Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Иерархия научных знаний: общие подходы





Примерная схема иерархии

Научные знания обычно подразделяются на теоретические и эмпирические.

Нас интересуют только теоретические знания, отражающие саму сущность объектов и явлений, методологию и методику их познания.

Сама же эта сущность раскрывается благодаря использованию идей, законов, понятий, приемов, гипотез, теорий и т. п.

Из зарубежных авторов в этом вопросе попытался разобраться Дэвид Харвей, посвятивший роли теорий, законов и моделей целую главу своей книги.

Будем исходить из следующей иерархии.

Учение — как совокупность теоретических положений в какой-либо области научных знаний, которое может включать в себя ряд теорий, концепций.

Теория (от греч. — наблюдение, рассмотрение, исследование) — форма научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных взаимосвязях, основных идеях в той или иной области знания; как правило, подтверждается экспериментом или расчетом.

Концепция (от лат. – понимание, система) – совокупность наиболее существенных элементов теории или теорий, точка зрения, руководящая идея для понимания сущности определенных процессов и явлений, конструктивный принцип

Гипотеза (от греч. — основание, предложение) – вероятное предположение о причинах каких-либо явлений, еще не проверенное и не подтвержденное экспериментом; после такой экспериментальной проверки может либо отмереть, либо превратиться в научную теорию.

Понятиеформа мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений, выступающее как мысленная фиксация определенного предметного содержания; рассматривается как элемент учений, теорий, концепций и гипотез.

Терминслово или словосочетание, отражающее наименование научного понятия и фиксирующее его в краткой дефиниции или имеющее более самостоятельное значение.

Упомянем также не очень вписывающееся в эту схему «новомодное» слово «парадигма» (от греч. пример, образец). По определению родоначальника этого термина американского философа и историка науки Томаса Куна, парадигма – это всеми признаваемая совокупность знаний и оценок, накопленных данных, которые в течение некоторого времени используются специалистами в качестве своего рода «шаблона» при постановке задач и их решении. Иными словами, это как бы самая общая концептуальная схема, ориентирующая ученых на специфический подход к исследованию объектов науки.

 

Законы и закономерности

Понятие о законе (закономерности) в науке несколько выпадает из приведенной выше иерархии, поскольку оно может быть связано и с теориями, и с учениями, и с концепциями. В логическом словаре-справочнике Н. И. Кондакова закон определяется как внутренняя и необходимая, всеобщая и существенная связь предметов и явлений объективной действительности, как прочное, остающееся, повторяющееся, не так часто меняющееся, идентичное в явлении. Если закон выражен с меньшей абсолютностью (повторяемостью) или, иными словами, общее правило допускает какое-то количество исключений, его обычно называют закономерностью.



По признаку общности научные законы принято подразделять на три группы: всеобщие, общие и частные. К всеобщимотносят законы развития и движения, присущие и природе, и обществу, и мышлению и составляющие предмет изучения философии. В группу общих законов входят законы, сфера действия которых достаточно широка и которые поэтому являются предметом не одной, а ряда родственных наук. А частные (специфические) законы относятся к какой-либо одной из естественных или общественных наук.

По степени разработанности научных законов отдельные науки различаются очень сильно. Лидерство здесь, надо полагать за физикой, тогда как место географии, увы, в арьергарде. О законах и закономерностях писали многие ученые. Но их высказывания — не хор, а отдельные сольные партии, если же и хор, то слишком разноголосый. Доходило и до таких крайностей, как предложение о полном отказе от изучения в географии каких-либо законов и закономерностей. Были и компромиссные варианты: такой авторитет как Д.Л. Арманд прямо писал о том, что в географии (по крайней мере физической) вообще нет законов, а могут быть только закономерности [7, с. 145].

