Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА БЫВШЕГО НАЧАЛЬНИКА III ОТДЕЛА ГЕРМАНСКОЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА ФРАНЦА ФОН БЕНТИВЕНЬИ ОТ 28 ДЕКАБРЯ 1945 г.





 

[Документ СССР-230]

 

О подготовке Германией военного нападения на Советский Союз впервые я узнал в августе 1940 года от руководителя германской разведки и контрразведки адмирала Канариса. В неофициальной беседе, происходившей в служебном кабинете Канариса, он сообщил мне, что Гитлер Приступил к проведению мероприятий для осуществления похода на Восток, о котором он объявил еще в 1938 году в своем выступлении на Берлинском совещании гаулейтеров.

Далее Канарис сказал мне, что теперь эти замыслы Гитлера начали Принимать реальные формы. Видно это хотя бы из того, что дивизии германской армии в большом количестве перебрасываются с запада к восточным границам и, согласно специальному приказу Гитлера, размещаются на исходных позициях предстоящего вторжения в Россию.

В конце нашей беседы Канарис предупредил меня о чрезвычайной секретности его сообщения о планах подготовки нападения на Советский Союз.

Далее, примерно в октябре 1940 года, Канарис также в одной из неофициальных бесед рассказал мне, что фельдмаршал Браухич и генерал Гальдер по приказу Гитлера разработали общий план подготовки войны против Советского Союза.

О том, что все мероприятия, касающиеся подготовки нападения на СССР, будут носить условное наименование план «Барбаросса», Канарис тогда не говорил мне. Это условное наименование стало мне известно несколько позже из других источников.

Из проходивших через мои руки служебных документов было видно, как в постепенное развитие плана, о котором мне сообщил Канарис, производилась дальнейшая переброска войск на восток и близ советско-германской границы создавались материальные базы с большими запасами продовольствия, горючего, боеприпасов и другого военного имущества.



В связи с этим я еще в ноябре 1940 года получил от Канариса указание активизировать контрразведывательную работу в местах сосредоточения германских войск на советско-германской границе.

Согласно этому указанию, мною тогда же было дано задание органам германской военной разведки и контрразведки «Абверштелле», «Кенигсберг», «Краков», «Бреслау», «Вена», «Данциг» и «Познань» усилить контрразведывательную работу.

Таким образом, с ноября 1940 года я, не будучи еще официально извещен о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом, фактически включился в подготовку к этой войне.

Официально о подготовке Германией войны против Советского Союза я был поставлен в известность в конце января или в начале февраля 1941 года на одном из очередных совещаний у Канариса. В конце этого совещания Канарис предложил остаться начальникам отделов и сообщил нам, что согласно сведениям, полученным им от фельдмаршала Кейтеля, Гитлером отдан приказ о подготовке германских вооруженных сил к войне с Советским Союзом и назначен срок окончания этой подготовки — начало мая 1941 года.

В связи с этим сообщением Канарис предложил начать подготовку к нападению на Советский Союз и по линии абвера, в соответствии С конкретными заданиями, которые будут даны каждому из начальников отделов персонально.

Одновременно Канарис предупредил об исключительной секретности сообщения.

На этом секретном совещании присутствовали: начальник иностранного отдела и одновременно заместитель Канариса — адмирал Брюкнер, начальник абвер-1 полковник (ныне генерал) Пиккенброк, начальник абвер-2 полковник Лахузен, начальник центрального отдела и одновременно начальник штаба Канариса полковник Остер и я — Бентивеньи.

В мае 1941 года полковник Остер, придя ко мне в кабинет, передал мне для сведения письменный приказ оперативного отдела генштаба, предписывавший разработать мероприятия по усилению контроля за работой телефонно-телеграфной связи с нейтральными странами и междугородней внутри Германии.

На приказе имелся гриф «во исполнение «плана Барбаросса».

Передавая приказ, полковник Остер объяснил, что «план Барбаросса> охватывает собой все мероприятия, связанные с подготовкой Германией войны против Советского Союза.

Приказ был подписан заместителем начальника штаба оперативного руководства верховного командования вооруженных сил генералом Варлимонтом.

