Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Источники конституционного права Российской Федерации





Федеральные нормативные правовые акты -

источники конституционного права

Российской Федерации

 

Нормативные правовые акты, действующие на всей террито­рии Российской Федерации, имеют статус федеральных актов. По их юридической силе им присуща определенная иерархия.

Главным источником конституционного права, нормы ко­торого обладают высшей юридической силой, является Конституция Российской Федерации.Она занимает особое место и является основным источником отрасли российского кон­ституционного права. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской федерации, не должны ей противоречить (ст. 15 Конститу­ции РФ). Конституционно-правовые нормы, содержащиеся в Кон­ституции РФ, являются основополагающими, то есть пре­допределяют содержание норм других отраслей права. Именно на их основе принимаются все другие источники права. Нормы Конституции РФ отличаются широтой содержания, регулируют разнообразный спектр не только политических, но и экономических, социальных, духовных и культурных отно­шений. Поэтому Конституция РФ имеет не только правовое, но и общегражданское значение.

Место и роль Конституции РФ как источника конституци­онного права исследуется в курсе конституционного права России особенно тщательно. Этому вопросу, как правило, по­свящается специальная глава в учебных изданиях по консти­туционному праву Российской Федерации.

 

По своей юридической силе следующее место в иерар­хии источников конституционного права России федераль­ного уровня занимают решения - постановления и опреде­ления Конституционного Суда Российской Федерации, со­держащие в себе положения нормативно-доктринального характера.



Согласно ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии Кон­ституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций, уставов, законов и иных нормативных ак­тов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению Российской Федерации и совместно­му ведению Федерации и ее субъектов;

в) договоров между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и ее субъектов, а также договоров между органами государственной власти субъектов РФ;

г) не вступивших в силу международных договоров Рос­сийской Федерации.

Конституционный Суд РФ рассматривает также споры о компетенции между органами государственной власти и дает толкование положений Конституции РФ.

В соответствие со ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решение Конституционного Суда РФ окончательно, не под­лежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, при­знанные Конституционным Судом РФ неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ ме­ждународные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (п. 6 ст. 125 Конститу­ции РФ). Решения судов и иных органов, основанных на ак­тах, признанных неконституционными, не подлежат испол­нению и должны быть пересмотрены в установленных феде­ральным законом случаях (ст. 79 Федерального конституци­онного закона «О Конституционном Суде Российской Феде­рации»).

Из приведенных положений видно, что по своей юридической силе решения Конституционного Суда РФ сто­ят выше по сравнению с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, решениями других судеб­ных органов.

При установлении соответствия Конституции РФ законов и иных нормативных правовых актов, разрешении споров о компетенции, осуществлении толкования в решениях Консти­туционного Суда РФ зачастую содержатся нормативно-доктринальные положения, разъясняющие и конкретизирую­щие положения Конституции РФ. Правотворческая роль ре­шений Конституционного Суда проявляется также в том, что установленные им факты несоответствия Конституции РФ служат основанием для пересмотра или отмены неконститу­ционных актов.

Современная наука, изучающая феномен правотворчества, вершимого конституционным правосудием, систематизирует решения Конституционного Суда РФ по их роли в развитии практически всех базовых институтов конституционного пра­ва. Нормативные положения решений Конституционного Суда РФ легли в основу развития правовых норм, регулирующих вопросы организации государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, правового положения личности в Российской Федерации, федеративного устройства России, системы судебной власти и местного самоуправления и дру­гих важных вопросов конституционного права. Благодаря ре­шениям Конституционного Суда РФ, даны нормативные ори­ентиры при принятии важнейших законов, формирующих ос­новы и систему государственности России. Так, например, по­становление от 23 марта 1995 года по делу о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции Российской Федера­ции; постановление от 18 января 1996 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Зако­на) Алтайского края; постановление от 9 января 1998 года по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Россий­ской Федерации; постановление от 7 июня 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Консти­туции республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти»; опреде­ление от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Го­сударственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций республик и целый ряд других решений Конституционного Суда РФ послужили юридической базой для принятия и со­вершенствования федеральных законов, конституций и уста­вов субъектов Российской Федерации, регулирующих федера­тивные отношения в России, разделение и организацию госу­дарственной власти в субъектах РФ.

