выяснять расположение противника, беспокоить его, предупреждать свои части о наступлении, но она обычно не в силах задержать этого наступления, ведущегося большими силами, на широком фронте, в развернутом боевом порядке.

Во втором случае весьма важной задачей в дополнение к перечисленным является возможная задержка движения противника боем, ибо наступление ведется по дорогам, в походных колоннах: заставив развертываться охранение, уже одним этим можно вызвать задержку в движении и главных сил.

В силу этого, разведка в последнем случае должна быть достаточно сильной и выдвигаться на удобный для обороны рубеж, представляя собою чаще всего смешанные разведывательные отряды из пехоты, конницы, бронесил, иногда самоходной артиллерии. Приэтом, как и во встречном бою, выдвижение таких отрядов должно производиться по общему плану, разработанному в штабах дивизий и корпусов. {271} Наоборот, разведка при непосредственном соприкосновении с противником может высылаться каждым ротным командиром самостоятельно, хотя, конечно, нормально она ведется по плану командира полка.

Воздушная разведка ведется по общему правилу, наблюдая при достаточном удалении противника дороги и тылы, а при непосредственном соприкосновении выливаясь в разведку поля сражения.

Охранение.

а) Земное. Цели земного охранения сводятся: а) к отражению мелких партий противника, стремящихся разведывать или беспокоить обороняющегося, б) к предупреждению о наступлении значительных сил противника и в) к задержке этого наступления для выигрыша времени и принятия должных мер противодействия.

Первая и вторая задачи выполняются наблюдением тех дорог, а также подступов, и даже всего фронта, на котором противник может подходить к оборонительной полосе.

Что касается возможности сдерживать охранением наступление противника, то опыт японской и мировой войны дал в этом отношении ряд совершенно противоречивых указаний. В январе 1905 г., в бою при Сандепу, японское охранение силою всего 1 батальон, 8. эск., 6 кон. ор. упорством своего сопротивления сдержало натиск целой 14 пех. дивизии и частей 1 сиб. корпуса, выиграв время до подхода резервов. В 1918 г. на французском фронте обороняющийся, узнавая о предполагающемся наступлении противника, иногда оставлял в своей первой полосе окопов только охранение, а главные силы отводил на вторую полосу в нескольких километрах сзади. Противник, истратив огромное число снарядов на подготовку атаки слабо занятой полосы, овладевал ею, зато потом натыкался на подготовленную и сильно занятую полосу или контр-атаку сбереженных резервов.

Однако, в ряде других случаев охранение или уходило почти без сопротивления в самом начале боя из опасения быть раздавленным превосходным противником и, таким образом, цель его не достигалась, или, наоборот, гибло, задержавшись в бою упорством сопротивления, чем ослаблялась затем оборона самой полосы. Это различие опыта отразилось и на современных взглядах на охранение при обороне: французы находят нужным иметь впереди своей главной позиции сопротивления еще позицию обеспечения или сторожевого охранения, выделяя для ее занятия 1/61/3 пехоты,1 но подчеркивая приэтом, что «не может быть и речи о разделении сил между двумя последовательными позициями, которые были бы слабы и рисковали бы пасть одна после другой».2

Германцы, наоборот, не требуют сильного охранения при обороне, а в их литературе существуют сильные нападки на такое охранение: «по большей части3 сильные отряды, занимавшие передовое поле... или погибали, или, когда они отступали, способствовали усилению все более размножавшейся «бациллы уклонения». Это нанесло неисчислимый вред энергии обороны».

Существующее разногласие лучше всего показывает, что данный вопрос трудно регламентировать и вылить в виде известной схемы или шаблона. {272}

Охранение, прикрывающее оборонительную полосу, не может быть сильным, ибо это отразится на успехе укрепления и силе занятия самой полосы; в то же время желательно, чтобы упорством сопротивления оно выиграло достаточно времени, что не по силам слабому охранению. Поэтому есть смысл требовать упорного боя от охранения только в том случае, если оно может оказать достаточное сопротивление и не погибнуть, ослабив сопротивление самой оборонительной полосы.