По своему служебному положению я не имел возможности ознакомиться с самим «планом Барбаросса», однако, несмотря на это, содержание его мне было известно по отдельным устным и письменным доносениям служебного и внеслужебного характера. Донесений этих было много, и восстановить их сейчас в памяти я не могу, но мне было известно, что «план Барбаросса» предусматривал военную, экономическую и политическую подготовку Германии к войне против СССР.

Что касается руководимого мною абвер-3, то я в марте 1941 года получил от Канариса следующие установки по подготовке к проведению «плана Барбаросса»:

а) подготовка всех звеньев абвер-3 к ведению активной контрразведывательной работы против Советского Союза, как-то: создание необходимых абвергрупп, расписание их по боевым соединениям, намеченным к действиям на Восточном фронте, парализация деятельности советских разведывательных и контрразведывательных органов;

б) дезинформация через свою агентуру иноразведок в части создания видимости улучшения отношений с Советским Союзом и подготовки удара по Великобритании;

в) контрразведывательные мероприятия по сохранению в тайне ведущейся подготовки к войне с Советским Союзом, обеспечению скрытности перебросок войск на Восток.

В мае 1941 года подготовка и проведение всех указанных мероприятий, касавшихся участия военной контрразведки в реализации плана «Барбаросса», были мною в основном закончены, о чем я лично в присутствии Канариса доложил фельдмаршалу Кейтелю. Проделанная мною работа Кейтелем была одобрена.

Показания записаны мною собственноручно Бентивеньи

 

ИЗ ПИСЬМЕННОГО ЗАЯВЛЕНИЯ БЫВШЕГО ГЕНЕРАЛА ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ МЮЛЛЕРА[136]

 

[Документ СССР-149]

 

...Подготовка к нападению на Советский Союз началась еще в июле 1940 года. В то время я был первым офицером штаба армейской группировки «Ц» в Дижоне (Франция). Командующим был генерал-фельдмаршал фон Лееб. В состав этой армейской группировки входили 1, 2 и 7 армии, являвшиеся оккупационными войсками во Франции. Кроме того, во Франции находились армейская группировка «А» (Рундштедт), имевшая задачей подготовку операции «Морского льва» (десанта против Англии), и армейская группировка «Б» (фон Бок). В течение июля штаб армейской группировки «Б» был переведен на Восток (Познань). Штабу армейской группировки «Б» были переданы переброшенные из Франции (из состава оккупационных войск) 12 армия, 4 армия, 18 армия и еще несколько корпусов и около 30 дивизий. Из этого числа несколько дивизий было взято из армейской группировки «Ц».

Непосредственно после кампании на Западе ОКХ отдало приказ о демобилизации 20 дивизий. Приказ этот был отменен, и 20 дивизий не были демобилизованы. Вместо этого они по возвращении в Германию были уволены в отпуск и таким образом держались наготове на случай срочной мобилизации.

Оба эти мероприятия — перевод около 500 тысяч человек на границу с Россией и отмена приказа о роспуске около 300 тысяч человек — доказывают, что уже в июле 1940 года существовали планы военных действий на Востоке.

Следующим приказом, свидетельствующим о подготовке Германии к нападению на Советский Союз, явилось изданное в сентябре 1940 года письменное распоряжение ОКХ о формировании в Лейпциге новой армии (11-й), нескольких корпусов и около 40 пехотных и танковых дивизий. Формирование этих соединений производилось с сентября 1940 года командующим резервной армией (генерал-полковником Фроммом), частично это формирование производилось во Франции, главным же образом в Германии. К концу сентября 1940 года ОКХ вызвало меня в Фонтенбло. Оберквартирмейстер 1 генерального штаба сухопутных сил генерал-лейтенант (впоследствии фельдмаршал) Паулюс передал мне, пока что в устной форме, приказ о том, что мой штаб (из армейской группировки «Ц») должен быть к 1 ноября переведен в Дрезден, а штаб 2 армии (генерал-полковник Вейхс), входивший в состав этой армейской группировки, — в Мюнхен (также к 1 ноября)...

Задача заключалась в руководстве военной подготовкой вновь формируемых вышеуказанных 40 дивизий. Согласно этому приказу, подтвержденному впоследствии письменным приказом за подписью начальника генерального штаба Гальдера, перевод частей был проведен в установленный срок. При нападении на Советский Союз эти 40 дивизий были введены в действие...

