Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Структурно-семантические особенности терминов родства





Семантическое описание терминов относится к проблеме изучения терминологии. Для решения этого вопроса в языкознании должны быть рассмотрены конкретные терминосистемы, однако для понимания семантики той или иной терминологической единицы недостаточно изучать ее изолированно, необходимо исходить из системной организации лексического уровня языка, семантических отношений в лексике.

Нельзя не согласиться с точкой зрения Железновой Ю.В. о том, что семья является универсалией для любого социума на планете. Это единственно возможная форма социальной жизни, обладающая национальной спецификой. Передаваемые из поколения в поколение нормы семейного и брачного поведения, как и другие институциональные нормы, становятся безусловными традициями, направляющими образ жизни и образ мышления людей в определенное русло [46, с. 3].

Семья – это своеобразная структура, в которой формируются и адаптируются способности ребенка к дальнейшей самостоятельной жизни. Путем усваивания основных социальных знаний прививаются нравственные понятия, осмысливаются моральные ценности и устои, формируются обычаи и традиции.

Семья и родственные связи – важная часть культуры казахского народа, невозможно представить его целостный историко-культурный облик без этих понятий.

Большая часть казахских терминов родства – это исконные слова, передающиеся испокон веков. Однако часто встречаются случаи заимствования при межъязыковой коммуникации с граничащими и соседствующими с Казахстаном государствами. Их количество не уступает количеству литературных слов в лексике казахского языка. Особенно часто можно наблюдать данный факт в дальних районах Казахстана, границе с другими государствами. Так, в речи жителей южных районов Жамбыльской области, соседствующей с Кыргызстаном, жителей Чимкентской области, граничащей с Узбекистаном наблюдаются заимствованные слова.



Родственные отношения делятся на два вида: кровные и свойственные.

- кровный – происходящий от общих предков, родной по крови ( баба, ата, әке,ана, әже, шеше, ене, ұл, қыз, бала, немере, жиен, шөбере, аға, апа әпке, іні, қарындас, сіңлі );

- свойство – родство не по крови, а по браку (күйеу, әйел, абысын, бажа, құда, құдағи, жезде, жеңге) [47].

Казахская степень родства состоит из следующих уровней в социальной организации:

График 4 – Казахская степень родства [48].

 

В своей работе М.А.Алпысбесулы приводит следующие термины родства, встречающиеся в казахских родословных:

- Ата – предок, отец;

- Әке – предок, отец;

- Бала – сын;

- Немере – внук;

- Шөбере – правнук;

- Шөпшек – праправнук;

- Немене – третий правнук;

- Туажат – четвертый правнук;

- Жекжат – пятый правнук;

- Жүрежат – шестой правнук;

- Жұрағат – седьмой правнук;

- Ұрпақ – потомок

 

«Туажат» (чужой с рождения) – правнук восьмого поколения, в котором уже идет отдаление от кровного родства и родства по крови, т.е. далее начинается переход на уровень ру (род), сүйек.

Так как казахское общество является патрилинейным, то разнообразие терминологии родства, касающихся женщин, меньше, чем мужская терминология родства:

- Әже – бабушка;

- Ана – мать;

- Қыз – дочь;

- Жиен – дети замужних дочерей и сестер;

- Жиеншар – внуки по женской линии.

Также М.А. Алпысбесулы выделяет следующие общие семантические особенности терминов родства в двух языках [48]:

1. Первой общей особенностью терминов родства в русском и казахском языках является относительность их значения: лицо, названное тем или другим термином родства, является таковым не в абсолютном смысле, а только по отношению к другим лицам, в каждом конкретном случае вполне определенным. Например, сын – это лицо мужского пола по отношению к своим родителям, дочь – лицо женского пола по отношению к своим родителям, сестра – дочь тех же родителей по отношению к другим их детям, сноха – жена сына по отношению к его родителям, деверь – лицо мужского пола по отношению к жене своего брата и т.п. В казахском языке, например, қайынкүйеудің інілері жеңгесіне қайыны болады (младшие братья мужа по отношению к его жене), жездеапасының күйеуі (муж старшей сестры по отношению к ее младшей сестре).

В силу того, что термины родства обладают относительным значением, одно и тоже реальное лицо может быть названо по-разному и матерью и дочерью, и дедом и внучкой, и тетей и племянником, и зятем и тещей и т.п. – в зависимости от того, по отношению к каким другим лицам это лицо определяется.

