Введение. Основные этапы географических исследований территории России
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Введение. Основные этапы географических исследований территории России





Накопление географических сведений является необходимой предпосылкой существования человеческого общества. Это особенно важно в условиях суровой природы России, явившейся колыбелью восточнославянской цивилизации, тесно связанной с другими цивилизациями данного региона. В сложном процессе освоения этой территории выделяются две взаимно связанных стороны. Это, во- первых, территориальные исследования, сопряженные с освоением человеком значительных участков географической оболочки. Во- вторых – это развитие теории физической географии, позволяющей осмыслить сумму полученных географических сведений. В длительной истории освоения огромных пространств России и накопления географических сведений, обобщенных теорией современной физической географии, можно выделить ряд этапов, принципиально отличающихся друг от друга. Они освещаются нами в последующих разделах учебного пособия.

А. Накопление первичной географической информации с древности до XII века включительно. У южного края громадных ледниковых покровов, существовавших в плейстоцене, появились и постепенно прогрессировали стада пралюдей эпохи палеолита (древнего каменного века). В раннем и среднем плейстоцене жившие собирательством предки человека (питекантроп, гейдельбергский человек) использовали в борьбе за существование грубо обработанные камни, в среднем- верхнем плейстоцене неандертальцы при охоте на зверей применяли каменные ножи и острия, а появившийся в верхнем плейстоцене человек современного типа – Homo sapiens – группировался в родовые общины и достиг наибольшего совершенствования в изготовлении каменных орудий. Становление человека происходило на фоне постоянной смены ледниковых и межледниковых условий. Выжить и усовершенствоваться наши предки смогли только хорошо усвоив значительную сумму познаний о природных условиях бассейнов Волги, Днестра, Днепра и Десны, Енисея и Ангары, Томи и множества других регионов России.



Передаваясь из поколения в поколение, географические познания пополнялись и накапливались, происходил обмен информацией обитателей малых территорий, на основе чего изученные территории постоянно расширялись. Создание крупных государственных образований Восточной Европы (Киевская, Новгородская, Московская Русь, Литва и другие), Сибири (тюркские, монгольские и другие) обусловило более высокий уровень исследований природных условий обширных территорий. В частности, в Киевской Руси возникла летописная система сбора географической информации. Известно несколько летописей, длительное время ведшихся наиболее образованными людьми своего времени – монахами. Однако образцом летописей считается памятник культуры, носящий длинное название “Повесть временных лет или откуда есть пошла Русская земля”, авторство которой приписывается монаху Печерского монастыря Нестору. Наряду с другим обширным материалом летопись содержит сведения физико- географического характера преимущественно о Восточноевропейской равнине. Это упоминания о конкретных географических объектах (горах, реках, озерах, морях) обширной территории, включающей, помимо населенной славянскими племенами части Русской равнины, соседние регионы Туранской равнины, бассейнов Северной Двины и Печоры, Югры, Урала, побережий Балтийского (Воряжского), Черного (Понтийского), Каспийского (Хазарского) морей, а также Западной Европы и Африки. В летописях содержатся сведения о растительности, погодных условиях (особенно катастрофического характера), животном мире, рельефе, а также этнографические сведения о различных племенах.

Б. Освоение русскими Европейского Севера (XI – XVII вв). Выдающуюся роль в освоении морского побережья от Мурманского берега на западе до Мангазеи (северо- востока Европы и севера Сибири) на востоке сыграли новгородцы. В погоне за пушниной («мягкой рухлядью»), клыками моржей («рыбьим зубом»), жиром («ворванью») и шкурами ластоногих и другими богатствами, необходимыми для развития торговли и ремесел купцы постоянно снаряжали экспедиции по рекам, текущим в Ледовитое море. Туда же устремлялись беглые люди, религиозные раскольники, духовенство с целью приведения язычников из местных племен в лоно христианской церкви и боевые дружины, облагавшие местное население данью. Экспедиции совершались в экстремальных условиях, сопровождались гибелью многих участников, затягивались на многие годы. В таких случаях приходилось переживать мучительно трудные зимовки, а то и строить целые поселения, в которых оседали и становились местными жителями многие русские люди.

