Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Ответственность сторон по договору аренды транспортного средства





Рассматривая вопрос об ответственности арендатора и арендодателя по договору аренды транспортного средства, прежде всего, важно различать отношения внутренние и внешние. Внутренние охватывают случаи ответственности каждой из сторон перед своим контрагентом, а внешние включают ответственность арендатора и (или) арендодателя перед третьими лицами, которым был причинен вред в процессе пользования транспортными средством во время действия договора аренды транспортного средства.[10]

Прежде всего, необходимо исследовать внутренние отношения, так как арендатор и арендодатель являются основными ответственными лицами по договору аренды транспортного средства. Подпараграф 2 параграфа 3 главы 34 Гражданского кодекса РФ не содержит статьи, посвященной вопросу ответственности арендатора перед арендодателем за вред, который может быть причинен арендованному транспортному средству в процессе его эксплуатации без использования услуг арендодателя по управлению и техническому обслуживанию. Не представлены соответствующие нормы и в транспортных кодексах и уставах, то есть существенных особенностей ответственности арендатора за дефекты и неисправности в транспортном средстве при возврате его арендодателю не имеется.

Однако не во всех случаях арендатор отвечает за возврат транспортного средства «в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа» (ст. 622 ГК РФ). Арендодатель несет перед арендатором ответственность за техническое состояние предмета договора. В соответствии с п.1 ст.612 ГК РФ «убытки, причиненные из-за скрытых дефектов перевозочных средств, во всех случаях должны возмещается наймодателем»[8]. Так как риск, связанный со скрытыми недостатками имущества, возлагается на собственника, а не его договорного контрагента. Отсюда мы и делаем вывод о том, что если арендатору было предоставлено транспортное средство со скрытыми дефектами, то он не может вернуть предмет договора в том состоянии, в котором он был ему передан, так как транспортное средство, скорее всего, будет отремонтировано.



Рассматриваемый вопрос решается иначе при аренде транспортного средства с экипажем. По всей видимости, объясняется это тем, что экипаж транспортного средства подчиняется распоряжениям арендодателя по всем задачам управления и технической эксплуатации (абзац. 2 п. 2 ст. 635 Гражданского кодекса), а не арендатора. Законодательство для возмещения убытков в первую очередь выбирает то лицо, которое имеет больше возможностей их предотвратить. Поэтому в случае гибели или повреждения арендованного транспортного средства, по общим правилам ст. 211, 639 ГК РФ, убытки несет исключительно арендодатель, если не докажет, что вред транспортному средству был нанесен вследствие тех обстоятельств, за которые в соответствии с законом или договором отвечает арендатор. То есть и случайно возникшие убытки принимает на себя собственник (арендодатель) - Casum sentit dominus [23].

Таким образом, в отличие от общих правил, в соответствии с которыми в отношении причинителя вреда действует презумпция вины, ст. 639 ГК РФ возлагает бремя доказывания вины арендатора, а также лиц, за которых он несет ответственность (распорядителя, управляющего по коммерческой эксплуатации арендованного транспортного средства), на арендодателя [24].

Положения ст. 639 ГК РФ диспозитивны: стороны могут предусмотреть в договоре обязанность арендатора по возмещению своему контрагенту причиненных повреждением или гибелью арендованного транспортного средства убытков при отсутствии вины экипажа арендодателя, то есть в результате форс-мажорных обстоятельств. Стороны также имеют возможность распределить эти убытки поровну или в другом процентном соотношении.

В договоре аренды транспортного средства с экипажем арендодатель не только вынужден принять убытки в случае повреждения транспортного средства по вине экипажа, но и нести ответственность перед арендатором за ненадлежащее исполнение своих обязанностей экипажем, которые приводят к незапланированному увеличению издержек в получении материальной выгоды от коммерческой эксплуатации арендованного транспортного средства.

Рассматривая так называемые «внешние отношения» необходимо акцентировать внимание на вопросе: кто из контрагентов является владельцем арендованного транспортного средства- источника повышенной опасности- -в течении срока действия договора?

«При аренде транспортного средства без экипажа арендодатель выступает по отношению к третьим лицам как владелец источника повышенной опасности»,- указывается в Комментарии [25] к ст. 648 ГК РФ. Другие авторы предлагают исходить из того, что владельцем арендованного транспортного средства во время его эксплуатации является одновременно и собственник, предоставивший транспортное средство во временное владение и пользование, и арендатор [26]. Отсюда можно сделать вывод, что обязанность возмещения вреда в случаях невиновного его причинения должна солидарно возлагаться на обоих контрагентов [27].