Ряд терминов родства в русском и казахском языках имеют абсолютное значение. К примеру, отец относительно к своим детям и мужчина, имеющий детей и соответственно в казахском языке: анаөз баласының туған шешесі (родная мать своего ребенка), балалы әйел (женщина, у которой есть дети).

Значением безотносительности обладают лишь немногие термины родства: отец – әке, мать – шеше, дедушка – ата, бабушка – әже, остальные же термины родства сын – ұл, дочь –қыз, внук – немере и др. имеют относительное же значение.

2. Соотносительность по родам, т.е. соотносительность по значению слов мужского и женского рода является общей особенностью казахского и русского языков. Сюда относимы данные термины родства, называющие лиц женского и мужского пола: ата (дедушка) – апа (бабушка), әке (отец) – шеше (мать), ұл (сын) – қыз (дочь),қайын ата (свекор) – қайын ене (свекровь), жезде (деверь) – абысын (золовка).Термины, соотносимые по родам, называют лиц, находящихся в одинаковых или соотносительных отношениях к одним и тем же лицам и различающихся лишь полом. Например, в казахском языке слову мужского рода күйеу бала соотносимо слово женского рода келін, так как эти слова называют лиц мужского и женского пола, находящихся в одинаковых отношениях к родственникам (родителям) своего супруга (своей супруги).

Способ образования слов родовой соотносительности – суффиксальный: учитель – учительница, студент – студентка и т.п. Способ выражения слов родовой соотносительности – супплетивизм: әке (отец) – шеше (мать), ұл (сын) – қыз (дочь) и т.д.

Определение родовой соотносительности некоторых терминов родства крайне сложно. В казахском языке: бажалар – мужья двух сестер, абысындар – жены братьев по отношению друг к другу. Эквиваленты русских терминов родства свояченица и шурин – это слова балдыз, қайын аға, қайынбике в казахском языке. Особенностью является то, что слово балдыз обозначает лиц как женского, так и мужского пола, и называет младших братьев и сестер жены по отношению к ее мужу. А термины қайын аға и қайынбике называют старшего брата и старшую сестру жены по отношению к ее мужу.

3. Кроме того, двум языкам присуща еще встречная соотносительность. Встречная соотносительность значений терминов родства состоит в том, что каждому термину, называющему какое-либо лицо по его отношению к другим лицам, соответствуют строго определенные термины, обозначающие этих лиц в их отношении к данному лицу. Например, если какое-либо лицо по отношению к другим лицам называется дядей, то эти последние по отношению к нему будут племянниками. Между терминами, находящимися во встречной соотносительности, и, конечно, между лицами, которые названы этими терминами, существует диалектическая связь: одно не может быть без другого, – без племянника нет дяди и т.п.

У слов данной тематической группы встречных терминов может быть неодинаковое количество: один (тесть, теща, шурин, свояченицазять), два (отец, а также матьсын и дочь), четыре (снохасвекор, свекровь, деверь, золовка). В казахском языке их пять: (қайын ата, қайын ене, қайын аға, қайын іні, қайын сіңілікелін).

4. Боковая линия родства, передача от поколения к поколению наименований родства: аға (брат), әпке (сестра), тәте (тетя), жиен (племянник). В случае, когда двое приходятся друг другу братьями или сестрами, то и их дети, внуки, правнуки будут друг к другу братьями и сестрами. В русском языке к соответствующим наименованиям добавляется только определение двоюродный, троюродный или внучатый и т.д. В казахском языке эти определения практически отсутствуют: старший брат – аға, младший брат – іні, соответственно двоюродный старший брат – немере аға, двоюродный младший брат – немере іні, внучатый племянник – шөбере ұл.

Что же касается отдельных исследований, то в качестве примера можно привести сопоставление концептосферы родства в русском и казахском языках, проведенного Г.Ю. Аманбаевой, Г.Н. Аширбековой в научной статье «Ментальная концептосфера как объект сопоставительного исследования» [49], где были выявлены особенности номинации концептов родства в них (см. таблицу 3)

 

Таблица 3 – Особенности номинации концептов родства в русском и казахском языках

 

Русский язык Казахский язык
Половая дифференциация выражена ярче: внук – внучка   Половая дифференциация выражена менее ярко (немере)
Более четкая дифференциация поколения родства: - вертикальная: пра-, прапра-; - горизонтальная: дво-, троюродный   Менее четкая дифференциация поколения родства, тяготеющая к обобщению: - вертикальная: ата, баба; - горизонтальная: ағайын, бөле
Не выражена степень обобщения: материнская – отцовская линия   Ярко выражена линеарная дифференциация: материнская – отцовская линия
Невысокая степень обобщения: а) отсутствие вторичных значений, касающихся наименований родственников; б) незначительное количество понятий, объединяющих родственников по два: мать отец   Высокая степень обобщения: а) наличие вторичных значений, тоже касающихся наименований родственников (ағайын – 1. братья; 2. родственники); б) много понятий, объединяющих родственников попарно: ағажеңге, ағаіні
Отрицательное отношение к наличию второго супруга   Положительное отношение к наличию второго супруга, а именно жены

 

Как выяснилось, для русского мировоззрения их гендерное различие является принципиально важным, например: внук – внучка, тогда как в казахском языке данные наименования могут быть обозначены одним словом «немере».

