Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Результаты исследования и обсуждение





В группах пациентов с АСАТ показатели спермограммы были существенно хуже, чем у фертильных мужчин (p<0,05–0,01), но в большинстве случаев соответствовали нормозооспермии [8] и не отличались при различных значениях MAR-теста (см. таблицу; p>0,05). Корреляция между наличием АСАТ и отдельными показателями спермограммы слабая. Имелись различия при использовании разных методов определения АСАТ: ИКС не зависел от MAR%IgG и IgA (p>0,05), количества АСАТ в крови, по данным ELISA (p>0,05), но отрицательно связан с процентом живых гамет, покрытых АСАТ IgG, по данным ПЦМ (R=-0,29; p=0,0005). Это подтверждает данные, полученные нами ранее [12].

Клинический показатель – длительность вынужденного бесплодия (ДВБ), – наоборот, зависел от результатов MAR IgG-теста даже при нормозооспермии (R=0,39; р=0,00001); причем антитела класса IgG демонстрируют в 2 раза более сильную связь, чем IgA (R=0,20; p=0,03); корреляции ДВБ с данными ПЦМ и содержанием АСАТ в крови (ELISA) нет (p>0,05).

Эти данные свидетельствуют о том, что снижение фертильности на фоне АСАТ обусловлено главным образом функциональными нарушениями сперматозоидов и подтверждают мнение, что методы обнаружения АСАТ на подвижных гаметах наиболее значимо связаны с реальной фертильностью [8, 13].

Для характеристики оплодотворяющей способности спермы использована оценка капацитации сперматозоидов (Кс) и АР, которые являются взаимосвязанными, но двумя отдельными событиями [14].

Компьютерная оценка подвижности показала (рис. 1), что с увеличением доли АСАТ-позитивных сперматозоидов увеличиваются их прямолинейная и криволинейная скорости, амплитуда горизонтального перемещения головки, т.е. наблюдаются начальные признаки гиперактивации, которую считают проявлением Кс [15, 16]. В норме Кс происходит в женском половом тракте при действии цитокинов, прогестерона и рецепторов zona pellucida и является условием для АР – необходимого процесса для пенетрации яйцеклетки [16, 17]. Преждевременная Кс до попадания в женский организм может рассматриваться как фактор, снижающий фертильность.



Ранее было показано, что существует положительная связь между процентом АСАТ-позитивных сперматозоидов и процентом гамет, преждевременно утративших акросому [18, 19]. Согласно нашим уточненным данным, при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов имеют место нарушения двух типов: избыточность спонтанной и недостаточность индуцированной АР. Как видно на рис. 2, нередко эти нарушения наблюдаются вместе. Чем больше сперматозоидов покрыты АСАТ, тем больше выражены эти нарушения: только у 40% мужчин с иммунным бесплодием по ВОЗ сохраняется нормальная АР, что существенно меньше, чем у фертильных (p<0,001) и в группе с MAR%IgG=10–49% (p<0,01).

Остается неясным принципиальный вопрос: сами аутоиммунные реакции против сперматозоидов вызывают нарушения АР, или АСАТ взаимодействуют с гаметами, акросома которых неполноценна в результате действия каких-то других факторов – генетических или экзогенных.

Полученные данные об отрицательном влиянии аутоиммунных реакций на Кс и АР объясняют результаты исследований, в которых было получено снижение успеха оплодотворения яйцеклетки in vitro спермой с АСАТ [5, 7]. В то же время ясности в этом вопросе нет, поскольку, по мнению авторов недавнего систематического обзора и мета-анализа [20], наличие АСАТ не влияет на процент беременностей при ЭКО и переносе эмбриона.

Полученные нами данные позволяют объяснить обнаруженное некоторыми авторами увеличение процента неудачных беременностей при наличии АСАТ [2, 3]. Установлено, что при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов растет доля гамет с нарушениями структуры хромосом. В среднем, процент сперматозоидов с фрагментацией ДНК при иммунном бесплодии (MAR%>50%) в 1,6 раза больше, чем при MAR%=10–49% (р=0,003); в пределах нормы – 10 и 55% значений у пациентов этих групп (p<0,01) соответственно. Для степени фрагментации ДНК различия выражены меньше – в 1,25 раза (р=0,01); в пределах нормы – 21 и 55% образцов соответственно. Зависимость между MAR IgG и повреждением ДНК – прямая: R=0,48 (p=0,003) для процента сперматозоидов с фрагментацией ДНК и R=0,43 (p=0,007) для степени дисперсии хроматина (рис. 3).