Наиболее сложным был и остается вопрос о выделении и формулировке «единых» географических законов. Едва ли не первым еще в 1928 году развернутую группировку таких законов предложил В. П. Семенов-Тян-Шанский. В 70-х -80-х годах подобные законы «конструировали» Ю. Г. Саушкин, Б. Б. Родоман, Б. М. Ишмуратов, У. И. Мересте и некоторые другие географы. В самом общем плане пришли к выводу о том, что географические законы являются законами, определяющими ход географических процессов и происходящими в «географическом пространстве». Но попытки конкретно их сформулировать мало удались («закон о многомерности географических границ», «закон самосохранения человечества» и т. п.). Ясности в этом вопросе не прибавилось и к концу 90-х годов.

Несколько дальше в определении своих законов и закономерностей продвинулись физико-географы. Пальма первенства среди них принадлежит акад. С. В. Калеснику, который предложил свой «Краткий свод общих географических закономерностей», включавший 35 пунктов [55, с. 44—45]. И хотя этот свод уже не раз подвергался весьма критическому разбору, в нем, безусловно подведен серьезный итог изучения Земли, начатого во многом (А. Гумбольдт, В. В. Докучаев, А. И. Воейков) еще в XIX веке. Во всяком случае, идеи целостности, зональности, ритмичности географической оболочки настолько общеприняты, что вряд ли могут встретить какие-либо возражения.

Свои формулировки законов и закономерностей в сфере социально-экономической географии предлагали Ю. Г. Саушкин, А. Е. Пробст, П. М. Алампиев, В. М. Четыркин, Б. Н. Семевский, М. И. Альбрут, Э. Б. Алаев, Н. Г. Агафонов, С. Б. Лавров, В. Я. Ром и некоторые другие экономико-географы. При этом многие из них исходили из того, что закономерности размещения производства являются лишь отражением более общих экономических законов. К тому же речь шла сугубо о социалистическом производстве, закономерности которого («планомерно-пропорционального развития», «равномерного развития» и др.) в наши дни вряд ли могут считаться актуальными. В известной мере то же относится и к законам размещения населения, о которых писали В. В. Покшишевский, В. Г. Давидович и в особенности Б. С. Хорев. В этом перечне «законодателей» можно упомянуть и В. А. Анучина, который предложил выделять еще особые «переходные» законы, определяющие взаимоотношения между обществом и природой. В 1997 г. новую попытку сформулировать законы экономической и социальной географии предприняла Т. М. Калашникова.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что в целом вопрос о географических законах и закономерностях разработан еще крайне недостаточно. Разумеется, эта ситуация сильно сказывается и на учебной географии.

 

Иерархия научных знаний: учения

Общенаучные учения

Эволюционное учение. Истоки эволюционного учения прослеживаются еще в XVIII веке (Жорж Луи Бюффон) и получают более отчетливые формы в первой половине XIX века (Жан-Батист Ламарк, Карл Рулье). Но становление его происходит уже после выхода в свет трех великих трудов Чарлза Дарвина, которые открыли новую эпоху в естествознании, оказав очень большое воздействие на развитие всей научной мысли. Эволюционное учение получило широкое распространение и в России, прежде всего благодаря работам таких выдающихся дарвинистов как А. Н. Бекетов, И. М. Сеченов, К. А. Тимирязев, И. И. Мечников.

О роли эволюционного учения в развитии географических идей подробно написал Ю. Г. Саушкин [233, с. 80]. В самом деле, история объектов, изучаемых географией, неразрывно связана с эволюцией жизни на Земле. Знание эволюции организмов и их сообществ, включая сюда и эволюцию человека, выступает в роли одного из условий существования географической науки. Из этого учения география взяла прежде всего идею развития, исторического подхода ко всему происходящему на Земле. Элементы именно такого подхода отчетливо прослеживаются уже в работах П. А. Кропоткина, а затем в трудах академиков Л. С. Берга, В. Н. Сукачева, И. П. Герасимова, К. К. Маркова, А. Л. Яншина. Во многих исследованиях он получил графическое отображение.