Так возникло население, получившее название поморов, обладавших профессиональными знаниями и навыками мореплавателей в ледовитых морях. Продолжая освоение материкового Севера от Кольского полуострова до Ямала, поморы совершали прибрежное плавание и дальние морские экспедиции на многие острова Арктики вплоть до Груманта (теперь Шпицберген). Мореплаватели прекрасно владели навигационными знаниями, использовали магнитный компас («маточку»), парус, ориентировались по Солнцу и звездам, хорошо изучили сложную систему морских течений, периодичность приливов и отливов. Поморы изобрели особый вид приспособленного к ледовым условиям морского корабля – коч . Обладая сравнительно малыми размерами, малой осадкой и яйцевидной формой корпуса, такие суда позволяли избежать раздавливания льдами при торошении. Использовали они и более крупные суда – новгородские лодьи. Плавая близ берегов материка, поморы избегали выхода далеко в море, в связи с этим широко пользовались волоками. Так, полуострова Онежский, Канин, Югорский, Ямал, Тазовский и множество более мелких поморами не огибались, а кочи перетаскивались волоком по основанию полуостровов. Для этого в землю вкапывался столб, на котором крепился большой ворот. Вращая ворот и наматывая на него прочный канат, привязанный другим концом к судну, мореплаватели подтягивали его к вороту. Многократно повторяя операцию, они довольно быстро и безопасно преодолевали волок.

В ходе освоения Севера русские люди овладели значительным объемом географической информации. По сути дела комплексному изучению был подвергнут громадный регион, удвоивший площади изученных на высочайшем для того времени научном уровне. Кроме того, была изучена гигантская акватория арктических морей, отличающихся к тому же исключительно суровыми природными условиями. Европейский Север стал первым и до сих пор важнейшим выходом России к океану. Благодаря безвестным поморам Россия выиграла геополитическую борьбу за территории, на которые серьёзно претендовали скандинавские государства, Англия и другие государства.

В. Освоение Сибири и Дальнего Востока землепроходцами (XV – XVII вв.). В XII – XIV веках развитие русских княжеств было приостановлено под влиянием завоеваний монголо- татар на востоке и тевтонских рыцарей на западе. Оставшиеся после распада Золотой Орды Казанское, Сибирское и другие государственные образования также серьезно препятствовали продвижению русской колонизации на восток. Лишь после похода Ермака (1581 – 1585 гг) они потеряли былое могущество. Постепенно было преодолено сопротивление местных племен. Ватаги ушкуйников, направляемые московскими и новгородскими воеводами, на больших лодках – ушкуях все смелее продвигались за Каменный Пояс. В 1483 г. дружина Федора Курбского и Ивана Салтык- Травина по рекам пересекла Урал, затем по Иртышу и Оби проникла в Западную Сибирь севернее 60 параллели. На рубеже XV – XVI вв. многочисленная дружина из нескольких тысяч воинов под предводительством князей С.Ф.Курбского, П.Ф.Ушатого и других совершила поход в Сибирь. Местные племена вынуждены были платить дань московскому князю. После похода Ермака началось строительство укрепленных городов (острогов) для защиты завоеванных земель (Тюмень- 1586 г.; Тара- 1594 г.; Обдорск- 1595 г.; Нарымский острог 1596 г.; Мангазея- 1601 г.).

В XVI в. началось быстрое продвижение русских в земли, расположенные восточнее Енисея. Оно шло двумя основными путями. Один из них пролегал вдоль побережья Баренцева и Карского морей. Во второй половине века обычными стали плавания поморов от Мурманского берега до р. Оби. При этом были открыты и освоены острова Новой Земли, Вайгач, Матвеев, проливы Маточкин Шар и Карские Ворота. Совершались и плавания от Оби до Енисея. В 1616 и 1619 гг. мангазейские стрельцы обследовали морские побережья между реками Карой и Енисеем. В 1616 г. двинянин Кондрашка Курочкин “с товарищами” проплыл на кочах от Енисея до Пясины. Несколько позднее русские получили первые сведения об огромной реке Лене и разведали морской путь до нее. В 1641- 1643 гг. Михаил Стадухин, Семен Дежнев и их спутники достигли морем устья Колымы. Несколько ранее, в 1633 – 1634 гг. Илья Перфильев и Иван Ребров проплыли морем от Лены до устья реки Оленек. Ребров в 1638 г. плавал между устьями Яны и Индигирки. В 1648 г. Исай Игнатьевич Мезенец с группой промышленных и торговых людей проплыл от Колымы до Чаунской губы, где встретил аборигенов, которые "назывались чухчами”. Наконец, в том же году казаки под командой Федота Алексеевича Попова и Семена Ивановича Дежнева обогнули Чукотку по проливу, позднее названному Беринговым. Таким образом, за два столетия были пройдены все отрезки Великого Северного морского пути.

