Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Употребление терминов родства казахами с доминирующим казахским языком и репатриантами-казахами (оралманы)





Иная ситуация обстоит с терминами родства, использующимися при обращении к матери для казахов с доминирующим казахским языком и оралманов: в их речи превалируют такие лексемы, как анашым – 18,3 % (11 человек), ана – 15 % (9 человек), шеше – 11,7 % (7 человек), апа – 13,3 % (8 человек).

Обращение к матери апа часто встречается у жителей сельской местности (на юге страны распространен данный диалектный вариант употребления лексемы «мама»); в городских же семьях больше распространено заимствованное «мама».

К отцу обращаются не иначе как «әке» – 50% (30 человек). Әке (отец) всегда пользовался непререкаемым авторитетом. Его слово – закон для всей семьи.

Самые близкие и родные люди для любого человека – его родители. На вопрос «Как Вы обычно называете своих родственников, говоря о них?» (о родителях) дали ответ «ата-ана» – 23 % (14 человек), «әке-шеше» – 28,3 % (17 человек).

Лексема «бабушка» имеет такую особенность в казахском языке: о бабушке по отцовской линии (өз жұрты) говорят әже или апа, по материнской же линии (нағашы жұрты) – нағашы әже или нағашы апа. Все эти слова имеют один эквивалент в русском языке – бабушка.

Так, к бабушке обратятся «апа» – 31% (31 человек), «әже» – 54% (54 человек) в вопросе «Как вы обычно называете своих родственников, обращаясь к ним? (к бабушке)».

Обращение ата (дедушка) выражает уважение, этим словом называли как дедушку, так и отца, потому как ребенок воспитывался и дедушкой, помимо отца.

Также слово дедушка зависит от линии родства, по отцовской линии «ата», по материнской линии – «нағашы ата».

Более того, «нағашылар» - это не просто родственники по материнской линии, это лингвистический концепт, включающий в себя традиционные правила поведения, моральные установки и, в некотором плане, материальную обязанность перед племянниками.



Дедушку называют «ата» – 85% (85 человек).

Также различаются обращения мужчин и женщин по отношению к своей младшей сестре. Словом «қарындас» (единоутробная) называют мужчины 11% (4 человека) своих младших сестер, а женщины называют её «сіңлі» 33% (22 человек). К старшей сестре говорят «әпке» – 17% (17 человек), «әпше» – 9% (9 человек).

Такое наименование родства как «брат» имеет в казахском языке разный смысл: к каждому из сыновей в отношении к другим детям этих же родителей – аға (старший брат), іні (младший брат по отношению к старшему брату), бауыр (младший брат по отношению к старшей сестре). В русском языке все эти понятия обозначаются одной лексемой «брат».

В вопросе «Как Вы обычно называете своих родственников, обращаясь к ним (к братьям)» ответили: бауырым – 4% (4 человека), аға – 79% (79 человек).

Слово «аға» обозначает слово «дядя» и многозначно для казахского языка:

1) обращение к людям старшего возраста;

2) обращение к наставнику;

3) вежливое обращение к более высоким по статусу лицам мужского пола.

В этом случае дядю называют «көке» – 13% (13 человек), «аға» – 74% (74 человек).

В вопросе «Как Вы обычно называете своих родственников, обращаясь к ним (к тете)» отметили вариант «тәте» – 74% (74 человека), «әпше» – 15 % (11 человек), «тетя» – 37,5 % (15 человек).

Взаимоотношения между ене и келин – это тот столп, на котором держится атмосфера в семье, это имеет свое отражение на дальнейшем воспитании детей, включая привитие нравственности и уважения к старшим. Говоря о матери мужа, назовут её «ене» – 37% (37 человек).

Күйеу-бала (зять, букв. муж-сын) должен был по возможности часто навещать своего тестя и тещу. О матери жены говорят, называя её «қайын ене» – 82% (28 респондентов).

Кроме вышеописанных наименований родства, были даны следующие 14 понятий (келін, күйеу бала, жеңге, жезде, құда, құдағи, ене, қайын ана, абысын, бажа, бөле, балдыз, нағашы, жиен), смысл которых должны были определить опрашиваемые. К сожалению, не всем данным терминам было дано толкование (13%), но в основном, респонденты полностью понимали значение всех наименований.

Ниже описаны общие определения, данные на основе ответов респондентов:

Жезде – муж старшей сестры по отношению к ее младшей сестре.

Құда – сват.