Свое конкретное научное выражение этот подход нашел, прежде всего, в формировании палеогеографии науки о развитии географической оболочки Земли и истории взаимодействия природы и человека. Благодаря трудам К. К. Маркова, И. П. Герасимова, А. А. Величко и других ученых отечественная палеогеография добилась немалых успехов. В частности, палеогеографическими исследованиями было установлено, что в географическом прошлом различия земной поверхности были менее существенны, чем в настоящее время и что исторический процесс развития географической оболочки заключался в усложнении некогда более однородной и простой ее структуры, в увеличении территориальной дифференциации.

Тем не менее, как отметил А. А. Величко в середине 80-х годов, палеогеография воспринимается у нас как наука второго порядка и рассматривается как дисциплина, обращенная не к настоящему, а к прошлому, тогда как наряду с геологической существует и географическая палеогеография, деятельность которой нацелена на современную природу. Поэтому А. А. Величко предложил «переименовать» палеогеографию в эволюционную географию, предмет которой заключается в реконструкции природных (физико-географических) условий прежних эпох, установлении закономерностей динамики этих условий во времени в целях анализа истории формирования (происхождения) современной ландшафтной оболочки.

Учение о биосфере (и ноосфере?). Учение о биосфере — обширная интегральная область знаний, включающая целый ряд научных направлений естественнонаучного и общественного профиля.

Хотя подход к термину «биосфера» наметился еще у французского ученого Жан-Батиста Ламарка, а сам этот термин впервые был употреблен австрийским геологом Эдуардом Зюссом в 1875 году, в XIX веке мир неживой материн, мир живого вещества и мир человека еще не воспринимались как тесно взаимосвязанные. Только в 20-х годах XX века выдающимся русским ученым В. И. Вернадским было создано стройное учение о биосфере как сфере распространения жизни и особой оболочке нашей планеты.

Согласно В. И. Вернадскому, в течение миллиардов лет изменение облика Земли было связано с геологическими процессами, проходившими в земной коре, на поверхности и в глубинных слоях планеты. До появления органической жизни они затрагивали только ее косное (неорганическое) вещество. Но с появлением жизни, живого вещества между косным и живым веществом стал происходить непрерывный материальный и энергетический обмен. В свою очередь деятельность живого вещества, проникшего во все уголки планеты, привела к образованию биосферы как «поля существования жизни».

По В. И. Вернадскому, биосфера – это общепланетарная оболочка, та область Земли, где существует или существовала жизнь и которая подверглась и подвергается ее воздействию. Биосфера охватывает всю поверхность суши, всю гидросферу, часть атмосферы и верхнюю часть литосферы, хотя ее конкретные линейные параметры разными учеными оцениваются не одинаково. Все компоненты биосферы тесно взаимодействуют между собой, составляя целостную систему, развивающуюся как по своим внутренним законам, так и под воздействием внешних сил, включая космические. Живые организмы создают в биосфере круговороты важнейших биогенных элементов, которые попеременно переходят из живого вещества в неорганическую материю.

В дальнейшем В. И. Вернадский развил свое учение о биосфере, дополнив его учением о переходе биосферы в ноосферу (букв, «мыслящую сферу», «сферу разума»). Он писал о том, что под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние — ноосферу. И о том, что ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете и в ней впервые сам человек становится крупнейшей геологической силой. Центральная идея учения о ноосфере — идея коэволюции, то есть совместного гармоничного развития природы и человеческого общества. Уже после В. И. Вернадского проблемами эволюции занимались его ученики и последователи — акад. А. Е. Ферсман, акад. В. Н. Сукачев, Н. В. Тимофеев-Ресовский, В. А. Ковда и другие ученые. По современному определению ноосфера — это высшая стадия развития биосферы, связанная с возникновением и становлением в ней цивилизованного человечества, с периодом, когда разумная человеческая деятельность становится главным, определяющим фактором развития на Земле [130, с. 315].

