Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Характеристика предприятий А и Б





Показатель Предприятие А Предприятие Б
Рыночная цена одной акции, ден. ед.
Количество обыкновенных акций, тыс.
Рыночная стоимость компании, млн ден. ед.
Доход на одну акцию, ден. ед.
Чистая прибыль, млн ден. ед.

 

В примере P/Ea предприятия А составляет: 20/8 = 5/2 = 2,5; Р/ЕБ пред­приятия Б — 16/8 = 2. Доходы на одну акцию предприятий А и Б равны, хотя возможны и другие варианты.

До слияния количество обыкновенных акций предприятия А достига­ло 4 млн, предприятия Б — 2,5 млн. В таком случае чистая прибыль предприятия А будет: 8 ■ 4 млн = 32 млн ден. ед. предприятия Б: 8 ■ 2,5 = = 20,0 млн ден. ед.

Теперь можно рассчитать доход на акцию нового образования. Если акционеры предприятия Б согласятся продать акции по курсу, то они полу­чат 16/20 или 4/5 доли своего капитала в акциях предприятия А. Следова­тельно, при слиянии предприятие А должно выпустить дополнительно акций в количестве: 2,5 млн ■ 4/5 = 2 млн акций для акционеров предприятия Б. Предположим, что совокупный доход после слияния увеличится в 1,2 раза. Рассчитаем доход акционеров после слияния в расчете на одну акцию:

Доход на _ Совокупный доход

одну акцию Число акций, находящихся в обращении (32 + 20) • 1,2 52 • 1,2 62,4

_------- ——---- _ —-— _ —— _ 10,4 ден. ед.

4+2 6 6

Итак, доход на одну акцию возрос. Однако акционеры приобретаемо­го предприятия Б могут потребовать надбавку за слияние. Насколько от­ношение P/Еа приобретающего предприятия А больше Р/ЕБ приобретае­мого предприятия Б, настолько появляется возможность платить надбав­ку за слияние с целью поощрения сделки. В случае согласия акционеров предприятия А платить надбавку за слияние в полном размере акционеры предприятия Б обменяют свои акции на акции предприятия А в меновом отношении 1:1, т.е. акционеры Б получат 2,5 млн акций предприятия А. Вновь созданное объединение АБ будет иметь 6,5 млн (4,0 + 2,5) акций, а текущий доход в расчете на одну акцию нового образования уменьшится.



Этот процесс называется «размывание» собственности, когда число акций завышается по сравнению со стоимостью прежних акций: 62,4/6,5 = 9,6 ден. ед., т.е. получен меньший доход на акцию. Выгодно ли слияние в данном случае? Сделка может не потерять своей привлекательности даже в том случае, когда этот показатель уменьшится и будет ниже, чем до слия­ния. Здесь необходимо, чтобы будущий доход в результате слияния увели­чивался по возрастающей, а затраты снижались. Тогда растущая эффек­тивность позволит компенсировать издержки от завышенной цены на но­вые акции, которые предстоит вручить акционерам приобретаемого предприятия Б.

Необходим расчет динамики дохода на акцию вновь образованного объединения при самых разных возможных вариациях будущих доходов и курсов акций. Так, если период времени для возмещения затрат на приоб­ретение предприятия Б растягивается по сравнению с ростом дохода на акцию, то скорее всего от предприятия Б придется отказаться. Особенно это важно в условиях российской экономики.

Конечно, когда речь идет о слиянии как основы процесса формирова­ния ФПГ, то налицо ограниченность рассматриваемого примера. Ведь может сливаться значительное число предприятий различных сфер эконо­мической деятельности. Поэтому финансовый анализ и расчет выигрышей и издержек от слияний существенно усложняются, как и подсчет дохода на одну акцию (P/E). При слиянии (присоединении) необходимо учитывать и другие факторы: качественный состав управленческого персонала приоб­ретаемого предприятия, количественную и качественную характеристики персонала, сравнительный анализ сливающихся предприятий с позиций совместимости финансовой отчетности и управленческой информации, амортизационные регламентации, динамику затрат, нормы прибыли, до­хода до и после слияния.