В зарубежных странах решения органов конституционного правосудия (конституционные суды в Германии, Италии; кон­ституционные трибуналы в Испании, Польше, верховных су­дов в США, Японии, Индии) и других органов конституцион­ного контроля (например, Конституционный Совет во Фран­ции) также являются источниками конституционного права, если носят нормативный характер, то есть определяют прин­ципы и правила, осуществляют нормативно-доктринальное толкование конституции.

В отечественной науке судебные решения долгое время не признавались в качестве источника конституционного права большинством государствоведов. Такое мнение бытует и до сих пор.

Так, Е.И. Колюшин категорически считает, что советская и российская доктрины конституционного права стоят на пози­ции отрицания актов судов, в том числе и Конституционного Суда, как источников права. Аналогичную точку зрения за­нимает О.Е. Кутафин, который никак не связывает норматив­ное толкование Конституции РФ и определение конституци­онной законности Конституционным Судом РФ с правотвор­ческой функцией. В придании такой роли Конституционному Суду РФ О.Е. Кутафин видит фактическое признание за ним права внесения изменений и дополнений в Конституцию РФ.

Думается, что такая позиция никак не согласуется со складывающимися реалиями. В современный период именно активная роль Конституционного Суда РФ в осуществлении нормативно-доктринального толкования Конституции РФ, в нормативной интерпретации многих конституционных норм при рассмотрении дел о соответствии Конституции РФ дру­гих видов нормативных правовых актов, при разрешении споров о компетенции и т.д. обусловила не только отмену, но и формирование содержания многих федеральных законов и законов субъектов РФ и, прежде всего, в области конститу­ционного права РФ. В этих условиях значимость решений Конституционного Суда как источника конституционного права, как и их особая юридическая сила, не могут быть про­игнорированы.

Следует отметить, что постепенно все у большего числа ученых, исследующих российское конституционное право, формируется мнение о важности отнесения высшего органа конституционного правосудия к субъекту формирования и развития конституционного права. Так, М.В. Баглай отмечает значение постановлений Конституционного Суда РФ как ис­точника конституционного права и ставит их по юридической силе выше актов парламента и Президента. С позицией, вы­сказанной М.В. Баглаем, солидарны Н.В. Витрук, Б.С. Эбзеев, А.А. Безуглов, С.А. Солдатов, М.С. Саликов и др. В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев отмечают, что решения Консти­туционного Суда занимают особое место в системе правовых актов, и сочетают в себе признаки правоприменительного и нормоустанавливающего акта.

Вместе с тем не все ученые, признающие роль решений Конституционного Суда РФ в качестве источника конституционного права, относят данный судебный орган напрямую к органам правотворчества с формально-юридической точки зрения. Тот же М.В. Баглай замечает, что хотя с формальной точки зрения Конституционный Суд не относится к числу правотворческих органов, но по существу он таковым явля­ется. Думается, что такая осторожность наводит на мысль о противоречивости высказываемой позиции и в некотором роде мешает однозначному признанию решений Конститу­ционного Суда РФ в качестве источника права, тем более - определению места в иерархии источников права по их юри­дической силе.

 

Конституция РФ предусматривает издание федеральных конституционных законов и федеральных законов.

Федеральные конституционные законы - относительно новый тип нормативно-правового акта в системе россий­ского законодательства. Ранее разделение законов по юри­дической природе не признавалось, все законы имели оди­наковый статус и равную юридическую силу. Введение в систему российского законодательства понятия федераль­ный конституционный закон явилось результатом длившей­ся долгое время научной дискуссии о возможности сущест­вования в отечественных условиях конституционных зако­нов как таковых.

В СССР и в РСФСР официальная конституционная доктрина устанавливала «систему моноконституционного акта».

Советская Конституция рассматривалась в качестве единственного конституционного закона, в соответствии с которым должны были приниматься все другие правовые акты. Отсюда отсутствовало деление законов, принимаемых в развитие со­ветской Конституции, на конституционные и обычные. Вме­сте с тем в тот же период в ряде зарубежных стран, включая государства социалистического Содружества, предусматрива­лась возможность, наряду с Конституцией - Основным зако­ном страны, принятия особого вида актов - конституционных законов (Франция, Италия, Венгрия, Польша, Чешская Рес­публика, Союзная Республика Югославия и др.).