Действующее российское законодательство придерживается, аналогично французской концепции риска, теории профессионального риска [28]. В соответствии с данной теорией убытки, которые происходят при производственной (профессиональной) деятельности, например, при управлении и технической эксплуатации арендованного транспортного средства, «при любом, даже самом неожиданном, самом маловероятном событии или действии» возлагаются на субъекта, который осуществляет эту деятельность, в частности, - на арендатора.

Основываясь на вышеуказанной теории, логично возложение нормами ст. 648 ГК РФ ответственности за вред, причиненный арендованным транспортным средством (его механизмами, устройствами, оборудованием) третьим лицам, на арендатора, который осуществляет управление и техническую эксплуатацию своими силами.

В деятельности хозяйствующих субъектов имеют место случаи, когда организации (как правило, автотранспортные) предоставляют на условиях договора аренды транспортные средства своим работникам. В этой связи (в частности, при совершении дорожно-транспортного происшествия, в результате которого причиняется вред пешеходу) организация-арендодатель отказывается возмещать вред, ссылаясь на то, что такая обязанность должна быть, возложена на водителя, управляющего автомашиной на основании договора аренды. Однако, по всей видимости, договор аренды предприятия со своим работником представляет собой форму организации трудовых отношений: водитель остается работником организации, действует в его коммерческих и производственных интересах, пользуется его технической и эксплуатационной базой, то есть фактически транспортное средство из владения организации не выбывает [29]. А значит, ответственность за причиненный вред в соответствии с главой 59 ГК РФ должна нести организация как собственник (титульный и фактический владелец) транспортного средства - источника повышенной опасности, потому что «не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника».

Если вред причинен транспортным средством, которое было передано лицу во владение и пользование на основе доверенности (фактически - в аренду), то, как отмечает, обобщая судебную практику, судья Верховного Суда России В.Г. Глянцев, «ответственность за вред несет арендодатель (лицо, выдавшее доверенность), так как шофер фактически исполнял трудовые обязанности и действовал в интересах арендодателя (собственника)».

В формулировке Верховного Суда РФ [30]: По делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, должны привлекаться владельцы транспортных средств, на которых в соответствии с пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ возлагается обязанность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Под владельцами источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих его эксплуатацию в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим законным основаниям (например, по договору аренды, проката, безвозмездного пользования, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности).

Ответственность за вред, причиненный транспортным средством, управление и эксплуатация которого находятся под контролем и производятся собственными силами арендодателя распространяется на арендодателя в соответствии с правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ. При этом он вправе предъявить к арендатору регрессное требование: потребовать от него возмещение сумм, выплаченных третьим лицам (ст. 640 ГК РФ).

Гражданская ответственность владельцев и пользователей транспортных средств может быть ими застрахована. В соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25 апреля 2002 года ГЧ 40-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 28 февраля 2009 г.) она должна быть застрахована. Данный вид страхования ответственности на сегодняшний день является обязательным.

Объектом страхования являются имущественные интересы субъекта, о страховании которого подписан договор (застрахованного лица), связанные с обязанностью последнего в порядке, установленном гражданским законодательством, возместить ущерб, нанесенный им третьим лицам в связи с эксплуатацией транспортного средства [31].

Страхователем будет выступать владелец транспортного средства, ответственный в нанесении вреда имуществу или здоровью третью лиц, или лицо на которое такая ответственность возложена (ст. 931 ГК РФ). Нормы ст. 637 и 646 ГК РФ диспозитивны: стороны по взаимному соглашению могут предусмотреть в договорах аренды транспортного средства как с экипажем, так и без экипажа возложение на одного из контрагент обязанность по страхованию ответственности. Если в договоре соответствующий пункт будет отсутствовать - то обязанность по страхованию ответственности при аренде транспортного средства с экипажем в полном объеме принимает на себя арендодатель при аренде транспортного средства без экипажа - арендатор.