Более важный путь проходил по множеству рек материковой части Евразии. Расстояния между истоками рек преодолевались волоком, пешком или на лошадях. Важным шагом явилось освоение бассейнов верхней 0би и Енисея в первой трети XVII века. Оно было закреплено строительством острогов Енисейского, Красноярского (1628 г.), Илимского (1630 г.), Якутского (1632 г.) и других. Еще раньше (1604 г.) был заложен Томский острог, являвшийся основным опорным пунктов русских на юго- востоке Западной Сибири. В 1607 – 1608 годах томские воеводы посылали отряды служилых людей в Кузнецкую волость для сбора ясака государю. В 1618 году был основан Кузнецкий острог, «чтоб Кузнецких и иных волостей люди были под государевой высокою рукой безотступно и государев ясак с себя государю ежегод давали». На острог многократно нападали ведомые князьками и тайшами кыргызы, черные и белые калмыки (джунгары и телеуты), нападали на острог, жгли посевы и заготовленное сено, уводили скот. Однако острог выжил и сохранил свою роль оплота самодержавия.

В 1642- 1643 годах Курбат Иванов совершил поход на Байкал и его окрестности, произвел примитивное картирование изученной территории. В 1641 – 1643 гг. ленские казаки под командой Михаила Стадухина обследовали бассейны Алдана, Индигирки, Алазеи и Колымы. В 1639 г. Иван Москвитин, проплыв по рекам Мая, Юдома, Улья, вышел к Охотскому побережью, исследовав его от Тауйской губы до р. Уды. В 1649 г. был основан Охотский острог. В 1643- 1645 гг. Василий Поярков прошел из Якутска по Лене, Алдану, Зее и Амуру, перевалив при этом Становой хребет и изучив побережье Тихого океана между Амуром и Маей. Приамурье в 1649 г. было изучено Ерофеем Павловичем Хабаровым. Исключительную роль в изучении Камчатки сыграл Владимир Васильевич Атласов. Наконец, продвижение русских купцов и промышленников (Александр Андреевич Баранов, Григорий Иванович Шелихов и другие) привело к открытию и освоению северо- западной части Североамериканского материка – Русской Америки (1784- 1867 гг.).

Русские землепроходцы продолжили эпоху мировых Великих географических открытий. На их долю выпало открытие и изучение самого сурового края географической оболочки, потребовавшее проявления великого мужества, самопожертвования, трудолюбия и выносливости. На преодоление громадного расстояния от Урала до Тихого океана им понадобилось всего 55 лет, в то время как преодоление значительно меньшего пространства Северной Америки потребовало гораздо большего времени. Стимулом открытий служили экономические причины, обусловленные развитием рыночных отношений.

Основной контингент землепроходцев составляли безвестные народные массы. Они слагались из промышленных (охотники, рыбаки, зверопромышленники), торговых (купечество), служилых (казаки) людей и представителей духовенства. Однако наряду с хозяйственными задачами (освоение сырьевых районов, рынков сбыта, сбор ясака) они обязаны были вести (несмотря на практически поголовную безграмотность) научные исследования (составление примитивных карт, описание природных, этнографических, экономических условий изучаемых территорий), для чего должны были регулярно составлять письменные отчеты – «скаски». Отмечается особенно высокий уровень скасок Владимира Атласова. Заслуги многих землепроходцев запечатлены на географических картах. Действия грубых и неграмотных людей нередко сопровождались ненужной жестокостью по отношению к аборигенам («побили людишек немало»). Однако в конечном итоге движение землепроходцев имело прогрессивный характер, поскольку вовлекало дикие вымиравшие племена в орбиту значительно более высокого уровня хозяйствования, быта и культуры.

Г. Комплексные исследования природы Российской империи в первой половине XVIII века. С выходом к Тихому океану территория России достигла громадных размеров. Попытки Петра I получить какие- либо представления о границах и природе новых колоссальных пространств были напрасными. Доклад С.Дежнева об открытии пролива между Евразией и Америкой оказался похороненным в архивах. Послы Петра на Камчатку 1719 года геодезисты Евреинов и Лужин до пролива не добрались. В 1724 г. царь потребовал послать для выяснения истины экспедицию с предписанием «самим побывать на берегу и взять подлинную ведомость и, поставя на карту», окончательно решить вопрос о наличии или отсутствии пролива.