Возможен вариант, когда слияние проводится на основе обмена акция­ми между предприятиями-участниками. Тогда издержки определить слож­нее. Предположим, что предприятие А предлагает за предприятие Б 2,5 млн акций вместо 40 млн ден. ед. Так как курс акции (рыночная цена одной акции) предприятия А до объявления слияния составлял 20 ден. ед., а рыноч­ная стоимость предприятия Б — 40 млн ден. ед., то издержки можно оценить следующим образом:

Возможные издержки = 2,5 млн акций • 20 ден. ед. - 40 млн ден. ед. =

= 10 млн ден. ед.

Однако реальные издержки не всегда совпадают с возможными, по­тому что могут произойти изменения в рыночной цене одной акции пред­приятия А после объединения. Уже известно, что слияние привело к эко­номическому выигрышу в 25 млн ден. ед. Тогда:

Выгода = PVАБ - (PVA + РУБ) = 145 - (80 + 40) = 25 млн ден. ед.

Теперь можно рассчитать рыночную цену одной акции и рыночную стоимость нового образования после слияния:

Новая цена 145 млн ден. ед. 145

« _-------------------------- _------ _ 22,3 ден. ед.

одной акции 4 + 2,5 6,5

Реальные издержки слияния в примере рассчитываются следующим образом:

Реальные издержки = 2,5 млн акций • 22,3 ден. ед. - 40 млн ден. ед. = = 55,75 - 40 = 15,75 млн ден. ед.

Существует еще один способ определения издержек слияния. Суть его заключается в оценке и расчете выигрыша акционеров предприятия Б. Они стали акционерами нового предприятия (объединения) АБ, имея 2,5 млн акций, или 38,5% капитала нового образования. Поэтому их выигрыш со­ставляет:

0,385 • 145 млн ден. ед. - 40 млн ден. ед. = 15,75 млн ден. ед.

С учетом полученного:

Издержки = X • PVАБ - PVg.

Мировая хозяйственная практика показывает, что при объединении пред­приятий могут быть многочисленные уловки и случаи экономической недо­бросовестности, т.е. попытки одной из договаривающихся сторон извлечь односторонние преимущества за счет другой. Например, прямое надуватель­ство, использование информации, доступной лишь одной стороне, сокры­тие истинных намерений во время обсуждений сделки и составления догово­ра, избирательная трактовка неоднозначных положений договора. Поэто­му каждой стороне в процессе ведения сложных деловых переговоров приходится контролировать выполнение договорных обязательств другой стороной. В таком случае затраты на контроль (проверка отчетности, про­ведение бухгалтерской ревизии т.д.) могут возрасти. Все обстоятельства, которые могут возникнуть при слиянии, невозможно предугадать, но попы­таться свести к минимуму можно. Необходимо приспосабливаться к любым неожиданным обстоятельствам по мере их появления безотносительно к причинам, их порождающим (свои упущения или чужие действия, не под­контрольные участникам сделки). Стороны могут предусмотреть в догово­ре деление непредвиденных расходов в заранее оговоренной пропорции.

Процессу слияния и потере своего статуса могут сопротивляться ме­неджеры, которые изобретают «отравленные пилюли» — сложные финан­совые ловушки, нацеленные на гипотетических захватчиков предприятия. Например, стремясь обеспечить самовыкуп предприятия, занижают рыноч­ную стоимость предприятия, увеличивают его долги. Данный мировой опыт уже перенимают российские предприятия и объединения. «Отравленные пилюли» находят своеобразное использование в российской экономике. Компании начинают использовать свои долги в качестве давления на пра­вительство. Так «Сургутнефтегаз» в свое время включила в правила зало­гового аукциона пункт, по которому победитель должен был разделить с ней бремя долга (1 трлн руб.) и тем самым исключила из аукциона сторон­них конкурентов[64].

Своеобразный «акулий репеллент» — защиту компании от вражеского поглощения — проводят российские компании путем укрупнения своих ак­ций и сведения числа акционеров до узкого круга лиц. К примеру, в Новго­родской области крупнейшее ОАО «Акрон» провело консолидацию путем превращения 29000 акций номиналом 1000 руб. (до деноминации) в одну акцию номинальной стоимостью 29 млн руб. Число акционеров «Акрон» сократилось с многих тысяч до 500 тыс. Другое акционерное общество «Центр медицинской косметики» умудрилось консолидировать 777 акций в одну при общем числе 3108. В результате в уставном капитале общества ос­тались всего четыре акции и один акционер — руководитель предприятия[65]. Оставив правовую сторону дела юристам и недоработкам законодательства, можно отметить, что предприятия и особенно их руководители будут все­гда проявлять изобретательность, не желая присоединиться.