Құдағи – сватья.

Абысын – жены двух братьев по отношению друг к другу, зачастую наделенная полномочиями свекрови, что актуально и для современной казахской семьи.

Бажа – мужья двух сестер.

Бөле – дети сестер, двоюродные братья и сестры.

Балдыз – шурин или свояченица младше жены.

Нағашы – родной дом матери, дом тестя отцов.

Жиен – внуки со стороны дочери.

 

Интересные результаты получены в ходе опроса по группе репатриантов-казахов (оралманов). Остановимся на определении термина «репатриант»: (каз. Оралман – дословный перевод с казахского: «возвращенец») – этнические казахи-репатрианты, переселяющиеся в Казахстан из соседних стран (Китай, Монголия, Узбекистан, Россия, Киргизия, Иран, Афганистан, Пакистан и др.). В опросе участвовали в основном казахи, прибывшие из Китая и Узбекистана [60].

У покинувших свою Родину в итоге многих исторических событий казахов (столыпинская аграрная реформа, национально-освободительные движения в Центральной Азии против царского самодержавия, установление советской власти в Казахстане, гражданская война в 1918-1920 гг., политический геноцид против казахского народа в период насильственной коллективизации и репрессия казахской элиты как «врагов народа», проводимые в Казахстане 1937-1938 гг., а также потеря родины для военнопленных во время Второй мировой войны), после обретения Казахстаном независимости возникло желание вернуться на историческую родину. Языку оралманов присущ двуязычный характер (билингвизм), так как они испытали воздействие своей социальной среды, а именно такие факторы: 1) внешний – вековое тесное взаимодействие с китайским, уйгурским, монгольским языками, 2) развитие языка по внутреннему закону, базируясь на общенародной лексике.

В целом, можно сказать, что, являясь частью казахской диаспоры, оралманы в большинстве своем сохранили определенные аспекты казахской культуры, традиций и быта. Практически все оралманы хорошо говорят на казахском языке, но плохо говорят или вовсе не владеют русским языком.

Сказанное доказывают следующие результаты анкеты: к отцу обращаются тате – 8,3 % (5 человек), к дяде – нағашы – 5 % (3 человека), таға – 6,7 % (4 человека).

Свекровь именуют ана – 5% (5 человек), хотя в значении «мать» для основ апа, ене употребление в современном казахском языке вторично.

Производные от апа, за исключением случаев, когда они употребляются в качестве обращения (апажан, апатай, апеке), реализуются в значении «сестра», «тетя» (апалы-сiңлiлi, апа-қарындас и т.д.).

Кроме того, при ответе на вопрос «Понимаете ли Вы смысл данных наименований родства? (келін, күйеу бала, жеңге, жезде, құдағи, ене, қайын ата, бөле, нағашы, жиен). Дайте каждому понятию определение». 98% опрошенных респондентов-оралманов имели представление о данных наименованиях и смогли дать им правильное определение.

Несмотря на общие корни оралманов с соотечественниками, существует определенная разница в культуре и обычаях. Это происходит потому, что оралманы сохранили традиционную казахскую культуру и образ быта, в то время как культура и жизненный уклад казахов в Казахстане претерпел значительные изменения, обусловленные известными историческими событиями, экономическими, политическими и социально-культурными факторами.

Однако по употреблению терминов родства оралманы и казахи, в речи которых преобладает казахский язык близки.

В анкете также представлены вопросы, направленные на выявление слов, которые используются в качестве обращения к незнакомому человеку.

Так, по вопросу «Как вы обычно обращаетесь к старшим по возрасту (незнакомым) людям?» 29 % опрошенных указали, что предпочитают обращаться к взрослой женщине «апай». Для выбора такого обращения параметры пол и возраст становились единственным критерием. Остальные 39 % вообще обращаются к незнакомым людям со словами «кешіріңіз…» – «простите, извините…» Они считают достаточным использование стандартных этикетных слов, наделяемых ими звательной интонацией, без употребления какого-либо термина родства.

Обращаясь к незнакомому мужчине, назовут его «аға» или «ағай» 70% участников анкетирования.

Необходимо заметить, что респонденты считают необходимым учитывать национальность незнакомого человека при обращении к нему в общественных местах.

Уменьшительно-ласкательные формы с аффиксами -еке, -жан, -шым, -шім, -тай используются в особом значении: әкежан, әкетай, әкешім, ағай, анашым, әжетай, Әбеке и др.