Судебная практика выявила определенные проблемы при страховании арендатором арендованного им транспорт средства, в соответствии с п. 1, 2 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования исключительно в пользу лица, имеющего интерес в сохранении застрахованного имущества. Законодатель выделяет в содержании страхового интереса два основных элемента: во-первых, субъективную заинтересованность лица в сохранении имущества; во-вторых, наличие у него прав в отношении застрахованного имущества или связанных с имуществом обязанностей [25]. В Комментарии к ГК РФ указывается, что таким лицом может являться не только собственник имущества, но и, в частности, арендатор.

Кроме того, было высказано обоснованное мнение, что «интерес в сохранении имущества есть только у того, кто несет риск утраты и повреждения данного имущества, но не у того, кто несет ответственность за его утрату и повреждение» [32]. В соответствии с этим был сделан практический вывод: арендатор не входит в круг лиц, имеющих страховой интерес в сохранении арендованного имущества.

Общество с ограниченной ответственностью «Привоз» арендовало имущество на пятнадцатилетний срок. Данный договор аренды от 17 апреля 1995 года содержит обязанность арендатора по страхованию арендованного имущества. В результате удара грозовой молнии и пожара арендованное имущество было уничтожено. Арендатор требует возместить его стоимость в виде выплаты страхового возмещения. Вывод аппеляционной инстанции об отсутствии у страхователя интереса в сохранении имущества и признании недействительным договора на основании ст. 930 ГК РФ Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации был признан неправомерным. Поскольку «право на получение страхового возмещения зависит от того, будет ли ООО «Привоз» нести ответственность за гибель имущества перед собственником или неосновательно обогатится» [33]. И в частности, для правильного практического вывода об ответственности перед собственником необходимо выяснить, несет ли ООО «Привоз» риск случайной гибели имущества, учитывая, что имущество уничтожено вследствие непреодолимой силы.

Таким образом, если ответственность за гибель арендованного транспортного средства перед арендодателем по договору аренды возлагается на арендатора, то в договоре страхования данного имущества арендатор может являться выгодоприобретателем - лицом, имеющим страховой интерес. К примеру, в договоре будет указано, что арендатор является единственно ответственной стороной за любой ущерб или вред, причиненный арендуемому транспортному средству самим арендатором или третьими лицами. Он обязуется как от своего имени, так и от имени своего страховщика не предъявлять каких-либо претензий арендодателю по указанному ущербу, независимо от причин, его вызвавших, за исключением случаев, происшедших по вине арендодателя или поставленных им лиц.

В практической деятельности арендатору рекомендуется, заключая договор страхования арендованного транспортного средства, указывать в качестве выгодоприобретателя арендодателя, как лица непосредственно несущего риск утраты и повреждения имущества. При этом отпадает необходимость закреплять в договоре аренды те случаи ответственности арендатора перед арендодателем по сохранности арендованного транспортного средства, которые будут застрахованы им, то есть будут выступать в качестве страхового случая.

С правовой точки зрения содержание транспортного средства включает в себя целый комплекс работ, начиная с периодического технического обслуживания и заканчивая текущим и капитальным ремонтом. Обязанность по содержанию переданного в аренду автомобиля с экипажем согласно ст. 634 ГК РФ возложена на арендодателя.

Норма ст. 634 ГК РФ является специальной и имеет приоритет перед общей нормой п. 1 ст. 616 НК РФ, которая возлагает обязанность капитального ремонта переданного в аренду имущества на арендодателя, а текущего - на арендатора. Вследствие этого арендодатель не вправе переложить часть обязанностей по содержанию транспортного средства на арендатора, так как это является неотъемлемым условием договора, установленным ГК РФ (императивной нормой). Данные расходы несет арендодатель, а затем арендатор возмещает их в составе арендной платы или на иных согласованных сторонами условиях.

Таким образом, арендатор не вправе учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затраты, связанные с содержанием транспортного средства. Этот вывод подтверждает и судебная практика. Так, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 27 августа 2003 г. по делу № Ф09-2697/03-АК указано, что исходя из смысла ст. 634 ГК РФ арендодатель в течение всего срока договора аренды транспортного средства обязан поддерживать его надлежащее состояние, включая проведение текущего и капитального ремонта. При таких обстоятельствах включение арендатором в состав затрат стоимости ремонта арендованной автомашины неправомерно. [33] Следует иметь в виду, что в интересах сторон прописать в договоре, в чем именно будет заключаться текущий и капитальный ремонт, а также его периодичность.