Ряд советских ученых, анализирующих систему прини­маемых в СССР и в союзных республиках законов, предпри­нимали попытку выделить особые из них с точки зрения ха­рактера регулируемых отношений и предлагали обозначить такие законы как конституционные. Так, например, О.О. Ми­ронов и М.А. Шафир включали в состав конституционных законов:

1. законы о порядке введения в действие Советской Кон­ституции 1977 года;

2. акты, вносящие в нее изменения и дополнения;

3. акты, прямо предусмотренные Основным Законом.

Некоторые авторы пытались по содержанию в качестве конституционных определить все законы СССР, принимаемые в форме «Основ законодательства». Вместе с тем большинст­во ученых не относили к числу конституционных какие-либо другие акты, кроме Конституции, исходя из формально-юридического толкования Основного закона.

Как особый вид закона конституционные законы были впервые учреждены на формально-юридическом уровне лишь Конституцией РФ 1993 года.

Российские федеральные конституционные законы отли­чаются от обычных федеральных законов:

· по юридической силе;

· по предмету регулирования;

· по порядку принятия;

· по возможности применения Президентом РФ в отноше­нии них отлагательного вето.

В некоторых странах конституционные законы вносят из­менения в конституцию и обладают такой же юридической силой, как и конституция. В России, как и в Италии, консти­туционные законы издаются по указанным в конституции наиболее важным вопросам и имеют более высокую юридиче­скую силу, чем обычные законы, но не приравниваются к нормам, содержащимся в конституции.

Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам, что непосредственно определено в ч. З ст. 76 Конституции РФ. Следовательно, в иерархии источ­ников конституционного права федеральные конституцион­ные законы занимают более высокое место, следуя сразу же за федеральной Конституцией и решениями Конституционного Суда Российской Федерации.

Обозначая такую позицию, следует оговориться, что она не является бесспорной. Прежде всего, необходимо заметить, что соотношение ме­жду решением (постановлением и определением) Конститу­ционного Суда Российской Федерации, содержащим норма­тивные предписания, и федеральным конституционным зако­ном по их юридической силе не может быть на сегодня оцене­но однозначно. В ст. 125 Конституции РФ среди нормативных правовых актов, подлежащих проверке Конституционным Су­дом РФ с точки зрения их конституционности, федеральный конституционный закон непосредственно не упоминается. В данной статье в качестве объекта конституционного судебного контроля названы федеральные законы. Есть ли это упущение недосказанность, либо в данном случае имеет место предна­меренный отказ Конституционному Суду РФ в возможности проверять федеральные конституционные законы на их соот­ветствие Конституции РФ? Кто разрешит этот вопрос, ответ на который может быть различным?

Представляется, что федеральный закон как объект консти­туционного судебного контроля в ст. 125 упоминается в ши­роком смысле, то есть как родовое понятие по отношению к федеральным конституционным законам и обычным феде­ральным законам. Следуя принципу правовой абсолютности решений Конституционного Суда РФ (юридическая сила о признании акта неконституционным не может быть преодоле­на повторным принятием этого же акта, а неконституционные акты не подлежат исполнению и должны быть пересмотре­ны), логично признать, что особая юридическая природа дан­ного вида актов ставит их выше федеральных конституцион­ных законов и следовательно последние могут быть объектом проверки на конституционность со стороны Конституционно­го Суда РФ.

Такое мнение может быть, однако, опровергнуто сторон­никами буквального толкования положений ст. 125 Конститу­ции РФ и потому настаивающими на признании только обыч­ного федерального закона в качестве объекта конституцион­ного судебного контроля.

Думается, что разрешение споров в этом вопросе возможно и необходимо, по меньшей мере, двумя путями: внесением уточнений непосредственно в Конституцию РФ либо приня­тием решения Конституционным Судом РФ, в котором бы он разъяснил смысл неоднозначно понимаемого положения ста­тьи 125 Конституции РФ.

Другой важный вопрос остается неясным: кто может должен проверять соответствие федеральных законов феде­ральным конституционным законам. Некоторые авторы доста­точно осторожно отмечают, что в данном случае нельзя ис­ключать контроль Конституционного Суда РФ по схеме: про­тиворечие федерального закона федеральному конституцион­ному закону означает в конечном счете, противоречие его Конституции РФ.

