Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Становление русского страноведения





2. Развитие русской камеральной статистики и экономической географии

3. Общие теоретические вопросы русской и мировой географии

 

ТЕМА 5: ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ ПЕРВОЙ

ПОЛОВИНЫ Х1Х В.

 

В XIX в. произошло оформление географии как самостоятельной науки во всех ее направлениях. С точки зрения внутренних закономерностей этому способствовали продолжающееся накопление фактов и синтезирующее теоретическое мышление. Во имя географических открытий было совершено немало героических подвигов в разных частях земного шара, включая полярные области и океаны, благодаря чему лабораторией географии становится вся поверхность Земли.

Несколько имен, которые стали легендой еще при жизни, чтобы понять, насколько путешествия и отчеты о них обогатили географию, подняли ее общественный престиж: Александр Гумбольдт, Давид Ливингстон, Фердинанд Рихтгофен, Джон Пауэлл, Николай Пржевальский, Фритьоф Нансен. Если к этим именам добавить океанографические экспедиции типа тех, которые проходили на "Челленджере" и "Витязе", то картина получится вполне впечатляющей.

Становление теоретических основ географии XIX в. прошло под знаком двух выдающихся соотечественников - корифеев географической науки - Александра Гумбольдта (1769-1859 гг.) и Карла Риттера (1779-1859 гг.), которые осуществили синтез географии, подняли ее на профессиональный уровень. Их огромный авторитет, большая формальная и неформальная коммуникация в аудитории и через переписку способствовали консолидации географов всего мира вокруг определенных идей и оформлению географии как вполне самостоятельной и профессиональной области знания. Профессионализм проявился не только в сборе материалов специальными методами и развитии теоретических представлений, но и в появлении профессоров-географов и специальных кафедр географии в высших учебных заведениях, тогда как раньше преподавание географии вели физики, историки и филологи. Кроме того, необходимо отметить создание в ряде стран географических обществ.

Немецкий путешественник, географ и мыслитель Александр Гумбольдт, крупнейший ученый XIX столетия - один из самых универсальных гениев человечества, сумевший объединить в своем знаменитом сочинении "Космос" почти все, что было известно человечеству к середине XIX в.

Дороги Гумбольдта-путешественника пролегали по многим странам мира, но особенно большое значение имело его пятилетнее (1799-1804 гг.) путешествие в Латинскую Америку. После этого путешествия Гумбольдт всю жизнь занимался, с краткими выездами в разные страны, обработкой материалов экспедиции и обобщением знаний в области естествознания и географии. Так как отчеты о результатах экспедиции должны были продлиться довольно продолжительное время (в действительности они заняли без малого 30 лет), то в 1808 г. он издал научно-популярную книгу "Картины природы", где наряду с научно-художественным описанием многих явлений природы, Гумбольдт выдвинул и обосновал идеи широтной зональности и высотной поясности природы земного шара.



В 1817 г. вышла его небольшая работа "Линии изотерм", где по данным 57 станций он впервые составил карту изотерм: среднегодовых, среднесезонных, самого холодного и самого теплого месяцев. Эта работа стала одним из оснований новой науки - климатологии, в которой линии равных величин были использованы для теоретического обобщения многих единичных наблюдений.

Изучая высотную поясность растительности, распространение культурных растений, центры их происхождения и пути расселения, Гумбольдт заложил основы ботанической географии (предисловие к ботанической части отчета его экспедиции в страны Америки носило название "Пролегомоны географии растений").

Отчет содержал множество данных по земному магнетизму, вулканизму, связи вулканизма и землетрясений, анатомии, физиологии животных, химическому составу воздуха на разных высотах и разных широтах, по морским течениям, этнографии, археологии, экономике и политике.

Пятитомное сочинение под названием "Космос" явилось вершиной творчества А. Гумбольдта. Первая мысль о создании общего физического мироописания возникла у него в 1796 году. А первая практическая попытка создания такого произведения была предпринята зимой 1827-1828 гг., когда Гумбольдт прочитал первый в науке цикл из 61-й популярной лекции перед широкой публикой. Эти лекции и легли в основу "Космоса", хотя приступил он к работе над своим главным сочинением в 1834 г., а первый том издал лишь в 1845 г.