Учение о биосфере и ноосфере чрезвычайно широко используется в географии, и это вполне понятно, поскольку в центре ее внимания находятся закономерности взаимодействия в системе «человек—природа—общество». Это учение легло в основу экологии человека, существенно обогатив концептуальный аппарат наук, принимающих участие в ее становлении. С проблемой адаптации человека к окружающей среде тесно связана и медицинская география. В последнее время именно географами развивается понятие о ноосферогенезе — как о процессе трансформации биосферы и тенденции возрастания человеческого фактора в ее функционировании и развитии.

Учение о природопользовании. Термин «природопользование» был впервые применен в 1959 году, хотя и в ограничительном, преимущественно эколого-биологическом толковании. Возникновение же учения о природопользовании приходится уже на 70-е годы, когда в системе «человек — природа — общество» начали происходить существенные и зачастую необратимые изменения. Сложившаяся ситуация привела к необходимости более глубокого и всестороннего анализа различных аспектов взаимодействия общества и природы и путей их оптимизации, причем в самом широком междисциплинарном аспекте. Именно в этом и заключается задача природопользования.

В середине 70-х годов появляется первое краткое определение природопользования — как деятельности, объединяющей все стороны воздействия человека на природу, включая ее охрану, освоение и преобразование. Позднее была предложена и более пространная дефиниция. Согласно ей под природопользованием следует понимать целенаправленную общественно-производственную деятельность, задача которой состоит в обеспечении настоящего и будущего поколения людей разнообразными природными ресурсами и окружающей средой определенного качества, улучшении использования и воспроизводства природных ресурсов, сохранении равновесия между природой и обществом на основе взаимоувязанных мер по охране, воспроизводству, повышению продуктивности, расширенному потреблению природного потенциала.

Было также уточнено представление о структуре природопользования, которое должно включать как ресурсопроизводящие отрасли, так и ресурсопотребляющие отрасли, представление о двух его основных направленияхресурсопользовании и охране окружающей среды, а также об аспектах природопользования: социально-политическом, технико-технологическом, правовом, социально-экологическом, эколого-экономическом, и о подразделении природопользования на рациональное и нерациональное. При этом под рациональным природопользованием стали понимать систему деятельности, призванную обеспечивать экономную эксплуатацию природных ресурсов и условий и наиболее эффективный режим их воспроизводства с учетом перспективных интересов развивающегося хозяйства и сохранения здоровья людей. А к нерациональному природопользованию стали относить деятельность, не обеспечивающую сохранение природно-ресурсного потенциала [130, с. 405]. Были разработаны также понятия об интенсивном и экстенсивном природопользовании.

Как сфера научного знания природопользование включает элементы естественных, общественных и технических наук. Так, в его пределах уже достаточно громко заявила о себе экономика природопользования, развивающаяся по трем главным направлениям: экономики защиты окружающей среды от загрязнения, эколого-экономическом и оценочном. Большое воздействие на ее развитие оказали работы таких ученых как академики Т. С. Хачатуров и Н. П. Федоренко, профессора К. Г. Гофман, М. Я. Лемешев, Н. Ф. Реймерс, П. Г. Олдак.

Не меньше контактов природопользование имеет и с географической наукой. Пожалуй, ярче всего об этом сказал Я. Г. Машбиц: «Природопользование, включающее взаимодействие на всех территориальных уровнях общества и природы, естественных ресурсов, хозяйства и расселения — это не только ведущая категория современной научной географии. Это и ее наиболее актуальное теоретическое и практическое направление... На природопользовании замыкаются важные направления землеведения, истории географии, географического ресурсоведения, географии хозяйства и населения, социальной и политической географии» [81, с. 19]. Не удивительно, что различные проблемы природопользования находили и продолжают находить отражение в работах очень многих географов, представляющих как физическую географию — Д. Л. Арманд, Н. А. Гвоздецкий, А. М. Рябчиков, В. М. Котляков, А. П. Капица, Н. Ф. Глазовский, В. С. Преображенский, А. Г. Исаченко и др., так и социально-экономи- ческую географию — А.А.Минц [69], И. В. Комар [59], О. Р. Назаревский, В. А. Анучин [6], Г. А. Приваловская и Т. Г. Рунова [88].