Примечательна линеарная дифференциация терминов родства как особенность казахской концептосферы родства. Например, «нағашы» – родственники по линии матери, «бөле» – двоюродные братья или сестры по линии матери. В давние времени для казахов линеарная дифференциация являлась важной: родственники с отцовской стороны считались ближе, чем по материнской, потому что часто девушек выдавали замуж за мужчин или юношей из других аулов и родов. Здесь можно заметить действие закона семи предков: для того чтобы избежать кровосмешения, а значит, ослабления рода, сохранить чистоту крови, казахи не позволяли жениться молодым, в чьей родословной находились общие предки до седьмого колена. Так как после свадьбы жених увозил невесту в свой аул, где они и продолжали жить, то, естественно, «ближними» родственниками им оказывались родственники со стороны отца [50, с. 64]. В современном обществе этот закон нарушен, однако выражающие эту особенность термины родства укоренились в словарном составе казахского языка и употребляются в речи до сих пор.

При всей своей недостаточной разработанности межъязыковой коммуникации сопоставительный метод может принести большую пользу, вскрывая ряд дополнительных общностей и различий, ускользающих при внутриязыковом анализе.

В тех случаях, когда различия релевантны (способны дифференцироваться) в сравниваемых языках, сопоставление дает возможность сразу обнаружить эти различия и сходства, к которым при внутриязыковом анализе приходится идти путем длительных сравнений и исследований, соотнося слова с обозначаемыми ими реалиями.

Дивергенция казахских терминов родства выражается еще и в наличии большого количества двойных наименований типа аға жеңге, аға іні.

В ряде случаев термины родства используются в силу наличия особых коннотативных сем, которые утрачиваются при переводе. Так, словом келін обозначается, во-первых, жена сына по отношению к его родителям, жена младшего родственника; во-вторых, любая женщина, вышедшая замуж. В русском языке имеются два слова: сноха и невестка, однако объем понятий, выражаемых ими, не совпадает с объемом понятий слова келін. И в некоторых ситуациях, когда можно было бы вместо келін употребить лексему сноха, переводчик все-таки оставляет слово келін, так как оно позволяет актуализировать ту или иную диспозиционную сему, например, ‘выполняющая домашние хозяйственные работы’: «…в мыслях у Торсана одно: только об Улпан он тревожится. Если апа разрешит, то он привезет ей келін, чтобы было кому постелить ей постель, чай готовить, мясо сварить» [51, c. 73].

В следующем примере актуализируется диспозиционная сема «скромная, тихая, не показывающаяся на людях». Такие качества по традиции были присущи келін: «Твоя мать – не Сабира. Надо понимать разницу. Мне стыдно, что моя келін выступает на ярмарке» [52, c. 378].

Среди терминов родства особый интерес представляют слова, отражающие явления, специфичные для дореволюционного быта, например, обозначения первой и последующих жен, чего нет и не может быть в русском языке. Первая жена обозначается лексемой байбише, кроме этого, в семантической объем этой лексемы входят еще семы ‘пожилая женщина’, ‘хозяйка дома’. Но чаще актуализируются окказиональные семы ‘влиятельная’, ‘старая’, ‘руководящая всем домашним хозяйством’, ‘требующая почитания, уважения’.

Будучи составной частью языка, терминологическая система не может одновременно рассматриваться как часть внеязыковой действительности. Вместе с тем едва ли можно отрицать наличие определенной связи между той или иной социокультурной системой и связанной с ней системой понятий, с одной стороны, и с соответствующей системой языка – с другой. Внеязыковые системы, относящиеся к сфере духовной и материальной культуры, получают определенное отражение в языке через те или иные лексико-семантические группировки [53, c. 22, 27].