В связи с этим в мировой практике используются меры по смягчению ударов управленцам — «золотые парашюты» — высокие выходные по­собия на случай непредвиденных потерь менеджмента при слиянии. Так, акционеры компании «Ревлон» предложили президенту компании 35 млн долл. выходного пособия при поглощении ее другой компанией. Собствен­но «золотые парашюты» используются для откупа от старых менеджеров, чтобы предотвратить их влияние на производство. Эта практика должна найти применение в российской действительности. Иногда лучше прово­дить практику отступа, избавления от старого директорского корпуса, чем жить после слияния в состоянии вечной войны, как это, например, происходит во многих нефтяных компаниях, не по своей воле присоеди­няемых к ФПГ.

Процесс формирования ФПГ в российской экономике находится еще в той стадии, когда говорить об эффективном объединении капиталов еще рано. Макроэкономическая среда характеризуется высоким уровнем не­стабильности и неопределенности экономических процессов, что находит выражение в резком изменении рынков сбыта и условий конкуренции, от­сутствии и противоречивости информации, исчезновении привычных ком­муникаций, накоплении острых социальных конфликтов, политическом дележе.

Эффективному объединению капитала в рамках ФПГ в определенной степени мешает отсутствие опыта, знаний и собственной методики оценки слияний, имеющих свою специфику в России.

Соответствующие зарубежные методики использовать затруднитель­но ввиду различий (в том числе терминологических) в области бухгалтер­ского учета и финансов. Несоответствие бухгалтерской и финансовой от­четности правилам рыночного механизма не всегда позволяет проводить финансовый анализ согласно международным стандартам.

Объективной оценке экономических событий мешают стереотип мыш­ления и специфика управленческого персонала, участвующего в объеди­нительных процессах. Предстоят не только разработка новых подходов к оценке интеграционных процессов, но и длительная, и кропотливая про­цедура формирования элитного управленческого персонала ФПГ, умею­щего работать в новых условиях, новыми методами при сдерживании соб­ственных амбиций для пользы общего дела. России нужны современные менеджеры, такие, как Ли Яккок, Генри Форд, настроенные без громких слов на волну экономического патриотизма и защиты отечественного про­изводства.

Выводы

Становление рыночных отношений в российской экономике и форми­рование нормально функционирующего рыночного механизма ставят за­дачи оценки всех реализуемых объектов, в том числе капитала финансово- промышленных групп. Финансово-промышленный капитал (капитал ФПГ) представляет собой систему интегрированного капитала, отражающую статутное слияние предприятий и учреждений различных сфер хозяйство­вания.

Необходимость оценки капитала финансово-промышленных групп воз­никает в случаях объединения капиталов при формировании группы, при­соединении (отделении) различных звеньев, слиянии групп, определении положения ФПГ в отрасли, на внутреннем и внешнем рынках.

Оценке капитала финансово-промышленной группы соответствует его денежная стоимость с учетом доходов, которые должна приносить сово­купность капиталов различных функциональных форм.

Особенности оценки финансово-промышленного капитала определя­ются следующими обстоятельствами: оценке подлежит как система капи­тала, так и отдельные ее элементы; выведение из структуры ФПГ отдель­ных элементов капитала не должно трансформировать группу; капитал ФПГ — это инвестиционный товар, вложения в который осуществляются с целью отдачи в будущем; инвестиционная привлекательность финансо­во-промышленного капитала определяется затратами по формированию системы и рыночными факторами; потребность в капитале зависит от внут­ренней организации группы и внешней среды.

Сложность оценки финансово-промышленного капитала заключается в том, что контроль над объединением хозяйствующих субъектов и выго­ды от него должны иметь все участники образования.

Финансово-промышленную группу можно понимать как совокупность контрольных прав и прав собственности, технологий и активов, обеспечи­вающих с определенной вероятностью будущие доходы. Внешняя форма выражения этих прав проявляется в их оформлении в акционерный капи­тал и реализации прав собственности акционеров в регулярном получении доходов в виде дивидендов. Поэтому оценка капитала ФПГ может ориен­тироваться на капитализацию акций, определяемую как произведение ры­ночной стоимости акций, находящихся в обращении, на их количество.