Вероятной причиной преждевременной АР и повышенной фрагментации ДНК при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов является ОС. Известно, что избыточная продукция АФК при инфекционно-воспалительных процессах, варикоцеле, диабете и некоторых других заболеваниях приводит к повреждению мембраны сперматозоидов, снижению их подвижности и нарушению оплодотворяющей способности [21–23]. При этом АФК способны непосредственно повреждать ДНК хромосом и инициировать апоптоз сперматозоидов [23–25], в результате чего беременности чаще заканчиваются спонтанными абортами [26], могут возникать врожденные аномалии и детские раки [25, 27]. Способность АСАТ нарушать развития зародыша обсуждается давно [4], имеются подтверждающие это экспериментальные данные [28]; иммунные реакции против сперматозоидов у женщин считают фактором нарушения имплантации [29]. Но имеются ли повреждения структуры ДНК при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов, не известно. Нами впервые было установлено [22, 30], что у пациентов с иммунным бесплодием продукция в сперме АФК существенно повышена: между MAR% IgG и продукцией АФК имеется прямая зависимость (R=0,34; p=0,03); еще более сильна связь продукции АФК с количеством IgG на гаметах, по данным ПЦМ (R=0,81; p=0,0007).

Роль ОС в патогенезе мужского иммунного бесплодия подтверждает использование антиоксидантов, способных химически связать избыток АФК и предотвратить повреждение клетки. На фоне лечения происходит быстрое уменьшение доли АСАТ-позитивных сперматозоидов и нормализация АР [31].

Полученные данные уточняют патогенез снижения фертильности при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов, и заставляют более осторожно относиться к применению методов ЭКО, в т.ч. интрацитоплазматической инъекции сперматозоида при иммунном мужском бесплодии, когда имеет место ОС сперматозоидов и повышена фрагментация ДНК. Целесообразны дальнейшие исследования в этом направлении, чтобы подтвердить и количественно охарактеризовать взаимосвязь фрагментации ДНК, с одной стороны, и результатов лечения иммунного бесплодия у мужчин методами ЭКО, с другой.

Заключение

Фертильность мужчин при аутоиммунных реакциях против сперматозоидов снижена пропорционально доле подвижных гамет, покрытых АСАТ, и обусловлена функциональными нарушениями сперматозоидов: преждевременной гиперактивацией, нарушениями АР и повышенной фрагментацией ДНК, связанными с ОС.

Литература

 

1. WHO manual for the standardized investigation and diagnosis of the infertile couple. Cambridge: Cambridge University Press; 2000: 32.

2. Mazumdar M.D., Levine A.S. Antisperm antibodies: etiology, pathogenesis, diagnosis and treatment. Fertil. Steril. 1998; 70: 799–810.

3. Koide S.S., Wang L., Kamada M. Antisperm antibodies associated with infertility: properties and encoding genes of target antigens. Proc. Soc. Exp. Biol. Med. 2000; 224(3): 123–32.

4. Walsh T.J., Turek P.J. Immunologic infertility. In: Lipshuitz L.I., Howards S.S., Niederberger C.S., eds. Infertility in the male. 4th ed. Cambridge: Cambridge University Press; 2009: 277–94.

5. Francavilla F., Barbonetti A. Male autoimmune infertility. In: Krause W.K.H., Naz R.K., eds. Immune infertility. The impact of immune reaction on human infertility. New York: Springer; 2009: 145–53.

6. Божедомов В.А., Лоран О.Б., Сухих Г.Т. Этиология и патогенез мужского аутоиммунного бесплодия. ч. 1–2. Андрология и генитальная хирургия. 2001; 1: 72–7; 78–87.

7. Check J.H. Antisperm antibodies and human reproduction. Clin. Exp. Obstet. Gynecol. 2010; 37(3):169–74.

8. WHO laboratory manual for the examibation and processing of human semen. 5th ed. Geneva: WHO; 2010. 271 p.

9. Nikolaeva M.A., Golubeva E.L., Kulakov V.I., Sukhikh G.T. Evaluation of stimulus-induced acrosome reaction by two-colour flow cytometric analysis. Mol. Hum. Reprod. 1998; 4(3): 243–50.

10. Громенко Д.С., Фархутдинов Р.Р., Галимов Ш.Н. и др. Способ регистрации активных форм кислорода в семенной жидкости для оценки фертильности. Патент на изобретения № 2272291 от 20.03.2006.