Арбитражная практика применительно к договору аренды транспортных средств выделяет такой существенный признак, как необходимость передачи владения, на что обращается внимание при квалификации спорных договоров. Исследовав природу вышеназванных договоров, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о несоответствии их требованиям ст. 632 ГК. Предметом договоров согласно их п. 1.1 является предоставление арендатору за плату во временное пользование транспортных средств и оказание услуг по управлению и технической эксплуатации предоставленных арендатору транспортных средств. Такое существенное условие договора аренды, как передача правомочия владения, договорами не предусмотрено.

Протокол согласования договорной цены (приложения № 1 к договорам) определяет цену за аренду в виде слагаемого стоимости каждого пройденного километра транспорта и стоимости одного часа технологического простоя транспортного средства. Данный способ определения цены исключается при предоставлении транспортного средства во владение и пользование арендатора, поскольку время простоя в этом случае не может учитываться. Данные составляющие цены характерны не для договора аренды (ч. 2 ст. 614 ГК), а для договоров перевозки [34].

Важным является реальный характер договора аренды транспортных средств. Из определения этого вида договора аренды следует, что такой договор является реальным, поскольку им предусмотрено предоставление транспортного средства, а не обязанность по его предоставлению, установленная в общих положениях об аренде. Статья 642 ГК является специальной нормой по отношению к общей - ст. 606 ГК, характеризующей договор аренды как консенсуальный. Таким образом, для заключения договора аренды транспортного средства, являющегося реальным договором, кроме соглашения сторон, необходима еще и передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК). [35]

Гражданский кодекс применительно к договору аренды транспортных средств с экипажем не говорит о том, как должна осуществляться арендная плата. Большинство окружных судов, опираясь на общие нормы об арендной плате (ст. 614 ГК), исходят из того, что оплата взимается за факт пользования. Применительно к аренде транспортных средств с экипажем в практике существует иной подход.

Как указал суд, ст. 615 ГК обязывает арендатора пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора, а если таковые не определены - в соответствии с назначением имущества. То есть законодатель в данной норме прописал, каким образом должно осуществляться пользование предметом аренды при его наличии, но не вменил в обязанность арендатора сам факт пользования.

Принимая во внимание, что иное договором не установлено, именно ответчик по правилам ст. 646 ГК несет все расходы по содержанию арендованного транспортного средства, включая и расходы, возникающие в связи с его эксплуатацией. Таким образом, арендатор обязан вносить арендную плату в период всего действия договора независимо от факта пользования имуществом [30].

Вне зависимости от факта пользования суды также не видят оснований для взыскания арендной платы в тех случаях, когда арендатор не мог эксплуатировать технику по причине ее ремонта и иных профилактических работ. Так, судом сделан правильный вывод, что время осуществления текущего ремонта и профилактических работ оплачиваться не должно [37].

Следует ли рассматривать как возможность взимания арендной платы в зависимости, от скорости эксплуатации транспортного средства основываясь на ст. 614 ГК о том, что по соглашению сторон в договоре могут применяться иные (помимо указанных в данной статье) формы оплаты? На поставленный вопрос практика дает отрицательный ответ. Так, окружной суд отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности в виде переплаты арендных платежей по договору аренды судна, поскольку размер арендной платы установлен в спорном договоре в твердом размере и не зависит от соблюдения экипажем арендодателя скорости эксплуатации судна [38]. Другой окружной суд пришел к выводу о том, что привязка платы к пройденному техникой километражу свойственна договору перевозки, а не аренды транспортного средства. Исковые требования об уплате арендной платы основаны на договоре, которым предусмотрена передача транспортных средств только во временное пользование. Передача транспортного средства во владение договором не предусмотрена.

В соответствии с протоколом согласования договорной цены подлежащая внесению арендная плата формируется за счет стоимости пройденного километража и стоимости простоя. Данные основания формирования цены договора подлежат применению при определении стоимости перевозки, а не арендной платы по договору. Акт приема-передачи транспортного средства по договору аренды содержит ссылку не на наличие отношений по аренде, а на наличие отношений по оказанию транспортных услуг[39].

Подобный подход совершенно справедлив. По смыслу института имущественного найма, арендодателю совершенно безразлично - будет ли арендатор использовать полученный объект аренды или нет. Интерес арендодателя заключается в своевременном получении арендной платы. Расчет в зависимости от объема выполненной работы (пройденного километража и т.п.) характерен для договора возмездного оказания услуг.

Гражданский кодекс не уточняет, каким документом подтверждается прием-передача транспортного средства в аренду.