Таблица 4 – Термины родства со значением вежливости

Термины родства Уменьшительно-ласкательные формы Термины родства Уменьшительно-ласкательные формы
ата (дедушка) әже (бабушка) әке (отец) шеше (мать) аға (брат) әпке (сестра) атай әжей, әжетай әке, әкетай шешей ағай, ағеке әпкей   іні (младший брат) келін (сноха) жеңге (сноха) сіңлі (сестра) қарындас (сестра) бала (ребенок)   інішек келіншек жеңгей, жеңеше сіңлім қарындасым балам, балақай

В казахском языке сложноструктурная терминология родства почти не претерпела изменений в своей семантике. Другое дело – её словообразовательная структура. Из употребления вышли или изменили свое значение лишь те термины, которые отражали социальные взаимоотношения, изжившие себя. Это такие историзмы как бәйбiше – первая жена при моногамии, әмеңгер – близкий родственник (брат) мужа, обязанный жениться на его вдове, кiшi шеше – жена отца младше матери (при многоженстве) и некоторые др. Безусловно, мы не можем с четкой уверенностью утверждать однозначно, что для всех носителей казахского языка термины родства одинаково знакомы и актуальны, так как сильно изменился характер социальных, семейных взаимоотношений, структура семьи и, что самое главное, уровень владения языком, обусловленный социально-историческими событиями минувшего XX века. Поэтому часть казахско-русских билингвов, владеющих преимущественно русским языком, не имеет представления о некоторых терминах трехродного родства, терминах свойства, и даже обозначениях кровных родственников дальше третьего поколения, что обусловлено степенью актуальности того или иного наименования, и, как итог – спецификой социальных взаимоотношений. Ситуация несколько изменилась в последние десятилетия, т.к. знания подобного характера даются в школе наряду со сведениями о национально-государственной символике, что обусловлено государственной политикой.

Частотность использования терминов родства у городского населения не так высока по сравнению с сельской местностью.

Однако, даже сами носители казахского языка не всегда придерживаются детального обозначения дальнего родственника, ограничиваясь более общим названием (родовым термином) в соответствии с теми тремя видами родства, которые актуальны для казахов (адамның өз жұрты, нағашы жұрты, қайын жұрты).

В наших случаях термины родства детально уточняются лишь при необходимости. Степень разветвленности терминологии родства зависит от некоторых экстралингвистических факторов. Немаловажное значение приобретает знание степени родства при решении вопроса о наследстве либо при существовании тех или иных ограничений для вступления в брак.

Таким образом, с помощью контрастивного и компонентого анализов удалось выявить в обобщенном виде тенденцию к различению терминов родства по женской и мужской линии – в казахском языке в системе терминов кровного родства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Подводя итоги нашего исследования, нам хотелось бы акцентировать внимание на следующих моментах.

Термины родства представляют собой уникальный объект для исследования, так как они являются носителями национально-культурной информации, отражающей стереотипные представления народа о ценностных ориентирах в области семейно-родственных отношений. Номинации родственных отношений относятся к лингвистическим проблемам, требующим тщательного изучения еще и потому, что немаловажное значение имеет лингвометодический ее аспект. Наименований родства в казахском языке множество, и чем больше их будут знать учащиеся, тем лучше они познают собственную культуру и культуру других народов, живущих по соседству, следовательно, это будет способствовать формированию терпимости к национальным особенностям различных этносов, уважения к их культурным ценностям.

В результате использования комплексной методики, которая представляет собой органическое сочетание описательного и лингвистического методов на основе сопоставительного, структурно-семантического анализов посредством примеров из художественной литературы, пословиц и поговорок были изучены казахские термины родства, определены близкие и дальние родственники в казахской лингвокультуре как носители национально-культурной информации, а также установлено, какие термины родства и в какой форме в настоящее время используются наиболее активно в билингвальной среде, а какие, наоборот, вышли из употребления или же встречаются очень редко. А в ходе словообразовательного и семантического анализов структуры наименований родства выявлены особенности казахских терминов родства, специфика их употребления в современной речи. Анализ также показал, что развитие собственно структуры терминов родства продолжается. В связи с этим были установлены модификации казахских наименований родства, обусловленных их употреблением в казахско-русской билингвальной среде, утратой наименований и упрощением семантической структуры.