Процесс оценки капитала ФПГ включает: определение целей оценки, сбор и анализ полученной информации, выбор метода оценки и саму оценку.

Конечная цель оценки капитала ФПГ — расчет и обоснование его ры­ночной стоимости в соответствии с задачами формирования, расширения группы, слияния групп, определения финансового положения ФПГ. Поэто­му оценка рыночной стоимости должна учитывать случаи оценки паев акций приобретаемых предприятий, определения правомочности эмиссии новых акций, регулярной переоценки финансового положения ФПГ.

Наиболее приемлемым для оценки капитала ФПГ является доходный подход. Целью объединения различных хозяйствующих субъектов в груп­пу служит рост доходов на инвестированный капитал в долгосрочном пе­риоде. При оценке рыночная стоимость должна соотноситься с доходами.

Чтобы оценить, насколько хорошо принятое решение о слиянии, надо проект с позиции экономической выгоды. Экономическая выгода имеет место только в том случае, если рыночная стоимость нового образова­ния интегрированного капитала, возникшего в результате слияния (при­соединения), будет выше, чем сумма стоимостей предприятий до их объе­динения. Если слияние не ведет к заметной экономической выгоде, то сто­имость объединения будет равна сумме стоимостей предприятий до их слияния.

Контрольные вопросы

1. Чем вызвана необходимость оценки капитала финансово-промышлен­ных групп?

2. Кто непосредственно заинтересован в оценке капитала ФПГ?

3. Каковы особенности оценки капитала финансово-промышленных групп?

4. В каких целях осуществляется оценка капитала ФПГ? Какие виды стоимости при этом используются?

5. Почему оценка капитала ФПГ может ориентироваться на капитали­зацию акций?

6. Зачем ведется оценка слияний с позиции экономической выгоды? Спосо­бы подсчета издержек слияний.

Тесты

1. Лица, заинтересованные в оценке капитала ФПГ:

а) налогоплательщики;

б) инвесторы;

в) правительство;

г) таможенники.

2. Вид стоимости, соответствующий выявлению истинной картины финансового положения ФПГ:

а)ликвидационная стоимость;

б) инвестиционная стоимость;

в) балансовая стоимость;

г) рыночная стоимость.

3. Какой показатель лучше использовать при оценке капитала вновь созданной ФПГ:

а) рентабельность акций (D/Р);

б) цену - прибыль (Р/Е);

в) прибыль на акцию (EPS);

г) дивидендный выход (DP).

4. Что собой представляет капитализация: а) произведение акций и дивидендов;


б) произведение акций, находящихся в обращении, и их рыночной сто­имости;

в) произведение акций, находящихся в обращении, и прибыли на акцию;

г) произведение акций и их балансовой стоимости: 5. Показатель, отражающий оценку бизнеса ФПГ:

а) отношение чистой прибыли к количеству обыкновенных акций;

б) отношение цены акций к прибыли;

в) отношение реализованной продукции к капитализации;

г) отношение дивиденда к цене акции.

Задачи

1. Основные показатели финансовой деятельности (ден. ед.) в 1999 г.

Чистая выручка от реализации 11378

Чистая прибыль 864

Дивиденды по привилегированным акциям 19 Прибыль для распределения среди держателей обыкновенных акций 845

Рыночная стоимость собственного (акционерного) капитала 6142

Среднее количество акций (млн), находящихся в обращении 108,7

Цена акции, долл. 56,50

Прибыль на акцию, долл. 7,77

Дивиденд на акцию, долл. 1,53

Рассчитать показатели:

1. EPS (прибыль на акцию).

2. Р/Е (цену - прибыль).

3. D/P (рентабельность акций).

4. DP (дивидендный выход).

5. Отношение объема реализуемой продукции к рыночной стоимости (капитализации) — оценка бизнеса.

