Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Государственно-административная система. Армия.Упадок Османской империи





В XVII—XVIII вв. Османская империя представляла собой феодальную деспотию во главе с султаном-халифом. Среди государственных институтов особый вес имели военное ведомство, налоговое (оно же финансовое) и по делам религии, во главе которого стоял шейх улъ-ислам. Турецкое правительство, состоящее из великого везира, руководителей ведомств и приближенных к султану лиц, а также дворец, в котором оно помещалось, носило официальное название «Баб-и-Али» («Высокие врата»). С легкой руки французов за Османской империей в Европе укрепилось название «Блистательная»или «Высокая порта»,или просто «Порта»(врата).

Большую роль в управлении империей играло высшее мусульманское богословие (улемы). Владея обширными фондами вакуфных земель с прикрепленными к ним крестьянами, оно не только обслуживало интересы господствующего феодального класса, но и являлось его влиятельной прослойкой. В руках улемов находились все судебные органы, а также просвещение, имевшее исключительно богословский характер. Вся культурная жизнь страны находилась под жесткой опекой богословия, преследовавшего малейшее проявление свободомыслия.

В административном отношении Османская империя делилась на области (вилайеты) и вассальные земли — пашалыки — в Африке и Аравии. Наместники провинций и областей, эмиры и паши, объединяли в своих руках военную и гражданскую власть; они держали себя как полунезависимые властители, имели свой двор, свое войско, вводили особые местные налоги, взимали таможенные сборы и даже иногда чеканили монету. Жили они и управляли по принципу «сам себе падишах». Гнет пашей часто вызывал крестьянские восстания, подавляемые с большой жестокостью.



Османская империя вела постоянно захватнические войны и вооруженную борьбу с народными движениями внутри страны. Поэтому армия играла большую роль в государственной жизни. «Могущество и сила в государстве и в войске» — таков был девиз турецких феодалов.

Вооруженные силы Османской империи состояли из рыцарской конницы (сипахи), янычарской пехоты и флота, к которым присоединялись войска военно-ленных феодалов.

Однако в XVII—XVIII вв., в то время, когда европейские страны и их армии быстро развивались, армия экономически отсталой Турции не могла в полной мере сохранить свою боеспособность и начала терпеть поражения. Не отдавая себе отчета в подлинной причине неудач, правящие круги Турции пытались преодолеть военные трудности численным увеличением армии и, прежде всего, янычар. Они встали на опасный путь наделения янычар различными привилегиями, что лишь содействовало упадку воинской дисциплины, увеличивало их претензии и привело к их постоянному и пагубному вмешательству в государственные дела. Все это подорвало боеспособность янычарского войска.

Турция в XVII—XVIII вв. неуклонно превращалась в отсталое военно-феодальное государство, внутренняя организация которого вступила в процессе разложения. Но и в этот период Турция продолжала вести захватнические войны. Однако теперь возможности внешнего грабежа значительно сократились, а народы, которым империя угрожала, оказывали ей решительное сопротивление. Захватнические войны больше не давали турецким феодалам новых обширных территорий и новых данников. Войны истощали Турцию и обостряли процесс внутреннего разложения.

Поскольку войны больше не приносили крупной добычи турецким феодалам, они стали с гораздо меньшей охотой исполнять военную службу и старались под всяким предлогом откупиться от нее. Официальные документы конца XVII — начала XVIII в. свидетельствуют, что займы и тимариоты стали выставлять не больше 10 тыс. ополченцев, да и то в основном из пленных и рабов, тогда как раньше феодальное ополчение достигало 120—150 тыс. воинов. Все это служило одной из важнейших причин обострения борьбы между султанской властью и феодалами за передел ленных владений.

В XVII — начале XVIII в. передовые страны Европы вступили на новый путь развития, а в империи сохранились средневековые формы производства, примитивная, рутинная техника сельского хозяйства и ремесла. В то же время увеличивающийся ввоз иностранных товаров, а также предметов роскоши привел к тому, что феодалы, ощущая нужду в деньгах для приобретения этих товаров, повышали ренту и усиливали эксплуатацию крестьянства.

Если раньше феодалы присваивали весь прибавочный продукт крестьянского труда, то теперь они захватывали и значительную часть необходимого продукта, вследствие чего разорение крестьянского хозяйства приняло катастрофические размеры.

