Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Изменения в государственном аппарате





Одной из существенных тенденций изменений в государственном аппарате является диффузия (рассредоточение) источников формирования государственной политики. В этой области все большую роль начинают играть предпринимательские союзы и другие подобные им ассоциации, известные как “группы давления”. В середине ХХ века их насчитывалось более 3 тысяч, затем количество их уменьшилось главным образом за счет укрупнения. Наиболее значительными среди них продолжают оставаться Национальная ассоциация промышленников (НАП) и Торговая палата.

Группы давления выполняют как экономические, так и политические функции. На основе прогнозов экономического и социально-политического развития, разработанных высококвалифицированными специалистами, эти объединения подготавливают различные меморандумы, рекомендации и даже фактически основные тезисы будущих законопроектов, которые потом направляются президенту, конгрессу, властям штатов. Подобные документы, разумеется, не являются обязательными для государственных властей, но последние в своей политике учитывают требования “большого бизнеса”. Крупнейшие финансово-промышленные объединения применяют и другие каналы воздействия на правительство, включая, в частности, партийный аппарат.

В политической практике “группы давления” на государственные органы с целью формирования правительственной политики в определенных интересах обозначаются специальным термином - “лобби”, а их деятельность получила название “лоббизм”. Размах этой деятельности вызвал необходимость ввести ее в законодательные рамки. В 1946 г. был принят общефедеральный закон о регулировании лоббизма, обязывающий лиц, ведущих лоббистскую деятельность, регистрироваться и делающий их деятельность более прозрачной и контролируемой.



Другая важная тенденция связана с централизацией государственной власти. В настоящее время этот процесс, обусловленный многими причинами, среди которых интересы крупнейших корпораций занимают особо важное место, приобрел более завуалированные формы, чем это было в период установления военной администрации в южных штатах.

Важнейшим проявлением централизации явилось расширение правомочий общефедеральной исполнительной власти во главе с президентом. Неуклонное расширение и усложнение исполнительно-распределительных функций государства - одна из важных причин создания весьма разветвленного аппарата, состоящего из наемных служащих - профессионалов. Его формирование завершилось сравнительно поздно, лишь к концу XIX в. До этого чиновничий аппарат США был относительно невелик, чем существенно отличался от бюрократизированных государств континентальной Европы. Но уже в XX веке президент имел под своим началом большой бюрократический аппарат управления, компетенция которого распространялась на важнейшие сферы государственной и гражданской жизни всей страны. К этому времени в США действовали по меньшей мере 3 типа государственных учреждений:

1) департаменты (министерства), возглавляющие отдельные отрасли управления (первые департаменты были созданы еще в XVIII-XIX вв. – это департаменты иностранных дел, финансов, обороны и др.; в XX в. количество департаментов не только увеличилось, они изменились качественно, пополнившись и оснастившись значительным аппаратом чиновников, выполняющих большую часть государственной работы);

2) “национальные агентства” - учреждения, близкие по значению министерствам, но не имеющие статуса таковых;

3) многочисленные и разнообразные временные “комиссии”, “бюро”, “советы”, “коллегии”, “администрации”, создаваемые на время для выполнения определенных, жизненно важных для страны задач.

Усиление централизации государственной власти нашло отражение и в порядке назначения высших должностных лиц. В соответствии с конституцией назначение президентом глав департаментов, послов и некоторых других высших должностных лиц требует предварительного согласия сената; назначение всех других федеральных чиновников предполагает их последующее утверждение сенатом, замещение всех второстепенных постов сенат может доверить президенту. На практике роль президента в этом процессе, как правило, оказывалась более значительной. Этому косвенно содействовало установившееся еще в XIX веке фактическое деление аппарата управления на “гражданскую службу”, состоящую из несменяемых чиновников-профессионалов, и “правительственную службу”, состоящую из высших должностных лиц, назначаемых вновь пришедшим к власти президентом и уходящих вместе с ним (так называемая “система добычи”). Согласно установившейся традиции президент, назначая таких должностных лиц, вправе рассматривать их не более как своих доверенных советников. На образуемые такими должностными лицами коллегиальные органы обычно не возлагается солидарной ответственности. Они считаются доверенными лицами президента и несут ответственность перед ним. И сенат обычно признает это.

