Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Экономические модели Василия ЛЕОНТЬЕВА





 

Приезжая в Россию, Василий Васильевич Леонтьев обязательно навещает Санкт-Петербург, город, в котором он родился в 1906 г. и провел первые 19 лет жизни. В беседах профессор Леонтьев часто вспоминает февраль и октябрь 1917 г., митинг у Зимнего дворца, на котором выступал Ленин. В предисловии к изданной на русском языке книге В.В. Леонтьев пишет: «Возможность поделиться своими мыслями на языке, на котором я слушал лекции и сдавал экзамены в свои студенческие годы семьдесят лет тому назад в здании старой Коммерц-коллегии Петра Великого, дает мне глубокое личное удовлетворение» (Экономические эссе: теории, исследования, факты и политика. М., 1990).

В университете Петрограда Леонтьев изучал философию, социологию и экономические науки (1921–1925), затем продолжил образование в Берлине, куда вынужден был поехать на лечение. Василий Васильевич рано начал свою трудовую и преподавательскую деятельность: нужно было добывать средства для жизни за границей. В 1927 г. ему повезло: он стал младшим научным сотрудником известного в научном мире Кильского института мировой экономики. В 1929 г. он уезжает в Китай, приглашенный на должность экономического советника при министерстве железных дорог, в 1931 г. эмигрирует в США.

С этой страной связана вся последующая творческая биография и личная жизнь В.В. Леонтьева. Он стал гражданином США, женился на американской поэтессе Эстелл Маркс. Их дочь Светлана – профессор истории искусств в Калифорнийском университете. С 1931 г. Леонтьев преподает экономику в Гарвардском университете, становится профессором, а с 1946 г. организует Центр экономического анализа, прославивший впоследствии Гарвардскую экономическую школу. В 1975 г. Василий Леонтьев получает пост директора Института экономического анализа в Нью-Йорке. В год своего 80-летия (1986) В.В. Леонтьев оставил пост директора института, но продолжал активно трудиться как исследователь, выполняя заказы многих реформирующихся стран.



Василий Васильевич Леонтьев – лауреат Нобелевской премии (1973), экс-президент Американской экономической ассоциации, член Академии наук США, Британской Королевской академии, кавалер ордена Почетного легиона Франции, ордена «Восходящего солнца» Японии, ему присвоены почетные докторские степени университетов Лозанны и Брюсселя, Парижа и Рима. В 1988 г. В.В. Леонтьев был избран иностранным членом Академии наук СССР.

Высказываясь о месте экономической науки в общественной и деловой жизни, Леонтьев подчеркивает эмпирический характер экономики, ее непременную практическую полезность. Теоретизирование требует вдохновения и навыка, а сбор фактов стоит пота и слез. Мы сталкиваемся поэтому, по мнению Леонтьева, с избытком теоретических моделей и недостаточностью базы данных. Он упрекает экономистов кембриджской школы, к которой принадлежат Дж.М. Кейнс и Дж. Хикс, в излишнем увлечении далеким от практики теоретизированием. В.В. Леонтьев опубликовал получившую широкую известность работу «Слепое теоретизирование. Методологическая критика неокембриджской школы». Имеет значение, по словам Леонтьева, прежде всего умение эффективно использовать имеющиеся факты, составлять прогнозы, определять перспективные направления научно-практического поиска. Этот подход к науке обнаружился в творчестве профессора Леонтьева с первых шагов. Будучи аспирантом Берлинского университета, Василий Леонтьев публикует свою первую научную статью, посвященную критическому анализу доклада начальника ЦСУ СССР П. Попова о балансе народного хозяйства СССР за 1923/24 г.

Делом жизни нашего соотечественника явилось создание и постоянное совершенствование метода «затраты-выпуск» (Input-Output), макроэкономической взаимозависимости, позволяющей определить и повысить эффективность народного хозяйства в целом и его отдельных составляющих. Работу отличает научная строгость, высококвалифицированное использование математики. Первая крупная монография «Структура американской экономики 1919–1929 гг.», опубликованная в 1944 г., где излагаются начала нового метода экономического анализа, принесла В.В. Леонтьеву лавры подлинного новатора.

Надо сказать, что 30-е гг. были периодом взлета в истории мировой экономической мысли. Научная общественность, да и вообще читающая публика, находилась под влиянием идей великого англичанина Джона Мейнарда Кейнса. И вот на экономическом небосклоне по другую сторону Атлантики засияла новая звезда первой величины, появился ученый, который поставил американскую экономическую науку на высший пьедестал. В послевоенные годы модель «затраты-выпуск» стала для корпораций и государственных служб США инструментом, позволившим рационально прогнозировать экономический рост, структурные изменения и занятость. В 50–60-е гг. аналитический метод «затраты-выпуск» применяется уже в большинстве стран мира, в международных расчетах и сопоставлениях, проводимых учреждениями ООН.

В чем же состоит суть этого метода?