При той разнице в моральном настроении и искусстве действий, которая была между русскими и японцами в 1905 г., даже слабое охранение последних могло проявить достаточное упорство и с успехом бороться против превосходных сил русских.

При той фортификационной силе, которой отличались позиции 1918 г. на французском фронте, и сравнительной узости фронта обороны дивизия, выделив 1/6 сил в охранение, могла иметь достаточно сил для обороны своей полосы, да и охранение не могло быть легко прорвано при силе укреплений, при упорстве французской пехоты и се высоком настроении.

В маневренной войне при фронтах обороны дивизии в 8—10 км выделение 1/61/3 в охранение сильно ослабит самую оборону и не даст больших выгод, ибо ничтожна будет сила сопротивления этого сильно растянутого охранения.

Очевидно, поэтому полевой устав Красной армии (§ 1076) устанавливает выдвижение охранения лишь по отдельным направлениям, а не в виде сплошной полосы, ставя целью «наблюдать за противником и, по возможности, не допускать разведку его приближаться к оборонительной полосе».

Согласно Боевого устава пехоты,1 оборонительная полоса каждого батальона должна прикрываться своим боевым охранением, для чего нормально высылается стрелковый взвод, усиленный станковыми пулеметами от каждого батальона, занимающего оборонительный район в первом эшелоне полка, на расстояние около 2 км обеспечивающее от огня станковых пулеметов.

Особого командира боевого охранения не назначается, но система огня проверяется командиром полка. В то же время для поддержки боевого охранения назначаются орудия или батареи полковой артиллерии, которые располагаются либо непосредственно за передним краем полосы, либо до 1/2 км впереди с целью поддержать пехоту и ввести в заблуждение противника. Кроме того, часть батарей ПП должны иметь задачей поддержку боевого охранения и его отхода. Для поддержки пехоты в охранение выдвигаются артиллерийские наблюдатели и отделение связи артиллерии с пехотой.

По сближении сторон на ружейный выстрел и занятии пехотою окопов, боевое охранение выставляется от передовых взводов только на ночь на 50—100 шагов впереди, в виде парных постов, именовавшихся в мировой войне «секретами». В особо важных местах можно выставлять полевые караулы (1—2 отделения) или даже сторожевые заставы.

При наличии впереди окопов проволочных заграждений охранение ставится за ними, а если имеется таковых несколько полос, то за полосой, ближайшей к противнику. {273}

При отсутствии проволочных заграждений охранение надо выдвигать дальше вперед, ставить, когда совершенно стемнеет и каждую ночь на новом месте, не давая противнику возможности высматривать и снимать его по ночам.

Полезно также при предприимчивом противнике неподвижное охранение заменять подвижными и сильными дозорами, находящимися всю ночь в движении впереди позиции, конечно, посменно.

Днем, при сближении противников на ружейный выстрел, охранение обычно впереди окопов не выставляется, кроме тех участков, перед которыми имеется закрытая полоса местности, однако, в периоды затишья надо иметь в каждом окопе часового для непрерывного наблюдения за противником и стрельбы по одиночным людям, показывающимся открыто из окопов.

При достаточном сближении с противником разведка и охранение в обороне дополняются наблюдением при помощи специальных наблюдательных пунктов.

б) Химическое обеспечение. Химическое охранение при обороне организуется сравнительно легко, вследствие возможности заблаговременно распределить и расположить свои силы и средства.

Основанием для организации химической обороны должны являться: 1) оценка сравнительной важности различных участков, районов и пунктов расположения и 2) оценка местности с точки зрения удобств применения химических средств борьбы. Указания командования и изучение обстановки укажут, какие места в первую очередь надо уберечь при химическом нападении, разведка личная и при помощи приборов выяснит, какие места легче всего могут подвергнуться химнападению. Руководствуясь этим, и надо произвести распределение своих сил и средств, дабы обеспечить прежде всего важные и доступные места и установить там особо тщательное наблюдение. Внимание должно быть, обращено не только на организацию химического охранения войск, штабов, обозов, но и на пути подвоза, особенно, в узких местах, где создание химической пробки во время боя может вызвать особые затруднения.