В 1725 г. началась Первая Камчатская экспедиция. Ее начальником был назначен 44-хлетний обрусевший датчанин Витус Беринг, а помощниками также датчанин Мартин Шпанберг и 22-хлетний (!) Александр Ильич Чириков. Два полновесных года было затрачено на путь от Санкт- Петербурга до Камчатки. Плавания 1728 и 1729 годов подтвердило наличие пролива лишь косвенно, по словам аборигенов- эскимосов.

Пришлось снаряжать новую, более грандиозную экспедицию, называемую Второй Камчатской или Великой Северной. Перед ней стояло три самостоятельных задачи: исследования побережья Арктики от Урала до Чукотки; плавания в Тихом океане; исследования внутриконтинентальных районов Сибири. К участию были привлечены многие молодые (20- 30 лет) ученые- академики.

Исследования внутриконтинентальных регионов Сибири начались в первой четверти XVIII в. Особенно интересны исследователи, затронувшие своими маршрутами Кемеровскую область. Даниель Готлиб Мессершмидт, обрусевший немец, в ходе экспедиции 1720- 1727 гг. посетил Соликамск, Туринск, Тюмень, Тобольск, Барабинскую степь, Абаканский острог, Енисейск, Иркутск, Нерчинск; проехал по Западносибирской равнине, в 1721 г. из Томска проплыл до верховий Томи. Пленный швед Филипп Иоган Табберт (сменивший впоследствии, в связи с получением дворянского звания, фамилию на фон Страленберг) пересек юг Западносибирской равнины, в том числе в пределах нынешней Кемеровской области (1721 г.). Герард Фридрих Миллер и Иоган Георг Гмелин в 1733- 1743 гг. участвовали в экспедиции по Сибири, в 1734 г. они прошли маршрутом Барнаул – Кузнецк – Мундыбаш и от Кузнецка до Томска.

Исследование арктического побережья в ходе Великой Северной экспедиции велось несколькими отрядами на отдельных участках берега. Западный участок от Ямала до устья Енисея обследовали подопечные Дмитрия Леонтьевича Овцына на маленьком судне «Тобол». Трижды (за 1734 – 1736 гг.) льды заставляли смельчаков возвращаться ни с чем. Резкое улучшение ледовой обстановки в 1737 г. позволило все же задачу выполнить.

Труднейший участок берега от Лены до Енисея достался отряду энтузиастов, оставивших в Арктике свои имена, а частично - нашедших на Таймыре могилы. В 1735- 1736 гг. попытки проплыть на небольшом судне «Якутск» от устья Лены на запад дважды предпринимал лейтенант Василий Прончищев. Близ восточного берега полуострова Челюскина «Якутск» был скован льдами и повернул назад. Ослабленные цингой и непогодой, в дороге умерли Василий и Мария Прончищева и были похоронены на побережье и близ бухты, названных их именами. В устье реки Оленек «Якутск» вернулся под руководством штурмана Семена Ивановича Челюскина. В 1739- 1742 гг. «Якутск», ведомый лейтенантом Харитоном Прокофьевичем Лаптевым и С.И.Челюскиным с тремя труднейшими зимовками доплыл до мыса, названного именем Челюскина, и до западного побережья Таймыра, известного теперь как Берег Харитона Лаптева. В течение двух полевых сезонов Лаптев, Челюскин и геодезист Чекин обследовали побережье, передвигаясь на собаках. При этом они от цинги и лишений, «великих стуж и метелиц и от пустоты претерпевали великую трудность». Исследования прекратились лишь потому, «понеже собаки стали худы и ехать безнадежны». Однако изучение берега между устьями Лены и Енисея было доведено до конца.

Одновременно с В.Прочищевым в 1735 г. из устья Лены на восток отправился бот «Иркутск» под командованием лейтенанта Петра Ласиниуса, который, как и многие члены его команды, погиб при зимовке. В 1736 г. уже Дмитрий Яковлевич Лаптев повел «Иркутск» на восток, но был остановлен льдами. После зимовки и отдыха в 1739 г. бот доплыл до устья Индигирки, где снова пришлось провести зиму. В 1740 г. экспедиция доплыла до устья Колымы и даже несколько восточнее (до мыса Большой Баранов). Поскольку льды не дали возможности пройти берегом восточнее, Лаптев на собаках добрался до верховий Анадыря и проплыл на лодках до его устья.

Усилиями всех трех отрядов был нанесен на карты и описан весь берег Арктики от Обской губы до устья Колымы. На этих картах, помимо названных выше, появились имена Дмитрия Лаптева (пролив) и обоих двоюродных братьев (море).