Согласно ч. 1 ст. 108 Конституции РФ, федеральные кон­ституционные законы принимаются по вопросам, предусмот­ренным Конституцией РФ. Таким образом, перечень феде­ральных конституционных законов ограничен отсылочными нормами самой Конституции и, следуя логике конституцион­ного регулирования, предметом такого вида законов должны быть наиболее важные вопросы общественного и государст­венного строя, основ взаимоотношений между личностью и государством.

В соответствие с Конституцией РФ федеральные конститу­ционные законы принимаются по следующим вопросам: огра­ничение прав и свобод в условиях чрезвычайного положения (ст. 56); условия и порядок введения чрезвычайного положе­ния (ст.ст. 56 и 88); определение режима военного положения (ч. 3 ст. 87); принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта Российской Федерации (ч. 2 ст. 65); изменение статуса субъекта Российской Федерации (ч. 2 ст. 66); описание и порядок использования государствен­ного флага, герба и гимна Российской Федерации (ст. 70); проведение референдума (п. «в» ст. 80); порядок деятельности Правительства Российской Федерации (ст. 114); установление судебной системы Российской Федерации (ст. 118); установ­ление полномочий, порядка образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Ар­битражного Суда РФ и иных федеральных судов (ст. 128); со­зыв Конституционного Собрания (ст. 135).

В настоящее время федеральные конституционные за­коны приняты по большинству из перечисленных вопро­сов: «О Конституционном Суде Российской Федерации» (1994 год); «О референдуме Российской Федерации» (1995 год), «О судебной системе Российской Федерации» (1996 год), «Об Уполномоченном по правам человека в Россий­ской Федерации» (1997 год); «О Правительстве Россий­ской Федерации» (1997 год), «О Государственном гербе Российской Федерации» (2000), «О Государственном гим­не Российской Федерации (2000 год)», «О Государствен­ном флаге Российской Федерации (2000 год), «О чрезвы­чайном положении» (2001 год), «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» (2001 год), «О военном положении» (2002 год).

Внимательный анализ строго ограниченных случаев при­нятия федерального конституционного закона демонстрирует некоторую непроработанность в определении вопросов, по которым регулирование осуществляется в форме данного ви­да акта. Конституция РФ охватила не все наиболее важные случаи, когда следовало бы в соответствие с логикой произ­веденного отбора принимать конституционные законы. В ча­стности, к важнейшим вопросам конституционного уровня относятся регулирование гражданства (ч. 1 ст. 6 Конститу­ции РФ); ограничения прав и свобод человека и гражданина в целях защиты основ конституционного строя, нравственно­сти, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обес­печения обороны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ); правового статуса и защиты государственных границ и территории Российской Федерации (ст. 67, п. «к» ст. 71 Конституции РФ); обороны и безопасности (п. «м» 1 Конституции РФ); внешней политики и международных отношений Российской Федерации, международных до­говоров Российской Федерации (п. «к» ст. 71, Конституции РФ); принципов избирательной системы; порядка формиро­вания Совета Федерации (ч. 2 ст. 95 Конституции РФ); стату­са столицы Российской Федерации (ч. 2 ст. 70 Конституции РФ) и ряд других. Исходя из системного подхода в опреде­лении организации государственной власти, не только статус и порядок деятельности судебных органов и Правительства РФ, но и Федерального Собрания - парламента РФ, Прези­дента РФ и Прокуратуры РФ подлежат регулированию в форме федерального конституционного закона дополнитель­но к положениям Конституции РФ. На основании сказанно­го, уместным было бы предположить, что жесткое определе­ние в Конституции РФ вопросов, по которым принимаются конституционные законы, не только негибкий, но и доста­точно недальновидный подход. Просчеты в отборе общест­венных отношений, подлежащих регулированию в форме федеральных конституционных законов неизбежны, особен­но, когда это осуществляется впервые, в условиях отсутствия предшествующего опыта по использованию данного вида нормативного правового акта.