Поскольку действительной задачей армии являлась подготовка к нападению на Советскую Россию, то на первом плане стоял вопрос об обучении войск офицерами генерального штаба в соответствии с этим планом.

В конце января 1941 года я был командирован телеграфным приказом начальника генерального штаба Гальдера на военные игры в Сен-Жермен (около Парижа), в армейскую группировку Рундштедта. Задачей военной игры было наступление из Румынии и Южной Польши в направлении на Киев и к югу от него. Игра велась с расчетом на участие и румынских войск. В основном военная игра соответствовала условиям будущего приказа о стратегическом развертывании сил... Руководителем военной игры был начальник штаба армейской группировки Рундштедт. Присутствовали: Рундштедт, Гальдер, начальники штабов: 6-й армии — полковник Гейм, 11-й армии — полковник Валер, танковой группы Клейста — полковник Цвиглер и несколько генералов танковых войск. Военная игра происходила в месторасположении армейской группировки Рундштедта примерно с 31 января по 2 февраля 1941 г. Игра показала необходимость сильной концентрации танковых сил...

 

ИЗ ПИСЬМЕННЫХ ПОКАЗАНИИ БЫВШЕГО ПОЛКОВНИКА ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ ЭРВИНА ШТОЛЬЦЕ[137]

 

[Документ СССР-231]

 

В марте или апреле 1941 года мой начальник—руководитель отдела абвер-2 полковник (ныне генерал) Лахузен[138] вызвал меня к себе в служебный кабинет и поставил в известность о том, что вскоре предстоит военное нападение Германии на Советский Союз, и в связи с этим предложил мне использовать все данные о Советском Союзе, которыми располагал отдел абвер-2, для проведения необходимых мероприятий по диверсии против СССР.

При этом Лахузен заявил мне, что необходимо хранить все сказанное им о подготовке нападения на Советский Союз в строжайшем секрете. Далее я получил указание от Лахузена организовать и возглавить специальную группу под условным наименованием «А», которая должна была заниматься подготовкой диверсионных актов и работой по разложению в советском тылу, в связи с намечавшимся нападением на СССР.

В то же время Лахузен дал мне для ознакомления и руководства приказ, поступивший из штаба оперативного руководства вооруженных сил, подписанный фельдмаршалом Кейтелем и генералом Иодлем (или генералом Варлимонтом по поручению Кейтеля, —точно не помню), содержавший основные директивные указания по проведению подрывной деятельности на территории СССР после нападения Германии на Советский Союз.

Данный приказ был впервые помечен условным шифром «Барбаросса». В дальнейшем все мероприятия по подготовке войны против Советского Союза именовались условно «Операция Барбаросса».

В приказе указывалось о том, что в целях нанесения молниеносного удара против Советского Союза абвер-2 при проведении подрывной работы против СССР должен использовать свою агентуру для разжигания национальной вражды между народами Советского Союза.

Выполняя упомянутые выше указания Кейтеля и Иодля, я связался С находившимися на службе в германской разведке украинскими националистами и другими участниками националистических фашистских группировок, которых привлек для выполнения поставленных выше задач.

В частности, мною лично было дано указание руководителям украинских националистов германским агентам Мельнику (кличка «Консул-1») и Бандере организовать сразу после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международное общественное мнение о происходящем якобы разложении советского тыла.

Нами были подготовлены также специальные диверсионные группы для подрывной деятельности в прибалтийских советских республиках.

Так, например, германской агентуре, предназначенной для заброски в Литву, была поставлена задача захватить железнодорожный туннель и мосты близ г. Вильно, а германские диверсионные группы, предназначенные для действий в Латвии, должны были захватить мосты через реку западная Двина.

Все захваченные, таким образом, не разрушенные противником стратегические объекты должны были удерживаться нашими диверсионными I группами до подхода регулярных германских войск.

Одновременно я совместно с Лахузеном приступил к организации и укомплектованию отделов абвер-2 при германских армиях и группах армий, сосредоточенных на восточных границах Германии. В задачи этих I отделов входила организация и проведение диверсионной работы в тылу советских войск.