Итогом плаваний в Тихом океане явилось исследование его северной части. Основным руководителем Второй Камчатской экспедиции был капитан- командор Витус Беринг. Ему и Алексею Ильичу Чирикову предстояло совершить плавания к Америке. Формально Берингу были подчинены все отряды Северной экспедиции. Непосредственно руководимый Берингом отряд вышел из Петербурга в 1733 г. Преодолев громадное расстояние, он остановился в Охотске, где были построены экспедиционные суда «Св. Петр» и «Св. Павел». В 1738 г. они вошли в заранее разведанную Авачинскую бухту, где основали Петропавловск. Вместе с Берингом работали натуралист Георг Вильгельм Стеллер, открывший впоследствии морскую (стеллерову) корову, исследователь Камчатки С.П.Крашенинников и другие ученые.

Выйдя в плавание летом 1741 г., «Св. Павел» под командованием Чирикова и шедший следом «Св. Петр» с Берингом на борту направились на юго- восток с целью разыскать Землю де- Гамы, фигурировавшую на многих картах того времени к юго- востоку от Курил и тянущуюся почти до Америки. Развеяв миф о существовании Земли, мореплаватели повернули к Северной Америке, на северо- восток, но вскоре в тумане надолго потеряли связь и действовали в дальнейшем автономно.

Беринг доплыл до берегов Северной Америки приблизительно под 60 градусом с.ш., затем вдоль Алеутских островов вышел к неизвестным островам и высадился на крупнейшем из них. Команда сильно страдала от цинги, многие, в том числе и Беринг, умерли. Капитан- командор был похоронен на острове, названном его именем, а группу островов, в которую он входит, назвали Командорскими. Оставшиеся в живых с трудом возвратились в Петропавловск в 1742 г. Плавание Чирикова к берегам Америки тоже было малоудачным. Страдающий от цинги и жажды экипаж «Св. Павла» вернулся в Петропавловск 10 октября 1741 г.

Вторичное открытие Берингова пролива произошло в 1732 г., когда отряд подштурмана Ивана Федорова и геодезиста Михаила Спиридоновича Гвоздева на корабле «Св. Михаил», проплыв от реки Анадырь к «Большой Земле» (Северной Америке), произвел картографическую съемку берегов, захватив при этом и оба берега Берингова пролива. Кроме того, съемщики наблюдали острова Диомида и даже сделали высадку на о. Ратманова (Бол. Диомиде). Однако при этом они, возможно, и не поняли сути своего выдающегося открытия.

Огромный объем территориальных открытий давал материал для теоретических обобщений. Они сделаны, прежде всего, в работах М.В. Ломоносова. Любимой для него была география Арктики, результаты исследований которой обобщены в книге «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Заведуя Географическим департаментом Академии Наук и занимаясь «поправлением Российского Атласа», он написал книгу «Топографические известия, служащие для полного географического описания Российской империи». В книге «О слоях земных» Ломоносов заложил начала отечественной геологии, геоморфологии и общей теории Земли. Он классифицировал слои как геологические тела, сформулировал стратиграфический принцип относительного летосчисления, наметил азы фациального анализа: «сии одна на другой лежащие разного рода материи (кои флецами /слоями/ называют) показывают, что произошли не в одно и то же время... Песчаные слои ... были прежде дно морское...». Ломоносов упорно пропагандировал идею развития как в геологии, так и в географии: земная кора и географическая оболочка – не косные тела, они имеют историю возникновения и постоянно развиваются. В работе «О явлениях воздушных» он высказал много новых идей в метеорологии, в частности, о вертикальных токах воздуха. Им создана программа исследования территории России.

Д. Страноведческое направление второй половины XVIII века. В связи с распространением идей постоянного развития и всеобщей связи различных природных явлений географов привлекают комплексные страноведческие описания различных территорий России. Среди руководителей комплексных академических экспедиций особенно выделились П.С.Паллас, И.И.Лепехин, С.П.Крашенинников, П.Н.Рычков.