11. Nieschlag E., Behre H.M., Nieschlag S., eds. Andrology. Male reproductive health and disfunction. 3rd ed. Berlin; Heidelberg: Springer-Verlag; 2010: 92; 148; 273–5.

12. Божедомов В.А., Николаева М.А., Голубева Е.Л., Бокарева Е.И., Самко А.А., Файзуллин Л.З. и др. Проблемы диагностики иммунологической причины мужского бесплодия. Проблемы репродукции. 2007; 2: 81–9.

13. Agarwal A., Said T.M. Tests for sperm antibodies. In: Krause W.K.H., Naz R.K., eds. Immune infertility. The impact of immune reaction on human infertility. New York: Springer; 2009: 155–64.

14. Li C.Y., Jiang L.Y., Chen W.Y., Li K., Sheng H.Q., Ni Y.et al. CFTR is essential for sperm fertilizing capacity and is correlated with sperm quality in humans. Hum. Reprod. 2010; 25(2): 317–27.

15. Suarez S.S. Hyperactivated motility in sperm. J. Androl. 1996; 17: 331-5.

16. Yanagimachi R. Mammalian fertilization. In: Knobil E., Neill J.D., eds. The physiology of reproduction. New York: Raven Press; 1994: 189–317.

17. Roldan E.R., Murase T., Shi Q.X. Exocytosis in spermatozoa in response to progesterone and zona pellucida. Science. 1994; 266(5190): 1578–81.

18. Божедомов В.А., Николаева М.А., Сухих Г.Т., Лоран О.Б. Влияние антиспермальных антител на мужскую репродуктивную функцию. Андрология и генитальная хирургия. 2000; 2: 25–33.

19. Feng H.L., Hang Y.B., Sparks A.E., Sandlow J.I. Characterization of human sperm antigens reacting with anti-sperm antibodies from an infertile female patients serum. J. Androl. 2008; 29(4): 440-8.

20. Zini A., Fahmy N., Belzile E., Ciampi A., Al-Hathal N., Kotb A. Antisperm antibodies are not associated with pregnancy rates after IVF and ICSI: systematic review and meta-analysis. Hum. Reprod. 2011; 26(6): 1288–95.

21. Ramya T., Misro M.M., Sinha D., Nandan D. Sperm function and seminal oxidative stress as tools to identify sperm pathologies in infertile men. Fertil. Steril. 2010; 93(1): 297–300.

22. Божедомов В.А., Громенко Д.С., Ушакова И.В., Торопцева М.В., Галимов Ш.Н., Е. Л. Голубева Е.Л. и др. Причины оксидативного стресса сперматозоидов. Проблемы репродукции. 2008; 6: 67–73.

23. Tremellen K. Oxidative stress and male infertility — a clinical perspective. Hum. Reprod. Update. 2008; 14(3): 243–58.

24. Aitken R.J., De Luliis G.N. On the possible origins of DNA damage in human spermatozoa. Mol. Hum. Reprod. 2010; 16(1): 3–13.

25. Ménézo Y., Dale B., Cohen M. DNA damage and repair in human oocytes and embryos: a review. Zygote. 2010; 18(4): 357–65.

26. Zini A., Boman J., Belzile E., Ciampi A. Sperm DNA damage is associated with an increased risk of pregnancy loss after IVF and ICSI: systematic review and meta-analysis. Hum. Reprod. 2008; 23(12): 2663–8.

27. de Jonge C.J., Barratt C.L.R., eds. The sperm cell: production, maturation, fertilization, regeneration. Cambridge: Cambridge University Press; 2006: 182.

28. Naz R.K. Effects of antisperm antibodies on early cleavage of fertilized ova. Biol. Reprod. 1992; 46(1): 130–9.

29. Cline A.M., Kutteh W.H. Is there a role of autoimmunity in implantation failure after in-vitro fertilization? Curr. Opin. Obstet. Gynecol. 2009; 21(3): 291–5.

30. Короткова И.В., Николаева М.А., Божедомов В.А., Голубева Е.Л., Крутских А.Ю., Тер-Аванесов Г.В., Сухих Г.Т. Уровень генерации свободных радикалов в образцах эякулята бесплодных пациентов. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2001; 131(6): 658–60.

31. Божедомов В.А., Николаева М.А., Ушакова И.В., Мингболатов А.Ш., Александрова Л.М., Липатова Н.А. и др. Роль процессов свободно-радикального окисления в патогенезе мужского иммунного бесплодия. Андрология и генитальная хирургия. 2010; 4: 62–6.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.