Общие особенности развития физической географии. Основные проблемы развития отечественной физической географии
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Общие особенности развития физической географии. Основные проблемы развития отечественной физической географии





Определяющую роль в развитии физической географии в Советском Союзе сыграли труды и активная научная деятельность академиков Льва Семеновича Берга (1876-1950 гг.) и Андрея Александровича Григорьева (1883-1968 гг.).

Л.С. Берг, ученик выдающегося русского ученого, основоположника кафедры географии в МГУ (1884 г.) Д.Н. Анучина, сложился как географ еще до революции, получив степень доктора географии в результате диспута по его монографии "Аральское море" в 1909 году. Он плодотворно работал в области общей биологии, ихтиологии, геологии, климатологии, этнографии и географии. Известны его работы по лимнологии, геоморфологии, палеогеографии, речной и морской гидрологии, биогеографии, истории географической науки и географических открытий.

Особого внимания заслуживает ландшафтоведческое направление в научных исследованиях Л.С. Берга, о чем уже упоминалось выше. Впервые о ландшафтах он писал в 1913 г., хотя и другие его работы, относящиеся к концу XIX, вносят печать комплексного подхода. Но в работе 1913 г. (о морфологическом и ландшафтном делении Сибири и Туркестана) он дал определение понятия ландшафта и указал метод выделения ландшафтов по экзогенным формам рельефа, в результате чего получил несколько зональных типов ландшафта. Таким образом, здесь проявилось единство теории, метода и результата.

В советское время Берг издал двухтомный труд "Ландшафтно-географические зоны СССР", первый том которого с большим методологическим введением вышел в 1931 г. Здесь дается определение понятия ландшафта, место ландшафтоведения среди наук и раскрываются динамические аспекты ландшафтов. В определении ландшафта характерно утверждение того, что ландшафт включает сообщества биоценозов, человека и комплекс неорганических компонентов. Все это "сливается в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли".



В отношении методов исследования в этой работе Берга, кроме морфологии, указывается на необходимость учета климатических особенностей, а также биоценозов.

Интересна мысль Берга о ландшафтах разных порядков, которая была развита впоследствии в работах ряда ландшафтоведов, профессионально занимавшихся полевым ландшафтным картографированием, для чего важно было установление морфологической структуры объекта: Н.А. Солнцевым, А.Г. Исаченко, Н.А. Гвоздецким, Ф.Н. Мильковым и другими.

Л.С. Берг обращал внимание на то, что вопросы географического распространения предметов интересны для всех наук: минералогии, ботаники, зоологии, этнографии и т. д. Но в отличие от них география изучает географическое распространение ландшафтов. Поэтому география и есть учение о ландшафтах. Берг очень четко выявил различия между объектом и предметом географии: объект-ландшафт, предмет - распространение ландшафтов. Чтобы быть таким четким, Бергу пришлось "отделить" физическую географию - учение о процессах, происходящих в воздухе, воде и земной коре, от географии - учения о ландшафтах, в которых присутствует и человек.

В наше время, когда физическая география стала пониматься как система наук, модификация определения ее предмета получила следующее звучание:"Предметами изучения негеографических естественных наук никогда не становятся пространства, понимаемые в физико-географическом смысле как компоненты природы географической оболочки и ее естественных подразделений или пространства комплексов этих компонентов". Например, метеоролог (физик) изучает атмосферные процессы как таковые. Если же он начинает интересоваться влиянием разных факторов на эти процессы, то он превращается в климатолога (географа). Также - по всем компонентам, не говоря о ландшафтах.

Таким образом, в указанных и других работах Л. С. Берга мы имеем теоретическую концепцию географии (ландшафтоведения), метод выделения ландшафтов по типам, систему их описания и результат - качественную и количественную характеристику ландшафтных зон страны. Поэтому с полным основанием можно назвать Л.С. Берга создателем отечественного учения о ландшафтах, имеющего свой предмет, метод и результат, необходимый для практики, особенно, как указывал сам автор, для сельского хозяйства.