Этот том содержал картину мироздания от небес до растений, а также включал довольно большое методологическое введение. Второй том, вышедший в 1847 г., содержал историю естествознания и отражение внешнего мира в познании и искусстве.

Связь между этими томами можно усмотреть в одной из заключительных фраз первого и начальных фраз второго тома: "Физическая картина природы указывает границу, за которой начинается сфера разума и где далекий взгляд погружается в другой мир. Она указывает эту границу и не переступает ее" Чтобы представить природу в ее полном возвышенном величии, нельзя ограничиться одними внешними явлениями: природу должно еще изобразить в ее отражении во внутреннем мире человека".

В этих фразах содержится сущность субъект-объектных отношений в системе "природа-человек". Кроме того, здесь можно усмотреть и прообраз ноосферы - сферы разума. И. М. Забелин именно с этой позиции анализирует развитие идей в географии и отмечает приоритет А. Гумбольдта в формировании понятия "биосфера", названной немецким ученым "лебенссферой" (сферой жизни - нем.)5. Этот термин не прижился, а термин "биосфера" был предложен Э.Зюссом в 1875 году.

Третий том "Космоса" содержал астрономическую часть и расширял и конкретизировал материалы первого тома по этому предмету. Четвертый и пятый тома должны были иметь такое же назначение относительно природы Земли. Однако четвертый том был издан в наспех написанной форме в 1858 г., а пятый - в виде нескольких страниц и указателей - уже посмертно, в 1862 г.

Из других идей и дел Гумбольдта стоит упомянуть то, что он впервые в конкретном месте и на конкретных материалах изучал отрицательное влияние человека на природу, хотя эта идея восходит еще к древним грекам. Речь идет об его исследовании котловины Валенсия в 50-ти милях от Каракаса (современная Венесуэла) для выяснения причин усыхания озера. Называя в качестве причины усыхания озера и развития эрозии почвы вырубку лесов, он писал: "Из этого следует, что уничтожение лесов, иссыхание родников и появление бурных потоков- тесно связанные явления".

А. Гумбольдт был одним из немногих ученых XIX в., который сохранил способность древних к целостному видению мира. Его методологическое кредо хорошо выражают следующие мысли ученого: "Главным моим побуждением всегда было стремление обнять явления внешнего мира в их общей связи, природу как целое, движимое и оживляемое внутренними силами" "Я стремился представить картину природы в целом и показать взаимодействие ее сил".

Определяя физическую географию как отрасль научного знания, он считал ее наукой, познающей "единство во множестве". Вся его деятельность в исследовании природы и общественных явлений говорит о том, что он представлял это единство не как абстрактное целое, а как нечто, состоящее из элементов. Об этом свидетельствует создание им основ климатологии и ботанической географии как составных частей физической географии, выделение сферы жизни в дополнение к известным уже тогда трем "неживым" сферам.

А. Гумбольдт впервые осознанно использовал сравнительный метод, который у него получил, кроме классической картографической формы, и новые организационные приемы: метод изотерм и метод профилирования (он составил поперечные разрезы Анд и Мексиканского нагорья по семистам впервые измеренным точкам). Эти приемы формализовали классические приемы словесного сравнения разных пространств, применяемых изначально не только в географии, но и в других отраслях знания. Теперь различия мест стали изучаться не только через физиологические рецепторы познающего субъекта, но и в жестких формальных схемах, которые не допускали двусмыслия, то есть новые подходы помогли сделать более объективными пространственные построения географов.

Все это позволило Гумбольдту показать климатические зоны, известные с древности, в конкретных показателях температуры воздуха, отчего объяснение зональности растительности также перестало быть чувственно-конкретным, а поднялось до уровня конкретно-общего, то есть от обыденности до закона.

