Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Условия успешности семейного воспитания: народная мудрость и наставления великих педагогов (Дж. Локк, П.Ф. Лесгафт, Я. Корчак, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский, А.Н. Острогорский и др.)





Дж.Локк. Тот, кто не привык подчинять свои желания разуму других, когда он молод, вряд ли будет вслушиваться и подчиняться голосу своего собственного разума, достигши того возраста, когда он способен им пользоваться. И нетрудно предвидеть, какого рода человек, по всей вероятности, выйдет из такого субъекта...

Я полагаю, что всякий признает разумным, чтобы его дети, пока они малы, смотрели на родителей как на своих господ, как на облеченных полнотою власти руководителей, по отношению к которым проявляли бы почтительный страх, впоследствии, когда они подрастут, чтобы они видели в родителях самых лучших и единственно надежных друзей и, как таковых, любили бы и уважали их.Указанный мною путь является, если я не ошибаюсь, единственным, который может обеспечить достижение таких результатов. Когда дети подрастут, мы должны смотреть на них как на равных нам, как на людей с такими же страстями, с такими же желаниями, как наши страсти и желания. Мы желаем, чтобы и нас признавали разумные создания, мы стремимся к свободе: мы не любим, если нам надоедают постоянными выговорами и окриками и не миримся с тем, чтобы люди, с которыми мы сталкиваемся, проявляли к нам суровое отношение или держали нас на почтительном расстоянии. Тот, кто, будучи взрослым, встречает подобное отношение к себе, будет искать другого общества, других друзей, других собеседников, с которыми он мог бы чувствовать себя легко. Поэтому, если детей держать в строгости с самого начала, то, пока они дети, они будут послушны и спокойно подчиняться строгостям, как будто никогда не знали другого обращения. И если, по мере того как они будут подрастать и подрастут настолько, чтобы руководствоваться своим разумом, строгость управления будет мало-помалу (в той мере, в какой они будут заслуживать) смягчаться, обращение отца будет становиться все более мягким и расстояние между ним и детьми уменьшится, то его прежняя строгость только усилит их любовь, так как дети поймут, что это было лишь проявление доброты к ним и желания сделать их способными заслужить любовь родителей и уважение всех и каждого.

Обычный метод воздействия наказанием и розгой, который не требует ни усилий, ни много времени, этот единственный метод поддержания дисциплины, который широко признан и доступен пониманию воспитателей, является наименее пригодным из всех мыслимых приемов воспитания, так как он приводит к обоим упомянутым вредным последствиям; а они, как мы показали, представляют собой Сциллу и Харибду, которые с той ли или другой стороны губят всякого, кто сворачивает с правильного пути.

Я не могу поэтому признать полезным для ребенка какое бы то ни было наказание, при котором стыд пострадать за совершенный проступок не действует на него сильнее, чем само страдание.

Такой род рабской дисциплины создает рабский характер. Ребенок подчиняется и притворяется послушным, пока над ним висит страх розги; но как только этот страх отпал и ребенок в отсутствии наблюдающего глаза может рассчитывать на безнаказанность, он дает еще больший простор своей естественной наклонности, которая, таким образом, нисколько не изменяется, а, напротив, лишь становится в нем значительно сильнее и обычно после такой насильственной сдержки прорывается еще с большей силой.



Здесь позвольте мне обратить внимание на одну вещь, которую я считаю ошибкой обычного метода воспитания; она заключается в обременении детской памяти всевозможными правилами и предписаниями, которые часто бывают недоступны их пониманию и всегда детьми забываются сейчас же, как только они их получили. Если вы желаете, чтобы дети выполнили какое-либо действие или сделали это иначе, когда они забывают или делают это неудачно, заставляйте их много раз переделывать, пока они не достигнут совершенства7. Этим вы добьетесь двух полезных результатов. Во-первых, вы увидите, способны ли они выполнить данную работу и можно ли рассчитывать, что они ее выполнят: ведь от детей иногда требуют таких вещей, которых, как мы убеждаемся уже на опыте, они не умеют делать, и раньше, чем требовать от них выполнения, следовало бы их поучить и поупражнять. Но воспитателю гораздо легче приказывать, чем учить. Другая польза, которая получается от этого, заключается в том, что, если дети будут многократно проделывать одно и то же действие до тех пор, пока оно не станет для них привычным, выполнение не будет зависеть от памяти или размышления, свойственных не детству, а зрелому возрасту, но станет у них чем-то естественным.

Так, например, для хорошо воспитанного человека кланяться джентльмену, когда тот его приветствует, и смотреть ему в лицо, когда тот говорит с ним, становится благодаря постоянной практике столь же естественным, что и дышать: для этого не требуется ни думать, ни рассуждать. Если вы таким путем излечили вашего ребенка от какого-либо недостатка, вы его излечили навсегда; и таким же способом вы можете искоренить в детях один за другим все недостатки и привить им какие угодно привычки.