При самом расположении в оборонительной полосе необходимо распределить ее для химической обороны между полками, указав каждому его участок. На этом участке химическая оборона и охранение организуются начхимом полка при помощи постов наблюдения, охранения и тревоги. Прежде всего каждая рота и батарея в своем районе обязана иметь пост химического наблюдения и тревоги. Далее, начхимполка, выяснив наиболее угрожаемые места для атаки волнами или газометами, выставляет свои посты для наблюдения за этими местами, устанавливает полковой метеорологический пункт и налаживает сигнализацию на случаи тревоги во всем полку при помощи звуковых и световых средств (вехи и т. под.). В тех случаях, когда метеорологический пункт дает обстановку, благоприятную для химической атаки волнами, необходимо на ночь выдвигать от полкового химического взвода особые посты химтревоги в наиболее угрожаемые места перед фронтом.

Одновременно с усилением оборонительной полосы строятся и специальные газоубежища в наиболее важных и опасных местах.

Необходимо также проверить наличие средств защиты и умение пользоваться ими. {274}

Ударные группы, батареи, штабы следует располагать по возможности вне возможной или хотя бы вероятной сферы действия газометов и газовой волны и, во всяком случае, вне мест застаивания газов и направлений вероятного их движения. Далее, занимая опасные в химическом отношении участки, надо продумать план обеспечения их огнем с соседних районов во фланг, организовать им особо сильную поддержку артиллерийским огнем и продумать расположение ударных групп для фланговой контр-атаки противника, прорывающегося после хим-атаки.

в) Воздушное охранение. Одновременно с переходом к обороне штабами должна быть организована зенитная оборона в виде батарей, расположенных в шахматном порядке за линией фронта по общему плану.

В каждом батальоне без особого распоряжения выставляются зенитные пулеметы для обслуживания своего района, а полк должен проверить обеспечение зенитной обороной и обоза. Посты воздушного наблюдения занимают свои места, а в ротах и взводах назначаются наблюдатели за небом.

г) Маскировка. Большое количество земляных работ, производимых при обороне, сильно затрудняет маскировку, ибо путем фотографирования сверху противник всегда получит точные снимки расположения обороняющегося.

Правда, при обороне искусственная маскировка может получить наивысшее развитие, однако, скрыть все свое расположение путем; наилучшей искусственной маскировки невозможно — для этого не хватит никаких сил и средств.

Поэтому маскировка при обороне должна иметь целью не столько все скрыть от противника, сколько ввести его в заблуждение относительно истинной системы организации огня и расположения ударных групп.

Путем ложных сооружений, тщательно замаскировывая в то же время более важные пулеметные гнезда, наблюдательные пункты, можно добиться, что противник израсходует лишние снаряды на ложные или менее важные сооружения, чем сберегутся более важные и хорошо замаскированные.

В октябре 1914 г. во время Сувалкского сражения только один ложный наблюдательный пункт, хорошо устроенный 51 артиллерийской бригадой, привлек на себя несколько сот немецких артиллерийских снарядов, уменьшив этим обстрел соседних сооружений.

Конечно, все это требует рабочих рук, а их при обороне всегда мало; кроме того, ложная маскировка должна быть весьма хорошо выполнена, ибо при нахождении противников в непосредственном соприкосновении фальшь сравнительно легко выясняется.

Возможность развить маскировку при обороне требует прежде всего хорошего плана работ, основанного на верной оценке своего расположения. Для этого надо в первую очередь установить: какие огневые точки, командные и наблюдательные пункты, батареи, резервы и т. п. надо прежде всего укрыть как по их важности, так и по легкости разведки противником. Мало того, если есть время, лучше не занимать известных мест, пока они не будут замаскированы, ибо иначе пропажа имевшегося окопа уже никого не обманет. Маскировка должна все время проверяться при помощи своих летчиков. {275}

д) Обеспечение от бронесил противника. Броневая оборона заключается, прежде всего, в определении мест, где возможны атаки бронесил. Противодействие бронемашинам и поездам при обороне достигается сравнительно легко; мало того, на пехоту, сидящую в окопах, эти средства не производят сильного впечатления, а артиллерийский огонь быстро заставляет их отойти. Только в охранении приходится принимать особые меры, устанавливая орудия, пулеметы с бронебойными пулями, устраивая порчу дорог на направлениях, где могут явиться бронесилы.