Практика выработала следующие подходы к данной проблеме:

- акт приема-передачи, составленный сторонами, является надлежащим подтверждением исполнения сторонами своих обязательств [40];

- использование транспортного средства может подтверждаться путевым листом. Как указал суд, использование автокрана КС-3577 подтверждается путевым листом и не оспаривается ответчиком [41].

Отсутствие акта приема-передачи, как показывает практика, не является безусловным обстоятельством, свидетельствующим о не передаче транспортного средства. Не составление передаточных документов затрудняет заинтересованной стороне доказывать:

- надлежащее исполнение своей обязанности;

- факт использования объекта аренды.

Так, суд первой инстанции посчитал доказанным факт использования пароходством судна на том основании, что ответчик не представил доказательств уведомления истца об отказе от судна, а также доказательств использования другого судна. Отменяя данное решение, окружной суд указал, что в соответствии со ст. 53 АПК, действовавшего на момент рассмотрения спора, бремя доказывания обстоятельств несет то лицо, которое на эти обстоятельства ссылается. Поэтому обязанность доказывания факта предоставления судна пароходству и использования буксировщика в течение 35 суток лежит на истце. Прямые доказательства использования судна пароходством в деле отсутствуют [42].

Еще один окружной суд указал, что довод заявителя жалобы о том, что автомобиль не был передан ему по акту приема-передачи, в связи, с чем невозможно утверждать, что автомобиль возвращается не в том состоянии, в котором был получен, подлежит отклонению, поскольку автомобиль эксплуатировался ответчиком при отсутствии каких-либо замечаний и претензий к его техническому состоянию (в материалах дела такие доказательства отсутствуют) [38].

Следует разграничивать расходы по поддержанию транспортного средства в исправном (работоспособном) состоянии и расходы, связанные с коммерческой эксплуатацией такого средства. Расходы на коммерческую эксплуатацию транспортного средства - это расходы, не связанные с проведением мероприятий по поддержанию его в технически нормальном состоянии. Такие расходы связаны, главным образом, с использованием технических возможностей транспортного средства для удовлетворения хозяйственных потребностей в коммерческих целях [43].

Практика называет в составе расходов, связанных с коммерческой эксплуатацией транспортного средства, следующие: текущие затраты на приобретение ГСМ, оплату услуг мойки и автостоянки; расходы на содержание арендованного транспортного средства, его страхование [44]; затраты по оплате топлива и материалов, используемых в процессе эксплуатации, внесение различных сборов; расходы на стоянку служебных автомобилей [45]. Расходы на эксплуатацию, которая не является коммерческой, нельзя возлагать на арендатора [46].

Какова судьба договора, содержащего условие о бессрочном пользовании транспортным средством, с учетом того, что к такому договору не применяются правила о возобновлении на неопределенный срок? Возможно ли заключение договора аренды транспортного средства изначально на неопределенный срок? В целом, практика считает, что условие о бессрочном пользовании не противоречит существу аренды транспортных средств без экипажа, поскольку существенным условием договора аренды транспортных средств является только предмет договора [47]. Есть примеры, когда суды признают действительным договор, содержащий условие о продлении договора аренды транспортного средства на неопределенный срок [48]. Как указано этой же кассационной инстанцией по еще одному делу, решением Арбитражного суда Москвы договор аренды признан продленным на неопределенный срок не по основаниям ст. 621 ГК, а в соответствии с условиями договора, предусматривающими его продление (п. 6.5, 6.6 договора). В этой связи ссылка апелляционного суда на положения ст. 642 ГК является ошибочной [49].

Аналогичной позиции придерживается и ФАС ЦО, указав, что условие п. 6.6 договора аренды, предусматривающее возможность продления договора аренды, не противоречит требованиям законодательства, регулирующего условия и порядок заключения договора аренды транспортного средства без экипажа. Следовательно, нормы права, регулирующие продление договора аренды, в том числе на неопределенный срок, подлежат применению к возникшим правоотношениям на основании соглашения сторон. Таким образом, является правильным вывод суда области о том, что договор аренды был возобновлен на неопределенный срок [50]. В отличие от обычного договора аренды, наем транспортного средства имеет такую особенность, как отсутствие права на преимущественное заключение договора на новый срок (ст. 621 ГК).