Поэтому пусть этих правил, которые вы даете своему сыну, будет возможно меньше, лучше пусть их будет меньше, а не больше того, что кажется абсолютно необходимым. Ибо если вы обремените его многочисленными правилами, то в результате неизбежно получится одно из двух: или вам придется своего сына очень часто наказывать, что будет иметь дурные последствия, так как наказание будет слишком частым и сделается привычным, или же вы будете вынуждены оставлять нарушение некоторых ваших правил безнаказанным, что, конечно, вызовет пренебрежительное отношение к ним и подорвет ваш авторитет в глазах сына. Создавайте лишь немного законов, но следите за тем, чтобы они, будучи раз созданы, соблюдались. Для малолетних детей требуется немного законов, и, лишь по мере того как они становятся старше и какое-либо правило в результате практики прочно утвердилось, вы можете прибавить новое правило.

Но прошу вас помнить, что детей не следует учить при помощи правил, которые всегда будут ускользать из их памяти. Заставляйте их все, что, по вашему мнению, они должны уметь делать, усваивать путем необходимой практики, приурочивая эту практику к каждому подходящему случаю, а если возможно, сами создавайте эти случаи.

Природные дарования каждого должны быть развиваемы до возможных пределов, но попытка привить ребенку что-либо другое будет только бесплодным трудом, и то, что таким образом будет на нем налеплено, в лучшем случае окажется не к лицу, и всегда будет производить неприятное впечатление

Нельзя давать ребенку привыкать к лени и этому нерасположению к учению в нем укрепляться, очень важно и стоит затрачивать усилия на то, чтобы приучить душу господствовать над собой и быть способной по собственному выбору освобождаться от увлечения одним предметом, обращаться легко и с удовольствием к другому или в любой момент стряхивать с себя вялость и энергично приниматься за то, что указывает разум.

Может быть, покажется странным, что я говорю о рассуждении с детьми; тем не менее я вижу в этом наиболее правильный способ обращения с детьми.

Однако самый простой и легкий и вместе с тем эффективный способ воспитания детей и формирования их внешнего поведения заключается в том, чтобы показывать им на наглядных примерах, как им следует поступать и чего они должны избегать.

Любознательность в детях нужно так же заботливо поощрять, как другие желания подавлять.

Предоставление детям свободы в их развлечениях полезно в том отношении, что в условиях такой свободы высказываются природные характеры детей, выявляются их наклонности и способности

Сухомлинский В.А. В целостном виде гуманистические педагогические идеи Сухомлинского впервые представлены в "Этюдах о коммунистическом воспитании" (1967 г.). Они воплощались в следующих принципах: доверие и уважение к детской личности; превращение учебной деятельности школьников в захватывающий, насыщенный творческими открытиями процесс; ограничение сферы влияния коллектива на личность; воспитание без наказания - признание самоценности и неповторимости каждой отдельной личности; воспитание у школьников свободы выбора. Главной целью воспитания выступало свободное развитие ребёнка как активной личности, раскрытие индивидуальности, способной противостоять нивелирующей тенденции официальной педагогики. В центре педагогического процесса, рассматриваемого как синхронное взаимодействие наставника и ученика, находился ребёнок с его интересами, творческими потенциями, на которые прежде всего и должны были ориентироваться учителя.

В последних произведениях Сухомлинского ("Рождение гражданина", "Сто советов учителю", "Разговор с молодым директором школы", "Мудрая власть коллектива") проявляется ряд новых гуманистических идей. Наряду с прежней установкой на интернациональное и атеистическое воспитание приоритет отдаётся украинской этнопедагогике, народным ценностям. Пристальное внимание уделяется культовой основе воспитания - сказкам, мифам, поверьям, легендам. Вместо акцента на всестороннее развитие личности обосновывается идея иерархичности воспитания - ведущей сферой выступает духовность, опосредующая другие черты личности.

Макаренко А.С. «Как можно больше требований к человеку, но вместе с тем и как можно больше уважения к нему».

ОБЩЕПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП — единство требований по отношению к детям. Ученик и учитель, родители и дети – их добрые взаимоотношения формируются в совместном созидательном труде при взаимном уважении к личности, достоинству каждого – таков краеугольный камень педагогического воззрения Макаренко.

Лесгафт П.Ф. Первым принципом правильного семейного воспитания П.Ф. Лесгафт считал чистоту как обязательное условие развития здорового ребенка. Другим основным постулатом воспитания он считал отсутствие произвола в действиях воспитателя. "Вся тайна семейного воспитания в том и состоит, - писал П.Ф. Лесгафт, - чтобы дать ребенку возможность самому развертываться, делать все самому; взрослые не должны забегать и ничего не делать для своего личного удобства и удовольствия, а всегда относиться к ребенку, с первого дня появления его на свет, как к человеку, с полным признанием его личности и неприкосновенности этой личности" [4, с. 309]. Ученый полагал, что необходимо приучать ребенка рассуждать, отдавать себе отчет в своих действиях, задумываться над своими поступками, анализировать мотивы действий.

Признание личности ребенка, постоянное обращение с ним как с человеком, обладающим правом личной неприкосновенности, по П.Ф. Лесгафту, является одним из основополагающих принципов воспитания. Наказания, тем более физические, которые в ту пору были широко распространены в семьях и в школах, П.Ф. Лесгафт считал явлением недопустимым и губительным.

Гуманистические идеи П.Ф. Лесгафта о семейном воспитании, об уважении к личности ребенка, недопустимости произвола по отношению к нему, единстве физического, нравственного, умственного и трудового воспитания, развитии детской самодеятельности, самостоятельности, инициативы, творческих способностей, о педагогическом оптимизме продолжают оставаться актуальными и сегодня

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.