Именно поэтому география приобрела способность мыслить глобально, действовать регионально. Последовательное применение сравнительно-пространственного методаопрокинуло преграды между общей и региональной географией, хотя организационно они могут, а подчас и должны, существовать раздельно.

Великий соотечественник А. Гумбольдта, Карл Риттер был первым профессиональным профессором географии и автором крупных страноведческих трудов: "Европа" (два тома - 1807 г. и 1811 г.), "Землеведение в его отношении к природе и к истории человека" (19 томов, 1822-1859 гг.); "Землеведение Азии" (9 томов, 1832-1859 гг.). Кроме того, в разное время выходили сборники его статей и конспекты лекций.

Так же, как и Гумбольдт, Риттер исходил из целостного представления о природе Земли. Задачей географии он считал выявление связей и установление причин явлений и процессов природы, изучая ее как целое.

При этом Риттер видел различия между географией и естественными науками, между географией и историей: "Географические науки имеют предметом пространства на земной поверхности, поскольку пространства эти наполнены земным веществом, к какому бы царству природы вещество это ни принадлежало и в какой бы форме ни проявлялось. Следовательно, науки эти описывают взаимные отношения местностей в самых особенных, а также в самых общих земных их проявлениях. Этим они отличаются от наук исторических, которые имеют своей целью открывать, исследовать и изображать последовательность событий, перемены и развитие вещей в частности и в целом"10. Вещество, наполняющее пространство, география рассматривает, - как писал Риттер, - "не по его составу, не по формам и свойственным ему силам, не по естественным законам. Это дело наук естественных, физики и химии. Она исследует его по свойствам, сферам и законам его распространения на земле, - о чем те науки разве случайно упоминают, - по явлениям, проистекающим из его земных сочетаний, и в связи с его положением, видам, формам, с числом, величиною и расстояниями".

С точки зрения современной экологизации географии интересно рассмотрение Риттером природы как субстрата общества. Он первым начал писать о пространственных ресурсах, а также об изменении значения природных условий по мере развития общества.

В частности, изменение значения разных типов географической среды - горных, арктических, пустынных - в историческом плане и в будущем он связывал с успехами цивилизации. При этом он не мог не отмечать и отрицательного влияния человека на природу. Рассуждая о пространственных ресурсах, Риттер рассматривал размеры, расстояния, конфигурацию и географическое положение пространств, давая им общественную оценку. Так были намечены первые подходы к чрезвычайно актуальной в наше время проблеме рациональной организации пространства.

Риттеру также принадлежит заслуга модельного изучения объекта. Характерно, что практически все исследователи истории географической науки подчеркивают то, что Риттер был кабинетным ученым (в отличие от Гумбольдта-путешественника). Однако это далеко не так: Риттер путешествовал каждое лето, посетив все страны Европы, кроме Испании и России, и при этом он мог наблюдать разные модели взаимодействия природы и общества в разных типах географической среды и в условиях различных типов производства.

Он писал: "Некоторые учителя географии, вовсе еще не занимавшиеся наукою, думают, что чтением руководства они достаточно могут подготовить себя к преподаванию. Ни один филолог, выучив наизусть грамматику и словарь, не будет в состоянии успешно преподавать язык. Потребно еще изучение классических сочинений. Подобным образом и для географии необходимо наглядное изучение земли".

Риттер сформулировал мысль о необходимости сравнительного метода для географии, достаточно четко определил, что главное, зачем следует сравнивать: сравнение и выявление сходных группировок приводит к новому знанию в географии, к появлению новых понятий, что и должно быть задачей науки. Сравнение позволяет также определить признаки для классификации естественных частей земной поверхности.

Вся научная деятельность К. Риттера выражала его стремление разработать основы систематической географии - новой науки, которую он обозначил термином "Erdkunde" (землеведение). Эта наука должна изучать отношения между человеком и природой, но со стороны природы. Основу землеведения должна составлять география физическая, но при этом он отвергал мысль о том, что географией следует считать только географию физическую. Землеведение должно изучать результаты действия не только неорганических, но и органических сил.