Именно это и подтверждает количество «смешанных» слов в речи казахов-билингвов, выявленное при помощи анкетирования. Во многих словах наблюдается такое явление, когда русские аффиксы присоединяются к казахским основам: аға+шк+а, апа+шк+а (20 % респондентов), тате+шк+а, ата+шк+а (37 % респондентов), женге+шк+а, аже+к+а (17,5% респондентов), келин+к+а, ене+шк+а (19 % респондентов).

Прочно укоренились в лексике билингвов-казахов такие термины родства как мама и папа. Они являются наиболее употребительными обращениеми к матери и отцу как для казахов с доминирующим русским языком, так и для казахов с доминирующим казахским языком является лексема «мама» 65%, лексема «папа» 65%. (Вопросы: «Как вы обычно называете своих родственников, обращаясь к ним? (к матери), (к отцу)», «Как вы обычно называете своих родственников, говоря о них?» (о матери, об отце)).

На основании вышеизложенного можно сделать некоторые выводы.

Неоднородность языкового сознания казахов-билингвов свидетельствует о том, что люди, владеющие казахским и русским языками, даже относясь к одному поколению, могут по-разному трактовать термины родства.

В современной речи билингвов-казахов можно наблюдать использование описательных терминов: отец мужа, брат жены, сестра жены, сестра мужа, жена брата и т.п.

Анализируя результаты данных анкетирования, полученных от оралманов, можно сказать, что, являясь частью казахской диаспоры, оралманы в большинстве своем сохранили определенные аспекты казахской культуры, традиций и быта. Практически все оралманы хорошо говорят на казахском языке, но плохо говорят или вовсе не владеют русским языком.

Сказанное доказывают следующие результаты анкеты: к отцу обращаются тате – 8,3 %, к дяде – нағашы – 5 %, таға – 6,7 %.

При ответе на такой вопрос как: «Понимаете ли Вы смысл данных наименований родства? (келін, күйеу бала, жеңге, жезде, құдағи, ене, қайын ата, бөле, нағашы, жиен). Дайте каждому понятию определение». 98% опрошенных респондентов-оралманов имели представление о данных наименованиях и смогли дать им правильное определение.

Заметим, что по употреблению терминов родства оралманы и казахи, в речи которых преобладает казахский язык, близки.

Такие современные реалии употребления терминов родства в речи билингвов-казахов как сокращение количества, а также нивелировка терминов родства обусловлены социально-экономическими факторами, проявившимися уже к середине XIX в. в русском языке. Специфика национальной казахской культуры, прочность и сохранение традиций определяют темпы и характер изменений в системе казахских терминов родства, однако уже сейчас можно говорить об изменениях, обусловленных увеличением количества нуклеарных семей и уменьшением числа сложных семей, которые в основном являются трехпоколенными, а также той современной социальной ролью, которую выполняет казахская женщина.

Сегодня главным признаком осуществляющейся в Казахстане языковой политики оказывается ее направленность на возрождение казахского языка. Придание казахскому языку статуса государственного содействовало урегулированию функциональных взаимоотношений между казахским и русским языками, восстановлению функционирования казахского языка в необходимом объеме в общественно значимых сферах. Сегодня налицо широкое и регулярное использование казахского языка в средствах массовой информации, в публичной политической речи и рекламе, мероприятия по модернизации казахского языка, нормализации и унификации терминологии, планомерная работа по пропаганде языковых знаний. То есть угроза языкового сдвига, если она и имела место во времена «паритетного» развития русского и казахского языков, устранена: социально-политические условия благоприятствуют укреплению и развитию казахского языка, а психологические барьеры, заметно сказывавшиеся в первые годы после принятия Закона «О языках в РК» и препятствовавшие его реализации, постепенно преодолеваются.

Однако, «недостаточное материальное и практическое обеспечение процесса выравнивания функциональных типов и сфер использования казахского языка, а также инерционная «заданность» языковой ситуации во многом снижают эффективность предпринимаемых усилий».

Таким образом, разные методы обучения здесь тесно связаны с нормами русского языка в многоязычном Казахстане. Как будут адаптироваться к нормам русского языка казахские слова, обозначающие реалии современной жизни казахов, на фонетическом, словообразовательном, лексическом уровнях покажет дальнейшее исследование данной проблемы.

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. 2-е

изд., доп. – М.: Большая рос. энцикл., 2002. – 709 с.

2. Словарь социолингвистических терминов. – Издание 2-е, дополненное и переработанное / Э.Д Сулейменова, Н.Ж. Шаймерденова, Ж.С. Смагулова, Д.Х. Аканова. Отв. ред Э.Д. Сулейменова. – Алматы: Казак университет, 2007. - 330 с.