А.А. Григорьев, является создателем учения о географической оболочке. Основные вехи разработки этого учения идут в следующей последовательности:

- в 1932 г. в сборнике "На методологическом фронте географии и экономической географии" публикуется статья ученого о предмете и задачах физической географии, где дано определение понятия географической оболочки и она названа в качестве предмета исследования;

- в 1934 г. в статье "Проблемы динамической физической географии" обосновывается представление о физико-географическом процессе и указываются пути исследования этого процесса через баланс вещества и энергии;

- в 1937 г. в работе "Опыт аналитической характеристики состава и строения физико-географической оболочки земного шара" раскрывается структура географической оболочки;

- в 1938 г. работой "Типы географической среды экваториального пояса" начинается количественная характеристика зональных типов ландшафтов, которая завершается в 1946 г. "Субарктикой", удостоенной Государственной премии - первой из научных географических работ.

В последующем А. А. Григорьев работал в направлении уточнения балансовых подходов. Кроме того, он разработал (совместно с М.И. Будыко) периодический закон географической зональности, в котором нашли отражение сложнейшие взаимоотношения компонентов природы (например, соотношение тепла и влаги, выраженное в радиационном индексе сухости).

Таким образом, А.А. Григорьев обогатил прежние представления о внешней оболочке Земли концепцией физико-географического процесса, состоящей из таких элементов, как развитие и динамика процесса и его интенсивность. Далее им был разработан метод исследования этого процесса, для чего было введено понятие о ведущих факторах в виде энергетики и увлажнения территорий. Из этого следовало, что процесс можно исследовать путем анализа баланса вещества и энергии. А.А. Григорьев разрабатывал баланс влаги и тепла, радиационный баланс и в общих чертах представил биотический баланс.

В последующем, в трудах Б.Б. Полынова, А.И. Перельмана, М.А. Глазовской и других ученых стал исследоваться баланс химических элементов ландшафта. В работах В.Б. Сочавы и его учеников широко были поставлены исследования баланса биотического вещества. Наконец, А.А. Григорьев из своей теоретической концепции и метода баланса получил новый результат в виде количественной характеристики географических зон.

Интересно сопоставить учение А.А. Григорьева о географической оболочке с работами В. И. Вернадского о биосфере, которые развивались параллельными курсами.

Владимир Иванович Вернадский публикует в 1926 г. работу "Биосфера", где заложил основы своей концепции о взаимодействии косны х и живых составляющих биосферы; в 1927 г. появляется его книга "Очерки геохимии", в которой идеи геологического значения живого вещества распространяются на горные породы; в 1934 г. публикуются "Проблемы биогеохимии", где идея биосферы углубляется представлением о биокосных телах, в 1940 г. ученый издает сборник докладов и статей разных лет под названием "Биогеохимические очерки", которые подводят итог работам о биосфере при жизни автора.

Между концепцией о биосфере Вернадского и учением о географической оболочке Григорьева есть много существенных общих черт. Во-первых, это относится к объему основных понятий. Так, под биосферой Вернадский понимал термодинамическую внешнюю оболочку Земли, со всеми сферами, ограниченную пределами температуры от -50 до +50. Под географической оболочкой Григорьев понимал то же самое, ограниченное пределами взаимодействия геосфер как наверху, в атмосфере, так и внизу, в литосфере.

Во-вторых, сходство взглядов обоих ученых заключается в вычленении основного, ведущего процесса, подлежащего специфическому изучению. Вернадский в работе "Эволюция видов и живое вещество" в 1928 г. в качестве такого процесса назвал биогеохимический процесс, а Григорьев в упомянутой работе 1934 г. назвал физико-географический процесс.

В-третьих, как Вернадский, так и Григорьев установили, что движущими силами процессов являются разные виды энергии, главным образом, тепловой и гравитационной. Отсюда были выявлены возможности энергетической формализации всех изучаемых процессов.