Отсутствие завершенности в урегулировании данного во­проса обусловило различие позиций по вопросу о том, сле­дует ли признать перечень федеральных конституционных законов, приведенных в Конституции РФ, исчерпывающим. Одни считают, что для расширения круга конституционных законов необходимо внесение изменений в Конституцию РФ. Другие полагают, что указанный в российской Консти­туции перечень составляет лишь обязательный минимум для урегулирования федеральными конституционными законами. Отсюда Федеральное Собрание РФ может с помощью конституционных законов регулировать и другие общественные отношения, если сочтет это необходимым. Сторонники такой позиции в своей аргументации исходят из мотива целесооб­разности, замечая, что при признании перечня исчерпываю­щим, остаются без внимания многие общественные отноше­ния, имеющие по своей природе конституционный характер. Такая дискуссия подтверждает несовершенство конституци­онной формулы регулирования федеральных конституцион­ных законов.

Федеральный конституционный закон принимается по более усложненной по сравнению с обычным федеральным законом процедуре, предусмотренной непосредственно в Конституции Российской Федерации. Федеральный консти­туционный закон считается принятым, если он одобрен большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей го­лосов от общего числа депутатов Государственной Думы (ч. 2 ст. 108 Конституции РФ), в то время как обычный феде­ральный закон принимается большинством голосов от об­щего числа депутатов Государственной Думы и общего числа членов Совета Федерации (ч.ч. 2 и 4 ст. 104 Консти­туции РФ).

В отличие от обычного федерального закона, на федераль­ный конституционный закон не может быть наложено вето Президента Российской Федерации. После принятия его пала­тами Федерального Собрания РФ он подлежит подписанию и обнародованию Президентом РФ в течение четырнадцати дней.

 

В российской правовой системе создан достаточно ориги­нальный, нетипичный источник конституционного права - За­кон Российской Федерации о поправках к Конституции Рос­сийской Федерации, вносимых в порядке, предусмотренном в ст. 136 Конституции РФ. Такой вид правового акта непосред­ственно в Конституции РФ не назван. Он был определен в ка­честве самостоятельной формы Конституционным Судом РФ при толковании ст. 136 Конституции РФ.

В ст. 136 российской Конституции определено, что по­правки к главам 3-8 Конституции РФ принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституцион­ного закона и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации. По запросу Государственной Думы Федерального Собрания РФ Конституционный Суд РФ, про­анализировав эту статью, ввел следующее нормативно-доктринальное правило: из установленной Конституцией РФ процедуры принятия поправок к главам 3-8 Конституции РФ вытекает, что поправки в смысле ст. 136 Конституции РФ принимаются в форме особого правового акта - Закона Рос­сийской Федерации о поправке к Конституции РФ. Положение ст. 136 Конституции РФ о том, что поправки принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального кон­ституционного закона, означает распространение на процеду­ру принятия поправок требований ст. 108 (ч. 2) Конституции РФ об одобрении данного акта большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Го­сударственной Думы. При этом вводится особое условие для вступления поправок в силу, а именно, необходимость их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов РФ; кроме того, должно быть соблюде­но положение статьи 134 Конституции РФ, устанавливающей круг субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции РФ.

До настоящего времени Закон Российской Федерации о поправках к Конституции РФ, вносимых в порядке, преду­смотренном в статье 136, не принимался. Его особенность по сравнению с другими федеральными законами - временный характер регулирования. Принятые положения поглощаются внесением поправок в Конституцию РФ.

 

Одним из самых распространенных источников конститу­ционного права являются федеральные законы. Федеральные законы принимаются во всех областях, относящихся к пред­мету конституционно-правового регулирования, и охватывают все институты конституционного права. Это, в частности, во­просы:

· основ конституционного строя: «О международных до­говорах Российской Федерации (1995 год), «Об обороне (1996 год); «О государственной границе Российской Федерации (1993 год, с изменениями и дополнениями 1994, 1996,1997 го­дов) и др.;

· прав и свобод человека и гражданина: «О гражданстве Российской Федерации» (1991 года, с изменениями и допол­нениями 1993 и 1995 годов), «О беженцах» (1993 год), «О вы­нужденных переселенцах» (1995 год), «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (1996 год) и др.;

· прямой демократии и системы общественной власти: «Об общественных объединениях» (1995 год, с изменениями и до­полнениями 1997, 1998 и 2002 годов), «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности (1995 год), «О политических партиях» (2001 год), «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граж­дан Российской Федерации» (2002 год) и др.;

