Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Производство и производительность





Производство — это процесс, посредством которого производ­ственные факторы объединяются для получения товаров и услуг, необходимых населению. Результаты производства могут изме­ряться в физических единицах (или в единицах рассматриваемых услуг) или в стоимостном — т.е. денежном — выражении. Можно сравнить, скажем, урожай двух яблоневых садов путем сравнения количества яблок, собранных в каждом из них. В то же время аналогичное сравнение урожая яблоневого сада и апельсиновой рощи будет иметь гораздо меньше смысла. Для содержательного сравнения в этом случае необходимо перевести физические едини­цы измерения в стоимостные путем умножения соответствующего количества яблок и апельсинов на их цены, чтобы определить их общую стоимость.

Производительность — это отношение полезного результата производственного процесса к объему использованных факторов производства. Как и в случае. производства, данный показатель может быть измерен в физических единицах — например, х буше­лей пшеницы с акра земли, у пуговиц в человеко-час — или же в стоимостных показателях. Для измерения совокупной факторной производительности, т.е. показателя производительности всех факторов производства, могут быть использованы только стои­мостные показатели.

Производительность факторов производства зависит от множе­ства обстоятельств. Один участок земли может быть по естествен­ным причинам плодороднее другого. Некоторые рабочие могут быть сильнее или квалифицированнее, чем другие. Производи­тельность капитала отчасти является функцией от технологии, ко­торую он воплощает: механический трактор (в исправном состоянии) гораздо производительнее, чем упряжки рабочих быков ана­логичной стоимости, а гидроэлектрический генератор намного производительнее, чем обладающие аналогичной стоимостью механические колеса, приводимые в движение энергией падающей
воды. Более того, определенные комбинации факторов производ­ства увеличивают производительность. Например, плодородие почвы может быть увеличено за счет использования удобрений — одной из форм капитала. Рабочие, снабженные соответствующими­ машинами, работают более производительно, чем те, кто работают голыми руками или с помощью примитивных орудий. В большин­стве случаев труд грамотных рабочих более производителен, чем труд неграмотных. Это соображение приводит нас к наиболее важной комбинации факторов производства, а именно, к концепции человеческого ка­питала. Человеческий капитал (но не рабский, хотя рабов в свое время также рассматривали в качестве капитала) является резуль­татом инвестиций в знания и способности или умения людей. Эти инвестиции могут принимать форму обычного школьного образо­вания или профессиональной подготовки (высшее образование — это значительное вложение в человеческий капитал), производст­венного ученичества или «обучения на рабочем месте» (т.е. прак­тики). Как бы ни приобретался человеческий капитал, различия в его уровне на душу населения между наиболее и наименее разви­тыми странами являются одним из решающих и важнейших эко­номических показателей. Эмпирические исследования в последние десятилетия недву­смысленно показывают, что рост вложений традиционных факто­ров производства лишь в небольшой степени объясняет увеличе­ние выпуска в экономически развитых странах. Другими словами, производительность всех факторов производства выросла в огром­ной степени. Чем объясняется этот рост? Выдвигались различные ответы на этот вопрос. Очевидно, что наиболее важными причи­нами являются прогресс технологии, совершенствование экономи­ческой организации на макро- и микроуровне (включая так назы­ваемую «экономию на масштабах производства») и особенно воз­росшие инвестиции в человеческий капитал. Темпы роста произво­дительности были особенно поразительными на протяжении пос­ледних ста лет, однако, как будет показано в последующих гла­вах, они были значительными на протяжении всей документиро­ванной истории человечества, и даже ранее. В данном контексте будет полезно рассмотреть несколько по­дробнее так называемый закон убывающей отдачи, который может быть более точно определен как закон убывающей предельной про­изводительности. Простой гипотетический пример проиллюстриру­ет его значение. Представим себе поле площадью 100 акров (точ­ные размеры не имеют значения). Один рабочий, используя дан­ную технологию, будь то простую или сложную, способен произ­вести, скажем, 10 бушелей зерна. Привлечение к обработке земли второго рабочего позволяет организовать простое разделение труда, в результате которого производство более чем удвоится, — например, до 25 бушелей. Таким образом, предельный продукт второго рабочего составит 15 бушелей. Третий рабочий может под­нять выпуск еще больше, до 45 бушелей, а его предельный продукт составит 20 бушелей, и так далее. Иными словами, чем больше ра­бочих привлекается к обработке поля, тем более высоким оказыва­ется их предельный продукт, но этот процесс имеет свои границы. По их достижении, чем больше рабочих привлекается к обработке поля, тем больше они мешают друг другу, вытаптывают посевы и урожай и т.д.; в результате предельный продукт сокращается. В этом и состоит смысл закона убывающей отдачи.



Теперь перенесем рассуждения этого простого примера на все общество. Мы помним, что наш пример предполагает наличие фик­сированного объема ресурсов (100 акров земли) и неизменность технологии (отсутствие инноваций, увеличивающих производи­тельность). Если в определенный момент времени общество имеет недостаточную численность населения по отношению к своим ре­сурсам, его население и доход на душу населения могут некоторое время расти далее в отсутствие технических или институциональ­ных изменений. Однако впоследствии, когда будет достигнуто пол­ное использование ресурсов, рост численности населения приведет к сокращению предельной производительности, а следовательно, и к падению реальных доходов членов общества. В такой ситуации решить проблему могут лишь значительные технические или инсти­туциональные инновации, повышающие производительность.

В 1798 г. Томас Мальтус, английский священник, ставший экономистом, опубликовал свой знаменитый «Опыт закона о на­родонаселении». В этой книге он предположил, что численность населения имеет тенденцию расти «в геометрической прогрессии» (например, 2, 4, 8...), в то время как производство продовольст­вия будет расти «в арифметической прогрессии» (1, 2, 3...). На этом основании он заключил, что при отсутствии моральных огра­ничений, таких как целибат и позднее вступление в брак (он не предвидел появления искусственных контрацептивов), и «пози­тивных» ограничителей роста численности населения (таких, как войны, голод и эпидемии), закон убывающей отдачи обрек бы большинство людей на уровень жизни, соответствующий простому прожиточному минимуму. Сейчас, спустя почти 200 лет, представ­ляется, что Мальтус был неправ, — по крайней мере в том, что касается индустриальных стран. Фактором, который не предвидел Мальтус, стало появление множества повышающих производи­тельность технологических и институциональных нововведений, которые постоянно препятствуют действию закона убывающей от­дачи. Однако для многих стран Третьего мира — беднейших из бедных — теория Мальтуса все еще соответствует горькой реаль­ности.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.