Петр Симон Паллас, обрусевший немец, член Петербургской Академии Наук, возглавлял экспедиции в различные районы, включая нынешнюю Кемеровскую область. Собрал богатый геологический, ботанический, этнографический и другой материал и написал книгу «Путешествие по различным провинциям Русского государства», в которой много внимания уделил причинно- следственным связям явлений.В 1771- 1772 гг. Паллас прошел маршрутом Томск – село Кийское (ныне Мариинск) – Боготол. Фрагментом экспедиции И.П.Фалька стал его путь по югу Кемеровской области в 1771 году. Степан Кашкаров в 1772 г. проследовал от Абакана до Кузнецка. Исследователей интересовали особенности природы, истории, этнографии, экономики. Наряду с описаниями отдельных компонентов природы они пытались выделять и характеризовать природные комплексы. Особенно это характерно для работ П.С.Палласа, который выделил типы местности теперешней Кемеровской области: темнохвойную тайгу Западносибирской равнины («кедровые леса по болотным местам»), мариинскую лесостепь («рассеянный березняк»), черневую горную тайгу («гористая и дикая местность»). В 1769 г. на Алтае была учреждена должность формейстеров (лесничих) горных заводов. Главным формейстером (главным лесничим) был назначен П.К.Фролов, организовавший картографическую съемку лесных массивов, приведение их в порядок и лесопосадки. В южной части Салаира съемку в 1810 г. произвел В.Колычев.Помимо лесов различного состава на карту были нанесены степи, болота и пустоши.

Примером и образцом комплексных страноведческих работ является «Описание Земли Камчатки» Степана Петровича Крашенинникова (1711 – 1755 г.).23- хлетний студент Крашенинников в 1734 г. при осуществлении сибирской экспедиции проследовал по Томи в границах современной Кемеровской области. Петр Иванович Рычков (1712- 1777 гг.) посвятил научные труды природе, экономике и истории юго- востока Европейской России и Южного Урала. Его основное произведение – «Топография Оренбургская», содержащее комплексную характеристику этого региона, по научной значимости не уступает описанию Камчатки. Крупнейший ученый- натуралист своего времени Иван Иванович Лепехин в возрасте 31 года был избран академиком. По материалам полевых исследований Поволжья, Урала, Европейского Севера и Запада он опубликовал «Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства», в которых дал комплексное научное описание посещенных мест. Помимо фактического материала, «Дневные записки» содержат важные теоретические обобщения. Особый интерес вызывает комплексное физико- географическое районирование Соловецких островов.

Е. Географические экспедиции начала XIXвека (до 1845 г). К указанному времени географам была в основном известна вся территория Российской империи, однако требовалось провести топографические съемки и углубленное изучение природы в соответствии с новыми научными знаниями. Больших успехов достигла отечественные мореплаватели. В ходе первого русского кругосветного плавания Ивана Федоровича Крузенштерна и Юрия Федоровича Лисянского на «Надежде» и «Неве» (1801- 1806 гг.) была составлена карта о. Сахалин (Крузенштерн ошибочно считал его полуостровом). Уточнение карты морей Дальнего Востока и открытие многих островов было произведено во время плаваний В.И.Головнина (1807- 1811, 1817- 1819 гг.), О.Е.Коцебу, Ф.П.Литке (1826- 1829 г.). Были проведены точные съемки и изданы карты и атласы морей Арктики, Черного, Каспийского, Балтийского.

В 1826 г. крупная естественно- историческая экспедиция одного из учеников Карла Линнея - Карла Фридриха Ледебура исследовала Алтай и особенно Катунский хребет; было изучено свыше 400 новых видов растений. В то же году Ледебур посетил юг Салаира, где определил 1600 видов растений.

В тридцатые и сороковые годы на Алтае работали известные русские геологи Г.П.Гельмерсен (Телецкое озеро и бассейн Бии), Петр Александрович Чихачев (бассейны Катуни, Чуи, Чулышмана, Абакана, Курайская и Чуйская степи, хребет, названный впоследствии его именем, Западный Саян и Минусинская котловина), Г.Е Щуровский (Западный Алтай). В 1842 г. Чихачев, двигаясь из Минусинска, пересек Кузнецкий Алатау и в районе села Борисова вышел в Кузнецкую котловину. Вместе с горным инженером Лукой Александровичем Соколовским 2- м он проехал до Кузнецка и через верховья Кондомы проследовал на Алтай. В этом же году перед приездом Чихачева Соколовский 2-й, обобщив обширный полевой материал, пришел к мысли о наличии Кузнецкой каменноугольной области площадью 20 000 квадратных верст. В 1845 г. Чихачев выделил громадный угольный резервуар и назвал его Кузнецким угольным бассейном. Ни в коем случае не умаляя заслуг Чихачева, все же хочется подчеркнуть научный приоритет сибирского исследователя в этом обобщении.