Как соотносятся предписания ст. 616 ГК, позволяющие арендатору осуществившему капитальный ремонт, зачесть расходы по такому ремонту в счет арендной платы, со ст. 644 ГК, согласно которой обязанность произведения капитального ремонта возлагается на арендатора? Иногда арендатор полагает, что вправе распространить возможность, предоставленную ст. 616 ГК, на отношения аренды транспортных средств без экипажа. Практика не разделяет указанное мнение. Вот пример: возражая против исковых требований о взыскании задолженности по арендной плате, ответчик сослался на то, что произведенные им расходы по капитальному ремонту бульдозера должны быть зачтены в счет уплаты арендных платежей. Исследовав имеющиеся в деле доказательства и правоотношения сторон, суды пришли к правомерному выводу о наличии задолженности ответчика в связи с невнесением арендных платежей. При этом суды обоснованно отклонили доводы ответчика о необходимости зачесть в счет арендной платы расходы на ремонт бульдозера с учетом условий п. 4.1.1 и 4.1.2 договора, согласно которым арендатор обязан своими силами осуществлять управление арендованным транспортным средством и его коммерческую эксплуатацию и обеспечивать бульдозер горюче-смазочными материалами [51].

По общему правилу, арендатор должен проверить техническое состояние получаемого имущества (ст. 612 ГК). В противном случае он лишается возможности заявлять какие-либо требования, связанные с наличием недостатков. Применительно к аренде транспортных средств без экипажа неосмотрительность арендодателя при приемке транспортного средства влечет в дальнейшем обязанность последнего по устранению неисправностей за свой счет.

В силу ст. 644 ГК при аренде транспортного средства без экипажа арендатор обязан осуществлять текущий и капитальный ремонт арендованного имущества. В связи с этим суд правомерно отклонил доводы предпринимателя о ненадлежащем техническом состоянии автобуса и невозможности его использования. Ссылка заявителя на отсутствие бланка технического осмотра также не может являться основанием для отказа во взыскании арендных платежей, ибо согласно ст. 611 ГК арендатор должен был потребовать у арендодателя предоставления необходимых документов или расторжения договора и возмещения убытков [51].

ГК указывает на возможность возложения расходов по капитальному ремонту на арендатора транспортного средства, однако не конкретизирует порядок его осуществления. Означает ли положение, закрепленное в ст. 644 ГК, что арендатор обязан в течение действия договора произвести такой капитальный ремонт? Практика при решении данного вопроса исходит из следующего. По смыслу ст. 622, 644 ГК обязанность арендатора по проведению капитального ремонта транспортного средства возникает в случае, когда в процессе его эксплуатации возникает необходимость в проведении такого ремонта для поддержания надлежащего состояния арендованного имущества. Суд, оценивая представленный договор, указал: в п. 2.1.4 договора стороны предусмотрели обязанность спортивного клуба производить капитальный ремонт вертолета. Порядок, сроки и условия проведения ремонта в договоре отсутствуют. Стороны не согласовали качественные характеристики, которым должно соответствовать арендуемое ответчиком имущество на момент его возврата истцу. Договор аренды расторгнут сторонами до истечения срока его действия. Доказательства того, что вертолет вследствие его эксплуатации ответчиком на момент расторжения договора находится в ненадлежащем состоянии, исключающем возможность его использования, в дело не предоставлены [52].

Таким образом, возложение обязанностей по капитальному ремонту на арендатора не означает, что в течение срока действия договора последний обязан непременно такой ремонт производить. Необходимость в капитальном ремонте возникает только в случаях, требующих серьезного вмешательства, например, выхода из строя основных узлов техники и т.п. Так, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что ответчик не представил доказательств необходимости замены двигателя, установки новой или замены старой химаппаратуры, а также не пояснил, было ли это заменой вышедшей из строя части либо модернизацией, улучшающей свойства самолета. Согласно акту оценки технического состояния двигателя, утвержденному руководителем эксплуатирующего предприятия - ОАО, двигатель находился в удовлетворительном состоянии, что позволило продлить календарный срок его службы до 07.06.2001. Таким образом, указанные расходы нельзя отнести на капитальный или текущий ремонт [53].


Заключение

Исследовав договор аренды транспортного средства: рассмотрев существующие в современной науке гражданского права подходы и взгляды на эту проблему, проанализировав действующее российское гражданское законодательство, мы пришли к выводу, что тема «договор аренды транспортных средств» в российской науке является не закрытой. Многие вопросы договора аренды транспортных средств до сих пор вызывают споры в практике применения гражданского законодательства, что однозначно свидетельствует об актуальности нашего исследования.