По современным представлениям, главная задача географии природопользования заключается в территориальной организации рационального природопользования. Такая организация подразумевает, с одной стороны, оптимизацию природной среды, а с другой — совершенствование территориальной организации отраслей природопользования, причем и то и другое — в региональном аспекте, но с учетом общих целей социально-экономического развития.

Тем не менее, теорию рационального (равновесного) природопользования еще нельзя считать созданной, разработка ее основ продолжается. По мнению акад. В. М. Котлякова, такие основы должны включать выяснение границ устойчивости природной составляющей географической оболочки, геосистем и общих экологических ограничений природопользования, определение критериев его оптимизации, создание системы экономических и внеэкономических показателей для комплексной оценки природных и социальных ресурсов и условий жизнедеятельности человека, участие в разработке экологичных технологий природопользования, разработку методологии комплексного прогнозирования.

Учение о Мировом океане. Термин «Мировой океан» был введен в науку в 1917 году известным русским географом и океанологом Ю. М. Шокальским в его труде «Океанография». С тех пор учение о Мировом океане постоянно развивалось и обогащалось. По современным представлениям изучением Мирового океана занимается целый комплекс наук, синтезирующим звеном которого является океанологиянаука о природных процессах в Мировом океане, которая рассматривает его как целостный планетарный природный объект. Важное место в этом комплексе отводится и физической географии океана.

 

Общегеографические учения

Сущность данной группы учений определяется формулировкой самого заголовка. К их числу мы относим учения о географической среде, о геосистемах, о геоэкологии и о конструктивной географии.

Учение о географической среде. Понятие «географическая среда» было введено в науку еще в конце XIX века французским географом Элизе Реклю и русским географом-эмигрантом Л. И. Мечниковым. В марксистской литературе его впервые употребил Г. В. Плеханов. Более чем за столетие своего существования это понятие постепенно углублялось, становясь ядром соответствующего учения. Но одновременно оно вызывало постоянные споры и разногласия. Некоторые из них в известной мере сохранились и до наших дней.

Особенно бурные споры происходили в 60-70-х годах. Они служили отголоском дискуссий о «единой географии» и о системе географических наук. При этом главных спорных вопросов было два.

Первый вопросо толковании самого понятия «географическая среда», который буквально разделил географов и близких к ним философов на два лагеря.

Сторонники более широкой трактовки считали, что понятия «географическая среда» и «природа» в конце XX века стали синонимами, поскольку человек «окультурил» уже всю планету.

Сторонники более узкой трактовки полагали, что «географическая среда» и «природа» — это понятия одного плана и когда-нибудь действительно сольются. Но пока еще географической средой человеческого общества следует называть только ту часть географической оболочки Земли, которая по существу представляет собой сферу жизни и деятельности человека. По расчетам А. М. Рябчикова, проведенным в 70-х годах, человек освоил и эксплуатирует немногим более 50% территории земной суши, и в том числе интенсивно 15–17%. По современным оценкам – 68%.

Не меньше, если не больше споров вызвал вопрос о том, что входит в понятие о географической среде и, соответственно, по каким законам она развивается. При этом также обозначились две трактовки — широкая и узкая. В. А. Анучин и его сторонники считали, что географическая среда включает разнокачественные — и природные, и общественные — элементы. Поэтому в ней взаимодействуют природные и общественные законы. Кроме того, сторонники этой трактовки включали в географическую среду и самого человека как часть природы и биосоциальное существо. Представители иной точки зрения, возглавлявшиеся акад. С. В. Калесником, предлагали включать в понятие о географической среде только те элементы и те тела и силы природы, которые, хотя, и созданы человеком, но сохраняют природные аналоги (поля, сады, пастбища, пруды, каналы, лесные полосы). Они категорически отрицали правомерность включения в географическую среду самого человека, поскольку во взаимоотношениях с природой он играет роль «хозяина», а также существование «переходных» законов. Они полагали, что преобразовательная деятельность людей в природе подчиняется общественным законам, хотя дальнейшее развитие «очеловеченной» природы происходит по естественным законам.