2. На основе приведенных данных рассчитать экономическую выгоду и издержки в процессе слияния двух предприятий a и b, если суммарная сто­имость нового объединения будет 60 млн ден. ед.:

Показатель Предприятие a Предприятие b
Рыночная цена одной акции, ден. ед.
Количество акций, тыс.
Рыночная стоимость предприятия, млн

 

а) предприятие a планирует уплатить в денежной форме за предприя­тие b 7 млн ден. ед.;

б) предприятие a планирует предложить предприятию b вместо 5 млн ден. ед. 200 тыс. акций.

Мировая практика оценочной деятельности при антикризисном управлении активами

Рост стоимости компаний и плохие активы

Оценочная деятельность и трансферт активов

Методы продажи нефункционирующих активов

В большинстве стран мира созданы системы разрешения неплатежес­пособности организаций должников, если они не способны погасить свои обязательства перед кредиторами. Даже экономический кризис можно рассматривать как крайнее обострение отношений должников и креди­торов. Имеются два варианта решения: кредиторы выбирают ликвида­цию или оздоровление должника. Появление признаков неплатежеспо­собности у предприятия или кредитно-финансовой организации связыва­ют с наличием нефункционирующих активов (non-performing assets). Такие активы не приносят дохода и (или) не участвуют в процессах про­изводства товаров и предоставления услуг. Накопление нефункциониру­ющих активов до критического объема приводит к неспособности долж­ника погасить свои обязательства в сроки и в объемах, установленных национальным законодательством.

ГЛАВА 18

Нефункционирующие активы являются следствием многих внешних и внутренних причин. Динамика этих активов во многом обусловлена макро­экономическими (спад—подъем), секторальными (кризис финансового и корпоративного секторов) причинами, уровнем развитости рынка таких активов, эффективностью правовой системы. Например, в период финансо­вого кризиса 1997—1999 гг. в большинстве азиатских стран нефункциони- рующие активы увеличились более чем в 3 раза. В Японии проблема «пло­хих» долгов существует в кризисном состоянии больше 10 лет. Ведущие япон­ские банки, долгое время занимавшие первые места в списке крупнейших банков мира, оказались с 90-х гг. в кризисе именно из-за гигантской суммы таких активов низкого качества. По разным оценкам, их активы низкого качества составили в последние годы около 150 трлн иен. В свое время они активно предоставляли кредиты под обеспечение имущества заемщиков. Падение стоимости недвижимости в 90-е гг. привело к массовой неспособ­ности заемщиков обслуживать эти долги до настоящего времени.

Управление нефункционирующими активами осуществляется в адек­ватных организационно-правовых условиях, при рыночном поглоще­нии (растворении) их. Современная западная экономическая теория про­должает уделять внимание будущей роли крупного бизнеса. По мере роста капитализации компании на базе концентрации производства и капитала одновременно увеличивается угроза накопления активов низкого качества. Рост корпоративных долгов часто трансформируется в увеличение нефункционирующего имущества диверсифицированной компании.

Падение фондовых индексов и «испарение» десятков миллиардов дол­ларов фиктивного капитала лишь радикально, по-рыночному разрешило проблему соотношения функционирующих и нефункционирующих акти­вов. Абсолютные и относительные оценочные показатели стоимости ком­паний позволяют выбирать направление инвестиций и кредитов: вкла­дывать средства в материнскую мультидивизионную корпорацию или пре­доставлять капитал более эффективно — в активы высокодоходной бизнес-единицы.

Появление новых подходов и методик управления компаниями на ос­нове управления стоимостью их активов является современной попыт­кой оценки привлекательности и доходности ожидаемых инвестицион­ных возможностей. Вместе с тем внедрение в научный и практический оборот «акционерной стоимости» продолжает наталкиваться на извеч­ную рыночную проблему соотношения активов низкого и высокого ка­чества, а также, что особенно характерно для нашей страны, — на вне­экономические риски. Миноритарные и институциональные инвесторы постоянно гадают о недооценке или переоценке капитала в новых про­дуктовых или технологических проектах. Как часто вначале модные ин­вестиционные проекты приводили к разрушительному изменению чис­той текущей стоимости или внутренней ставки доходности и последую­щему закрытию «окна» финансирования.