Иное значение имеют танки. Для борьбы с ними надо, прежде всего, учесть все места, где может последовать танковая атака, после чего принять следующие меры.

Прежде всего установить тщательное наблюдение за противником по ночам, чтобы обнаружить слухом подход танков; днем это наблюдение ведет авиация.

Далее, на вероятных участках атаки надо установить замаскированно орудия для стрельбы прямой наводкой, используя для этой цели батальонную и полковую артиллерию.

По мере сил, устроить на более важных участках инженерные заграждения.

Подготовить всю артиллерию к стрельбе по рубежам, которые должны проходить танки.

При наличии нескольких опасных участков можно держать особые батареи в готовности для выдвижения навстречу танкам.

Главное подготовить свои войска, разъяснив им меры борьбы с танками и внушив необходимость борьбы не столько с танками, сколько с идущей за ними пехотой противника.

Не следует забывать, что помимо материальной защиты, успешность борьбы с танками зависит от крепости нервов, иначе говоря, от уверенности в возможность справиться с ними.

Конечно, следует считать, что средств противотанковой защиты обычно не хватит на весь фронт и в таком случае опять-таки надо держаться системы распределения их в зависимости от важности различных районов и вероятности атаки в разных местах, имея в своем распоряжении хотя бы небольшой резерв этих средств.

Инженерное искусство в обороне.

Инженерное искусство играет в обороне совершенно исключительную роль, давая возможность положительно преображать местность и, благодаря этому, удерживать самые трудные по характеру местности районы.

Однако, это искусство встречает сугубые препятствия в недостатке времени, рабочих рук, средств и материала, количество которых в маневренной войне всегда крайне ничтожно сравнительно с теми работами, которые необходимо выполнить, дабы создать действительно мощную полосу. Отсюда, и при инженерном усилении полосы приходится отдать себе сначала ясный отчет, какие работы могут быть выполнены имеющимися средствами в имеющееся время, а затем распределить ход их по различным участкам, районам, пунктам, сообразно важности и доступности таковых в предстоящем бою.

Войсковой инженер прежде всего должен уметь проникнуться планом обороны своего начальника, идя ему навстречу своими соображениями: как лучше обеспечить его план в инженерном отношении и {276} какие для этого желательно принять меры вплоть до изменения иногда и самого расположения войск, если этим не нарушаются более важные соображения.

Дабы вполне сознательно провести работу по усилению оборонительной полосы, войсковой инженер должен хорошо знать:

а) расположение пехоты, план ее огневой работы и контр-атак. Отсюда, естественно, явятся выводы о предстоящих работах для усиления обстрела, укрытого расположения огневых средств и бойцов и укрытых подходов для контр-атак (устройство проволочных заграждений, окопов, гнезд, убежищ, наблюдательных пунктов, ходов сообщения, путей подвоза, масок и прочих элементов пехотной полосы и ее маскировки);

б) расположение и план действий артиллерии, расположение элементов артиллерийских позиций и путей подвоза;

в) план работы броневых частей и путей их выезда;

г) план работы химических частей и вероятных участков их применения;

д) план работы авиации — ее аэродромы и площадки;

е) план обеспечения и в том числе воздушной, химической и броневой обороны;

ж) план работы тыла, путей подвоза, организации тыловых путей;

з) меры на случай отхода; и) план управления и связи.

Самый ход работ по укреплению оборонительной полосы зависит от того, создается ли она самими войсками одновременно с ее занятием, или устраивается заблаговременно. В первом случае полоса начинает сразу укрепляться войсками, и войсковому инженеру, приступая к работе, приходится сначала выяснить, что успели сделать и предполагают строить войска, дабы прийти им на помощь в чем следует, строго соблюдая очередь по мере важности работ на различных участках и районах. Деятельность инженера в этом случае исходит из того инженерного решения, которое должен принять войсковой начальник при расположении для обороны, и в соответствии с которым работы по укреплению оборонительной полосы ведутся следующим образом:

а) Простейшие работы выполняются самими войсковыми частями в порядке самоокапывания, в известной постепенности, опять-таки сообразно тактическому их значению.