За прошедшее с тех пор время в этих вопросах появилось больше ясности, но многие разногласия еще остаются. Так, по определению Э. Б. Алаева географическая среда — это та часть географической оболочки..., которая тем или иным способом, в той или иной мере освоена человеком, вовлечена в общественное производство и составляет, таким образом, материальную основу существования человеческого общества [ПО, с. 18].

С другой стороны, акад. В. М. Котляков в последние годы не раз писал о том, что географическая оболочка в своем первобытном, естественном виде уже не существует, как практически уже нет и естественных ландшафтов.

В какой-то мере примирению обеих сторон способствовало появление в 70-х годах в своем роде компромиссного термина «окружающая среда». Под окружающей средой понимают всю среду обитания и производственной деятельности человеческого общества, весь окружающий человека материальный мир, включая и природную и техногенную среду. В тех же случаях, когда имеется в виду только природная среда, правильнее говорить об «окружающей природной среде».

Учение о геосистемах. Понятие о геосистеме, являющееся краеугольным камнем соответствующего учения, было введено в научный обиход акад. В. Б. Сочавой в 1963 году. Под геосистемами В. Б. Сочава понимал природные образования, возникающие в сфере наземной жизни и в сфере морей и океанов. Природной геосистемой он называл конкретную территорию, на которой отдельные компоненты природы находятся в тесной связи друг с другом, с соседними участками, с человеческим обществом, с космосом. Позднее В. Б. Сочава предложил свою иерархию геосистем с выделением трех главных уровней: планетарного (вся географическая оболочка Земли, физико-географический пояс), регионального (природные зоны, подзоны, провинции и др.) и локального или топологического. Он считал учение о геосистемах стержнем всей физической географии.

В дальнейшем это учение получило развитие в работах многих известных физико-географов, а сам термин «геосистема» широко вошел в научный обиход в качестве синонима природного географического комплекса. В качестве одного из примеров именно такой трактовки можно привести высказывание А. Г. Исаченко о том, что «природный географический комплекс или геосистема — есть особого рода материальная система, состоящая из взаимообусловленных географических компонентов, взаимосвязанных в своем размещении и развивающихся во времени как части целого».

Однако затем была предпринята попытка перенести понятие «геосистема» и на системы социально-экономической географии — например, территориально-производственные комплексы, системы расселения, территориально-рекреационные, природно-технические и другие системы. Следовательно, это учение, возникшее как физико-географическое, со временем перешло в ранг общегеографических. По современным представлениям существует три основных класса геосистем. Во-первых, это природные геосистемы, к которым принято относить естественные, практически неизмененные человеком системы. Во-вторых, это собственно антропогенные системы, целиком созданные человеком и не имеющие аналогов среди природных геосистем (например, города, промышленные объекты). В-третьих, это наиболее распространенные природно-антропогенные системы — территории разных рангов, на которых происходит взаимодействие природных и антропогенных процессов.

В новом, расширительном понимании учение о геосистемах служит одной из главных предпосылок интеграции в географии. На это обращали внимание акад. В. М. Котляков, В. С. Жекулин, С. Б. Лавров, А. Г. Исаченко и другие географы.

Учение о геоэкологии. Термин «экология» в буквальном переводе с греческого означает «наука о местообитании». Он был предложен еще в 1866 году немецким биологом Эрнстом Геккелем и стал применяться для характеристики взаимоотношения организмов растительного и животного мира с окружающей природной средой. Затем на этой основе в рамках биологии зародилось учение об экологии, которое стало быстро развиваться на основе исследования взаимоотношений организмов и среды, сообществ и популяций этих организмов, а с 30-х годов XX века — и экосистем как природных комплексов, состоящих из совокупности живых организмов и окружающей их среды. В таком классическом понимании данная наука продолжала оставаться биологической экологией или биоэкологией.