Исходной посылкой и движущей силой послужила предложенная еще в XIX в. французским экономистом Леоном Вальрасом теория общего равновесия. «Теория общего равновесия, – пишет В.В. Леонтьев, – т.е. анализ взаимной зависимости всех производящих и потребляющих единиц, которые составляют национальную (или мировую) экономику, является стержнем современной экономической науки». Взаимозависимость отраслей, сфер хозяйства, стран можно представить в виде системы уравнений.

Ключевая модель «затраты-выпуск» предполагает существование перекрестной зависимости. Если мы вслед за В.В. Леонтьевым условно разделим экономику на 44 сектора, то обнаружится связь между факторами производства (капитал, труд, услуги, природные ресурсы), с одной стороны, и стадиями производственного процесса, изготовлением промежуточных продуктов, вплоть до конечных товаров, поступающих в потребление, – с другой. Взаимосвязь секторов можно представить в виде таблицы или баланса, получившего название шахматного (в нашей экономической науке более употребителен термин «межотраслевой баланс»). Вторую ступень модели составляют так называемые «технические коэффициенты» (их около 200). Они выводятся из первой секторальной ступени и представляют количественные и качественные параметры взаимосвязей. Объясняя вторую ступень, В.В. Леонтьев вспоминает расписание поездов, где указывается, откуда и куда следует состав, время прибытия, встречные станции. Третья, результирующая ступень – это система уравнений, известная в экономической науке как «инверсия Леонтьева». Система уравнений достаточно сложна и громоздка, но она позволяет ответить на вопрос: сколько требуется затрат каждого сектора, чтобы обеспечить общее приращение валового продукта на один доллар. Вопрос можно сформулировать и иначе: чего и сколько должен затратить каждый из секторов, чтобы увеличить выпуск тех или иных конкретных изделий. Издержки подсчитываются как в материальном, так и в денежном выражениях.

«Инверсия Леонтьева» раскрывает внутренний механизм экономики, позволяет выявлять размеры спроса на различные товары и, главное, его перспективы, отрабатывать квалифицированную экономическую политику. В процессе совершенствования и усложнения модели «затраты-выпуск» был создан динамический вариант системы, учитывавший технический прогресс, перестройку промышленности, изменения ценовых пропорций. Модель была переведена на гибкие коэффициенты. Эта работа оказалась весьма успешной еще и потому, что параллельно с научным поиском совершенствовалось компьютерное обеспечение.

Фундаментальными трудами по экономическому моделированию явились публикации Леонтьева: «Экономика затрат-выпуска» (1966); «Новый взгляд на экономику» (1967); «Экономическая система в эпоху перелома» (1976); «Экономические эссе: теории, исследования, факты и политика» (1977). Последняя из вышеперечисленных работ была в 1990 г. опубликована на русском языке.

Шахматные балансы В. Леонтьева доказали свою жизнеспособность и применительно к регионам, американским штатам и даже отдельным городам. Вместе с тем они были приняты в качестве аналитического метода Всемирным банком при подготовке планов его кредитной деятельности и предложений по бюджетной политике для стран – членов организации.

Логика исследовательского поиска вывела В.В. Леонтьева на мировой уровень экономики. И снова творческий гений позволяет сделать открытие. Применяя новую методику, В.В. Леонтьев доказывает, что если принять во внимание весь комплекс прямых и косвенных затрат, то экспорт из США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт, хотя в США квота инвестиций достаточно высока, да и уровень зарплаты достаточно высок. Получается, что для США выгоднее экспортировать труд и импортировать капитал. Внешнеторговые преимущества, известные еще со времен Рикардо, обнаруживают свой условный, относительный характер. «Парадокс Леонтьева» стал источником новых размышлений и более глубокого анализа мировой торговли. В.В. Леонтьев возглавил группу экспертов, подготовивших по заказу ООН доклад-прогноз «Будущее мировой экономики». Он был переведен на русский язык и опубликован у нас еще в 1979 г. Исходными для анализа явились данные за 1970 г., а в прогнозе давались оценки на 1980, 1990 и 2000 гг. Доклад должен был стать основой «стратегии развития» и создания нового экономического порядка, разрабатывавшихся под эгидой ООН.

Профессор Леонтьев принадлежит к первому ряду ученых-экономистов, выразивших озабоченность состоянием окружающей среды. Используя опыт моделирования, он показывает взаимосвязь, существующую между хозяйственной активностью и состоянием среды обитания. Еще в своей Нобелевской лекции, посвященной проблемам мировой экономики в свете шахматных балансов, Леонтьев выделяет загрязнение окружающей среды в самостоятельный сектор шахматного баланса. Задача состояла в доказательстве того, что введение строгих мировых стандартов необходимо и неизбежно, а с точки зрения экономической эффективности даст возможность развивающимся странам заметно повысить занятость, хотя и потребует некоторых жертв со стороны потребления. Особым вниманием к экологическому фактору проникнута и книга «Будущее мировой экономики». В работе содержится группировка стран и регионов, находящихся, судя по основным экономическим показателям, на разных ступенях развития, и предлагаются два альтернативных сценария их развития к 2000 г. Предполагалось, например, что разрыв между индустриально развитыми и развивающимися странами в доходе на душу населения сократится с 12 : 1 до 7 : 1.