· федеративного устройства: «О координации междуна­родных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» (1999 год), «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных орга­нов государственной власти субъектов Российской Федерации» (1999 год, с изменениями и дополнениями 2000, 2001, 2002 годов), «О принципах и порядке разграничения предме­тов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» (1999 год, с изме­нениями и дополнениями 2002 года) и др.;

· организации государственной власти и местного само­управления: « О выборах Президента Российской Федера­ции» (1999 год), «О статусе члена Совета Федерации и стату­се депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (1994 год, с изменениями и допол­нениями 1996, 1999, 2001, 2002 годов), «О порядке формиро­вания Совета Федерации Федерального Собрания Россий­ской Федерации» (2000 год), «Об общих принципах органи­зации местного самоуправления в Российской Федерации» и др.

Перечень федеральных законов - источников конституци­онного права строго не определен в Конституции РФ. Вместе с тем можно встретить немало статей, содержащих отсылку на регулирование определенной сферы отношений именно феде­ральным законом. Например, гражданство в Российской Фе­дерации приобретается и прекращается в соответствии с фе­деральным законом (ч. 1 ст. 6 Конституции РФ), система ор­ганов государственной власти республик, краев, областей, го­родов федерального значения, автономной области, автоном­ных округов устанавливается субъектами Российской Федера­ции самостоятельно в соответствии с основами конституцион­ного строя Российской Федерации и общими принципами ор­ганизации представительных и исполнительных органов госу­дарственной власти, установленными федеральным законом (ст. 77 Конституции РФ).

Федеральные законы, на которые осуществляется отсылка, не обязательно являются исключительно источником консти­туционного права. Например, в соответствии с ч. З ст. 35 Конституции РФ, «условия и порядок пользования землей опреде­ляются на основе федерального закона». Федеральный закон, на который имеется отсылка, - источник как конституционно­го, так и земельного права.

Согласно ч. 2 ст. 47 Конституции РФ «обвиняемый в со­вершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, преду­смотренных федеральным законом». Федеральный закон, ре­гулирующий данные вопросы, - одновременно источник кон­ституционного и уголовно-процессуального права.

 

Следующим за федеральным законом видом источников конституционного права Российской Федерации по их юриди­ческой силе являются нормативные правовые акты Прези­дента Российской Федерации. Президент РФ издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации, и не должны противоре­чить Конституции РФ и федеральным законам (ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 90 Конституции РФ).

К источникам конституционного права Российской Феде­рации относятся лишь отдельные, содержащие именно кон­ституционно-правовые нормы акты Президента Российской Федерации, и таких актов значительно меньше по сравнению с федеральными законами. Тем не менее, также, как и в практике ряда других зарубежных стран, нормативно-правовые акты главы Российского государства играют важную роль в качест­ве источника конституционного права.

По своей правовой природе акты Президента РФ, особенно его указы, близки к закону. Хотя указы и распоряжения Пре­зидента Российской Федерации не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам, они не называются в российском Основном законе подзаконными актами и не мо­гут быть отменены каким-либо другим органом государствен­ной власти. Их несоответствие Конституции РФ и федераль­ным законам может быть признано только в установленном законом порядке.

Близость актов Президента РФ по их юридической природе к закону вытекает из особенности компетенции главы госу­дарства. В России, как и в других странах с республиканской формой правления, глава государства, как правило, издает ак­ты не на основе и не во исполнение законов, а, так называе­мые, первичные нормативные правовые акты, непосредствен­но регулирующие конституционно-правовые отношения, ис­ходя из полномочий высшего должностного лица в области конституционного права.

В некоторых странах парламент может делегировать главе государства право на издание актов, имеющих силу законов. В России в 1990-х годах возникла практика принятия указов, восполняющих пробелы в законах.

Особенность начального этапа конституционно-правовой реформы заключалась в том, что в условиях становления но­вой законодательной власти многие вопросы решались в опе­ративном порядке указами Президента РФ, восполняющими пробелы в праве. Такая практика, только в несколько модифи­цированном виде, сохранилась и после принятия Конституции РФ 1993 года. Указы Президента могут восполнять пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законода­тельного решения, при условии, что такие указы не противо­речат Конституции и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответст­вующих актов законодателем. Вывод об этом содержится в постановлении Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 года «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и подтвержден в последующих по­становлениях Конституционного Суда.