В принципе биоэкологией она оставалась и после того, как включила в свою орбиту и человека. Сам термин «экология человека» появился еще в начале 20-х годов, но широкое распространение получил уже во второй половине XX века, когда экология человека стала рассматриваться как биологическая дисциплина, изучающая адаптацию человека (популяции) к определенным природным условиям. При этом сам человек фигурировал в данном процессе как биологический вид, занимающий свою экологическую нишу в общей экосистеме Земли.

Однако в дальнейшем экология вышла далеко за рамки биологии как таковой, превратившись в межпредметный комплекс научных направлений. Иногда этот комплекс называют «Большой» (или всеобщей) экологией и включают в него аналитическую и прикладную экологию, экологию человека, социальную экологию, биоэкологию, геоэкологию и некоторые другие структурные звенья. Вспомним и «экологию культуры», предложенную акад. Д. С. Лихачевым.

С позиций географии особый интерес представляет социальная экология, под которой С. Б. Лавров понимает также разветвленный междисциплинарный комплекс наук, изучающий взаимоотношения между обществом и окружающей средой, принципы организации человеческой деятельности с учетом объективных экологических законов. Поскольку социальная экология берет на себя изучение проблем, связанных с взаимоотношениями природы и общества (именно общества, а не отдельного человека!), то в поле ее зрения неизбежно попадает и вся «вторичная природа», к которой относят то, что создано людьми и что, собственно говоря, в первую очередь порождает экологические проблемы. Подобной расширенной трактовки ныне придерживаются и многие крупнейшие биологи-экологи (акад. С. С. Шварц, акад. А. В. Яблоков, Н. Ф. Реймерс), а также такой авторитет в этих вопросах, как акад. Н. Н. Моисеев.

Что же касается собственно геоэкологии, то это понятие возникло на Западе в 30-х годах XX века. Конечно, не следует думать, что интерес географии к подобной проблематике появился только в это время. Фактически именно география с самого своего возникновения занималась изучением среды обитания людей, взаимоотношениями человека и природы.

В данном случае речь идет только о термине. Из советских географов первым обратил внимание на необходимость исследования взаимосвязей географии и экологии акад. В. Б. Сочава в 1970 году. Вначале геоэкологию рассматривали как своего рода гибридное направление, объединяющее экологические и географические подходы к изучению экосистем и геосистем. Но затем шаг за шагом это понятие расширялось и уточнялось — прежде всего благодаря работам акад И. П. Герасимова [29], Д. Л. Арманда, А. Г. Воронова, В. С. Же-кулина, Ф. Н. Милькова, В. С. Преображенского, С. Б. Лаврова, Ю. Д. Дмитревского, Н. Ф. Глазовского, А. Г. Исаченко, Ю. Н. Гладкого, К. М. Петрова [229] и др. Актуальные проблемы геоэкологии в той или иной мере обсуждались на всех последних съездах Географического общества СССР, но в особенности на IX (1990) и X (1995) съездах.

Постепенно сложилось и современное представление о геоэкологии, как о составной части большого междисциплинарного комплекса экологических проблем и сферы перекрытия географии и экологии. Согласно одному из определений геоэкология — это наука, изучающая необратимые процессы и явления в природной среде и биосфере, возникшие в результате интенсивного антропогенного воздействия, а также близкие и отдаленные во времени последствия этих воздействий.

Соответственно были сформулированы и две основные задачи геоэкологии: 1) изучение воздействия внешних условий, включая антропогенные, на геосистемы, 2) исследование воздействия природных условий на состояние и развитие триады: растение-животное-человек. Были намечены основные «отраслевые» направления геоэкологии: физико-географическое, историко-географическое, экономико-географическое, социально-географическое, ее главные территориальные аспекты: локальный, региональный, глобальный (акад. М. И. Будыко, Ю. Н. Гладкий, С.Б.Лавров), геоэкология Мирового океана, а также положено начало эколо-гео-экономическому районированию (Ю. Д. Дмитревский, Н. Н. Клюев), ландшафтной геоэкологии.