В XVII—XVIII вв. натуральная форма налогов все в большей степени замещалась денежной. В поисках денег на выплаты налогов крестьяне чаще были вынуждены обращаться к ростовщикам, что еще больше способствовало разорению и закабалению крестьянского хозяйства и росту ростовщичества.

Чтобы увеличить свои доходы, феодалы стремились расширить размеры своих поместий. Отсюда ожесточенная борьба между турецкими феодалами и крестьянами, так как первые захватывали земли последних. Острая борьба шла и между феодалами за передел ленов.

Наряду с крестьянским хозяйством приходило в упадок и местное ремесло. Некоторые отрасли турецкого ремесла не могли больше конкурировать с европейским мануфактурным производством. С большим трудом в XVII и особенно в XVIII в. удерживалась сильно расшатанная цеховая организация.

Упадок коснулся даже таких важных отраслей, как рудное дело, изготовление вооружения (ружья, пушки, ядра), постройка военных судов и чеканка монет.

Разорение крестьянского и ремесленного хозяйства вызывало рост народного недовольства, и восстания крестьян систематически происходили во всех частях империи, часто сливаясь с народно-освободительными движениями, также развернувшимися повсеместно. Гнет турецких феодалов вызывал особо острое противодействие в наиболее развитых частях империи, а именно в странах, населенных славянами, греками, грузинами и армянами, где под влиянием более тесных экономических связей с соседними европейскими странами

хозяйственный и культурный уровень населения был выше, чем в большинстве других османских владений. Мощные освободительные движения против османского гнета здесь начали принимать к концу XVIIIв. национально-освободительный характер.

Усилилась и борьба арабских народов против турецкого гнета. Еще в 1628 г. Йемен фактически отделился от Османской империи. Борьба развертывалась во всех африканских владениях империи. Не прекращалась борьба против турецких властей и в Ираке. Общая картина распада дополнялась взаимной борьбой феодальных клик и непрерывными янычарскими мятежами.

Правящие феодальные круги были твердо уверены, что предотвратить распад государства, укрепить султанскую власть и ликвидировать народные восстания можно только путем возрождения былого военного могущества империи и возобновления захватнических войн.

В частности, эту политику стали проводить верховные ве-зиры из семьи Кепрюлю, приблизившиеся к власти во второй половине XVII в. История Турции этого времени заполнена беспрерывными войнами и подавлением восстаний. Турция вела войны с Венецией (1645—1669 гг.) за захват о. Крит; с Австрией (1663—1664 гг.); с Польшей (1672 г.); с Россией (1677—1678 гг.) за Украину и с коалицией держав (1683— 1698 гг.). Новым в этих войнах было то, что теперь основное внимание уделялось странам Восточной Европы, включая Россию (против которой также активно вовлекали в борьбу вассальное Крымское ханство). В то же время Турция умело пользовалась поддержкой Англии и Франции, которые поощряли ее агрессию в Восточной Европе.

Эти войны уже не приносили побед ослабевшей империи. Наоборот, она терпела и сокрушительные поражения, самое страшное из которых произошли под стенами Вены. В 1682 г. турки вмешались в австро-венгерский конфликт, поддержав Эмериха Текелли, восставшего против Австрии. Это послужило поводом к австро-турецкой войне, в которой на стороне Австрии выступила Польша.

В 1683 г. турки под предводительством верховного везиря Кара-Мустафы Кепрелю разбили австрийцев на тс /ятории Венгрии и вопреки советам Текелли вторглись в пределы Австрии и осадили Вену. Вена была в отчаянном положении,

потому что городские стены из-за ветхости не могли выдержать длительной осады, а гарнизон в 20 тыс. солдат вряд ли мог устоять против превосходивших сил противника. Но польский король Ян Собесский сумел скрытно подвести к австрийской столице саксонскую пехоту и польскую конницу и обрушился на турок с тыла. В результате разгром был сокрушительный: турки потеряли 20 тыс. убитыми. Разгневанный султан приказал доставить ему голову везиря.

Разгром турецких вооруженных сил под стенами Вены не был случайностью в истории Турции. Это был неизбежный результат длительного и далеко зашедшего упадка турецкого военно-феодального государства. Военные неудачи немедленно отразились на внутреннем положении Турции. Балканские народы (особенно после поражения турок от войск Евгения Савойского при р. Тисса) открыто взялись за оружие. Османские войска были изгнаны из Венгрии и Трансильвании, Подо лий, части Долмации и Морей. Россия получила в результате этих событий Азов.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.