Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







История становления института подряда





В классическом римском праве в системе договорных отношений особое место занимал договор найма (locatio conduction), под которым понимали совокупность разнопорядковых сложных действий двух сторон по поводу возмездного использования одной из вещей или действий другого, а также который представлял собой совокупность договоров, имеющих общие и автономные между собой признаки [2; С.9]. Именно поэтому, со времен римского права, договор подряда существует как самостоятельный договор гражданского законодательства. Причем его отличительным признаком, позволяющим отграничить договор подряда от договора купли-продажи, найма или оказания услуг, является достижение экономического результата путем затрат труда со стороны подрядчика. Эта мысль принадлежит известному русскому цивилисту начала прошлого века И.А. Покровскому, подробно проанализировавшиму источники римского права [3; С.75].

В системе договоров, известной римскому праву, выделялся договор найма (locatio conductio), а в его рамках - три самостоятельных вида найма: "locatio conductio rei (наем вещей), locatio conductio operis (подряд), locatio conductio operaram (наем услуг)". Такая группировка, опиравшаяся на многозначность понятия "наем", может показаться с точки зрения современного законодательства случайной. Однако в действительности, с позиции римской доктрины и догмы, она имела глубокий смысл, предполагая выделение в классификации договоров рода с присущими ему признаками и отдельных его видов, имея в виду, что последние отличаются один от другого в рамках рода определенными, только каждому из них свойственными особенностями.

Родовой признак найма выражался в возмездном предоставлении чего-либо одной стороной другой. Именно последнее ("что-либо") и составляло основание для последующего деления "найма".



Как указывал по этому поводу Ю. Барон, "наем, locatio conductio, консенсуальный контракт, возникает тем путем, что одно лицо (locator) обещает другому (conductor) предоставить за известную сумму денег пользование вещью или рабочей силой человека, а другое лицо обещает первому уплатить за пользование условленную сумму денег" [4;С.199-200]. Сходных взглядов применительно к римскому праву придерживался К. Митюков, для которого locatio conductio operis составляло разновидность locatio conductio" [5; С.280].

Наем услуг (locatio conductio operaram) и подряд (locatio conductio operis) объединяло то, что в обоих случаях речь шла о работе. При всем этом существовали, по крайней мере, два различия между указанными договорами, одно из которых связано с целью работы (труда), а другое - с ее организацией.

По договору услуг целью служило предоставление труда, как правило, на протяжении определенного времени. При этом предполагалось самим предоставлением услуг удовлетворить соответствующий интерес заказчика. Речь шла об интересе к "услуге" как таковой.

Цель договора подряда (locatio conductio operis), которой служил экономический результат - opus, могла совпадать с результатом имущественным (материальным), что позволяло сблизить locatio conductio operis с emptio - venditio, то есть куплей-продажей, тем более, что именно последняя исторически предшествовала первому. И все же была между ними существенная разница, поскольку подряд охватывал и процесс создания результата. Таким образом, строительство здания составляло предмет подряда, а приобретение готового дома - куплю-продажу.

При подряде, когда организатором работ выступал сам подрядчик. Отмеченное различие Ю. Барон усматривал в том, что "особым видом личного найма бывает производство какого-либо opus, как результата работы (loc. cond. operas, подряд, заказ); здесь обещается не сам труд, а трудовой результат; вследствие этого в случае loc operarum рабочий находится под руководством и действует по указаниям работодателя, в случае же loc operis он должен самостоятельно направить свой труд к достижению обещанного подрядившему результата" [6; С.199-200].

Следует особо подчеркнуть присущее римскому праву признание связи подряда с риском. Уже из того, что заказчик оплачивает при locatio conductio operis именно результат, а не работу как таковую, вытекало, что риск случая лежит на подрядчике. Имели место и расхождения в вопросе о пределах риска подрядчика. Сторонником абсолютной ответственности подрядчика за результат был Лабеон [7;С.474]. Это вытекало уже из того, что риск-подрядчика был включен им в определение locatio conductio operis. Однако высказывались и другие точки зрения, допускавшие исключение из приведенного правила. В Дигестах были помещены два фрагмента на этот счет. Автором одного из них был Флорентин. Он обратил в нем внимание на то, что "если дан подряд на выполнение работы (по сооружению строения) за общую цену, то предмет подряда находится на риске подрядчика, пока выполненная подрядчиком работа не одобрена... Если, однако, сооружение погибло вследствие непреодолимой силы раньше, чем оно было одобрено, то здесь риск заказчика, если не имеется никакого иного соглашения". Весьма интересным является выдвинутый в источниках мотив подобного распределения риска: не следует предоставлять заказчику более того, чего он достиг бы своими заботами и трудом.

Необходимо отметить, что истоки генезиса понятия "делать" и "сделать", имеющего решающее значение для современных представлений о подряде и индивидуализации соответствующего договора, зародились в римском праве.