Однако все это не означает, что учение о геоэкологии можно считать уже сложившимся. Существует еще много неясностей в определении ее задач и границ, в формировании понятийного аппарата. Недавно А. Г. Исаченко высказал мнение о том, что в современной геоэкологии «чистая» география еще значительно преобладает над экологией. Поэтому он даже предложил называть ее не геоэкологией, а экологической географией. Экологическая география по А. Г. Исаченко — раздел географической науки или особое исследовательское направление в ней, предметом которого является изучение географической среды с экологической (гуманитарно-экологической) точки зрения и в целях решения экологических проблем человечества.

Учение о конструктивной географии. Каждая наука имеет два главных направления исследований — фундаментальное и прикладное. Под термином «прикладные исследования» принято понимать совокупность научных работ, направленных на применение результатов прикладных исследований к конкретным проблемам и видам практической деятельности. Все это полностью относится и к географии. Даже будучи на протяжении долгого времени преимущественно описательной наукой, география была тесно связана с практикой. В качестве примеров такого рода приведем хотя бы практическую потребность Нидерландов, бывших в XVII веке крупнейшей морской державой, в географических знаниях и хороших географических картах. Или Великую Северную экспедицию в России, задуманную Петром I, которая имела и теоретическое и большое практическое значение.

Сам термин «прикладная география» возник после второй мировой войны на Западе, в условиях, когда география все больше переставала быть кабинетной, «университетской» наукой и начинала уделять гораздо больше внимания прикладным исследованиям. В 1964 году в структуре Международного географического союза появилась постоянная комиссия по прикладной географии. Зародились прикладная климатология, прикладная геоморфология, прикладное ландшафтоведение и др. В СССР главным проповедником идей прикладной географии стал Институт географии Сибири и Дальнего Востока в Иркутске, возглавлявшийся акад. В. Б. Сочавой, а затем акад. В. В. Воробьевым. В качестве примеров прикладных географических исследований можно привести участие в проектировании полезащитных лесных полос, освоение Волго-Ахтубинской поймы, строительство Каракумского канала, а позднее – сооружение БАМа.

Тем не менее, по мере углубления научно-технической революции традиционное обслуживание географией запросов практики оказывалось уже недостаточным. Нужны были новые идеи, и одной из них стала выдвинутая акад. И. П. Герасимовым идея «конструктивной географии». В общей форме она была высказана им еще в 1960 году, а сам этот термин был применен в 1965 году. В 1970 году И. П. Герасимов дал его обоснование на V съезде Географического общества СССР, а в 1976 году вышла его книга, специально посвященная конструктивной географии [28]. Благодаря им научная идея стала научной концепцией, сущность которой можно передать следующим образом.

С началом НТР география стала превращаться из прежней описательно-познавательной в экспериментально-преобразовательную науку. Основным объектом ее исследования становятся не «белые пятна» на карте мира, а давно открытые и освоенные территории. Развитие конструктивной географии тесно связано с новыми требованиями к использованию естественных ресурсов, с сильным возрастанием воздействия общества на природную среду. По существу, речь шла о новом научном учении, тесно связанном с преобразованием природной среды и управлением этим процессом. Соответственно И. П. Герасимов считал, что современная конструктивная география должна быть нацелена на решение двух крупнейших конкретных задач: 1) оптимизацию взаимодействия человеческого общества с природой, 2) рациональную территориальную организацию жизни самого общества. Он также рассматривал конструктивную географию как путь к дальнейшей интеграции в географии, подчеркивал ее идеологическое значение.

Добавим, что понятие о конструктивной географии шире понятия о прикладной географии, поскольку оно охватывает весь цикл исследований — от фундаментальных до прикладных.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.