Мировая практика выработала несколько процедур реструктуризации просроченных корпоративных долгов: досудебные (в том числе индивиду­альные или централизованные) и судебные процедуры. Реструктуризация происходит как на рыночных, так и нерыночных принципах решения. Уча­стниками этого процесса в разных конкретных сочетаниях выступают: со стороны частного сектора — кредиторы и должники, арбитражные управ­ляющие, оценщики, ликвидаторы, аудиторы, реализаторы, специальные компании управления или оздоровления активов и т.п.; со стороны госу­дарства — правовые институты власти, специализированные кредитные институты, иногда центральный банк (например, Банк Англии). Восста­новление нефукционирующих активов является, как правило, бизнесом с нулевым выигрышем. Формируется конкурсная масса, которой должно хватить для реализации прав требования кредиторов.

В России после финансового кризиса 1998 г. образовалась огромная величина корпоративных долгов. Иностранными инвесторами только портфельных инвестиций в российскую экономику было возможно на огромную сумму — более чем 100 млрд долл. Должниками выступили многие кредитно-финансовые и нефинансовые корпорации, федеральная и региональные власти и т.д.

Традиционным обеспечением дебиторской задолженности служат ре­альное имущество, различные финансовые инструменты — доходные и ликвидные, а также возможные будущие денежные потоки предприятий, например от экспорта их продукции.

Управление корпоративным долгом осуществляется в различных фор­мах: можно сразу продать долг с большим дисконтом (большую помощь здесь стали оказывать некоторые российские банки и факторинговые фир­мы). В Китае специальные компании, управляющие активами низкого качества, предлагают в разных случаях продажу нефункционирующих активов с дисконтом от 10% до 90%, но обычно около 30%.

Покупка (бизнес) у японских банков активов низкого качества в эти годы пользуется популярностью у международных инвестиционных бан­ков. Лидирует на этом рынке американский банк «Меррилл Линч», кото­рый ищет, оценивает, ведет переговоры по покупке активов низкого ка­чества с дисконтом. Его партнер «Лоун Стар Фонд» затем управляет при­обретенными активами. По данным Министерства юстиции Японии, управлением (оценка — покупка — учет — инкассо) активов низкого качества занимаются 48 обслуживающих компаний, в том числе до 30 иностранных, готовых инвестировать до 1 млрд долл. Большинство сде­лок по приобретению оформлено конфиденциально, а информация о ры­ночных сделках трудно доступна. Огромным спросом у управляющих компаний пользуются специалисты-оценщики и кредитные менеджеры.

Можно держать задолженность до срока погашения в надежде на доб­росовестность или финансовое оздоровление заемщика. Например, мно­гие японские банки продолжают сохранять в своих кредитных портфе­лях «плохие» ссуды в надежде на радикальное улучшение конъюнктуры страны. Они надеются, что в результате заемщики смогут их погасить без потерь.

Можно обменять задолженность на другие финансовые инструменты с пролонгацией погашения. Можно обменять долг на акции или реаль­ные активы. Так, 4 ведущих японских банка приобрели вновь выпущен­ные акции крупной строительной компании «Хазама» в обмен на пога­шение ее долгов перед ними на сумму почти в 1 трлн иен.

В определенных условиях можно начать судебное разбирательство, исполнительное производство или конкурсное производство. По нашему мнению, в Арбитражном суде Москвы преобладающей формой исков и судебных дел являются дела о взыскании с ответчика определенной сум­мы долга.

□ 18.1. Оценочная деятельность в системе антикризисного управления

Один из видов антикризисного управления — оценочная деятельность. Антикризисное управление нефункционирующими активами подразумева­ет как реабилитацию, так и ликвидацию их. Этот процесс может проходить четыре стадии: распродажу, списание, оздоровление, реструктуризацию.

Для эффективной продажи активов нужен относительно развитый вто­ричный рынок их, который (при его фактическом отсутствии) должен быть организован государством и (или) саморегулируемым финансовым инсти­тутом в пространстве и времени. В результате будет выполняться одна из важнейших рыночных функций — перераспределение ресурсов и рисков.

Списание банковского актива происходит путем удаления его 100%- ного резерва из баланса. Это становится оправданным, если отсутству­ют перспективы возврата актива или затраты на его оздоровление или управление меньше, чем его рыночная стоимость. Только в 2002 г. япон­ские банки были вынуждены списать более 40 млрд долл. безнадежных долгов, что сильно сократило их собственный капитал. Последний со­стоит преимущественно из акционерной стоимости и налоговых креди­тов, или «отсроченных налоговых активов» в терминологии американс­кой системы стандартов учета. Фондовый рынок Японии в последние годы не способствует приросту акционерного капитала. Налоговые кредиты предоставляются банкам, если они платят налоги с прибыли. Прибыль также испаряется из-за накопленных нефункционирующих активов.