Вокативы казахского языка находят отражение в языке русскоязычной прозы. Небольшую группу вокативов – казахизмов, отмеченных в русском художественном тексте, составляют следующие термины родства: апа, ата, аға, жеңге, отағасы, көке, тәте, қайным, келін, шеше, әже, қарындас, әке, ене, тамыр, жезде.

В казахском языке существует ряд терминов родства, имеющих прямое отношение к патронимии: ата, ауыл-аймақ, айнала, қарындас, тұқым, жұрағат, сүйек, туысқан, ата-баба, тайпа, ел ағасы; ел кicici, жұрт, шаңырақ, үлкен үй, отау. Это далеко не полный перечень патронимических терминов. К сожалению, эти термины и заложенные в них функциональные нагрузки изучены недостаточно.

В романе-эпопее М. Ауезова «Путь Абая» с наиболее яркой национальной коннотацией, присущей казахскому народу, представлены все компоненты концепта «род».

Итак, на основе анализа толковых словарей русского языка выявлены мотивирующие признаки концепта «род»: 1) рождение, появление на свет; 2) происхождение; 3) семья, родня, родственники; 4) группы, типы; 5) племя, род; 6) поколение от одного родоначальника; 7) родина, земля, место рождения; 8) народ; 9) человечество; 10) язык; 11) проявление чувств; 12) название божества древних славян; 13) урожай; 14) грамматическая категория; 15) совокупность предметов с общими признаками; 16) совокупность людей по профессии; 17) сорт, разновидность и т. д.

Это признаки, отражающие внутреннюю форму слова и положенные в основу номинации. Рассмотрим такие признаки, которые представляют собой «поле» этнических константов, свойственных казахской лингвокультуре.

Семья, родня, родственники. Казахскую семью отличают многочисленные и разносторонние родственные связи, которые позволили казахскому народу сохраниться как единое национальное образование. Членами семьи являются бабушка (әже) и дедушка (ата), мать (ана) и отец (әке), родные и двоюродныебратья, дяди (аға), сестры (әпке) и тети (апай), свекор (ата) и свекровь (ене), родня по линии матери (нағашы), невестка (келін), сноха (жеңге) и т.п. Родственниками считаются коллективы, связанные общностью хозяйственных интересов, которые играют немаловажную роль в социализации личности. В казахском языке существуют понятия «бір ата» (один дед), «атаағайын» (деды-братья), «ауыл-аймақ» (весь аул; аул и его окрестности), «айнала» (место вокруг; среда, окружение), «тұқым» (корни), «сүйек» (кость), «ата-баба» (предки), «үлкен үй» (большой дом), «отау» (самостоятельная семья, выделившаяся из отцовского дома; юрта молодых) и др., представляющие собой ряд терминов, обозначающих родство. Отсутствие родственников являлось признаком безродности и бедности. В романе М. Ауезова «Путь Абая» нередко встречаются примеры употребления концепта «род» с всеми вышеперечисленными признаками:

- «Он [Кунанбай] догадывался, что сплетни распускают его же лицемерные родственники».

- «Если проступок подлого Кодара в глазах чужих людей ложится черным пятном на одного меня, то в глазах наших родственников его позор ляжет на нас с вами».

- «У Жанпеиса не было ни семьи, ни крова, ни близких родных, ни детей – бедняга не знал всю жизнь, что такое сытость и достаток. Прежде, когда был жив сын, было не так, сын хотел кочевать: «Что мы безродные жатаки, что ли?» – говорил он [Кодар]. Понятие «жатаки» обозначает «род бедных» [54].

Для казахского социума характерен особый статус женщины. У матери шанырака (большого семейства) авторитет был больше, чем у шанырак иесі (глава семейства): в романе М. Ауезова «Путь Абая» говорится о «Большой юрте бабушки Зере» как о главном жилище старшей в роду, воспитывающей не только своих детей и внуков, но и детей и внуков своей родни. Почтительное отношение к матери Абая Улжан находим в описании её образа «досточтимая»:

- «Здесь располагалась Большая юрта бабушки Зере и родной матери Абая – досточтимой Улжан».

- «Улжан, родная мать Абая, истосковавшись по сыну, считала дни с тех самых пор, как Байтас-сeрi был отправлен за ним в город».

Особого внимания заслуживает обозначение родственных отношений лексемой «бауыр» (брат или дословно «печень»). Печень в языковом сознании казахов интерпретируется именно тем органом, который «переживает» и «болит» за родственников. Поэтому в тексте наряду со словом родня употребляется слово «печень»: «Если кто-нибудь считает его родней, печенью своей драгоценной – пусть у того лопнет эта печень!», «О, родной мой! О, бауырым Кодар

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.