Так, примерами подобного рода актов являются Указ Пре­зидента РФ от 7 марта 1996 года «О реализации конституци­онных прав граждан на землю», который был ограничен сро­ком действия до принятия Земельного кодекса; Указ Президента РФ от 25 мая 1992 г. «О порядке организации и прове­дения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетиро­вания», действие которого прекратится с принятием феде­рального закона, регулирующего данный круг отношений.

В первые годы после принятия Конституции РФ 1993 года Президент РФ издавал значительное число актов нормативно­го характера, которые должны были бы стать предметом фе­дерального законодательного урегулирования. Ряд ученых вы­сказывали и продолжают выражать озабоченность по поводу такого широкого нормотворчества Президента России, по сути подменяющего федерального законодателя в лице парламента. Как замечается, например, Н.В. Витруком, «есть серьезные опасения относительно «указного права» Президента Россий­ской Федерации, которое подменяет собой законы. Эта форма нормотворчества не должна расширяться (на основе, напри­мер, так называемых скрытых полномочий главы государст­ва); она должна иметь временный характер (до принятия зако­нов по регулируемым вопросам)».

Наряду с общей посылкой о возможности главы Россий­ского государства принимать акты - источники конституци­онного права, имеются случаи, когда возможность Президента РФ осуществлять регулирование по предмету данной отрасли права предусмотрена непосредственно в Конституции РФ и решениях Конституционного Суда РФ. Согласно ч. З ст. 80 Конституции РФ Президент РФ в соот­ветствии с Конституцией РФ и федеральными законами опре­деляет основные направления внутренней и внешней полити­ки государства. В порядке реализации данных полномочий указами Президента России утверждаются различные доктри­ны и концепции. Например, Указом Президента РФ от 17 де­кабря 1997 года была утверждена Концепция национальной безопасности Российской Федерации.

В соответствие с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1995 года «По делу о толковании части 2 статьи 137 Конституции Россий­ской Федерации» для включения в статью 65 Конституции РФ нового наименования субъекта Российской Федерации издается соответствующий Указ Президента Российской Федерации о приведении наименования субъекта РФ в тек­сте Конституции РФ, исходя из решения субъекта РФ, при­нятого в установленном порядке. После определения Кон­ституционным Судом РФ процедуры именно в таком по­рядке указом Президента РФ было включено в статью 65 Конституции РФ новое наименование трех субъектов Рос­сийской Федерации. Ингушская Республика и Республика Северная Осетия стали именоваться соответственно Рес­публика Ингушетия и Республика Северная Осетия - Ала­ния. Республика Калмыкия - Хальмг Тангч приобрела на­именование Республика Калмыкия.

Значительная часть нормотворческих актов Президента РФ, составляющих источник конституционного права, прини­мается главой российского государства в порядке реализации им конституционно установленных полномочий. К примеру, реализуя свое полномочие решать вопросы гражданства Рос­сийской Федерации в соответствие со ст. 89 Конституции РФ, Президент России своим Указом от 10 апреля 1992 года ут­вердил Положение о порядке рассмотрения вопросов граж­данства Российской Федерации (в редакции указов от 27 де­кабря 1993 года и 17 мая 2000 г.), издал указы от 24 октября 1994 года «О некоторых вопросах реализации Закона Россий­ской Федерации «О гражданстве Российской Федерации» и от 11 августа 1994 года. «Об основных направлениях государст­венной политики Российской Федерации в отношении сооте­чественников, проживающих за рубежом».

Указами Президента РФ утверждаются также различные положения и другие нормативные акты о государственных ор­ганах и о порядке осуществления государственной власти на территории Российской Федерации, которые имеют отноше­ние как к регулированию, так и обеспечению реализации норм конституционного права. Например, указами Президента РФ утверждены Положение об Администрации Президента Рос­сийской Федерации от 2 октября 1996 г. с последующими из­менениями и дополнениями; Положение о порядке взаимо­действия Президента Российской Федерации с палатами Фе­дерального Собрания Российской Федерации в законотворче­ском процессе от 13 апреля 1996 г., с изменениями и дополне­ниями от 15 мая 1995 г.; Положение о Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации от 18 октяб­ря 1996 г.; Положение о полномочном представителе Прези­дента Российской Федерации в Конституционном Суде Рос­сийской Ф









ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.