Оздоровление (восстановление) нефункционирующих активов осуществ­ляется по инициативе, как правило, управляющего в рамках арбитражного процесса с помощью удержания и реализации залогового имущества от дан­ного актива или продажи других активов должника для возмещения части или всей стоимости нефункционирующих активов. Наличие эффективной си­стемы правосудия и рыночных механизмов оказывает огромное влияние на оценку и реализацию рыночной или ликвидационной стоимости имущества.

Реструктуризация нефункционирующих активов предполагает ши­рокий спектр переговоров с дебиторами с целью восстановления способ­ности последних обслуживать и погасить долг. Переговоры ведутся по изменению условий первоначального кредитного договора с предостав­лением взаимных уступок, которые в конечном счете выгодны двум сто­ронам. Важным здесь является условие превышения экономических вы­год от восстановленного актива над его ликвидационной стоимостью.

Значение оценочной деятельности в процессе антикризисного управ­ления велико. Оценка способствует эффективности финансовой реструк­туризации, восстановлению ликвидности, коммерческому доверию и кре­дитной дисциплине, препятствуя фиктивному банкротству и другим про­тивоправным действиям. Оценочная деятельность ускоряет как процесс финансового оздоровления, снижая премию за риск кредитной организа­ции и удешевляя стоимость капитала, так и процедуры банкротства, вос­станавливая рыночную способность объективно оценивать индивидуаль­ный риск кредиторов банка-банкрота.

Оценка активов по рыночной стоимости нормализует деятельность вто­ричных рынков активов, не способствует вытеснению высококачествен­ных активов нефункционирующими активами. Ведь эффективное антикри­зисное управление на базе развитой оценочной инфраструктуры способ­ствует формированию и поддержанию рыночных ориентиров для переоцененных или недооцененных активов, например недвижимости или срочных продаж имущества. В результате рыночные участники могут адек­ватно определить необходимость дальнейшего сохранения этих активов.

Мировая практика выработала различные подходы для решения проблемы реструктуризации корпоративных долгов. В разных стра­нах созданы компании по управлению или оздоровлению активов. Они призваны минимизировать финансовые издержки общества, осо­бенно в условиях финансовых кризисов, максимизировать стоимость кредитно-финансовых институтов, подлежащих реструктуризации. Что­бы как можно успешнее достичь цели, компании должны эффективно отделять нефункционирующие активы от активов высокого качества.

В определенной мере им это удается по следующим причинам. Управ­ляющие компаний специализируются на реструктуризации в отличие от универсальных банков, предоставляющих разные услуги. Достигается экономия на масштабе операций по оздоровлению активов, концентри­рующихся в этих компаниях. Централизация проблемных активов обес­печивает их удачную секьюритизацию. Позиции компании по управле­нию или оздоровлению активов относительно должников и кредиторов укрепляются при реализации залогов в обеспечение кредитов.

Компании по управлению или оздоровлению активов выполняют три главные задачи: банкротство несостоятельных организаций; реструкту­ризацию слабых финансовых институтов; приватизацию государствен­ных пакетов в коммерческих организациях.

Банкротство несостоятельных организаций. Например, Федеральная кор­порация страхования депозитов (США) по закону может принимать активы банков-банкротов и заниматься их ликвидацией и эмитировать сертифика­ты приемки для вкладчиков и других кредиторов для дальнейшего получе­ния доли в чистой выручке от реализованных активов. В России активно ведется дискуссия о роли АРКО не только в реструктуризации проблемных банков, но и в ликвидационных процессах в банковской системе.

Реструктуризация слабых финансовых институтов. Часто оптималь­ным становится отделение слабого банка от управления его нефункцио- нирующими активами путем создания независимой в операционных, фи­нансовых и легальных отношениях от банка структуры в виде «плохого» банка, которому передаются эти активы. Например, интерес представля­ет деятельность шведской компании «Секурум», которая, являясь дочер­ней компанией по управлению активами крупного банка «Нордбанкен», получила от него около 3 тыс. ссуд под залог недвижимости. С помощью государственных средств выкупа и собственных акций «Секурум» уда­лось успешно обслужить эти ссуды.