Профессор Московского университета Григорий Ефимович Щуровский в сопровождении того же Соколовского в 1844 г. проплыл от Кузнецка до верховий Томи и Мрассу, а затем по Томи до устья Нижней Терси. Главными объектами их исследований были золоторудные месторождения и геологические обнажения по берегам Томи и ее притоков. Попутно Щуровский уточнил орографическую схему района исследований, отделив от горной системы Алтая Кузнецкий Алатау и Салаир; ныне эта схема является общепризнанной.

Природные условия Средней и Северо- Восточной Сибири изучены и описаны экспедициями Петра Федоровича Анжу (1820- 1824 гг.), Фердинанда Петровича Врангеля (1821- 1824 гг.) и Александра Федоровича Миддендорфа (1842 – 1844 гг.). Последний после 30 лет обработки полевых материалов создал монументальный географический труд «Путешествие по северу и востоку Сибири». Им были предприняты попытки разгадать феномен «вечной» мерзлоты и определить ее влияние на все природные компоненты, охарактеризованы природные особенности тундры, высказаны гипотезы о причинах ее безлесья и о пределах распространения лесов на север, попытки объяснить логику приспособления растений и животных к экстремальным условиям существования, разработана классификации тундр. После проведенных экспедиций на картах впервые появились горы Бырранга и «полюс холода» северного полушария. На них также был нанесен по рассказам местных жителей крупный остров. Позднее, в 1867 г., после открытия Т. Лонгом пролива (названного его именем), этот остров был назван именем Врангеля. Крупнейшие острова Новосибирского архипелага получили название Анжу.

Ж. Развитие географических исследований во второй половине XIX – начале XX вв. После основания в 1845 г. Русского географического общества и географического отделения общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете в 1863 г. они выступают активными организаторами географических исследований, часто финансируют экспедиции. Важную роль играл Сибирский отдел географического общества в Иркутске (созданный в 1851 г.), поддерживаемый генерал- губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым- Амурским. Организованными при его содействии плаваниями Геннадия Ивановича Невельского на военном транспорте «Байкал» в 1849 г. была окончательно доказана островная природа Сахалина, а затем основательно изучена природа острова и прилежащей части материка (1851- 1855 гг.). В 1849- 1859 гг. Военно- топографическим корпусом Генерального штаба была проведена совершеннейшая топосъемка материка Евразии от Предбайкалья и Якутии до Тихого океана.

Новые обширные сведения о геологии, рельефе и полезных ископаемых нынешней территории Кемеровской области были получены при участии многих геологов второй половины XIX – начала XX вв., среди которых Д.П.Богданов, А.Г.Бояршинов, Ф.П.Брусницын, П.Н.Венюков, А.Н.Державин, А.А.Иностранцев, А.А.Краснопольский, Б.П.Поленов, И.П. Толмачев, П.К. Яворский и многие другие. Кратковременные исследования золоторудных месторождений Кузнецкого Алатау и железных руд Горной Шории производили в 1910 и 1914 гг. Владимир Афанасьевич Обручев и его ученик Михаил Антонович Усов. Выдающуюся роль в исследовании геологического строения Кузбасса сыграли приглашенные В.А.Обручевым Леонид Иванович Лутугин и его соратники: Павел Ильич Бутов, Александр Александрович Гапеев, Аверин Александрович Снятков, Василий Иванович Яворский. Их полевыми маршрутами 1914- 1915 гг. был охвачен весь Кузнецкий бассейн, причем большинство опорных геологических разрезов тяготеет к берегам Томи. Были разработаны основы стратиграфии угленосных толщ верхнекаменноугольного и пермского возраста. Эта стратиграфическая схема сохранилась поныне, правда, в более детализированном виде.

Жившим в селе Кузедеево миссионером Василием Ивановичем Вербицким в 1860 г. было положенно начало систематическим наблюдениям за погодой и фенологическими явлениями нынешней территории Кемеровской области. Упорядоченные метеонаблюдения начались с организации в 1891 г. первых метеорологических станций, а затем создания их сети. В эти же годы начались регулярные наблюдения над температурой почв на ряде метеостанций (Мариинск, Кузнецк, Кольчугино, Тайга, Тисуль, Центральный Рудник).

С основанием в 1881 г. Томского университета и созданием Порфирием Никитичем Крыловым школы сибирских ботаников началось планомерное изучение растительности обширного региона, включающего и территорию нынешней Кемеровской области. Экспедиционные исследования продолжались с 1887 по 1915 г. В 1876 г. Салаир вошел в маршрут Альфреда Эдмунда Брэма.