3. Итоги Национальной переписи населения Республики Казахстан 2009 г.

Аналитический отчет / Под ред. Смаилова А. А. – Астана: Агентство РК по статистике, 2011. – 65 с.

4. Сулейменова Э.Д. Макросоциолингвистика: [сборник] // Казахский Национальный университет им. аль-Фараби. – Алматы: Қазақ университеті, 2011. – 404 с.

5. Языковая политика в Казахстане. [Электронный ресурс]: Материал из

Википедии – свободной энциклопедии. – Режим доступа к статье: https://ru.wikipedia.org/wiki/

6. Население Казахстана. [Электронный ресурс]: Материал из Википедии–

свободной энциклопедии. – Режим доступа к статье: https://ru.wikipedia.org/wiki

7. Языки народов Казахстана: социолингвистический справочник / Э. Д. Сулейменова, н. Ж. Шаймерденова, Д. Х. Аканова. – Астана: Арман ПВ, 2007. – 304 с. – Библиогр.: с. 292­299

8. Тарасов Е.Ф. Психологические и психолингвистические проблемы речевого воздействия // Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. – М.: Наука, 1986.

9. Русификация Казахстана. [Электронный ресурс]: Материал из Википедии – свободной энциклопедии. – Режим доступа к статье: https://ru.wikipedia.org/wiki/

10. Большая советская энциклопедия: в 30 т. / Под ред. А.М. Прохорова

– 2-е изд. – Т.19. – М.: Сов. энцикл., 1953. – 352 с.

11. Кучкин А.П. Советизация казахского аула 1926-1929 гг. / Академия

наук СССР. Ин-т истории СССР – М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1962 – 431 с. – С.330.

12. Материалы XXII съезда КПСС / КПСС. Съезд, 22-й. Москва. 1961. – М.: Госполитиздат, 1961. – 464 с.

13. Сулейменова Э.Д. Языковые процессы и политика: монография. – Алматы: Қазақ университеті, 2011. – 117с.

14. Об обязательном изучении русского языка в школах национальных

республик и областей. Постановление СНК СССР, ЦК ВКП(б) от 13.03.1938 № 324 [статья 7 Конституции РК]. [Электронный ресурс]: Режим доступа к статье: http://lawru.info/dok/1938/03/13/n1195090.htm

15. Конституция Республики Казахстан: принята на респ. референдуме 30 авг. 1995 г. – Алматы: Әділет Пресс, 1997. – 39 с.

16. Закон РК «О языках в Республике Казахстан» № 151-1: 11 июль 1997 г. – Алматы: Лем, 2007. – 18 с.

17. Государственная программа развития и функционирования языков в Республике Казахстан на 2011-2020 годы: указ Президента Республики Казахстана № 110 от 29 июня 2011 г. – Астана, 2011 г.

18. Бгажноков Б.Х. Социальные и психологические аспекты парадигматики и синтагматики // Пути развития национально-русского двуязычия в нерусских школах РСФСР. – М., 1979. – 161 с.

19. Морган Л.Г. Древнее общество или Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. – Л.: Издательство народов севера, 1935. – 350 с.

20. Даниленко В.П. Русская терминология: Опыт лингвистического описания. – М.: Наука, 1984. – С. 12-21.

21. Капанадзе Л.А. О понятиях «термин» и «терминология» // Развитие лексики современного русского языка. – М.: Наука, 1965. – С. 75-86.

22. Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. – М.: Русский язык, 2001. – 717 с.

23. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская

энциклопедия, 1966. – 606 с.

24. Даниленко В.П. Русская терминология: Опыт лингвистического описания. – М.: Наука, 1977. – 246 с.

25. Гринев Д.С. Введение в терминоведение. – М.: Моск. лицей, 1993. – 309 с.

26. Национальный язык и национальная культура / Под ред. Ю.Д. Дешириева. – М.: Наука, 1978. – 208 с.

27. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков: Пер. с англ. А.Д. Шмелева, Т.В. Булыгиной. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 780 с.

28. Сабитова З.К. Прошлое в настоящем. Русско-тюркские культурные и языковые контакты. – Алматы: Қазақ ун-ті, 2007. – 320 с.

29. Караулов Ю.Н. Способы существования элементарных единиц знания в обыденном языковом сознании // Язык и действительность: Сб. науч. трудов памяти В.Г.Гака. – М., 2007. – С.53-61.