Риттер предложил рассматривать Землю как аналог организма, чтобы подчеркнуть, таким образом, целостность этой системы (Земля - система природы). При этом имелась в виду не столько планета в целом, сколько ее поверхность. Единство земной поверхности определяется связью между отдельными телами и процессами, так и между ее естественными частями, образующимися в результате тесной зависимости. Важнейшей задачей географии, по Риттеру, должно стать изучение общих законов развития земной поверхности и взаимодействия трех земных оболочек: атмосферы, водной и твердой "форм", или "элементов".

Риттер одним из первых в научно-географических, а не в словарных работах стал давать определения используемых понятий и таким образом ввел в науку множество географических понятий: нагорье, плоскогорье, альпийский рельеф, природный комплекс и многие другие.

Завершая краткую характеристику деятельности Карла Риттера как теоретика географической науки, приведем мнения о его заслугах, относящиеся к началу и концу XX в.: "Риттер явился вовремя. Уже очищенной (чистой) географии он сумел указать те пути, следуя которым она могла и без превращения в естественно-историческую дисциплину занять почетное место в семье наук. Он стремился придать географии - и до известной степени успел в этом - недостававший ей характер научности".

Вся совокупность представлений Риттера о сравнительном землеведении для своего времени составляла достаточно полно разработанную концепцию, утверждающую представления о географии как о самостоятельной науке, имеющей свои задачи, цели и предметы исследования, свои исходные принципы и способы систематизации данных.

В нашей истории географии, к сожалению, сложилась своеобразная "мода" на противопоставление Гумбольдта - теоретика и материалиста и Риттера - страноведа и идеалиста. Однако надо учесть, что Риттер отличал сравнительное землеведение - изучение стран и народов от физического мироописания - изучения Земли в целом как природного тела: "Физическое землеописание отличается от всеобщей географии тем, что оно избирает предметом своим исследование земли только как тела природы. Наше Общее Землеведение должно рассматривать землю как жилище рода человеческого". Разница между этими учеными, таким образом, заключается в том, что они развивали разные направления географии и в результате хорошо дополняли друг друга. Поэтому можно говорить о том, что прежде всего трудами Гумбольдта и Риттера в середине XIX в. сформировалась немецкая национальная географическая школа, имевшая мировое значение. Своим учителем Риттера называли француз Э. Реклю, американец А. Гюйо, англичанин А. Гейки, русский П. П. Семенов-Тян-Шанский и многие другие, испытавшие столь же большое влияние А.Гумбольдта. К тому же несомненно личное знакомство двух великих географов и их совместная работа в Берлинском географическом обществе, созданном по инициативе Гумбольдта, где одно время председателем был Риттер.

Риттер свою историю землеведения заканчивает описанием путешествия Гумбольдта, отмечая его непреходящие заслуги в развитии географической науки. Многие идеи этих ученых перекликаются друг с другом. После смерти А.Гумбольдта Риттер стал создавать фонд его памяти, но последовавшая спустя 4 месяца смерть автоматически сделала этот фонд памяти Гумбольдта-Риттера.

Известный основатель географического образования в США Арнольд Гюйо (1807-1884 гг.) был приглашен для чтения курса географии в Гарвардский университет в 1848 г. Это был первый профессор географии в Соединенных Штатах со специальной географической подготовкой, ученик К. Риттера. В 1849 г. лекции Гюйо были опубликованы в виде учебного пособия, которое в большой степени способствовало распространению идей Риттера. Вслед за Риттером Гюйо утверждал, что география должна не только описывать, но и сравнивать, истолковывать, устанавливать законы. Задача физической географии - "познание общих явлений современной жизни земного шара в их связи и взаимной зависимости". Таким образом, по Гюйо, география не только описательная, но и сравнительная, и объяснительная наука, она должна вникать в процессы влияния неорганической природы на органическую, а также на человека.

Гюйо развивал направление своих предшественников, которое рассматривает природу Земли как жилище человека, как географическую среду.