Основной целью настоящей работы было на основе изучения юридической литературы дать общую характеристику договора аренды транспортных средств и в соответствии с действующим российским законодательством: сформулировать определение понятия договора аренды транспортных средств и его основных черт, а также разграничить договор аренды транспортных средств со смежными гражданско-правовыми договорами. На основании общей характеристики договора аренды транспортных средств рассмотреть его виды (аренду с экипажем и без экипажа).

На основании проведенного нами исследования, мы пришли к следующим выводам.

Договором аренды транспортного средства является гражданско-правовой договор, по которому арендатору за плату предоставляется транспортное средство во временное владение и пользование с оказанием арендодателем услуг по управлению им и его технической эксплуатации или без оказания такого рода услуг.

Данный договор (не зависимо от вида) является самостоятельным, отдельным видом договора аренды, юридическая природа которого определяется в первую очередь его предметом. Предмет договора аренды включает себя либо два объекта (действия по передаче имущества и само передаваем имущество), либо - три (действия по передаче имущества, само передаваем имущество и действия сторон по управлению транспортным средством и его технической эксплуатации).

Ключевым для данного договора является понятие «транспортное средство», которое можно определить как техническое устройство, способное к самостоятельному движению в пространстве (самоходное) с целью перемещения (транспортировки) материальных объектов.

В науке гражданского права существует точка зрения, согласно которой в Гражданский кодекс РФ необходимо внести изменения и законодательно закрепить определение транспортного средства.

Мы не можем согласиться с таким предложением и склонны считать, что законодатель сознательно не охарактеризовал рассматриваемый объект гражданско-правовых сделок по причине того, что в каждой конкретной области необходимо узкоспециальное определение транспортного средства для отграничения от других видов транспортных средств и наиболее полного и совершенного правового регулирования. Законодатель абсолютно правильно поступил, не включив в Гражданский кодекс РФ определение транспортного средства, так как стремление дать единое понятие для всех транспортных средств привело бы к путанице и несоответствию признаков, содержащихся в этом определении, признакам отдельных видов транспортных средств.

Не следует отождествлять, с юридической точки зрения, понятия «перевозочные средства», «средства транспорта» и «транспортные средства». Понятие «средства транспорта» включает в себя как сами ТС, так и другие устройства, способствующие перевозке грузов и пассажиров (вагоны, прицепы и другие.). Последние не обладают полным набором качественных технических характеристик, позволяющих в полной мере отнести их к самоходным механизмам. Понятие «перевозочные средства» более широкое, включающее в себя как средства транспорта, так и немеханические средства передвижения -»гужевой, вьючный транспорт».

В юридической литературе поставлен вопрос о соотношении договора аренды (фрахтования на время) транспортного средства и других гражданско-правовых договоров.

Определенную сложность в науке гражданского права вызывает разграничении договора аренды транспортных средств и договора проката. По нашему мнению, существенным различием этих договоров является то, что в договоре проката арендодателем выступает предприниматель, специализирующийся на сдаче имущества в прокат, договор имеет публичный характер, из-за чего гарантии нанимателя в отношениях по договору проката усилены.

В юридической литературе также проводится разграничение договора аренды (фрахтования на время) транспортного средства и договора перевозки и экспедиции. В отличие от перевозки при аренде транспортных средств последние выбывают из владение специализированной транспортной организации (перевозчика). Перевозка же (в том числе при помощи договора фрахтования, предусмотренного ст. 787 ГК РФ) осуществляется без выбытия этих средств из хозяйственной сферы (из владения) перевозчика, который сохраняет контроль за процессом транспортировки. Транспортная же экспедиция предполагает оказание ряда услуг, связанных с перевозкой груза и непосредственно не направленных на перевозочный процесс.

Современное российское законодательство и наука гражданского права выделяют два вида договоров аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа, различия в правовом регулировании которых связаны главным образом с обязанностями сторон по их содержания, эксплуатации, а также с ответственностью за причиненный вред.

Мы можем выделить три специфические черты договора аренды транспортного средства с экипажем:

- предмет договора - транспортное средство, способное к самостоятельному перемещению в пространстве и отвечающее определенным требованиям;

- транспортное средство передается арендатору во временное владение и пользование;









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.