Приватизация государственных пакетов в коммерческих организа­циях. Примером здесь служит французский консорциум реализации, со­зданный для приобретения нефункционирующих активов одного из круп­нейших французских коммерческих банков «Креди Лионе» в качестве его дочерней компании до приватизации этого банка в 1999 г.

Современное антикризисное управление нефункционирующими акти­вами может осуществляться по трем основным направлениям с модифи­кациями в разных странах внутри этих направлений.

Во-первых, прямая покупка отдельных активов с дисконтом и их пос­ледующее управление вплоть до инкассо обязательств или их списания.

Во-вторых, управление активами низкого качества на основе финан­сового инжиниринга (реструктуризации) с последующей продажей (фи­нансированием) реструктурированных долгов.

В-третьих, государственная финансовая помощь в форме прямого выкупа активов низкого качества или санации капитала.

Реструктурированные кредиты, или «транзитные» кредиты в азиатс­кой финансовой терминологии, должны быть обеспечены денежными по­токами от предложенных инвесторам новых инвестиционных проектов. Реструктуризация кредитов низкого качества осуществляется в два этапа.

На первом этапе кредиторы и посредники участвуют в переговорах, презентациях, маркетинге, роудшоу в разных финансовых столицах мира, формируя по возможности оптимальную бизнес-модель, генерирующую денежные потоки в обеспечение реструктуризации активов.

Иногда на этот своеобразный первичный рынок реструктурированных кре­дитов подключаются органы местной власти. Они могут предложить в струк­турированную схему акционерные пакеты государственных предприятий или объекты недвижимости. Например, в 2001 г. китайская компания по управле­нию активами «Хуаронг» представила к реструктуризации портфель из 330 местных заемщиков, охватывающий более 3 тыс. отдельных ссуд. Около 60% портфеля было обеспечено государственными объектами недвижимости и другим залоговым имуществом, расположенными в Пекине и других перс­пективных провинциях, для привлечения международных инвесторов. Дру­гая китайская компания по управлению активами «Синда» реструктурирова­ла нефункционирующие активы 60 тыс. компаний в сферах промышленнос­ти, инфраструктуры и недвижимости. Одновременно она стала крупнейшим акционером в 180 корпорациях при обмене долга на акции.

На втором этапе на вторичный рынок купли-продажи выносятся пер­вично реструктурированные активы. Старые участники стараются при­влечь новых кредиторов и инвесторов. На этом этапе могут возрасти рис­ки, ведь кредиторы продают кредиторам продукты финансового инжи­ниринга. Так, чтобы снизить риск международного инвестирования, ки­тайские власти предлагают либерализовать репатриацию прироста меж­дународных капиталовложений в реструктуризованные активы. Одно­временно международные инвесторы рассчитывают получить до 30% доходности на вложенный капитал на вторичном рынке.

При значительной угрозе кредитно-финансовой системе страны государ­ство может выкупить нефункционирующие активы у банков по завышен­ным ценам или, наоборот, с дисконтом. Например, в последние годы в Таи­ланде примерно 20% всех кредитов — нефункционирующие. Государство выкупило часть банков, другие, менее значимые помогло продать в част­ные руки. Кроме того, оно создало Национальную корпорацию управления активами для скупки нефункционирующих активов на сумму в 30 млрд долл.

В Японии государство проводит масштабное санирование банковско­го капитала. Только в последние годы банки получили миллиарды долла­ров (в 1999 г. — 7,5 трлн иен) от государственных фондов в форме покуп­ки их акций, главным образом привилегированных (с фиксированными дивидендами, но без права голосования). Тем не менее по международным рекомендациям Базельского комитета по банковскому надзору именно обыкновенные акции являются лучшей формой «всегда доступного» ка­питала для поглощения безнадежных долгов.

□ 18.2. Оценочная деятельность и трансферт активов

Роль оценочной деятельности в управлении компанией или оздоров­лении активов возрастает. Отделение активов низкого качества от про­чих активов позволяет рынку более точно оценивать стоимость банков. Это особенно важно для самих банков при привлечении средств по ры­ночным ставкам процента.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.