Юг Дальнего Востока исследован экспедициями Р.К.Маака, К.И.Максимовича, Н.М.Пржевальского (Уссурийский край, 1867 – 1868 гг.), В.Л.Комарова, В.К. Арсеньева и других ученых. Живописные картины природы Арсеньева и его «Дерсу Узала» считаются непревзойденными. Замечательным вкладом в художественное описание суровой природы являются произведения А.П.Чехова «Из Сибири» и «Остров Сахалин», написанные под впечатлениями труднейшей поездки писателя 1890 г.

Среди огромного количества экспедиций выделяются исследования Петра Петровича Семенова (впоследствии – Тяншанского). В ходе экспедиции 1856- 1857 гг. он детально изучил орографию (отметив преобладание продольного расчленения поверхности горными хребтами), геологию (доказав отсутствие вулканизма), геоморфологию (особо выделив чередование приподнятых и опущенных сыртовых поверхностей, присутствие альпийских форм рельефа), гидросеть (подчеркнув отсутствие постоянного стока из Иссыккуля через р. Чу), современное оледенение (его масштабы, высоты снеговой линии), высотную поясность и другие особенности природы Тяньшаня. Важную роль сыграли попытки Семенова- Тяншанского выделить типы местности и провести физико- географическое районирование в пределах Тяньшаня. Исследования природы Горной Средней Азии и Туранской равнины продолжили А.П.Федченко (Памиро- Алай, 1869- 1871 гг.), Н.А.Северцов (Тяньшань, Памир, 1857- 1879 гг.), В.А.Обручев (Туранская равнина) и многие другие.

В середине XIX века период накопления первичной географической информации («землеописания») закончился. Если и сохранились «белые пятна» на географических картах, не оставалось сомнения в том, что они скоро исчезнут. Такое положение привело к кризису географии, поскольку она «лишилась» предмета исследования. Положение усугубилось стремительными процессами дифференциации географической науки на частные географические дисциплины. Многие исследователи утверждали, что частные науки «растащили» географию на науки об отдельных компонентах природы (геологию, геоморфологию, климатологию, гидрологию, географию почв, растительности, зоогеографию), ничего не оставив географии.

На самом же деле бурное развитие физической географии происходило в двух противоположных, но органически единых направлениях. Сердцевиной географических исследований становилось выявление взаимосвязей компонентов природы в географической оболочке в целом или в ее составных частях – природных комплексах. Но выявление взаимосвязей компонентов предполагает лучшее знание самих компонентов. Этим можно объяснить расцвет частных географических наук. Развитию климатологии способствовали работы Александра Ивановича Воейкова (1842 – 1916 гг.). Изучив разнообразные климаты земного шара, он рассматривал их как неотъемлемую часть географической оболочки. Формирование климата Земли в целом и ее отдельных регионов изображается Воейковым как сложный динамический процесс, обусловленный всей физико- географической обстановкой. Из множества научных работ Воейкова особенно выделяется монография «Климаты земного шара, в особенности России», в которой заложены основы современной климатологии.

Значительных успехов добилась океанография. Были построены специальные научные суда типа английского парового корвета «Челленджер», на котором велись океанографические исследования. Полученная при этом научная информация собрана в 50- томном издании. В 20- е годы XX в. устаревшее судно было заменено «Челленджером- II», а позднее – «Гломар- Челленджером». Русские океанографические суда действовали главным образом в северной части Тихого океана (корвет «Витязь» под командованием адмирала Сергея Осиповича Макарова, 1886- 1889 гг.) и на всей акватории Мирового океана (океанографическое судно «Витязь», начиная с 1949 г.). Анализ полученного на грани столетий материала произведен Макаровым в монографии «Витязь» и Тихий океан». Основные положения новой науки изложены в капитальном труде Юлия Михайловича Шокальского «Океанография» (1917 г.).

О достижениях отечественной геологии свидетельствует целая плеяда имен выдающихся исследователей недр. Особое внимание уделяется заслугам Владимира Афанасьевича Обручева (1863- 1956), являвшегося специалистом в области географии и геологии. Богатейший опыт полевых геологических исследований Алтая, Прибайкалья, Забайкалья, Средней и Центральной Азии и других регионов позволил Обручеву перейти к важным теоретическим обобщениям (о «древнем темени» Азии, новейшей тектонике, пульсационной гипотезе развития Земли и др.).

Значителен вклад отечественных исследователей в достижения почвоведения. В первую очередь он связан с деятельностью Василия Васильевича Докучаева (1846- 1903 гг.). Он обосновал представление о почве как о самостоятельном естественно- историческом теле и показал необходимость комплексног









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.