Однако между взглядами этих ученых о биосфере и о географической оболочке имеются и существенные различия.

Во-первых, Вернадский главной задачей исследования считал изучение биогеохимической миграции вещества, то есть динамику биогеохимического процесса в плане горизонтальном, а Григорьев, взяв на вооружение физические методы, ориентировал физическую географию на исследование взаимосвязей компонентов в вертикальном плане.

Во-вторых, Вернадский в своих работах о биосфере не создал законченного учения в виде единства теории, метода и результата. Поэтому его концепция биосферы остается открытым учением, которое до сих пор волнует умы ученых и находится в центре внимания широкой общественности. Григорьев же создал законченное в своей логической структуре учение, состоящее из теории, методов и результата.

Исходя из изложенного, можно говорить о том, что Вернадский открыл новое явление в науке и мировоззрении. Поэтому освоение его идей продолжается. Григорьев же в течение 14 лет, с 1932 по 1946 г., завершил разработку идеи, возникшей на заре науки человечества в виде представлений о сферах Земли. Тем самым он "закрыл" один виток спирали познания в данной области.

В пропаганде идей географической оболочки среди широких слоев географов большую роль сыграло учебное пособие С.В. Калесника "Основы общего землеведения (1947, 1955 гг.), благодаря которому и другим работам С.В. Калесника, а также И.М. Забелина, Ю.К. Ефремова и других отечественных географов учение о географической оболочке стало важнейшим оригинальным вкладом советской географии в мировую географическую науку.

После Великой Отечественной войны в Московском, Ленинградском и Воронежском университетах начались полевые ландшафтные исследования под руководством Н.А. Солнцева, А.Г. Исаченко, Ф.Н. Милькова. Эти исследования поставили проблемы типологического картографирования ландшафтов в среднем и крупном масштабах, они стали широко распространяться, особенно в доступном для всех морфологическом направлении.

В 1958 г. Институтом географии АН СССР в Курской области были начаты стационарные исследования. Потом стационары стали появляться и в других академических институтах и при некоторых вузах. Это явилось осуществлением идеи А.А. Григорьева о геофизических подходах к физико-географическим процессам на ландшафтном уровне. Особая заслуга в практическом приложении этих методов принадлежит Д.Л. Арманду.

В конце 1950-х гг. развернулись широкомасштабные работы по физико-географическому районированию для целей сельского хозяйства. Географический факультет Московского университета осуществлял координацию этих работ (Н.А. Гвоздецкий). Уже в начале 60-х гг. появилась серия монографий по физико-географическому районированию отдельных регионов страны: Нижнего Поволжья (руководитель П.С. Кузнецов), Центральных черноземных областей (Ф.Н. Мильков), Нечерноземного Центра (Н.А. Гвоздецкий), Северо-Запада СССР (А. Г. Исаченко), Украины (К.И. Геренчук) и др. Впоследствии такие работы охватили практически всю территорию страны. В качестве итога этих исследований в 1968 г. вышла монография "Физико-географическое районирование СССР" (под редакцией Н.А. Гвоздецкого). Были подведены концептуальные итоги, из­ложены методические приемы, даны картографические и описательные результаты исследования проблем физико-географического районирования, которое, благодаря учебным пособиям Н.И. Михайлова и других географов, стало учебной дисциплиной в вузах.

Региональные физико-географические описания представлены 12-томной серией небольших монографий о природе крупных частей страны, изданных в 60-х гг.; изданной в 1963-1972 гг. Институтом географии АН СССР 15-томной серией "Природные условия и естественные ресурсы СССР". В 1966-1972 гг. вышли 22 тома страноведческой серии "Советский Союз", содержащей богатый и разнообразный географический материал.

Большим достижением отечественной науки стал комплексный "Физико-географический атлас мира" (1964 г.), созданный на основе новейших теоретических представлений географии. В последующем начала издаваться серия монографий "Природа мира".

В целом в советской физической географии возникла довольно четкая концепция, состоящая из четырех крупных элементов, имеющих свою структуру.