В России Свод законов (т. X ч. I) содержал в ст. 1737 определение, единое для подряда и поставки. "Подряд или поставка, - указано в Своде, - есть договор, по силе которого одна из вступающих в оный сторон принимает на себя обязательства исполнить своим иждивением предприятие, или поставить известного рода вещи, а другая, в пользу коей сие производится, учинить за то денежный платеж". Объединяющим признаком для поставки и подряда признавалась передача вещи с неизбежным разрывом во времени между заключением договора и самой ее передачей.

Следует отметить, что суды все же не усматривали в приведенной норме отождествления указанных договоров. В связи с этим, например, в одном из решений Сената предусматривалось, что "хотя поставка и подряд законом не отличаются строго один от другого... но практическое различие между ними заключается в том, что подрядчик... обязывается совершить с помощью других лиц какой-либо труд... а поставщик обязывается доставить или доставлять известные материалы..." [8; С.1117].

Часть дореволюционных авторов в конечном счете не усматривала разницы в статьях, посвященных подряду, между содержанием услуг и работ.

Соответственно вопрос об индивидуализации подряда переносился в иную плоскость. Показательно в этом смысле представление о подряде Д.И. Мейера:

"Подрядом называется договор, по которому одно лицо обязывается за известное вознаграждение, в течение известного времени, оказать другому лицу какую-либо услугу, состоящую, например, в сооружении здания, перевозке тяжести. Только нанимающийся, подрядчик, не обязывается сам производить работу, а имеет в виду, что она будет произведена через посредство других лиц, так что работа самого подрядчика обыкновенно не та, которая выговаривается по подряду, а составляет только посредничество между лицом, которое заключает подряд, и рабочими, которые производят работу. Так, заключается подряд на постройку здания; сам подрядчик не участвует в постройке, а он только принимает рабочих, имеет надзор за ними, словом, только руководит операцией. Таким образом, подряд близко подходит к личному найму: он находится в таком же отношении к личному найму, в каком поставка состоит к купле-продаже. Как поставка отличается от купли-продажи только тем, что для нее существен некоторый промежуток времени между заключением договора и исполнением по нему, тогда как для купли-продажи этот промежуток не существен, так точно и подряд не разделяется резко чертой от личного найма" [9; С.654].

Несмотря на относительно Стремительное развитие подрядных отношений как самостоятельных, таковые на практике не получили большого распространения. Так, например, нередко лицо, желающее построить дом, само нанимает плотников для совершения работ, нужных при постройке дома, каменщиков, столяров и т.д. С каждым работником отдельно или с целой артелью их лицо заключает договор личного найма и обходится без подряда.

В 1922 г ГК РСФСР уже содержит в себе единую главу о договоре подряда. Планировалось, что данная глава охватит все виды работ, за исключением тех, где заказчиком выступает орган государства.

В истории развития казахского права «Уложения Касым-хана» и «Жеті Жарғы», проливают свет на существование норм, регулирующих договорные отношения в казахском обществе. «Уложения Касым-хана» состояли из пяти разделов, каждый из них кодифицировал правовые обычаи по однородности их применения. Одним из разделов был раздел, которым регулированию были подвергнуты обязательственные правоотношения, в составе которых упомянуты и нормы по вопросу заключения и исполнения отдельных видов договоров.

Характерной чертой данных обязательственных отношений было то, что регулированию подвергались внутри - и межобщинные отношения, поскольку в условиях патриархального натурального хозяйства отношения возникали внутри отдельно взятого социального общества. И в повседневной жизни казахов для выполнения определенных работ применялся договор подряда. В соответствии с договором подряда, работник по заданию заказчика выполнял определенный объем работ, получая за это вознаграждение согласно договору. Перечень этих работ был невелик и ограничивался требованиями повседневного быта казахов. Это были работы по обработке кожи, доению коров, кобылиц и верблюдиц, пастьбе скота.

«Уложения Касым-хана» и «Жеті Жарғы», показывают регулирование подрядных отношений, которые использовались издавна в казахском обществе и в современном законодательстве получившие свое дальнейшее закрепление с учетом всех факторов современности.

И если говорить о форме договорных отношений, в том числе и подрядных, источники обычного казахского права не уделяли особого внимания, что отнюдь не свидетельствует об их отсутствии [10; С.43]. Потому что, в древнеримском, древнерусском и обычном казахском праве общей характерной чертой совершения договоров был их гласный характер то есть обязательное присутствие свидетелей, независимо были это устные или письменные сделки, и выраженный формализм, от которого зависела действительность сделок.

И окончательно подряд был выделен в самостоятельный договор, в советском законодательстве. По ГК 1922 г. по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется на свой риск выполнить определенную работу по заданию другой стороны (заказчика), последняя же обязуется дать вознаграждение за выполнение задания.

При дальнейшей кодификации с переходом к рыночной экономике, получением Казахстаном независимости, сфера применения норм договора подряда значительно расширилась.

Как мы видим, подрядные отношения за своей надобностью, берут начало еще с римского права, права древней Руси, получают развитие и кодифицируются в условиях патриархального, натурального хозяйства в казахском праве. И на пути своего становления претерпели множество изменений. Но при этом сохраняя некоторые существенные черты.

Следовательно, данные отношения будут развиваться и совершенствоваться каждый раз, как того будет требовать экономическое развитие общества и государства.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.