30. Grosjean F., The Bilingual as a Competent but Specific Speaker-Hearer // Journal of Multilingual & Multicultural Development, 1985, №6. – Pp. 467-477.

31.Жаналина Л.К. Подготовка учителя-билингва в педагогическом вузе:

учеб.пособие для студ. и преподавателей рус.-каз.отд.-ний филолог.фак.вузов / – Алматы : Ана тілі, 1993. - 191 с.

32. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 606 с.

33.Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Москва,

2004-389.

34.Попова, З. Д. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях.

Воронеж, 2000-30.

35. Никитина Л.Б. Языковой образ-концепт: О природе сложного термина // Вестник Челябинского государственного ун-та. 2011. № 24 (239).

36. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка. – 1993. – №1. – Т.52. – С.3-9.

37.Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры: Опыт

исследования. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Академический Проект, 2001. – 990 с.

38.Залевская А.А. Введение в психолингвистику. – Москва, 2000, – 390 с.

39. Воркачев С.Г. Сопоставительная этносемантика телеономных концептов «любовь» и «счастье» (русско-английские параллели). – Волгоград: Перемена, 2003. – 164 с.

40. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира. – Воронеж: Изд-во «Истоки», 2002. – 318 с.

41. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика (курс лекций по английской филологии). – Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2001. – 123 с.

42. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 824 с.

43. Русакова И.Б. Структура концепта и способы его вербализации в лингвокультурном содержании русских пословиц. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.superinf.ru/view_helpstud.php?id=4917.

44. Бутакова Л.О. Концептуально-семантический анализ художественного текста как средство моделирования авторского сознания // Русский язык: исторические судьбы и современность: междунар. конгресс исследователей русского языка (г. Москва, филол. ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 13-16 марта 2001 г.): труды и материалы / Под общ. ред. М.Л. Ремневой и А.П. Поликарпова. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 91-92.

45. Хасанұлы Б. Тілдік қатынас негіздері (оқу құралы). – Алматы: Қазақ мемлекеттік қыздар педагогика институты, 2006. – 86 бет.

46. Железнова Ю.В. Лингвокогнитивное и лингвокультурное исследование концепта «семья»: автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Ижевск, 2009. – 27 с.

47. Арын Е Независимый Казахстан: русско-казахский толковый словарь –

Павлодар: Кереку, 2009. – 153 с.

48. Алпысбесулы М. К проблеме изучения казахского шежире. – В кн.: Проблемы истории и этнологии Казахстана. – Караганда: Болашак-Баспа, 1998. – 184 с.

49. Аманбаева Г.Ю., Аширбекова Г.Н. Ментальная концептосфера как объект сопоставительного исследования // Вестник КарГУ им. Е. Букетова. – Караганда, 2010. – № 4. – С. 15-18.

50. Масалимова А.Р. Культурология: курс лекций. – Алматы: Қазақ ун-ті, 2003. – 86 с.

51. Мусрепов Г. Улпан ее имя. – Алматы: Аударма, 2011. – 568 с.

52. Анов Н. Крылья песни. Т. 1. – Алма-Ата: Жазушы, 1975. – 384 с.

53. Национальный язык и национальная культура / Под ред. Ю.Д. Дешириева. – М.: Наука, 1978. – 208 с.

54. Капенова Ж.Ж. Анализ этнических константов как метод концептуальных исследований // Молодежный научный форум: гуманитарные науки: I студ. междунар. заоч. науч.- практ. конф. – Павлодар: ПГУ им. С. Торайгырова, 03.06. 2013. – 5 с.

55. Аккозин М.А. Қазақмақал-мәтелдері. Казахские пословицы и поговорки. – Алматы: Изд-во «Алматы кiтап», 2012. – 272 с.

56. Проблемы этимологии тюркских языков / Под ред. А.Т. Кайдарова. – Алматы: Ғылым, 1990. – 396 с.

57.Михайлов М.М. Двуязычие и взаимовлияние языков // Проблемы

двуязычия и многоязычия. – М., 1972. – С.197-203.

58. Сарыбаева М.Ш. Система обозначения родства в английском, русском

и казахском языках: дисс. к.филол.н.: – Алма-Ата, 1991. – 214 с.

59. Покровская Л.А. Термины родства в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – С.11-81.

60.Оралманы [Электронный ресурс]: Материал из Википедии

свободной энциклопедии: Режим доступа к статье: https://ru.wikipedia.org/wiki/









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.