А. Теория целостности, или теория радиальных связей, включающая представления о:

· взаимосвязи геосфер и компонентов природы, которое порождает, в свою очередь, представление о "цепных реакциях";

· ведущем взаимодействии, выражающемся в понятиях об источниках динамики или основного противоречия (имеются в виду такие варианты, как эндогенные и экзогенные факторы, рельеф и климат, биотические и абиотические тела);

· "выходном звене" или интегративном показателе. В этом отношении предлагались: сток (С. Д. Муравейский), соотношение тепла и влаги (А. А. Григорьев и М. И. Будыко), продукции биомассы (В. Б. Сочава), геомассы (Н. Л. Беручашвили). Результат пока что дало предложение А. А. Григорьева и М. И. Будыко в виде периодического закона географической зональности и количественной характеристики зон. Интересны результаты Н. Л. Беручашвили в виде экспресс-индикации динамических состояний ландшафтов, но нет пока что его общего признания и доступного метода.

Б. Теория пространственной дифференциации ландшафтов, состоящая из следующих законов и представлений:

· законы зональности и высотной поясности, а также представление о секторности;

· представление о дифференциации ландшафтов по местоположениям и учение о морфологической структуре ландшафта;

· представления о парагенетических (Ф. Н. Мильков), катенарных (В. А. Николаев), нуклеарных (А. Ю. Ретеюм), барьерных (А. И. Яунпутнинь, Ф. А. Максютов) ландшафтах, связанных в горизонтальном плане.

В. Концепция о горизонтальных или латеральных отношениях, включающая представления о:

· центрах рассеивания - барические центры, горные узлы и цепи, междуречья и любые топографически выделяемые возвышения;

· транзитных системах - от мировой циркуляции воздуха и воды, включая речные системы, до временных водотоков и склоновых процессов;

· центрах накопления - от Мирового океана, включая любые конечные водоемы, межгорные котловины, предгорные мульды - до любых топографически выделяемых низин.

Г. Принцип развития. Выделяются четыре сферы изучения развивающихся процессов, учитываемых в физической географии:

· геологическая, изучающая литостратиграфические комплексы;

· палеогеографическая, изучающая события при естественной динамике ландшафтов;

· историко-географическая, изучающая события при антропогенной динамике ландшафтов;

· ритмическая, изучающая суточную, сезонную и многолетнюю динамику географических процессов.

Пространственная дифференциация ландшафтов изучается в основном картографическим методом. Радиальные связи – балансовыми методами. Хуже всего изучены латеральные отношения.

На глобальном уровне большие успехи достигнуты в изучении межширотного обмена теплом и влагой и эти же процессы в системе океан – материк. Но физические и химические методы еще настолько трудоемки, что широко использовать их в исследовании ландшафтов всех размерностей представляется затруднительным.

В ландашфтоведении выделилось изучение антропогенных (Ф. Н. Мильков и др.), исторических (В. С. Жекулин), региональных (В. А. Николаев) ландшафтов. Активно развиваются геофизические (Н. Л. Беручашвили, К. Н. Дьяконов) и геохимические (М. А. Глазовская, А. И. Перельман, Н. С. Касимов) представления.

Новейшим направлением, возрожденным в нашей стране в 50-х гг. в ряде работ Д.Д. Арманда, особенно в его научно-популярной книге "Нам и внукам" (1964 г.), является проблема рационального природопользования. Правда, географы до сих пор до конца не определились в этой междисциплинарной суперпроблеме. Как правильно отмечали А.А. Минц и В. С. Преображенский, географы умеют поставить сложные проблемы, но не умеют решать их. Причину эти ученые усматривают в двух вещах: "Один из возможных ответов - отсутствие аппарата синтеза, адекватного аппарату формулируемых географией сложных моделей... Второй возможный ответ – неправильное (слишком широкое) представление о своем предмете".

Проблема рационального природопользования решается целой совокупностью фундаментальных и технических наук при все более активном участии географов.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.