Экспертные оценки свидетельствовали о том, что расходы на борьбу с загрязнением окружающей среды напрямую зависят от размера душевого дохода. В странах Африки, страдающих от засухи и эрозии почвы, доход на душу населения не превышал в 1970 г. 167 долл. в год против 2000–4000 долл. в мире индустриально развитых государств. Согласно прогнозу, душевой доход в странах засушливой Африки должен повыситься до 436 долл. Но темпы выброса твердых отходов будут в странах с низким доходом все же возрастать на 6% в год, содержание вредных примесей в воде – на 7% в год, между тем как темпы загрязнения воздуха и воды в Северной Америке и Европе останутся до конца века примерно на том же уровне (2–3%), со слегка понижательной тенденцией. Что касается капитальных затрат в очистном секторе, то их доля по отношению к совокупному капиталу повысится в Западной Европе до 3,9%, почти до 4% – в Японии, до 2,6% – в Советском Союзе (в 1970 г. последний показатель, поданный ООН, составлял 1,3%).

Разумеется, прогнозы содержали приблизительные оценки и основывались на том видении мира, которое господствовало среди ученых в середине 70-х гг. Предвосхитить глобальные социально-политические сдвиги, которыми характеризовалось последнее десятилетие, было весьма затруднительно.

В общем и целом прогноз относительно более быстрого экономического роста развивающихся стран оправдывается, хотя в этом регионе произошла значительная дифференциация, выделилась группа государств, которые называются «новыми индустриальными». Это – Юго-Восточная Азия, Аргентина, Бразилия, ряд стран Ближнего Востока. По душевому продукту они соперничают со странами Европы и Северной Америки. Дифференциация привела также к тому, что терминология 70-х гг. – «третий мир», «развивающийся мир» – вряд ли подходит к сегодняшней структуре мира.

Не оправдался, по понятным причинам, и прогноз развития стран «централизованно планируемой экономики». Составлявшая в 1970 г. их доля в мировом материальном производстве – 21% – должна была увеличиться до 27% к 1990 г. идо 29% к 2000 г.

Василия Васильевича мы часто встречали на международных конференциях, посвященных экономике разоружения, проблемам конверсии военного производства. Он видел свою задачу в том, чтобы, используя шахматные балансы, методику «затраты-выпуск», рассчитать издержки производства оружия, его воздействие на смежные отрасли, а также определить наиболее рациональный подход к конверсии, удешевить ее и сберечь рабочие места. В соавторстве с Ф. Дахиным были опубликованы работы: «Военные расходы» (1983) и «Перспективы автоматизации труда» (1986). В конце 80-х гг. В.В. Леонтьев участвовал в первых проектах широкомасштабной конверсии военного производства и экономических преобразований России.

Важной сферой деятельности Василия Васильевича на всех этапах была подготовка научных кадров. Он сделал много доброго для молодых ученых России, проходивших стажировку в Гарварде и Нью-Йорке.

Научные достижения нашего выдающегося соотечественника стали классикой при его жизни. Сознавать это приятно, хотя творческий ресурс В.В. Леонтьева применительно к российской экономике далеко не исчерпан.

Завершая этот короткий очерк, хочется привести некоторые высказывания профессора Леонтьева, имеющие прямое отношение к нашей экономической практике.

«Я увлекаюсь парусным спортом, и когда объясняю студентам, как функционирует экономика, то сравниваю ее с яхтой в море. Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер – это заинтересованность, руль – это государственное регулирование. У Советского Союза ветер не наполнял паруса, а тогда и руль не помогал. Самое трудное состоит в том, чтобы найти правильное соотношение между ответственными действиями предприятий и государства».

В.В. Леонтьев сравнивает руководителей наших государственных предприятий, которые привыкли к плановым поставкам и не способны самостоятельно находить поставщиков и потребителей, с пингвинами, которых очень трудно научить летать.

И еще слова, оброненные Василием Васильевичем невзначай, как что-то само собой разумеющееся: «Попытка запрета использовать доллар во внутреннем обороте России так же бессмысленна, как и введение запрета на самогоноварение». Совсем недавно наравне с национальными деньгами доллары ходили в Южной Корее, Израиле; понятно, что и доверие к американской валюте было там несравненно выше, чем к национальной. Сейчас эта двойственность денежного обращения в прошлом, и произошло это не по приказу, но просто потому, что внутреннее товарное предложение уравновесило денежную массу, а экспорт товаров и услуг придал стабильность курсу национальной валюты.

Василий Васильевич Леонтьев скончался 5 февраля 1999 г. в Нью-Йорке. Статья памяти нашего соотечественника «Экономический гений XX в.» академика РАН А. Гринберга опубликована в журнале «Вопросы экономики» (1999. № 3).

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.