Но развитию государственного управления были присущи и другие черты. Государственные службы, сконструированные таким образом, оказывались вне действенного государственно-правового контроля. Такое положение во многом обусловливалось и отсутствием в США административных судов и прокурорского надзора. Недовольство общественности коррупцией, злоупотреблением властью, а подчас и некомпетентностью части государственного аппарата вынудило конгресс заняться его реформированием. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в ХIХ веке. Закон о гражданской службе Пендлтона (1883 г.) установил принципы комплектования федеральных государственных служб. Предусматривались открытые конкурсы - экзамены на замещение государственных должностей, запрещение увольнения чиновников по политическим мотивам. Контроль за выполнением закона возлагался на создаваемый независимый орган - комиссию гражданской службы (КГС). Во многом благодаря этому закону, а также другим принятым позже нормативным актам в США удалось избежать формирования коррумпированной касты чиновников. В то же время появилось немало высококвалифицированных гражданских специалистов по государственному управлению.

Но это не привело к полному исчезновению “системы добычи”. Не выполнялся и принцип недопустимости и увольнения по политическим мотивам. В 1939 г. законом Хэтча “О политической деятельности” запрещалось участие государственных служащих в “политических кампаниях”. В 1947 г. в соответствии с исполнительным приказом N 9835 президента Трумэна комиссия гражданской службы должна была проверять политическую благонадежность кандидатов на государственные должности. Данная практика, направленная на преследование прогрессивных, демократических сил, получила название политики маккартизма (по имени сенатора Маккарти, возглавлявшего комиссию по проверке благонадежности). Еще более ужесточил эту практику исполнительный приказ N 10450 президента Эйзенхауэра (1953 г.) “О проверке политической благонадежности и лояльности государственных служащих”, предусматривающий возможность их досрочного увольнения. Впоследствии эти приказы перестали применяться, но результаты их воздействия продолжают сказываться и в настоящее время.

Структура государственного управления отличается особенностью, обусловленной федеративным устройством США. В стране не сложилось формально единой государственной службы. Каждый штат имеет свой административный аппарат управления, что впрочем не означает разобщенности госаппарата в масштабах страны. Распоряжения президента и глав общефедеральных ведомств выполняются, чему в немалой степени способствуют находящиеся в их распоряжении различные средства давления, в первую очередь финансовые.

К середине ХХ века особую значимость приобрели такие государственные учреждения, как Федеральное бюро расследования, Центральное разведывательное управление, Совет национальной безопасности, Министерство обороны. Президенты, опираясь на них, получили возможность принимать важные государственные решения, превышая при этом свои полномочия, предоставленные им конституцией. Особенно это сказывалось в решении вопросов о войне и мире. Не считаясь с предписаниями конституции, президенты неоднократно, без предварительной санкции конгресса, отдавали приказы о начале военных действий на территории других государств, что по существу означало ведение там войны. Весьма авторитарно вела себя исполнительная власть и внутри страны. Показательно в этом отношении ее вторжение в область законодательства. Посредством так называемых “исполнительных приказов”, формально призванных конкретизировать должное исполнение принятых законов, президенты, по существу, приобрели в известном смысле право на “делегированное законодательство”. В ХХ в. в США возросла роль Министерства юстиции и прокуроров (атторнеев) по контролю за соблюдением законности.

В итоге централизация привела к усилению федеральной власти во главе с президентом. Вместе с тем усиление исполнительной власти не означало подмены ею других ветвей власти. Законодательная и судебная власти продолжают оставаться важным звеном системы “сдержек и противовесов”. Здесь особое значение имеют финансово-бюджетные права конгресса, возможность судебного обжалования административных распоряжений, утверждение сенатом представленных президентом кандидатур на занятие должностей, право импичмента.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.