Этим работам со стороны войскового инженера должно быть оказано должное содействие инструментом, материалом и инструкторами.

б) Часть работ (укрепление второй полосы, улучшение путей в тыловом районе и т. д.) выполняется распоряжением войскового инженера.

в) Наконец, некоторые инженерные части — саперные, прожекторные — могут иметь и боевое применение, например, в разведке и в обороне (Пол. уст. § 1120.)

Все эти вопросы определяются приказанием, отдаваемым начальником, и на основании этого приказания составляется план инженерных работ, конечно, в строгом соответствии (Пол. уст. §§ 1123—1125) с тактическим замыслом и имеющимися средствами. {277}

Устав не устанавливает определенной постепенности в очереди работ в виду многообразия боевой обстановки и лишь намечает относительную их важность (Пол. уст. § 1133):

1) улучшение обзора и обстрела;

2) отрывка окопов, заслонов и устройство наблюдательных и командных пунктов;

3) устройство искусственных препятствий и принятие мер противодействия танкам;

4) оборудование укрытых сообщений внутри оборонительных полос и для связи с тылом;

5) постройка убежищ от артиллерийского огня;1

6) исправление путей в пределах оборонительных полос. Фактически в каждом данном случае постепенность работ определяется характером местности и планом обороны.

Инженерное усиление оборонительной полосы имеет задачей усилить выгодные стороны и уменьшить невыгодные именно данной местности, поэтому в каждом данном случае работы придется начинать с того, что является слабой стороной именно данной полосы и больше всего мешает плану обороны: при хорошем обзоре и обстреле и открытом тыле придется первое внимание уделить второму, а не первому делу; на местности, открытой и подверженной сильному артиллерийскому огню, постройка убежищ явится первоочередной задачей, в густом лесу — их можно и вовсе не строить, обратив первое внимание на расчистку хоть какого-нибудь обстрела.

Отсюда не так просто устанавливается очередь работ в каждом данном случае.

При производстве работ следует помнить, что войска, побывавшие в боях, упорно держатся того типа построек, который они уже облюбовали и в который верят. При этом эволюция сооружений идет в течение самой войны и очень часто в этом отношении войска опережают инженерные части своим опытом, к которому надо подходить поэтому осторожно, не навязывая и в техническом отношении схем и шаблонов, почерпнутых из книг в мирное время, но забракованных опытом, ибо жизнь сильнее книги.

К весне и летом 1915 г. давно уже многие части строили не прямые, а кольцевые окопы, спускали их вниз, облюбовали гнездную систему окопов, на 2—3 стрелка гнездо, просили первым долгом строить на подготовленных позициях не окопы, которые они вмиг построят сами даже под огнем противника, а проволочные заграждения и ходы сообщения. И, несмотря на все это, еще осенью 1915 г. некоторые саперные части строили то, что давно было забраковано войсками, а укрепление позиции всегда начинали с расчистки обстрела и постройки окопов.

Одновременно и нераздельно с укреплением позиции должен осуществляться, конечно, и план маскировки,

Устройство тыла.

Выгодная сторона устройства тыла при обороне заключается в неподвижности войск и, значит, легкости наладить кругооборот всех средств подвоза. Невыгодная сторона кроется в необходимости подготовиться к очень большому расходованию артиллерийских и инженерных {278} запасов, требующих огромного количества перевозочных средств, и к работе транспорта в тяжелых условиях обстрела тыла и путей подвоза как дальнобойной артиллерией, так и с воздуха.

Поэтому артиллерийские звенья подвоза при обороне желательно помещать на сближенных дистанциях, для расположения всех тыловых учреждений выбирать укрытые от воздушного наблюдения места, лошадей и обоз всюду, где возможно, держать в лесу или в населенных пунктах.

Для боевого подвоза надо стремиться выбирать пути, может быть, и кружные, но укрытые от наблюдения противника, прокладывая местами новые дороги искусственно.

Следует считать, что часто подвоз и эвакуация будут итти только по ночам, а потому части, ведущие бой, должны быть обеспечены потребным числом снарядов и патронов заблаговременно, дабы не остаться без них в самую критическую минуту.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.