Крупнейшие географические сочинения оставил другой ученик Риттера - гуманист, революционер и мыслитель, французский географ Элизе Реклю (1830 - 1905 гг.).

В 1867 и 1868 гг. им были опубликованы два тома произведения "Земля. Описание жизни земного шара" - сугубо естественнонаучное сочинение с явным классическим физиографическим уклоном в сторону преимущественного рассмотрения неживых геосфер.

Однако как объективный географ риттеровской школы он не мог не останавливаться и на вопросах органической жизни и, в особенности, человека и результатов его труда. Вторым произведением Реклю является "Новая всеобщая география. Земля и люди", 19 томов которого выходили с 1876 по 1894 гг. Эта работа до сих пор остается крупнейшим по объему и полноте охвата территории "сольным" страноведческим сочинением. 19 томов "Землеведения" Риттера были в основном посвящены Азии (18 тт. и только один - Африке), а у Реклю распределение материала было более равномерным: по 5 томов- Европы и Азии, по 4 - Америки и Африки и один том - Австралии и Океании. Это было капитальное и в высокой степени информативное страноведческое сочинение, в котором природа и люди рассматривались как объективные реальности географических пространств.

Наконец, в 1905-1908 гг. вышли 6 томов работы "Человек и Земля", где земной шар и его различные части описывались как среда жизни человека - с точки зрения взаимодействия общества и природы.

Таким образом, логическую структуру географии, как ее представлял Э. Реклю, можно разложить по схеме: Земля как естественное тело - Земля и люди как данность - Земля людей как среда жизни человека. (География физическая, во-первых, география природная, во-вторых, география социальная, в третьих, - эти три открытия создают грандиозный ансамбль, который характеризует классическую концепцию Элизе Реклю о гармоническом взаимодействии всех явлений природы и человека).

По Реклю, предмет географии – земной шар как целое, как некий организм. При этом он неоднократно писал, что география занимается не столько изучением этого организма в статике, сколько изучением физиологии этого организма, то есть функционирования разных элементов природы и общества, взаимодействия органической и неорганической природы, а затем всего этого с человеком. Он четко сформулировал задачу науки о взаимодействии человека и природы и даже дал название этой науке – мезология.

Рассматривая вопрос о загрязнении городами окружающей среды, особенно вод, Реклю пишет о возможности замкнуть "великий круг жизни, смерти и воспроизведения", то есть, в сущности, о возможности создания замкнутых, безотходных экосистем. Далее он пишет, что в этом отношении пример всему миру подает Париж, часть сточных вод которого стала использоваться для разведения сада на одном из бесплодных участков пригорода.

Интересно также отметить оригинальное представление ученого о сущности исторического процесса. "Именно эта борьба между прошедшим и настоящим, - пишет он, - между людьми и климатом, а не сражения армий и государей, составляет истинную историю, то есть развитие человека в его отношениях к земному шару". И далее: "Таким образом, с каждым историческим шагом изменяются отношения между человеком и землею, на которой он живет и, следовательно, беспрерывно видоизменяется влияние среды". И здесь следует отметить, что Реклю впервые употребил термин "географическая среда", понимая под ним окружающие человека условия общественного развития.

В последней серии работ "Человек и земля" он пытается обосновать последовательность судеб человечества. В предисловии к этой серии мы читаем: "Мне хотелось рассмотреть судьбы человечества и последовательность чередующихся веков, подобно тому, как я раньше, во "Всеобщей географии", рассматривал жизнь народов в связи с природой различных стран земного шара". Немного модифицируя идеи последней работы Реклю, можно отчетливо выделить этапы взаимодействия природы и человека: человек - дитя природы; человек - раб природы; человек - господин природы; человек - друг природы; человек - сотрудник природы.

Отметим также непреходящую ценность для науки страноведческой концепции Реклю, для которой характерны широта кругозора, умение органически соединять в целостную географическую картину данные физической и исторической, экономической и политической географии, демографии и этнографии, типичные черты культуры и быта народов мира.

 

Лекция 5









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.