Мне также известно и о том, что германские разведорганы, именовавшиеся «Абверштелле», «Кенигсберг», «Варшава», «Краков» и «Кригсорганизацион Финлянд» в связи с подготовкой нападения на СССР получили указание от начальника германской военной разведки и контрразведки адмирала Канариса максимально активизировать свою разведывательную деятельность против Советского Союза.

Для более успешного руководства всей разведывательной работой германских войск, предназначавшихся для вторжения в СССР, германской военной разведкой в конце мая 1941 года был организован специальный разведывательный орган под названием штаб «Валли», который дислоцировался вблизи Варшавы.

Кроме того, была подготовлена для подрывной деятельности на советской территории специальная воинская часть — учебный полк особого назначения «Бранденбург-800», подчиненный непосредственно начальнику абвер-2 Лахузену.

В задачу этого созданного в 1940 году специального соединения входил захват оперативно важных объектов: мостов, туннелей, оборонных предприятий и удержание их до подхода авангардных частей германской армии. При этом вопреки международным правилам ведения войны личный состав полка, укомплектованный главным образом за счет зарубежных немцев, широко использовал применение обмундирования и вооружения армий противника для маскировки своих операций.

В процессе подготовки нападения Германии на СССР командование полка «Бранденбург-800» также запасало предметы обмундирования и вооружения Красной Армии и организовывало отдельные отряды из числа немцев, знающих русский язык.

Таковы, в общих чертах, известные мне мероприятия, проведенные отделом абвер-2 к моменту нападения на Советский Союз.

Должен указать и на то, что все намеченные руководством абвер-2 мероприятия в связи с «операцией Барбаросса» адмирал Канарис докладывал фельдмаршалу Кейтелю, который, как мне известно от Лахузена, утверждал их.

Из числа других мероприятий верховного командования германской армии по реализации операции «Барбаросса» мне известно совещание представителей всех видов германских вооруженных сил, под председательством заместителя начальника штаба оперативного руководства верховного главнокомандования вооруженных сил Германии генерала Варлимонта, в котором я принимал непосредственное участие.

Совещание это состоялось в начале мая 1941 года в местечке Крампниц, близ г. Потсдама; на нем кроме генерала Варлимонта и его сотрудников присутствовали начальник отдела пропаганды германских вооруженных сил — полковник (впоследствии генерал) фон Ведель, представители абвера — полковник Рудольф, полковник Лахузен и я, а также представители трех видов вооруженных сил, кто именно — не помню.

Выступая от имени генерал-полковника Иодля, Варлимонт предложил участникам совещания разработать наиболее эффективные мероприятия по маскировке подготовки нападения на Советский Союз.

В ходе обсуждения этого вопроса совещание пришло к выводу, что необходимо замаскировать подготовку нападения на Советский Союз под видом проведения ложных мероприятий по реализации плана «Морской лев», то есть плана высадки десанта на Британские острова.

В этих целях был намечен перевод значительной части германского военно-морского флота в порты на французском и немецком побережье Северного моря, а также концентрация авиационных соединений на французских аэродромах.

Таким образом, концентрация больших контингентов германских войск на советско-германской границе должна была выглядеть как отвлекающая мера, маскирующая мероприятия по реализации плана «Морской лев».

Предложения, выработанные на этом совещании, были направлены Кейтелю и Иодлю, которые их затем докладывали Гитлеру.

Лахузен мне говорил, что предложенный нами план был в основном утвержден Гитлером и принят к выполнению.

Показания написаны мною собственноручно Штольце

 

ИЗ ЗАПИСИ БЕСЕДЫ БЫВШЕГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА РУМЫНИИ ИОНА АНТОНЕСКУ С ПОДСУДИМЫМ РИББЕНТРОПОМ, СОСТОЯВШЕЙСЯ 12 ФЕВРАЛЯ 1942 г.[139]

 

[Документ СССР-233]

 

...Я без колебаний подчеркнул, что еще с сентября, когда я взял управление страной, располагая поддержкой только со стороны гр-на Михая Антонеску, я заявил, не спросив у своего народа, что мы должны вести политику присоединения к странам оси; я сказал, что это единственный пример в истории народов, когда два человека осмеливаются сделать открытое заявление и призвать свой народ вести такую политику, которая, несомненно, должна была бы показаться гнусной.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.